Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бывала у тебя депрессия как выходила из нее

Россия: Великая депрессия, или Как пандемия повлияла на психическое здоровье россиян

С пандемией COVID-19 Россию захлестнула волна депрессии и тревожных расстройств. В силу многих причин страна оказалась не готова ответить на этот вызов.

Эпидемия психических расстройств, связанная с COVID-19, косит молодежь, женщин, бедных и другие социально уязвимые слои населения. Врачи – в числе наиболее уязвимых групп. (Фото: mos.ru)

Эпидемия психических расстройств, связанная с COVID-19, косит молодежь, женщин, бедных и другие социально уязвимые слои населения. Врачи – в числе наиболее уязвимых групп. (Фото: mos.ru)

Тревожные расстройства и депрессии – самые распространенные психические болезни, вызываемые стрессом из-за коронавируса.

Тревога и подавленность – естественная реакция организма на бедствие такого масштаба . Однако к психиатрам и психологам люди обращаются тогда , когда эти эмоции выходят из-под контроля, мешая человеку нормально жить и работать (например, когда страх перерастает в фобию, а беспокойство в паническую атаку) , объясняет врач-психиатр Виктор Лебедев.

Количество людей, испытывающих душевные страдания из-за пандемии, сопоставимо с количеством жертв самого коронавируса.

Величайшей угрозой психическому здоровью со времен Второй мировой назвал происходящее британский психиатр Эдриан Джеймс в интервью The Guardian .

Психические расстройства могут развиться минимум у 10% людей, переживших те или иные травмирующие события в связи с коронавирусом, прогнозировал канадский ученый Стивен Тэйлор, исследующий воздействие стихийных бедствий на психику.

Тревогу разделяют врачи из многих стран. Насколько серьезно опасность воспринимают российские власти?

Психическая эпидемия

« Пандемия, как и любой кризис, оголила проблемные участки в жизни людей. Они испытывают незащищенность, как социальную, так и экзистенциальную (перед смертью, нездоровьем)», – описывает чувства своих пациентов Виктор Лебедев.

Число обращений за психологической помощью выросло в минувшем году на 10-30%, сообщал «Коммерсантъ» со ссылкой на депздравы некоторых регионов (собеседник Eurasianet. org согласен с такой оценкой).

В 2019-м за консультацией и лечением к психиатрам обратились 400 тыс. человек, писала «Газета.Ru», ссылаясь на данные Минздрава. Если выводы экспертов верны, то в 2020-м численность таких пациентов могла вырасти на 40-120 тыс.

Однако известно, что на прием к врачу записывается не каждый столкнувшийся с серьезной психической проблемой. По наблюдениям Виктора Лебедева, многие страдающие депрессией попросту слишком подавлены, чтобы сделать подобное усилие. Укоренившиеся в обществе предрассудки также не способствуют лечению. В итоге до специалиста доходит примерно треть нуждающихся, полагают в Российском обществе психиатров.

А значит, реальный прирост заболеваемости психическими расстройствами в минувшем году может достигать 360 тыс. человек, а общая численность заболевших – полутора миллионов.

Хоть россияне и привыкли к жизни в условиях пандемии, опасность для психики от этого не уменьшилась. Если в первое время люди чаще страдали от болезненной тревожности, то сегодня главную опасность представляет депрессия, констатирует психиатр.

Последствия пандемии для психического здоровья не ограничиваются депрессией и тревожностью. Люди, перенесшие COVID-19, родные умерших и медики, работающие в ковидных стационарах, часто заболевают посттравматическ им стрессов ым расстройств ом (ПТСР). Это тяжелое состояние, обычно сопровождающееся ночными кошмарами, навязчивыми мрачными мыслями и внутренней опустошенностью, является реакцией на ужасающие события. Обычно оно ассоциируется с участниками боевых действий.

«ПТСР у пациентов в отделениях интенсивной терапии – не новость. Но сейчас мы столкнулись с большим количеством таких пациентов», – говорит Виктор Лебедев.

По данным зарубежных исследований , травматический стресс испытывают до 30% переболевших COVID-19 и от 35 до 49% медиков, работавших в ковидных стационарах.

Группы особого риска

В условиях пандемии особенно уязвима психика молодежи, медиков, женщин и людей с хроническими заболеваниями .

С психологическими проблемами столкнулись 84% из 30 тыс. школьников, перешедших на дистанционное обучение во время весенней самоизоляции, свидетельствует онлайн-опрос НМИЦ здоровья детей Минздрава.

У 42% опрошенных, возможно, наблюдались депрессивные состояния, у 41% – астенические ( проявля ющиеся в не проходящей усталости, бессоннице, раздражительности). Еще в 37% случаях специалисты заподозрили тревожное расстройство.

Появление новых страхов у молодежи выявили и социологи из Уральского федерального университета. Почти 90% респондентов в возрасте до тридцати лет жаловались на тревожность, вызванную боязнью заразиться, переживаниями за судьбу близких, перспективой потерять работу, неуверенностью в системе здравоохранения и эффективности российской вакцины.

Молодых особенно угнетают неопределенность будущего и вынужденное затворничество. При этом двадцатилетние справляются со стрессами хуже, чем люди зрелого возраста, добавляет Лебедев.

88% врачей и медсестер, опрошенных Минздравом, считают, что медработникам, работающим в «красных зонах» ковидных стационаров, необходима психологическая помощь.

Когда респондентов попросили оценить свое психическое самочувствие по десятибалльной шкале, 28% из них сказали, что ощущают сильнейшую тревогу (7-10 баллов); 21% пожаловались на глубокую подавленность; 4% рассказали о бессоннице. Об ухудшении психического самочувствия заявили 13% медиков (поскольку опрос проводился весной, логично предположить, что впоследствии их доля только росла).

На женщин, как правило, ложится большая часть работы по дому, заботы о детях и старших родственниках. Дистанционная работа заставила многих россиянок буквально разрываться между кухней и компьютером, что явно не способствует душевному равновесию. Не удивительно, что в условиях пандемии они сильнее страдают от депрессий и тревожности.

Беременные особенно подвержены «ковидной» депрессии: ненормально высокую подавленность демонстрируют более 35% будущих матерей, утверждает исследование турецких ученых.

Наконец, вынужденная самоизоляция обострила семейные конфликты и проблему домашнего насилия , большинство жертв которого – женщины.

Бедность – основной усугубляющий фактор эпидемии психических расстройств.

«Депрессии и тревожные расстройства мы, скорее, увидим в группах с более низкой социальной защищенностью, чем с более высокой. В целом, люди обращаются за психиатрической помощью в тяжелых жизненных ситуациях. А когда у тебя зарплата 15-20 тыс. рублей, твоя социальная ситуация тяжелее, чем у человека с зарплатой 100 тыс. [в месяц]», – подчеркивает психиатр Виктор Лебедев.

Пандемия стала кошмаром для психиатрических пациентов

Психоактивистка Татьяна Лесницкая (псевдоним) курирует группы поддержки для людей с тревожным, депрессивным и пограничным расстройствами. В прошлом феврале она попала в психиатрическую больницу и вышла из нее в апреле, в разгар карантина.

« Из-за эпидемии свидания со знакомыми сократили до пятнадцати минут, а потом полностью запретили. Со мной лежала женщина, у которой была маленькая дочка. Она не виделась с ней два месяца. Для нее это было очень тяжело. [До карантина] мы получали вкусную еду из внешнего мира и делились ею друг с другом. Потом передачки запретили (а больничной еды не хватало, чтобы утолить голод)… Мы все сильно хотели есть. Я – веганка, мне было особенно трудно. Из-за карантина отменили занятия (встречи с психологами, музыку, рисование). Все, что мы делали, – сидели [взаперти]. Выходить было нельзя», – рассказывает Татьяна.

Читайте так же:
Что такое легкая депрессия ситуативного или невротического генеза что это такое

Выйдя из лечебницы, Татьяна испытала шок в изменившемся мире. Необходимые ей занятия с психотерапевтом отменили из-за локдауна.

« Мне было сложно находиться одной дома. Была тревога, не было общения. Потом мне выделили психотерапевта по скайпу, но у него была огромная очередь. Встреч с ним было всего две за несколько месяцев», – вспоминает девушка.

Так продолжалось до июля. Потом ситуация более-менее нормализовалась: заработали психотерапевтические центры и дневные стационары. Но когда у Татьяны вновь случился депрессивный эпизод, ее не смогли госпитализировать, так как больницу передали под лечение больных с ковидом.

О том, что состояние людей, уже страдавших от психических расстройств, ухудшилось в период пандемии, говорит и Виктор Лебедев.

Смертность среди душевнобольных выросла почти на 500% в январе-августе 2020-го – такие данные приводил депздрав Петербурга. При этом, у спокаивают чиновники, абсолютное число таких смертей невелико: двенадцать против трех годом ранее. Увеличение может быть связано с усиленной госпитализацией пожилых людей, страдающих деменцией . По мнению врачей, COVID-19 и связанные с ним душевные потрясения усугубляют заболевание.

Сотни вспышек коронавируса происходили в психоневрологических интернатах (закрытых учреждениях для психиатрических пациентов). Полная информация о числе умерших в ПНИ, условия содержания в которых сравнивают с тюремными , по-прежнему не обнародована .

Готово ли государство ответить на вызов?

В мае Минздрав рекомендовал подведомственным учреждениям организовать горячие линии экстренной психологической помощи для медиков и обычных граждан в условиях пандемии. Их создали во многих регионах, что, по мнению Виктора Лебедева, сыграло положительную роль.

Врачам некоторых больниц, работавшим в «красных зонах», предоставляют путевки в санатории со скидкой. Но это является, скорее, инициативой туроператоров , чем государства.

«Такие инициативы есть, но они не носят системного характера и охватывают мизерное число медицинских работников», – говорит Андрей Коновал, председатель независимого профсоюза медработников «Действие».

Хотя власти возмещают россиянам часть стоимости отдыха на российских курортах, чтобы оживить внутренний туризм, специальной программы реабилитации для пострадавших от ковида не существует .

«Система психиатрической помощи на государственном уровне не отреагировала [на пандемию] никак. Никаких изменений в работе, приоритетах не произошло», – констатирует Виктор Лебедев.

Российская психиатрия и до коронавируса неважно справлялась со своими задачами. В середине нулевых на 10 тыс. россиян приходилось 1,7 психиатров и наркологов, а к концу нулевых – только 1,5. Это не самый низкий, но и не самый высокий уровень в Европе . Для сравнения, на 10 тыс. греков, литовцев, финнов, немцев или французов приходится более двух психиатров.

В результате оптимизации расходов на здравоохранение число психоневрологических диспансеров (учреждений для лечения психических расстройств во внебольничных условиях) сократилось со 173 до 83-х между 2005 и 2018 годом.

Несмотря на то, что ВОЗ считает повышение госрасходов на психиатрию неотложной задачей правительств (особенно, в условиях пандемии), нацпроект «Здравоохранение» не выделяет совершенствование психиатрической помощи в отдельное направление госполитики.

У государства нет понимания важности психиатрической помощи для общества, поэтому система хронически недофинансируется, убеждены некоторые эксперты.

« Психиатрия находится на отшибе (по сравнению с другими медицинскими специальностями, такими как онкология и кардиология). При этом от суицидов и злоупотребления алкоголем, связанных, в том числе, с недостаточным охватом психиатрической помощью, умирают молодые, трудоспособные люди. Это – прямой ущерб экономике. Психиатры берегут государственные деньги. Но государство так не думает», – считает Виктор Лебедев.

Что делать?

Бесплатные антидепрессанты – первое, что могли бы сделать власти, чтобы уменьшить последствия ковид-стресса, полагает психиатр.

Сегодня льготные лекарства от целого ряда заболеваний получают дети, пенсионеры, беременные, многодетные и некоторые другие категории россиян. По мнению Лебедева, закупка медикаментов обошлась бы государству дешевле, чем вызванная депрессией нетрудоспособность.

«Мои пациенты иногда делают выбор: купить мясо или препараты. Надо чтобы они могли позволить себе и то, и другое», – говорит врач.

Сложнее – увеличить доступность бесплатной психологической помощи. Для этого потребуется расширить программы подготовки специалистов, дефицит которых особенно ощутим в провинции и детских учреждениях .

Но, главное, необходимо бороться с социальными причинами психических расстройств .

«Надо улучшать социальную политику государства, делать людей более защищенными. “Вертолетные деньги” (финансовая помощь в условиях кризиса) нужны не только людям, у которых есть несовершеннолетние дети», – резюмирует Лебедев.

Бывала у тебя депрессия как выходила из нее

«Регуляторам нет дела до того, психоделик это или нет»

Чтобы попасть на фармацевтический рынок страны, новые разработки сначала должны получить от регулятора одобрение на проведение клинических испытаний, а затем — доказать эффективность препарата по результатам испытаний, после чего получить разрешение на медицинское применение.

Американский рынок регулирует Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), европейский — Европейское агентство лекарственных средств (EMA), российский — ФГБУ «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» Минздрава России (НЦЭСМП).

В октябре 2018 года Compass Pathways получила от FDA статус breakthrough therapy , который позволяет ускорить процесс прохождения трёх фаз клинических испытаний. Compass Pathways в данный момент находится в фазе IIb, когда требуется определить оптимальный уровень доз препарата, чтобы продолжить его исследование в последней фазе III клинических испытаний с участием тысяч людей разного возраста из разных стран.

Когда вы впервые осознали, что употребление психоделиков в медицинских целях однажды может быть легализовано?

— Такая возможность всегда существовала. Есть прочно утвердившийся путь разработки, который никак не меняется в зависимости от того, идёт речь о психоделиках или нет. Регуляторам нет дела до того, психоделик это или нет и какая история у этого химического соединения. Всё, что они делают, — изучают научное обоснование.

Читайте так же:
Как преодолеть депрессию после смерти мамы

Когда речь идёт об одобрении регуляторов, кто-то сначала должен что-то сделать, чтобы показать регуляторам. Они не могут отрегулировать то, чего им не показывали. Кто-то должен поднять стартовые инвестиции и предпринять начальные шаги, чтобы ознакомить FDA, EMA или иной регулятор с информацией о перспективном соединении. И потом дело за наукой.

Можно ли сказать, что вы не до конца уверены, что ваш синтетический псилоцибин реально способен лечить людей от депрессии?

— Проводя клинические испытания и задавая вопросы, вы должны сохранять равновесие и любопытство в поиске правильного ответа. И вы должны быть готовы к тому, что результат окажется неожиданным. В этом и есть суть исследования, верно?

До тех пор, пока вся программа клинических испытаний не окончена, вы не можете быть уверены на 100%.

Исследования на маленьких выборках, в которых эффект от употребления псилоцибина сравнивали с эффектом от антидепрессантов, выглядели очень многообещающими. Значит ли это, что тот же результат повторится на большой выборке? Нет.

Но если бы мы не были уверены, что это лекарство способно помочь людям с терапевтически резистентной депрессией , мы бы не тратили многомиллионные суммы на исследования. Мы в значительной степени уверены, что лекарство успешно пройдёт клинические испытания, — эта уверенность основана на всех предыдущих результатах исследований. И речь не только об эффективности, но и о безопасности. Вероятность, что лекарство окажется успешным, растёт с каждым успешным этапом исследования.

Когда вы планируете получить финальное разрешение на медицинское применение препарата?

— Как только закончим третью фазу исследований. Если всё пойдет по плану, это займёт от трёх до пяти лет.

Почему вы планируете продавать капсулы с псилоцибином только медицинским организациям, а не в обычных аптеках?

— Потому что псилоцибин — это психоделик. Он вызывает очень необычный субъективный опыт восприятия, искажает мыслительный процесс. Непонятно, каким будет ваш опыт, — и поэтому вас может поддержать только специально обученный терапевт. Мы уже тренируем терапевтов в преддверии третьей фразы и получения регистрационного удостоверения.

— Вам, наверное, нужны будут свои агенты влияния во многих медицинских организациях США и других стран? Как обученные вами терапевты окажутся в этих организациях?

— Есть ключевые лидеры мнений в психиатрии — это известные психиатры и клинические фармакологи, очень заинтересованные в этом исследовании: некоторые участвуют в нём в качестве руководителей клинических испытаний. Есть много научных встреч, посвящённых исследованиям психоделиков. Я собиралась показывать презентацию на конгрессе Всемирной психиатрической ассоциации в Санкт-Петербурге в мае, но его отменили из-за коронавируса.

Я думаю, что к тому времени, как завершится исследование и продукт появится на рынке, уровень осознанности в профессиональной среде уже будет достаточно высоким и люди будут знать, как это работает и для кого такой метод лечения может оказаться эффективным.

Но затем терапевтам из медицинских центров придётся проявить инициативу, чтобы мы их обучили. Есть разные пути: мы можем провести коллективное обучение в медицинской организации, или терапевты могут сами подать заявку.

То есть это будет конкретная обучающая программа, которую обязан пройти терапевт, чтобы получить возможность применять ваши капсулы в лечении?

— Да, эту программу уже одобрило FDA. Мы сами её администрируем. Частично обучение проводится онлайн, частично — в клиниках, в программе несколько уровней. И все, кто её проходят, — терапевты, медсестры, доктора, — профессионалы в области психиатрии, а не просто люди со стороны. Людям с опытом нужно учиться примерно пару недель, чтобы начать сопровождать психоделические сеансы.

«Мы рассмотрели все критические тезисы и не увидели, что сделали бы по-другому»

В ноябре 2018 года в американском издании Quartz вышел материал, в котором исследователи психоделиков, работавшие ранее с Малиевской и Голдсмитом, озвучили ряд претензий к предпринимателям. 9 экспертов, которые консультировали Compass в то время, когда организация была некоммерческой, обвинили компанию в том, что она пытается завоевать и монополизировать рынок легальных психоделиков.

По их словам, преследуя свою цель, стартап не гнушается жёстких методов, принятых в консервативной фармацевтической индустрии. В частности, стартап действует неэтично, когда предлагает исследователям контракты, которые сильно ограничивают их свободу действий, и пытается запатентовать способ производства препарата. Также учёные заявили, что обеспокоены торопливостью, с которой стартап стремится выпустить препарат на рынок, тем самым создавая риски для пациентов. Если же Compass удастся монополизировать рынок, по мнению исследователей, компания воспользуется этим и завысит цены.

Критические замечания в материале цитируются анонимно — как утверждает издание, из-за того что исследователи опасались судебного преследования со стороны Compass Pathways в том случае, если бы они говорили открыто. В Compass Pathways заявили, что опрошенные Quartz эксперты были дезинформированы или «злонамеренно пристрастны», что стартап действует в рамках закона и не стремится контролировать рынок псилоцибина.

Сначала Compass был НКО, а затем вы реорганизовали его в стартап. Объясните, почему вы выбрали такой путь развития.

— Мы начали как nonprofit, когда стали исследовать, как можно применять псилоцибин в медицине. Изначально мы думали, что он может помочь избавить от мучений людей, умирающих от рака. И потом мы поехали общаться с европейскими медиками, рассказали им про стоящее за этим научное обоснование, а они убедили нас, что оно достаточно сильно, чтобы переключиться на работу с пациентами с терапевтически резистентной депрессией. И когда мы осознали, насколько масштабно такое показание к назначению, нам стало ясно, что нужно поднять слишком много денег для nonprofit. Тогда мы закрыли nonprofit и открыли коммерческую компанию.

Что вы думаете о материале издания Quartz двухгодичной давности, в котором несколько работавших с вами ранее экспертов раскритиковали деятельность компании? Вы согласны с чем-либо из того, что озвучили эксперты?

— Мы рассмотрели все критические тезисы и не увидели, что сделали бы по-другому.

Мы работали со многими исследователями и продолжаем с ними работать — но уже не со всеми. Это связано с профпригодностью: нам нужно, чтобы исследование двигалось вперед.

Читайте так же:
Как уйти от стресса и депрессии торсунов

Мы верим, что коммерческая модель обеспечивает устойчивость разработки лекарства и коммерциализации — то есть даёт возможность сделать лекарство доступным для людей. И мы просто не видим, как иначе мы могли бы сделать то, что сделали.

Как вы интерпретируете появление этой критики?

— Я не знаю, кто эти эксперты. Они анонимны. Я не знаю, кто это, — и поэтому не знаю, какая у них могла быть мотивация.

Были ли серьёзные последствия для вас из-за той публикации?

— Да нет. Я думаю, у людей есть право на своё мнение. Некоторые люди — в частности, среди исследователей психоделиков — не любят коммерческую модель, имеют очень много претензий к фармацевтической индустрии. Но мы компания, которая занимается душевным здоровьем, — и именно по этой причине мы не намерены повторять те ошибки, которые иногда случаются в Big Pharma. В общем, значительных последствий, по крайней мере, для нас, не было.

«Я выросла в России и никогда не слышала про депрессию»

Вы следите за другими инновационными веществами и способами справляться с депрессией? Какие инновации можете отметить?

— Есть много инноваций в сфере digital mental health, которые позволяют понять, как существуют люди на ежедневной основе. Я очень оптимистично смотрю на перспективы разработки различных приложений, позволяющих следить за душевным здоровьем и проводить терапию. Ещё есть соматическая терапия, которая включает транскраниальную магнитную стимуляцию и динамическую нейромышечную стабилизацию, — их результаты, по-моему, менее впечатляющие. Также развивается новый класс антидепрессантов быстрого действия, например эскетамин, который разрабатывает Johnson & Johnson. Псилоцибин — один из них.

В последние 50 — 60 лет в области психического здоровья не было большого количества инноваций, но как раз недавно, мне кажется, всё стало меняться.

Связываете ли вы это разнообразие с тем, что люди стали чаще обнаруживать у себя психические заболевания, а раньше этого просто не замечали?

— Не только люди, но и врачи. Какой главный принцип для врача? Он не измеряет что-то, если не знает, что с этим делать. Если не существует эффективного лечения, то нет смысла ставить диагноз. Зачем напрягаться?

В некоторых культурах есть стигма. Я выросла в России и никогда не слышала про депрессию, никогда не слышала про зависимость, обсессивно-компульсивное расстройство и пищевые расстройства. Это огромная стигма. Не знаю, так ли это по-прежнему.

В любом случае это комбинация недостатка качественного лечения и стигмы — люди не были готовы обратиться за помощью. Сейчас благодаря изменениям в отношении к стигме и пониманию механизмов психических заболеваний происходят изменения.

По-моему, в России отношение к депрессии тоже меняется. Вы вообще следите за тем, что происходит в России в сфере ваших исследований?

— Я не слежу за этим активно. У меня есть ощущение, но оно не опирается ни на какие данные, потому что я даже не понимаю, как их собирают в России. И поэтому не знаю, как сравнить данные о России с глобальными данными. Но я очень предвкушала поездку в Россию в мае с презентацией на конгрессе и планировала несколько встреч с людьми из российской психиатрии. Я видела, что они открыты к тому, чтобы участвовать в испытаниях этих лекарств, но не знаю, какова степень этой открытости.

Я лично вижу в России огромный потенциал для применения психоделиков — псилоцибина и MDMA — в лечении депрессии, зависимости от веществ, посттравматических расстройств, негативного детского опыта и любых психологических травм, связанных с насилием.

Моё понимание, которое сформировалось пять лет назад, заключается в том, что в России очень трудно получить разрешение на испытания, потому что MDMA и псилоцибин находятся в списке запрещённых веществ. Не знаю, есть ли какие-либо перемены и сдвиги в этом плане.

Как сейчас себя чувствует ваш сын? У него получилось справиться с депрессией?

— Ему лучше. Он закончил университет, он в долгосрочных отношениях, у него хорошая работа. Но это просто история одного человека и одной семьи. Нам повезло, потому что мы смогли собрать этот пазл для себя. Сотни миллионов людей не могут этого сделать.

Парная терапия депрессии

Депрессия является распространенным психическим расстройством, которое характеризуется ощущением печали, потерей удовольствия в большинстве видов деятельности, чувством бесполезности или вины, наличием мыслей о смерти или самоубийстве. Парная терапии была предложена в качестве лечения депрессии одного из партнеров в паре на основе ассоциации между депрессивными симптомами и неудачами в отношениях, роли негативных факторов во взаимоотношениях в возникновении и поддержании депрессии, и буферного эффекта интимности и межличностной поддержки. Парная терапия работает путем изменения отрицательных интерактивных моделей и усиления взаимно-поддерживающих аспектов отношений. Важно знать, может ли помочь парная терапия людям с депрессией.

Кому будет интересен этот обзор?

Этот обзор будет интересен людям с депрессией, их партнерам, и людям, участвующим в уходе за ними.

На какие вопросы стремится ответить этот обзор?

Этот обзор направлен на оценку доказательств об эффектах парной терапии в парах, в которых один из партнеров страдает депрессией.

Какие исследования были включены в этот обзор?

Мы рассмотрели исследования парной терапии, предоставляемой в амбулаторных условиях парам, в которых у одного из партнеров был установлен клинический диагноз депрессивного расстройства. Мы включили 14 исследований с 651 участниками. Тринадцать исследований были рандомизированными контролируемыми, в которых участников определяли случайным образом в группу парной терапии или обычного ухода. Однако, одно исследование не было полностью рандомизированным в связи с наличием терапевта.

О чём говорят нам доказательства из этого обзора?

Имелись доказательства низкого качества для того, чтобы предположить, что парная терапия является столь же эффективной, как и индивидуальная психотерапия в лечении депрессии. Люди, страдающие депрессией, могут испытывать улучшение состояния при получении парной терапии по сравнению с отсутствием лечения, но мы очень неуверены в этом эффекте из-за очень низкого качества исследований. В сравнении с лечением антидепрессантами, были доступны ограниченные данные. Хотя данные о малом числе выбывающих из испытаний поддерживают концепцию пользы парной терапии, очень низкое качество данных серьезно ослабляет этот вывод. Сравнение комплекса парной терапии с антидепрессантом с только антидепрессантами не показало какой-либо разницы в выраженности депрессивных симптомов, но результаты были основаны на двух небольших исследованиях. Парная терапия была более эффективной в отношении сокращения неудач в отношениях, чем индивидуальная психотерапия, и этот эффект усиливался, когда проблемные пары рассматривали отдельно. Однако, этот результат должен быть рассмотрен с большой осторожностью из-за очень низкого качества исследований. На большинство исследований негативно влияли малые размеры выборки, неясная репрезентативность выборки, потеря участников для наблюдения, а также смещение по причине преданности (верности) исследователей. Более того, было мало случаев, когда продолжительность наблюдения выходила за рамки 6 месяцев после лечения. Только в одном исследовании оценивали, приводили ли улучшения отношений в паре к коррекции депрессии, предоставляя подтверждающие это доказательства. Однако, малый размер выборки этого исследования и отсутствие других исследований, которые бы исследовали эту гипотезу, означает, что мы не могли проверить в этом обзоре, был ли подтвержден этот вывод. Хотя трудно сделать выводы с какой-либо долей уверенности о различиях между применением парной терапии и другими методами лечения депрессии, возможность улучшения отношений в паре может способствовать выбору оцениваемого метода в случае, когда расстройства отношений становятся серьезной проблемой.

Читайте так же:
Как заставить себя что то делать при тяжелой депрессии

Что должно произойти дальше?

Нам необходимы испытания хорошего качества , тестирование в более крупных выборках с продолжительным периодом наблюдения эффектов парной терапии в сравнении с другими вмешательствами, особенно в проблемных парах.

Все её дороги вели в сад: интересные факты из биографии селекционера Иды Калининой

21 октября родилась Ида Павловна Калинина – известный селекционер, первая на Алтае женщина-академик ВАСХНИЛ, долгие годы возглавлявшая Института садоводства Сибири имени М.А. Лисавенко. В этом году ей бы исполнилось 95 лет. Журналист Наталья Теплякова, работая над книгой об Иде Павловне Калининой, отыскала интересные факты ее биографии и поделилась ими с «ВБ».

Бурная река жизни

Есть любопытная история, что первым именем Иды Павловны Калининой было Катунь. Так нарек ее отец – Павел Иванович Калинин. Когда молодым специалистом он прибыл в Горный Алтай, то был очарован красотой бирюзовой реки…

Но строгая учительница Дарья Пантелеймоновна Гилева (мама Иды Павловны) настояла на своем и в документах дочку записали с именем Ида. В переводе с древнегреческого Ида означает «плодородная». Вот такое интересное совпадение для будущего селекционера − или материнское пророчество?

Отец Иды Павловны был политработником. На Алтай он прибыл из Омской губернии, записан в числе первых инструкторов Ойротского обкома партии. Мама по образованию учительница, сначала работала в школе, но затем окончила курсы счетоводов и трудилась бухгалтером. Родители расстались, когда Иде исполнилось три года. Дарья Пантелеймоновна больше не вышла замуж. Дочку воспитывала одна

Малая родина Улала

Многие пишут, что Ида Павловна родилась в Горно-Алтайске. Но это не совсем так. Такого города тогда не было на карте. Маленькая Ида появилась на свет 21 октября 1926 года в селе Улала, которое только спустя 20 лет (когда Калинина уже стала студенткой Тимирязевской академии) получило привычное для нас название Горно-Алтайск. В Улале в 20-е годы XXвека было всего несколько школ, одна больница, а уж о развитие здесь садоводства никто и не мечтал. Пока не приехал в эти места (по Чуйскому тракту на повозке, укрывая своей одеждой полузамерзшие черенки плодовых деревьев) великий энтузиаст садоводства – Михаил Афанасьевич Лисавенко.

Именно этот человек сыграл большую роль в судьбе Калининой. В подшивках газет «Звезда Алтая» за 50-е годы удалось найти один из первых очерков, посвященных Иде Калининой, где она рассказывает, как увидела Михаила Афанасьевича Лисавенко среди… цветов. Это случилось осенью 1936 года: учеников второго класса, среди которых была и любознательная Ида, повели на экскурсию в недавно созданный опорный пункт садоводства, которым заведовал Лисавенко. Молодые деревья здесь еще не плодоносили, но Михаил Афанасьевич высадил в саду невиданные для Горного Алтая цветы: розы, ирисы, гладиолусы… Ида, увидев эту невероятную красоту, замерла возле клумб. Цветы и сад были для нее настоящим волшебством – очарованием на всю жизнь. Эта экскурсия стала той тропинкой, которая привела ее на большую дорогу к садоводству. В 1942 году, окончив с отличием семь классов, Ида поступает в Ойротский животноводческий техникум, (Улала в то время была переименована в Ойрот-Туру). Учится на полевода и на третьем курсе идет на практику на Алтайскую зональную плодово-ягодную станцию. Научным руководителем практики Иды Калининой стал опытный селекционер Николай Николаевич Тихонов – старший научный сотрудник станции по селекции груши, косточковых культур и винограда. Известно, что практику Ида прошла на «отлично». Также на пятерки в декабре 1945 года она сдала выпускные экзамены по пяти предметам: общее земледелие, растениеводство, селекция и семеноводство, механизация, организация сельского хозяйства. Способности и трудолюбие Иды Калининой заметил сам Лисавенко. В начале 1946 года ее приглашают работать на Алтайскую плодово-ягодную станцию техником по садоводству.

Ида Калинина – автор и соавтор более 150 сортов фруктов и ягод. В 1972 г. Ида Павловна принимала в институте садоводства генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева. Ныне широко известная в стране и в мире облепиха была введена в культуру именно Калининой.

За мечтой

Ида Павловна никогда не рассказывала про тяжелые для неё послевоенные годы. В 1945-м серьёзно заболела мама, работать она уже не могла. Как инвалиду труда Дарье Пантелеймонове назначили пенсию 99 рублей в месяц. А за учёбу в высшем учебном заведении нужно было платить около 500 рублей в год. Таких денег в семье просто не было. Жили они очень скромно, занимали комнату на первом этаже в трехкомнатной квартире по адресу: дом № 38 по проспекту Сталина (сейчас проспект Коммунистический). Эта четырёхэтажка в центре Горно-Алтайска до сих пор жива, но новые хозяева квартиры № 2, конечно, не знают, что когда-то здесь проживала с мамой будущий академик Калинина.

Читайте так же:
Я часто впадаю в депрессию что делать

Мать болеет, денег нет, нет даже вещей, которые можно было бы продать. Но Ида решается на этот отважный шаг – поехать в Москву поступать в Тимирязевскую сельскохозяйственная академию.

«Мама на последние деньги купила мне на базаре туфли. Это были первые туфли в моей жизни: черные, на французском каблучке. На остальное возможности не было. Узнав, что еду на учебу, помогла администрация города. Со склада мне выдали: две простыни, две наволочки, солдатское суконное одеяло, новую телогрейку, отрез хлопчатобумажной ткани «хаки» на костюм и парашютный шелк на блузку. Знаете, ничего любимее тех парашютных блузок у меня никогда не было. Я их очень берегла. С котомкой за плечами, в зашнурованных брезентовых ботинках на деревянной подошве, я на поезде поехала в Москву», — спустя много лет в одной из бесед с журналистом газеты «Известия» Леонидом Шинкаревым расскажет Ида Калинина.

Чтобы поддержать Калинину в Москве, Лисавенко два года держал её в штате лаборантом станции и платил зарплату. Помогал он и матери, Дарье Пантелеймоновне, – зимой станция снабжала её дровами.

Вернулась домой

После окончания Академии отличнице Калининой комиссия по распределению предложила на выбор три места: стать председателем колхоза в Подмосковье, руководить хозяйством в Крыму или остаться в столице – ухаживать за садом в Кремле. Но она отказалась. Вернувшись в 1951 году в Горно-Алтайск с красным дипломом, Ида продолжает трудиться на родной станции в должности младшего научного сотрудника.

Летом 1953 года на Алтай тоже с красным дипломом Тимирязевской академии приехал работать Анатолий Александрович Семенов – будущий муж Иды Павловны Калининой. Он был на два курса младше ее, но познакомились они еще в академии. К тому же Анатолий Александрович уже бывал на Алтае на практике. И, кстати, завоевал большое доверие самого Михаила Афанасьевича Лисавенко.

Калинина и Семенов работают в трудовом тандеме, вместе пишут статьи и книги, ездят в командировки, закладывают в крае новые сады. В 1956 году они поженились. Вообще этот год знаковый в судьбе Иды Павловны. Она защитила кандидатскую диссертацию, получила медаль «За освоение целинных земель», стала старшим научным сотрудником и … мамой. 6 июля 1956 года у Анатолия Семенова и Иды Калиной родилась дочь Елена.

В 1959 году Михаил Афанасьевич приглашает Иду Калинину с Анатолием Семеновым переехать в Барнаул, чтобы работать на главной научной площадке Алтайской зональной опытной станции. Супруги соглашаются, и начинается новый виток их научной карьеры.

Директор Калинина

После ухода из жизни Лисавенко в сентябре 1967 году на заседании Ученого совета Калининой предложили возглавить опытную станцию. Рассказывают, что тогда сдержанная Ида Павловна впервые заплакала на людях. А в кабинете директора долго не решалась сесть за стол Михаила Афанасьевича. Без сомнения, для Калининой Лисавенко был главным учителем в жизни, наставником, примером. Она говорила о нем с особой теплотой и почитанием. Его смерть Ида Павловна переживала очень болезненно, а к новой должности отнеслась как к продолжению дела Михаила Афанасьевича.

Директор Калинина приложила много сил, чтобы станция получила статут Научно-исследовательского института садоводства Сибири, построила новый корпус, многоквартирные жилые дома для сотрудников. При большой административной нагрузке Ида Павловна продолжала заниматься наукой. Она автор и соавтор более 150 сортов яблони, груши, сливы, вишни, облепихи, смородины, малины, жимолости, калины, земляники. Отдельная история – облепиха. Калинина много лет добивалась, чтобы это сегодня такая известная и популярная ягода была введена в культуру. С ветками облепихи (это не образное выражение, а факт) она летала в Москву, рассказывала о лечебных свойствах ягоды на центральном ТВ. И в 1981 году (в этом году можно отмечать юбилей!) коллектив Института получил Государственную премию СССР в области науки и техники за введение облепихи в культуру.

Депутат

Ида Павловна была политиком по натуре, характеру, мышлению. Ей нравилась партийная работа, четкость, системность. Четыре созыва (с 1970 по 1989 годы) она избиралась депутатом Верховного Совета СССР. В разные годы дендрарий института садоводства посещали первые лица страны. Так в августе 1972 года Ида Павловна принимала здесь Леонида Ильича Брежнева.

Ветераны института рассказывают, что красота дендрария чуть не сыграла с экономикой края злую шутку. Когда Брежнева повели в розарий, а это было визитной карточкой любой экскурсии, и он увидел море цветущих роз, то Леонид Ильич усмехнулся: «Мы вам, сибирякам, северные платим, а у вас тут лучше, чем на юге». От этих слов у краевого начальства, как говорят, сердце ушло в пятки. Но Калинина ситуацию деликатно сгладила. Она заулыбалась и стала перечислять Брежневу, сколько труда вкладывает селекционер в каждый цветочек, притом что температура на Алтае колеблется от минус 50 до плюс 40 градусов. Брежнев тут же оттаял.

Помология

Ида Павловна посвятила садоводству всю жизнь. Даже на пенсии она не оставляла любимый Институт. Постоянно помогала молодым ученым, была научным руководителем и рецензентом. В 2005 году, накануне своего 80-летия она подготовила к изданию огромный труд «Помология». Эта книга стала первым в России изданием, где были описаны все сорта, созданные и районированные на территории Сибири с конца XIX века и до наших дней.

Ида Павловна покинула этот мир 5 февраля 2015 года на 89-м году жизни. В 2016 году была учреждена премия Губернатора Алтайского края в области садоводства имени Иды Калининой. Есть инициативы назвать одну из улиц Барнаула в честь первой в крае женщины академика. А в Алтайском государственном краеведческом музее планируют открытие экспозиции об Иде Павловне. Ида Павловна оставила о себе светлую память. И каждый год, когда зацветают сады, когда урожаем радуют ягоды и деревья, мы знаем, что это постаралась Калинина…

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector