Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сравнительно-возрастные особенности депрессивного синдрома

Сравнительно-возрастные особенности депрессивного синдрома

У детей дошкольною возраста депрессии проявлякмся вегета­тивными и двигательными нарушениями, так как этому возрасту свойственны именно эти формы реагирования.

В более раннем возрасте депрессии еще менее напоминают де­прессии. Дети вялы, двигательно беспокойны, аппетит нарушен, наблюдаются потеря массы тела, нарушения ритма сна.

Депрессивные состояния могут возникнуть при эмоциональ­ной депрессии, лишении ребенка контакта с матерью. Например, при помещении ребенка в лечебное учреждение вначале у него возникает состояние двигательного возбуждения с плачем, отчая-

100 Часть II. Общая психопатология

нием, затем появляются вялость, апатия, отказ от еды и игр, склонность к соматическим заболеваниям Такие состояния чаще обозначаются как «анаклитическая депрессия».

Аналитическая депрессия возникает у детей в возрасте 6— 12 мес, разлученных с матерью и находящихся в плохих условиях сущест­вования, проявляется адинамией, анорексией, снижением или исчезновением реакции на внешние раздражители, задержкой развития психики и моторики.

У детей раннего возраста выделяют адинамическую и тревож­ную депрессии Адинамическая депрессия проявляется вялостью, медлительностью, монотонностью, безрадостным настроением, тревожная — плаксивостью, капризностью, негативизмом, двига­тельным беспокойством (Башина В.М.).

В дошкольном возрасте преобладают вегетативные и двига­тельные расстройства, но внешний вид детей свидетельствует о пониженном настроении: страдальческое выражение лица, поза, тихий голос. В этом возрасте отмечаются суточные колебания в самочувствии, появляются ипохондрические жалобы на неприят­ные ощущения в различных частях тела. Выделяют несколько ва­риантов депрессий в зависимости от преобладающих расст­ройств.

У детей младшего школьного возраста на первый план высту­пают нарушения поведения вялость, замкнутость, потеря инте­реса к играм, трудности в усвоении школьного материала. У неко­торых детей наблюдаются раздражительность, обидчивость, склонность к агрессии, прогулы школы. Жалоб на тоску у детей выявить не удается. Могут наблюдаться «психосоматические эк­виваленты» — энурез, снижение аппетита, похудание, запоры.

В пубертатном возрасте уже обнаруживается депрессивный аффект, который сочетается с выраженными вегетативными рас­стройствами, головными болями, нарушениями сна, аппетита, запорами, стойкими ипохондрическими жалобами. У мальчиков часто преобладает раздражительность, у девочек — подавлен­ность, слезливость и вялость.

В пубертатном возрасте клиническая картина депрессии приближа­ется к депрессивным состояниям у взрослых, но менее отчетлива идеа-торная (ассоциативная) заторможенность. Больные достаточно актив­но высказывают идеи самообвинения и ипохондрические жалобы.

Особенности депрессивных синдромов позднего возраста связа­ны с изменениями психической деятельности человека и обуслов­лены биологическими процессами возрастной инволюции Для де­прессий позднего возраста характерна своеобразная «сниженность и измельчание» расстройств, отсутствие депрессивной самооценки и депрессивной переоценки прошлого (прошлое воспринимается

Глава 8. Эмоциональные расстройства 101

чаще как благополучное и счастливое), преобладание опасений за здоровье, страх перед материальными затруднениями. Это отражает возрастную «переоценку ценностей» (Штернберг Э.Я.)

В позднем возрасте выделяют депрессии простые с затормо­женностью и тревожные. Просше депрессии с возрасюм встре­чаются реже и увеличивается число тревожно-ипохондрических и тревожно-бредовых состоянии Наибольшее число депрессивных состоянии с тревогой приходится на возраст 60—69 лет

При всех вариантах депрессивных состояний наблюдаются нарушения сна, аппетита, изменения массы гела, запоры и т.д.

Часю больные с депрессией в позднем возрасте испытывают «чувство co6ciвенной измененности», однако у пожилых людей жалобы обычно касаются соматической измененносги.

Признаки психической анестезии чаще наблюдаются у лиц, забо­левших до 50 лет, по сравнению с больными более позднего возраста.

Выраженная двигательная заторможенность не характерна для депрессивных состояний позднего возраста, депрессивные ступорозные состояния почти не встречаются Тревожно-ажиш-рованные депрессии наблюдаются как в инволюционном, 1ак и в позднем возрасте

У больных в позднем возрасте большое место в клинической картине депрессии занимают ипохондрические расстройства, од­нако чаше, чем ипохондрический бред (синдром Котара), наблю­даются февожные опасения ипохондрического содержания или фиксация на различных соматических жалобах.

Маниакальный синдром

Для маниакальною синдрома характерна маниакальная триа­да: гипертимия — приподнятое радостное настроение, ускорение ассоциативных процессов и двигательное возбуждение со стремле­нием к деятельности Выраженность этих расстройств различна: ускорение ассоциативной деятельности может колебаться от не­значительного облегчения ассоциативной деятельности до «скач­ки идей»; повышение активности может достигать беспорядочно­го возбуждения (спутанная мания). Настроение бывает не только радостным и веселым, но в некоторых случаях преобладает гнев­ливый аффект (гневливая мания)

Для маниакального синдрома характерна отвлекаемость, в связи с чем больные не могут довести начатое дело до конца, по­следовательно сообщить о себе анамнестические сведения. Не­смотря на то, что больной говорит без умолку и охотно беседует с врачом, беседа эта непродуктивна, так как больной отвлекается на различные внешние события или возникающие у него ассоци­ации. Эти ассоциации носят обычно поверхностный характер.

102 Часть П. Общая психопатология

Больные в маниакальном состоянии обычно не предъявляют соматических жалоб, они испытывают не только «душевный подъ­ем», но и прилив физических сил. В этом состоянии больные склон­ны переоценивать свои способности и возможности. Женщины, несмотря на преклонный возраст, убеждены в своей неотразимой привлекательности, уверяют, что все студенты и врачи в них влюб­лены. Больные стремятся украшать свою одежду, неумеренно поль­зоваться косметикой, делать замысловатые прически У больных в маниакальном состоянии обнаруживаются способности сочинять стихи, рисовать, петь, сочинять музыку. Обычно чем менее выраже­ние маниакальное состояние, тем продуктивнее эта деятельность.

Возможности для реализации многочисленных планов таким больным кажутся неограниченными, никаких препятствии они не замечают. Повышено чувство собственного достоинства. Больные бывают убеждены, что их ждут большие открытия, что они могут иг­рать роль в решении серьезных социальных проблем. Такая пере­оценка возможностей может достигать уровня экспансивного бреда.

Читайте так же:
Я свой диагноз знал заранее маниакальная депрессия

У больных наблюдается речевое возбуждение, они говорят много, быстро, громко. При выраженном речевом возбуждении через несколько дней голос становится охрипшим. В ряде случаев больные не могут полностью высказать мысль, из-за выраженной отвлекаемости они не договаривают фразы или выкрикивают только отдельные слова. Сами больные при этом говорят, что их язык не успевает за мыслями.

При менее выраженном речевом возбуждении ускорение ас­социативной деятельности выявляется при письме, больные не дописывают фразы или пишут только отдельные слова

Внешний вид больных характерен: они оживлены, лицо часто гиперемировано, мимика живая, движения быстрые, усидеть на месте не могут, хватаются за различные дела, но ни одно из них не могут довести до конца. Аппетит чаще повышен, едят с жаднос­тью, быстро глотают плохо пережеванную пищу.

Половое влечение бывает усилено, больные легко вступают в контакты, заводят сексуальные связи, женятся, дают необосно­ванные обещания.

Маниакальный синдром при маниакально-депрессивном психозе обычно не сопровождается возникновением истинных бредовых идей величия, хотя больные переоценивают свои воз­можности и свою роль в прошлой жизни. Эти высказывания, как правило, не достигают уровня бреда, носят характер сверхценных идей величия и не отличаются стойкостью

Выделяют несколько вариантов маниакального синдрома: весе­лая мания, наиболее характерная для маниакально-депрессивного психоза, непродуктивная мания, при которой повышенное настрое­ние и двигательное возбуждение не сопровождаются стремлением к

Глава 8. Эмоциональные расстройства 103

деятельности, мания с дурашливостью, при которой повышенное на­строение с двигательным и речевым возбуждением сопровождается манерностью, детскостью, склонностью к нелепым шуткам.

Для мории характерно сочетание подъема настроения с рас­торможен ностью влечения, дурашливостью, плоскими нелепыми шутками, иногда обнаруживаются при этом обнубиляции созна­ния. Наблюдаются чаще всего при поражении лобных долей.

Шпиц, Рене Арпад

Рене Шпиц родился в Вене, Австрия (Австро-Венгрия). Большая часть детства прошла в Венгрии. Изучал медицину в Будапеште, Лозанне, Берлине. В 1911 прошёл учебный курс у Зигмунда Фрейда. С 1926 работал в Вене, с 1930 — в Берлинском психоаналитическом институте, с 1932 — в Парижском педагогическом институте. После эмиграции в США (1939) работал психиатром в больнице, приглашённым профессором психологии в нескольких университетах, с 1956 — профессор психиатрии в Колорадском университете.

Научная деятельность [ править | править код ]

В 1935 году Рене Шпиц приступил к систематическим исследованиям в области детского психоанализа, при этом он основывался на идеях своего учителя — З. Фрейда. Используемые Шпицем методы: прямое наблюдение, киносъёмка, тестирование младенцев, лонгитюдные исследования. Шпиц был одним из первых учёных, проводивших интегрированные, экспериментальные психоаналитические исследования младенцев. Шпиц изучал созревание и развитие психологической сферы личности ребенка: коммуникации, языка, взаимоотношений между матерью и ребёнком как фактора, решающе сказывающегося на развитии всех социальных отношений.

Шпиц выявил последствия для интеллектуального и аффективного развития ребенка, возникающие при раннем разлучении с матерью и при отсутствии или ограничении взаимоотношений с другими людьми. Для частичной эмоциональной депривации Шпиц ввел термин «анаклитическая депрессия». Он пришел к выводу, что потребность в контакте появляется у ребенка в возрасте 6 месяцев. Именно тот факт, что до полугода младенец имел контакт с любящей матерью, а потом его лишился, является причиной возникновения анаклитической депрессии. Если мать возвращается до истечения срока три-пять месяцев с момента разлуки, то младенец выздоравливает. Более длительная разлука с любимым объектом в случае, когда другие объектные отношения за это время не возникают, приводит к необратимым изменениям в психике ребенка, ребёнок не развивается нормально физически, умственно и духовно. Эту полную депривацию Шпиц называл «госпитализм».

В 1945 году Шпиц исследовал госпитализм в детских воспитательных домах. Результаты его работы доказали, что неблагоприятные депривационные условия во время первого года жизни ребёнка наносят непоправимый ущерб его психосоматическому развитию, в экстремальных случаях приводят к смерти ребенка. И наоборот — правильная организация окружающей среды является предпосылкой нормального развития и функционирования психики.

Также интерес представляют выявленные Шпицем различия в последствиях депривации, наблюдаемые у детей разного возраста: в случае, когда разлука с матерью происходит лишь на втором году жизни, можно в большей степени надеяться на обратимость изменений личности ребенка.

Фильм «Психогенные нарушения у младенцев» (Psychogenic Disease in Infancy)(1952), снятый Шпицем при обследовании депривированных детей, иллюстрировал катастрофические последствия лишения материнской любви и явился толчком к изменению правил содержания детей в домах малютки, приютах и больницах.

Большое внимание Рене Шпиц уделял изучению патологии объектных отношений мать—дитя: отвержение, сверхзаботливость, чередование баловства и враждебности, циклические смены настроения матери. Указал на прямую связь патогенного материнского поведения с психотическими расстройствами у младенцев, причем вредными являются как качественные факторы — неправильные отношения матери и ребенка, — так и количественные — недостаточные отношения. Шпиц составил этиологическую классификацию психогенных болезней младенчества и их связь с материнскими установками.

Рене Шпиц пытался понять, как младенец воспринимает человеческое лицо, выделить наиболее важные его части.

Для описания стадий созревания личности человека в раннем детстве предложил теорию «организаторов психики» [1]  — факторов, управляющих процессом перехода от прежнего уровня развития к следующему. Согласно этой теории, таких организаторов три, им соответствуют три видимых индикатора развития психики:

  1. реакция ответной улыбки, которая появляется в трехмесячном возрасте;улыбка является индикатором того, что ребенок открыл для себя существование Я и не-Я и готов к установлению взаимоотношений;
  2. тревожность восьмимесячных — «страх постороннего»; возникает способность отличать знакомых и близких людей, возрастает роль социально-психологического и эмоционального влияния окружающих на развитие личности ребенка;
  3. возникновение отрицательного жеста и слова «нет»; это происходит, когда ребенку исполняется около полутора лет, и сигнализирует о начале сложной умственной работы, возможности заменить действие коммуникацией; все общие слова, которые ребенок использовал до 18 месяцев, были обращениями, выражали его потребности, а слово «нет» имеет характер описания, это элемент речи взрослого.
Читайте так же:
Чай от плохого настроения и депрессии

Эти три самые ранние стадии психологического развития имеют чрезвычайное значение. По словам Р.Шпица «они являются предчеловеческими ступенями на пути к очеловечиванию» [1] . Нарушение развития на любой из этих стадий выражается в использовании более ранних способов влияния на окружающих, препятствует установлению человеческих социальных отношений.

Хотя отдельные положения этой теории подвергались критике [2] , она стала основой для дальнейших исследований наиболее сложного для изучения периода становления человеческой личности.

Шпица волновало ухудшение условий в современном обществе, необходимых для нормального развития ранних объектных отношений матери и ребенка, и в связи с этим он писал о необходимости создать превентивную социальную психиатрию [3] .

Психологические особенности развития детей в контексте психосоматической проблемы. Младенческий и ранний возраст

Ключевые слова: психосоматические расстройства, возрастные особенности, младенческий возраст, ранний возраст, привязанность, личностная тревожность
Key words: psychosomatic disorders, psychological characteristics, infant age, attachment, anxiety

За последние десятилетия существенно изменилась структура детской заболеваемости. Произошел видимый сдвиг в сторону болезней адаптации [1, 2]. Выборочные исследования детей и подростков соматического стационара показали, что более половины случаев соматические нарушения обусловлены психическими (в частности, депрессивными) расстройствами [3, 4, 6], то есть по сути являются психосоматическими.

В самом общем виде механизм психосоматических заболеваний можно представить следующим образом: психический стрессор вызывает аффективное (эмоциональное) напряжение, которое активизирует нейроэндокринную и вегетативную нервную систему, в результате чего регистрируются функциональные изменения. При длительном (либо однократном, но субъективно чрезмерно интенсивном) воздействии стрессора они приводят к изменениям на органном (органическом) уровне.

Психовегетативные симптомы становятся наиболее частым источником диагностических ошибок и бесполезного, а порой даже вредного лечения [5]. Зачастую дети и подростки с соматизированными и соматоформными расстройствами, маскирующими психологическую дисгармонию, длительное время наблюдаются врачами, поглощают их рабочее время, подвергаются дорогостоящему обследованию. Это порождает разочарование у родителей маленьких пациентов и фрустрацию самих врачей. В то же время часто такие дети находятся еще на донозологическом этапе, собственно, психосоматической болезни. Их нарушения носят обратимый функциональный характер и вполне поддаются профессиональной психологической коррекции [3, 5, 6,10]. Почему же в большинстве случаев дело доходит до болезни?

К сожалению, в отечественной медицине при практической деятельности врача сохраняется дихотомия психического и соматического, усугубляемая существованием более 300 медицинских специальностей [15]. Педиатры перенаправляют пациентов к узким специалистам. Те, в свою очередь, лечат симптомы, а не ребенка. Совместная работа врача и психолога является на сегодняшний день скорее исключением, чем правилом в нашей стране.

Психосоматика часто представляется врачам чем-то вроде «мусорной корзины» для массы труднокурабельных нарушений. В МКБ-10, основанной на синдромальном принципе, психосоматические расстройства разбросаны по разным рубрикам, что не только не проясняет место этой широко распространенной патологии, но и еще более уменьшает шансы ее адекватного диагностирования и терапии [3].

С другой стороны, разрозненность психологической и врачебной практики объясняется, на наш взгляд, информационной изоляцией медиков от достижений психологической науки. На преодоление этого досадного разрыва и была направлена наша работа.

Не претендуя на исчерпывающий обзор, в данной статье мы лишь крупными мазками обозначим некоторые особенности психологического развития детей, которые, по нашему мнению, способны раскрыть значение телесных феноменов в новом свете.

Что важно понимать для выявления психологической специфики каждого возраста? Для этого важно отрефлексировать наиболее значимые (читайте — эмоциогенные) сферы и аспекты жизнедеятельности на каждой из ступеней развития ребенка.

Итак, младенчество (0-1 год). Ситуация развития в младенчестве полностью зависит от характера взаимодействия в диаде «мать -дитя». Чувствительность, отзывчивость, адекватность матери (или лица, ее заменяющего) обеспечивает психологический комфорт и эмоциональное благополучие ребенка. И наоборот, запаздывание реакции, ее неадекватность, несенситивность матери провоцируют манифестацию разного рода отклонений у ребенка. Это находит подтверждение как в бытовых представлениях (в частности, об эмоциогенности пупочной грыжи у детей («накричал»)), так и в сугубо научной литературе. Существуют данные о том, что так называемые колики в большей степени наблюдаются у тех малышей, чьи матери менее чувствительны и менее обращены к потребностям ребенка [2].

Макс Шур — ученик и лечащий врач 3. Фрейда — называл младенческий период ключевым в плане формирования предпосылок расстройств психосоматического круга в будущем. Он писал, что младенец — беспомощное существо, не имеющее средств психологической переработки опыта. На любое воздействие он будет отвечать недифференцированным психофизиологическим комплексом. Все ответы младенца на внешние воздействия происходят по типу соматизации. С возрастом психические возможности переработки и регуляции возрастают: развивается память, мышление, речь. Благодаря этому телесный компонент уступает психическому (происходит «десоматизация» по Шуру). Но нормальный путь онтогенеза может быть нарушен из-за изоляции от ближайшего взрослого либо из-за депривации (болезни или утраты матери). В этом случае формируется слабодифференцированное лабильное «я» с недостаточными возможностями осознания и управления. Соответственно, лица, пережившие разлуку или фрустрацию базовых потребностей в младенчестве, склонны отвечать на стрессовую ситуацию (конфликт) регрессом -возвращением к более ранним формам реагирования, к ресоматизации.

Читайте так же:
Что принимать от депрессии при пмс

Spitz [7] описал «анаклитическую депрессию», развивающуюся у младенцев в результате изоляции их от матери. Речь шла о детях, помещенных в приюты. В нашей практике был случай полного отказа от еды полугодовалой «домашней» девочкой, когда ее родители решили отдохнуть и уехали в Кению. Оставшись на попечении бабушки, ребенок сперва сильно плакал, а затем затих и отказался принимать пищу. Под угрозой гибели младенца родители вынуждены были вернуться.

Начиная с полугода и примерно до 1,5 лет происходит активное формирование эмоциональной связи — привязанности к матери. На раннем этапе привязанность выражается как безусловное предпочтение постоянно ухаживающему лицу. Привязанность отчетливо просматривается в протесте против разлуки с мамой и в страхе незнакомцев.

М. Эйнсворт, опираясь на обширный экспериментальный материал, выделила 3 типа привязанности: надежный тип (безопасный), ненадежный тип (индифферентный) и тревожно-амбивалентный тип (диффузный).

В дальнейшем тип привязанности становится базовой матрицей для построения близких взаимоотношений с людьми — с супругами, друзьями, с собственными детьми -и оказывает серьезнейшее влияние на формирование таких личностных особенностей, как тревожность или доверчивость, открытость новому или боязливость.

Многократно доказано, что дети с надежной привязанностью более устойчивы к стрессам, менее подвержены заболеваниям психосоматического круга и в целом отличаются лучшим психическим развитием [4].

Ранний возраст (1-3 года) характеризуется расширением значимых взаимоотношений ребенка. Теперь не только мать, а семья целиком, во всем богатстве своих проявлений и отношений, оказывает непосредственное влияние на развитие малыша.

Нарушенные внутрисемейные контакты в раннем возрасте в дальнейшем увеличивают риск развития психосоматических заболеваний (Ammon, 1978, цит. по [2]).

Дж. Боулби [4] выделяет следующие типы патогенного родительского поведения:

1) постоянная невосприимчивость одного или обоих родителей к добивающемуся заботы поведению ребенка и/или его активное принижение и отвержение;
2) прерывание родительской заботы, происходящее более или менее часто, включающее в себя периоды пребывания в больнице или детском учреждении;
3) постоянные угрозы нелюбви к ребенку со стороны родителей, используемые как средства контроля над ним;
4) угрозы родителей уйти из семьи, используемые ими либо как метод воспитания ребенка, либо как способ принуждения партнера по браку;
5) угрозы со стороны одного родителя бросить или даже убить другого родителя, или же покончить жизнь самоубийством;
6) принуждение ребенка ощущать себя виноватым, утверждая, что его поведение ответственно или будет ответственно за болезнь или смерть родителя.

Любое из этих переживаний может, по мнению Боулби [4], приводить ребенка к жизни в постоянной тревоге. А значит, резко повышает риск психосоматических расстройств.

В случае депрессии в «первом детстве» превалируют соматические расстройства питания и сна [8, 11, 14, 16].

Так, согласно данным Poinso F., Viellard М. [11], «анорексия в раннем детстве — от 0 до 4 лет — может иметь в основе органические изменения или психогенные причины, когда страдают взаимоотношения родителей с ребенком. Расстройства питания больше, чем другие заболевания раннего детства, требуют от врача знания существующих на сегодняшний день гипотез, как на поле педиатрии, так и выдвинутых детскими психиатрами».

По результатам диссертационного исследования Е.К. Тарасенко [13], нарушения сна значимо чаще встречаются у тех детей младенческого и раннего возраста, кто имеет отягощенный акушерский и семейный анамнез: неполная семья, развод родителей, хроническая стрессовая ситуация в семье. При этом у матерей детей с нарушениями сна чаще отмечается депрессия или риск развития депрессии.

Какими же еще особенностями обладают родители детей, страдающих психосоматическими расстройствами? Доказано, что у детей с эмоциогенными расстройствами, как правило, сенситивные, тревожные, неуверенные в себе матери, которым присуща излишняя пунктуальность, принципиальность в моральных требованиях, ригидность мышления, нетерпимость, склонность к образованию сверхценных идей, высокая конфликтность в сфере межличностных отношений и недостаточная эмоциональная отзывчивость. Отцы в таких семьях отличаются мягкостью, пассивностью, минорным настроением. Это приводит к извращенной ролевой структуре семьи. Ребенок здесь выступает в качестве «козла отпущения», принимающего на себя проекции родительских конфликтов, а его невроз — это клиническое выражение личностных проблем родителей [1].

При изучении особенностей материнского поведения была показана связь высокой тревожности и напряжения матери с ее негативными ответными реакциями на аффект ребенка [12]. Матери в состоянии стресса вместо конструктивной реакции склонны больше огорчаться и испытывать напряжение; применять наказание, чтобы прекратить ситуацию; занижать значение проблемы и аффекта ребенка. В свою очередь невыраженная, непроработанная эмоция подавляется им, что в случае систематического повторения может приводить к ее соматизации. Отсюда следует, что во многих случаях коррекция психогенных детских расстройств должна включать меры, направленные на нормализацию эмоционального состояния прежде всего матери. В частности, снижение стресса и профилактику невротических реакций и расстройств.

А что же другие члены семьи? Оказывают ли они влияние на развитие ребенка? Как установлено в ряде исследований, немаловажную роль в психологическом становлении малыша играют сиблинги. В частности, в работе В.А. Гурьевой (2006) показано, что у детей с 2,5 до 5 лет довольно часты случаи так называемых сиблинговых депрессий, возникающих после рождения второго ребенка. Автором отмечено, что это особенно отчетливо проявлялось у детей, воспитывающихся по типу «кумира семьи», «избалованных» или отличающихся личностной аномальностью [9].

Читайте так же:
Как спастись от депрессии после смерти близкого человека

В работах психоаналитика А. Адлера утверждается о влиянии порядка рождения на формирование личностных особенностей детей. Так, первенцев отличает повышенная личностная тревожность, вызванная более высокими требованиями и ожиданиями родителей. Высокая тревожность, в свою очередь, выступает фактором риска в плане формирования психосоматических расстройств [2].

По мнению А.И. Захарова, бабушки также оказывают чрезвычайно сильное влияние на формирование личности ребенка, причем зачастую крайне патогенное. В гротескно-утрированном, но по существу очень точном виде этот феномен описан в повести П. Санаева «Похороните меня за плинтусом». Параноидально озабоченная здоровьем внука бабушка буквально третирует ребенка, заставляя его непрерывно лечиться от несуществующих болезней. Очевидно, что фокус внимания на телесном здоровье повышает тревогу ребенка, создает чувство неуверенности, ощущение собственной хрупкости, формирует ипохондрический радикал личности. Болезнь становится «условно желательной», и ребенок бессознательно старается оправдать ожидания старших, выдавая требуемую симптоматику.

К концу раннего возраста у ребенка формируется уже довольно развитое представление о своем физическом «я». Если младенец только начинает представлять границы своего собственного тела, то двух-, трехлетний ребенок уже четко дифференцирует его части, он становится способен указать источник боли или удовольствия, у него формируется так называемая «схема тела». Это новообразование возникает не само по себе, а в рамках естественного обучения самостоятельности. Ребенок учится быть автономным — самостоятельно кушать и одеваться, следить за своей гигиеной и т. д. При сверхопекающем поведении родителей происходит не только задержка в становлении навыков как таковых, но и изменения в развитии собственного «я» ребенка. Лишение независимости может заставить ребенка сомневаться в своих способностях, чувствовать стыд, и в конечном итоге привести к эмоциогенному расстройству.

Об особенностях развития на дальнейших этапах психического онтогенеза, а также о способах профилактики и коррекции расстройств психосоматического круга мы расскажем в следующих статьях.

Депрессия анаклитическая

* * *
Патологическое стояние, возникающее у детей в возрасте 5–12 месяцев, разлученных с матерью и находящихся в плохих условиях, лишенных внимания и ласки. Проявляется адинамией, анорексией, снижением или исчезновением реакций на внешние раздражители, задержкой двигательного и психического развития.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике . 2013 .

Полезное

Смотреть что такое «Депрессия анаклитическая» в других словарях:

депрессия анаклитическая — (depressio anaclitica; греч. anaklitos прислоненный, опирающийся) патологическое состояние, возникающее у детей в возрасте 6 12 месяцев, разлученных с матерью и находящихся в плохих условиях существования; проявляется адинамией, анорексией,… … Большой медицинский словарь

Депрессия опорная — термин Spitz (1946), обозначает депрессию, уход в себя и безразличие ребёнка, когда его отдаляют от матери (своей опоры). Синоним: депрессия анаклитическая … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

АНАКЛИТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ — (англ. anaclitic depression) термин, предложенный амер. психологом Рене Спицем (Spitz, 1887 1974) для обозначения острых и хронических депрессивных последствий отрыва ребенка от матери (родителей). См. Госпитализм, Дефицит общения … Большая психологическая энциклопедия

АНАКЛИТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ — – депрессивное состояние, возникающее у ребенка в результате устранения эмоциональных контактов с матерью. Термин «анаклитическая депрессия» был введен в научную литературу австро американским психоаналитиком Р. Шпитцем (1887–1974). Понятие… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Депрессия — пониженное, мрачное настроение (тоска), сочетающееся с двигательной заторможенностью и замедлением ассоциативного процесса. * * * – психическое состояние, характеризующееся подавленностью, снижением умственной и психосоматической деятельности,… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Депрессия — Синдром, характеризующийся пониженным настроением (гипотимией), торможением интеллектуальной и моторной деятельности, снижением витальных побуждений, пессимистическими оценками себя и своего положения в окружающей действительности,… … Толковый словарь психиатрических терминов

Анаклитическая депрессия — (anaclitic depression) депрессивная модель поведения, обнаруживаемая у очень маленьких детей и вызванная их разлукой с матерью … Общая психология: глоссарий

Сравнительно возрастные особенности депрессивного синдрома — У детей дошкольного возраста депрессии проявляются вегетативными и двигательными нарушениями, так как этому возрасту свойственны именно эти формы реагирования. В более раннем возрасте депрессии еще менее напоминают депрессии. Дети вялы,… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Реакция отказа — – реакция детей, которые оказались разлучёнными с родителями. То же, что депрессия анаклитическая. Этот специфический депрессивный синдром, наблюдающийся у маленьких детей, характеризуется поэтапным развитием и такими поведенческими проявлениями … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Когнитивная психотерапия — (англ. Cognitive therapy) одно из направлений современного когнитивно бихевиорального направления в психотерапии, разработанное А. Беком и опирающееся на положение об определяющей роли познавательных процессов (и в первую очередь мышления) в… … Википедия

Семинар Пограничные нервно-психические заболевания у детей и подростков

1. Синдром дефицита внимания и гиперактивности. Синдром дефицита внимания и гиперактивности у детей (история изучения вопроса, определение и самоограничение понятия, факторы риска, этиология: генетические, биохимические, перинатальные и другие концепции; птаогенез; клиническая картина и критерии постановки диагноза, подтипы синдрома, лечение: психологические и педагогические программы, медикаментозное, немедикаментозное; прогноз и исходы, трансформация синдрома во взрослом возрасте).

Читайте так же:
Куда обратиться за помощью при депрессии

2. Головные боли у детей. Эпидемиология головных болей. Классификация головных болей. Первичные и вторичные головные боли. Мигрень (эпидемиология, классификация, патогенез, основные клинические формы, лечение). Головные боли напряжения (эпидемиология, классификация, патогенез, основные клинические формы, лечение). Кластерные головные боли (эпидемиология, классификация, патогенез, основные клинические формы, лечение). Хроническая пароксизмальная гемикрания ( эпидемиология, классификация, патогенез, основные клинические формы, лечение). Дифференциальная диагностика и дифференцированное лечение первичных головных болей.

3. Нарушения сна у детей. Нарушения сна у детей (определение сна, классификация стадий сна, сон и двигательная активность, физиологические феномены сна; нарушения сна у детей: диссомнии, парасомнии, сложные патологические феномены, эволюционные расстройства сна, лечение расстройств сна).

д.м.н., профессор Александр Бейнусович Пальчик

4. Эпилепсия у детей (формы, диагностика, лечение). Эпилепсия у детей (эпидемиология эпилепсии, этиология и патогенез, патоморфология, классификация эпилепсии и ее модификации, клиническая картина, особые формы эпилепсии у детей, методы диагностики – нейровизуализация, ЭЭГ, ВидеоЭЭГ мониторинг, лечение – классификация антиконвульсантов, механизм действия, принципы моно- и политерапии; прогноз).

к.м.н., доцент А.Е. Понятишин

5. Психопатии и акцентуации характера. Происхождение психопатий и акцентуаций, их отличие. Исторический аспект. Взаимоотношения темперамента и характера, среды и личности. Разновидности психопатий (циклоиды, шизоиды, эпилептоиды, истероиды, тревожные, неустойчивые и пр.). Предупреждение декомпенсаций. Вопросы социальной адаптации.

6. Кризисные состояния. Причины. Проявления (агрессия, протест, отказ, уход, суицид, парасуицид и пр.). Возрастные модели поведения. Отклонения в поведении у подростков. Юридический и медицинский аспект. Связь с психической патологией. Проблема стигматизации.

к.м.н., доцент Борис Васильевич Воронков

7. Детско-материнская привязанность и ее нарушения. Критические (сензитивные) периоды формирования привязанности. Младенческие паттерны привязанности. Этапы формирования привязанности, периоды асоциальной, недифференцированной, специфической привязанности. Страхи 8-го мес. жизни их профилактика. Расстройство привязанности как психиатрический диагноз (по МКБ-10). Материнская депривация. Виды и формы депривации. Особенности материснкой депривации в различные возрастные периоды. Особенности раннего психического развития детей в условиях депривации. Психические расстройства, возникающие в условиях депривации. Феномен "психического угасания". Анаклитическая депрессия и др. депрессивные состояния в раннем возрасте. Депривационный псевдоаутизм. Психосоматические расстройства у младенцев в условиях депривации. Патологические привычные действия и их коррекция. Частичная материнская депривация. Психосоматическая патология раннего детства, свзанная с частичной материнской депривацией. Функционаяльные расстройства пищевого поведения: младенческая нервная анорексия, синдром "пищевого" недоразвития, мерицизм, синдром поедания несъедобных веществ. Принципы семейной психотерапии. Расстройства сна в раннем возрасте, их классификация, принципы лечения.

8. Задержки психического развития. Этиология: роль наследственной предрасположенности, органических поражений мозга, микросоциального (семейного) фактора. Патогенез: дизонтогенетические и энцефалопатические формы по В. В. Ковалеву, темповые (временные) задержки по С. С. Мнухину. Нейропсихологические механизмы задержек психического развития. Общие клинические проявления ЗПР: связь с функциональной недостаточностью. Соотношение общих (психоорганических) и локальных (парциальных) проявлений. Особенности интеллектуальной недостаточности при ЗПР и ее психопатология. ЗПР при церебрастении и психоорганических расстройтвах в зависимости от их этиологии. Частные формы ЗПР: гиперкинетическое расстройство поведения, "психопатоподобные" расстройства в подростковом возрасте, невропатия в раннем детстве. Синдромы парциального недоразвития: темповая задержка развития и моторная алалия, дифдиагностика. Диагностика моторной алалии в раннем дестком возрасте. Коррекционно-педагогические принципы оказания помощи детям-алаликам. Где оказывать помощь детям-алаликам? Парциальные недоразвития моторики, сукцессивных функций, пространственно-временной ориентировки. Клинические проявления. Недоразвития школьных навыков: дислексия дислалия, дискалькулия, принципы лечения и логопедической коррекции. Степени тяжести ЗПР и их связь с другими психопатологическими синдромами. Диагностика ЗПР: клинико-психопатлогическая, нейрописхологическая, психометрическая. Особенности интеллектульаной сферы детей с ЗПР в связи с диагностикой. ЗПР как психиатрический диагноз: особенности рубрики F 83 по МКБ-10. Основные принципы оказания помощи детям с ЗПР: режимные моменты. Особенности современных стрессогенных факторов, способствующих декомпенсации больных с ЗПР. Медикаментозная терапия. Критерии выбора типа педагогического учреждения и сложности учебной программы. ЗПР в раннем детском возрасте. Принципы диагностики ЗПР в раннем детстве. и диагностически важные клинические проявления. Особенности психического развития детей с ЗПР, роль материнской привязанности. Нарушение общения как важная составляющая клинических проявлений задержек развития в дошкольном возрасте. Связь ЗПР с аутизмом в раннем детстве. Аутизм, парааутизм и синдром недоразвития общения, их дифдиагностика. Этико-деонтологические принципы оказания помощи детям раннего возраста: семья как объект целостного терапевтического воздействия при ЗПР у ребенка. Место семейной психотерапии в курапии детей с ЗПР. Типичные ошибки врача в случае курации ребенка раннего возраста с "неясным" дианозом.

к.м.н., доцент Северин Вячеславович Гречаный

9. Клинико-психологические методы семейной диагностики. Опросник для родителей "Анализ семейных взаимоотношений" (АСВ). Проективная графическая мептодика "семейная социограмма". Цветовой "тест отношений". "Семья глазами ребенка".Психологическеая диагностика интеллектуально-мнестических функций. Денверская шкала развития, шкала Гезелла, методика Векслера, тестовая методика "потенциал интеллектуального развития", методика Равена и др. Личностные методики. Опросники: Цветовой тест М. Люшера, рисуночные тесты, методика "полярных профилей", личностные опросники, ММPI, Айзенка, ПХДО и др.

к.п.н., Светлана Михайловна Пукшанская

Для участников семинара:
обучение по программе с выдачей Сертификата;
сборник информационно-справочных материалов;
экскурсионная программа;
ежедневные обеды и кофе-брейки.

Отзывы о семинаре

Щербина Наталия Александровна
врач-педиатр
ГКУЗ ДРС №4

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector