Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что хуже паническая атака или депрессия

Что хуже паническая атака или депрессия

В декабре мы выпускали интервью со студенткой ФГН Валерией Копировской, которая не смогла получить академический отпуск по причине ментальных проблем и была вынуждена искать обходные пути для получения отпуска. Валерию за поддельные документы в итоге отчислили.

Однако студентов Вышки, страдающих ментальными проблемами, гораздо больше, чем может показаться. В прошлом году даже появился паблик mental health и вышечка. Мы решили поговорить с его создательницей о проблеме психических расстройств, а после опросили студентов ФГН, страдающих ими, об учебе в Вышке, трудностях, с которыми они сталкиваются, и помощи, которую они могут получить от университета.

Ты являешься создателем паблика mental health и вышечка. Скажи, откуда вообще возникла идея создания паблика и зачем он нужен?

В рунете довольно много ресурсов, которые пишут о психическом здоровье в целом, но ресурсы, специализирующиеся на учащихся, можно пересчитать по пальцам. Сходу приходит на ум только «Твоя территория» с бесплатными консультациями для подростков. Но студенты — довольно многочисленная группа со своими проблемами и специфическими потребностями. В англоязычной среде и в западных университетах это поняли, а в русской части интернета… ну, одним из первопроходцев стану я.

И как, много ли пишет ребят в паблик? Как вообще отбираешь материалы?

В основном занимаюсь я, но приглашенные авторы присылают интересные статьи или личные истории. Большинство переводных материалов — что-то, что лично я читаю на английском (и чем хочется поделиться).

Ты сказала, что на данный момент тебе ставят депрессию. Поэтому теперь наш самый главный вопрос: влияют ли на твою жизнь в вышке ментальные проблемы?

Да, очень заметно влияют. У меня сильно упал GPA (Grade point average — средняя оценка за предметы. — прим. ред.), пришлось отказаться от нескольких сложных, но интересных курсов в связи с тем, что я не справлялась с необходимостью посещать занятия.

Испытываешь ли ты трудности в организации собственного учебного процесса?

Прямо сейчас (на момент написания статьи — прим. ред.) я нахожусь на больничном по причине депрессивного эпизода. Мне очень повезло, что моя врач может выписать мне больничный лист на работу и справку для университета, что обезопасило меня от проблем, связанных с учебным офисом. По её оценкам, выпишусь я не раньше десятых чисел января, и это влечёт за собой гору проблем с дедлайнами, накопленными оценками и необходимостью сдавать экзамены. С дедлайнами я бы не справилась, если бы не моя волшебная мама. Она взяла на себя работу моего персонального менеджера: написала и помогла разослать письма всем преподавателям, составила индивидуальный график и помогла вписать его в режим, где я минимум 12 часов в день сплю, а остальные 12 так себе работоспособна. Пока график удаётся соблюдать. С бытом (в общежитии) во время депрессивного эпизода я тоже перестала справляться. Сперва меня кормила соседка, а потом я переехала к родителям на время лечения. С преподавателями общаюсь примерно с позиции «Вот мой открытый больничный лист. Мне придётся отрабатывать пропущенное, Вам — это всё принимать. Давайте вместе придумаем, как мы можем максимально упростить этот процесс». Большинство преподавателей согласились принять у меня дополнительные письменные работы или продлить дедлайны для уже существующих.

Знают ли о твоей проблеме одногруппники? Если да, говорите ли вы с ними об этом?

Раньше знала только пара человек, после моего камин-аута — видимо, все. Все очень тепло и с поддержкой отнеслись. Одногруппники предлагали свою помощь, прислали конспекты лекций.

Обращалась ли ты за поддержкой в психологический центр ВШЭ? Если да, то как впечатления?

Плохие. Тогда я обратилась с селф-хармом и суицидальными мыслями, и психолог была явно растеряна. Считаю, что самым успешным выходом из этой ситуации было бы направление меня к врачу, но вместо этого мы несколько сессий тянули резину и говорили о том, что меня могло бы порадовать (spoiler alert: ничего, всё на вкус казалось жеваной бумагой). Потом я просто не записалась на очередную встречу.

Что, по-твоему, может сделать Вышка, чтобы помогать студентам с психическими проблемами в университете?

Было бы здорово: 1) найти пару врачей-психиатров в штат консультативного центра, чтобы у психологов была реальная возможность (и даже обязанность) в определенных случаях направлять обратившихся к врачу; 2) более детально урегулировать вопросы получения накопленных оценок студентами, которые находятся на больничном. Почему преподаватели должны принимать экзамены у болевших, но могут со спокойной душой поставить низкую оценку за «активность на семинарах»? Хотелось бы, чтобы правила предусматривали альтернативные варианты сдачи заданий или отработок для болеющих.

Скажи, когда ты училась на ФГН, влияли ли на твою жизнь в Вышке ментальные проблемы?

Есть какой-то стандартный набор проблем, возникающих в поле пересечения ментальных расстройств и университетской жизни. Сложно соблюдать дедлайны, ты психически и эмоционально более уязвим для стрессов. А ведь из них сложены стены любого корпуса Вышки. Я пропускала огромное количество пар, просто потому что не могла выйти из дома. Иногда мне казалось, что появились силы, но я приезжала, садилась в пустую пока аудиторию и начинала бесконтрольно рыдать, потому что нахождение там, за этими партами, в предвкушении абсолютно бессмысленных семинарских занятий вызывали невероятный дискомфорт, как психический, так и физический. Я рыдала, собирала вещи и уезжала домой, чтобы потом до конца дня просто лежать и смотреть в стену. Засыпать, чтобы не плакать, и просыпаться, чтобы порыдать.

Самое сложное, мне кажется, это то, что в период обострения расстройств ты лишаешься всех психоэмоциональных сил, необходимых для того, чтобы справляться с тем стрессом, который представляет из себя учеба в ВШЭ. К сожалению, Вышка все еще далека от пространства свободного интеллектуального диалога, в процессе которого можно учиться и развиваться. Несмотря на все окололиберальные особенности учебы здесь, это до сих пор во многом все та же застарелая система образовательной иерархии и власти, где большая часть педагогов применяет методы завуалированного, но психологического насилия, где тебя парализует страх перед семинарами определенных преподавателей. Страх, который не приводит ни к желанию исследовать, ни к желанию учиться, а вместо этого — поскорее убежать и избавиться от этого всего. С приходом в жизнь ментальных проблем уходит тот буфер, который примиряет людей с устоявшимся течением жизни в рамках НИУ ВШЭ.

Как думаешь, связано ли было возникновение/развитие болезни с поступлением/учебой в университете?

Да, я думаю, что учеба стала причиной и катализатором того, что «простые» неврозы и склонность к депрессивным состояниям переросли в заболевание шизофренического спектра. Учёба, то, как она устроена, разочарование в специальности и учебном процессе приводили к нервным срывам, депрессивным эпизодам со всеми вытекающими. Однако я чётко помню тот момент, когда из просто человека на лёгких антидепрессантах я перешла в категорию тяжело больных, которым необходимо каждые две недели колоть сильнейшие нейролептики.

У нас был предмет на четвертом курсе, часть лекций которого вёл руководитель отделения. Вёл лекции он из рук вон плохо, смысла в них было мало, а стресса — много. В итоге на них практически никто не ходил. Но так как это всё-таки местный царь, на каждой лекции собиралась какая-то группка меценатов, которая жертвовала своим временем ради того, чтобы не было проблем у всего курса.

И вот, сидим мы, шесть калек, а он в своей манере задаёт какие-то провокационные вопросы. В аудитории стоит гнетущая тишина, которая долбит по ушам. Я решаюсь ответить на вопрос, чтобы не было настолько неловко и чтобы задался некоторый вектор обсуждения. Но мой ответ этот «преподаватель» прокомментировал в своей любимой манере, где только он в белом пальто интеллектуал стоит, а мы все — бездари и уродцы. В общем, он сказал что-то типа: «Где вы вообще такое вычитали? Хотя я знаю, это было написано в этих ширпотребных книжонках в 90е, я понял, да, полный мусор» и далее по тексту значилось, что я абсолютная идиотка. Я не буду говорить о том, что все четыре года входила в топ рейтинга, который Вышка так отстаивает, как показатель студенческого успеха, и что мой ответ содержал вполне адекватные ссылки. Я скажу только, что это был не тот подход, которым так гордится Вышка — где преподаватель, предполагается, даже в случае твоей неправоты, вступает с тобой в аргументированный диалог, а не накидывает говна на вентилятор. В общем, весь этот эпизод стал контрольным выстрелом в неустойчивую психику, после чего я начала бояться выходить из дома, не доверять самой себе, и в конце концов угодила в стационар городской психиатрической больницы.

Когда я из неё выписалась, то стала еще отчетливее воспринимать, насколько всё отвратительно устроено в нашем университете. Система кумовства, лицемерия, протекционизма избранных и всё под обложкой модного интеллектуального флёра. Всё было очень плохо, и я рада, что это закончилось. Расставание с ФГН НИУ ВШЭ — это самое лучшее, что случилось со мной за много лет.

Die Zeit: Сначала ковид, потом депрессия

Депрессия (ассоциативное фото)

«Панические атаки, отчаяние, апатия: после заражения коронавирусом некоторые люди испытывают проблемы с психикой. Связано ли это с изменениями в мозге?», — задается вопросом немецкое издание Die Zeit.

«О заболевании, которое принято называть «долгим ковидом» или «постковидным синдромом», сейчас много говорят, ведь далеко не все люди, переболевшие коронавирусом, чувствуют себя по-настоящему здоровыми. Согласно недавнему исследованию, спустя несколько месяцев каждый третий продолжает страдать от вторичных симптомов (Plos Medicine: Taquet et al., 2021). Многие отмечают затрудненное дыхание, постоянное чувство усталости (утомляемости), боли в груди, голове или мышцах, а также когнитивные проблемы, в частности, плохую концентрацию внимания или проблемы с памятью. Но и психологические проблемы, такие как тревога и депрессия, тоже входят в число симптомов постковидного синдрома».

«Последствия пандемии для психологического здоровья изучили, среди прочих, исследователи из Института Лейбница по изучению стрессоустойчивости в Майнце. Они включили в свой международный анализ более 40 исследований с более чем 70 тыс. участников. Результаты показывают, что с начала пандемии у населения в целом возросла тревожность и депрессивные симптомы (Globalisation and Health: Kunzler et al., 2021). Другое исследование и вовсе пришло к выводу, что в прошлом году в мире из-за пандемии было зарегистрировано примерно на 53 млн больше случаев депрессии и на 76 млн больше случаев тревожных расстройств (The Lancet: Santomauro et al., 2021)», — говорится в статье.

«Таким образом, во время пандемии многие люди в целом стали чувствовать себя хуже. Но вопрос в том, может ли заражение Covid-19 вызывать дополнительные психологические проблемы. Об этом свидетельствует одно недавно опубликованное исследование. В нем изучалось, скольким людям был поставлен неврологический или психиатрический диагноз через шесть месяцев после заражения коронавирусом (Lancet psychiatry: Taquet et al. 2021). Для этого исследователи сравнили данные более 236 тыс. пациентов с Covid-19 с данными двух контрольных групп, а именно людей, которые в тот же период болели либо гриппом, либо другой респираторной инфекцией».

«Действительно, чуть более чем у 13% пациентов с Covid-19 впоследствии были диагностированы аффективные расстройства, в частности депрессия, а у 17% — тревожные расстройства. В контрольных группах такие психические проблемы возникали значительно реже. Но авторы провели еще один важный тест: они проверили, не было ли у пациентов диагноза депрессии или тревожного расстройства до того, как они заболели Covid. Эти данные в какой-то степени смягчили общую картину: первичный диагноз ставился значительно реже — такие случаи составляли чуть более 4% для депрессии и 7% для тревожных расстройств. Однако разница с пациентами, перенесшими грипп и другие респираторные заболевания, осталась значительной», — отмечает издание.

«Если Covid-19 действительно может привести к проблемам с психическим здоровьем, то как это можно объяснить? В некоторых случаях, вероятно, играет роль пребывание в реанимации. Так, и в случаях с другими заболеваниями известно, что после нескольких недель лечения в реанимации, например, после искусственной вентиляции легких и длительного наркоза, определенная часть пациентов впоследствии страдает от депрессии или даже посттравматического стрессового расстройства (Der Nervenarzt: Kampfhammer, 2016). Это, по-видимому, подтверждается и в первых исследованиях пациентов с Covid-19 (Journal of Internal General Medicine: Tarsitani et al., 2021)».

«Но такого объяснения недостаточно, ведь многие люди, которые не были в реанимации или больнице, тоже страдают от психических проблем. Так может ли вирус оказывать прямое влияние на мозг?», — пишет Die Zeit.

«Изначально предполагалось, что вирус попадает в мозг непосредственно по нервным волокнам и приводит к изменениям в нем. «Но от этой идеи о прямом поражении вирусом мозга сейчас в некоторой степени отказались, поскольку доказательств этому мало», — говорит Раймунд Хельбок, невролог из Университетской клиники Инсбрука и член правления Европейской академии неврологии. Обнаружить вирус в головном мозге удалось, но, если такое и происходит, то только у тяжелобольных пациентов, и в целом очень редко», — говорится в статье.

«Поэтому в других попытках объяснить симптомы «долгого ковида» предполагается косвенное поражение мозга, либо в результате повреждений стенок сосудов, либо из-за чрезмерной активности иммунной системы. Например, при исследовании умерших пациентов с Covid-19 американские ученые обнаружили изменения в стенках мелких сосудов в головном мозге (The New England Journal of Medicine: Lee MH et al. 2021). «Эти изменения могут вызвать неврологический дефицит уже в острой фазе заболевания с тяжелым течением», — говорит Хельбок. В долгосрочной перспективе они могут привести к нарушениям памяти. Но можно ли этим объяснить депрессивные симптомы или тревогу, пока совершенно неясно».

«Хельбок не склонен так считать, тем более что даже пациенты с легким течением заболевания впоследствии отмечают усталость, нарушения концентрации внимания и тревожные расстройства или депрессию. «Причина многофакторная и является предметом текущих исследований», — говорит он. По словам Хельбока, в большинстве случаев у пациентов уже имеется склонность к депрессии, которая затем усугубляется Covid-19 или обстановкой, связанной с мерами по борьбе с пандемией».

«В качестве еще одной возможной органической причины обсуждается стойкая, минимальная воспалительная реакция, вызванная так называемым цитокиновым штормом. Цитокины — это белки, которые контролируют защиту организма от патогенов, — поясняет издание. — При цитокиновом шторме происходит неконтролируемый выброс цитокинов, чрезмерная реакция собственной защитной системы организма. Это приводит к воспалительным процессам во всех органах, включая мозг».

«Мозг реагирует на эти воспалительные процессы целым спектром симптомов. Это могут быть когнитивные расстройства, психозы или депрессия и тревожные расстройства», — говорит Андреас Мейер-Линденберг, руководитель Центрального института психического здоровья в Мангейме».

«Воспаление не только в мозге может вызывать у страдающих им людей плохое психологическое самочувствие. «Хроническое воспаление в организме, например, в легких, также может приводить к высвобождению определенных веществ», — говорит Мейер-Линденберг. Так называемых интерлейкинов, веществ-медиаторов клеток иммунной системы. «Есть целый ряд веществ, которые часто могут вызывать у людей сильную депрессию», — говорит исследователь».

«В мозге пациентов, умерших от Covid-19, действительно были обнаружены подобные неврологические воспалительные процессы, хотя и в довольно легкой форме (Lancet Neurology: Matschke et al. 2020). Теперь перед исследователями стоит задача обнаружить эти воспалительные процессы в мозге и у живых пациентов».

«Если вы ищете четкий вывод, то есть только один: нам нужно больше исследований», — говорит Мейер-Линденберг. Однако есть и хорошие новости, — резюмирует Die Zeit. — «Традиционные методы, которые мы уже давно используем для лечения тревожных расстройств и депрессии, так же хорошо работают и на пациентах с постковидным синдромом», — говорит Мейер-Линденберг».

Выгореть дотла: названы самые частые проблемы с психикой у офисных работников

Половина работающих россиян сталкивается с проблемами выгорания, к которым относятся тревожные расстройства. По словам экспертов, на ситуации негативно сказались пандемия коронавируса и изменения в режиме работы. Как выявить у себя расстройство, спокойно вернуться с удаленки в офис и помочь коллеге в сложной ситуации, выясняли «Известия».

Проблемы выгорания

Половина работающих россиян сталкивается с проблемами выгорания, к которым относятся тревожные расстройства. Об этом «Известиям» рассказала московский психиатр Надежда Соловьева.

По ее словам, ситуация значительно ухудшилась во время пандемии, когда многим пришлось уйти с работы, сменить деятельность или просто перейти на удаленный формат. Новой стрессовой ситуацией для них стало возвращение в офисы — с необходимостью ездить на общественном транспорте и контактировать с большим количеством людей.

— Тревожные расстройства — это группа расстройств, при которых человек постоянно волнуется без причины, — объясняет психиатр. — Переживания могут сопровождаться неприятными физическими ощущениями, например потливостью, дрожью в теле, учащенным сердцебиением, головными болями, болями в суставах, снижением концентрации внимания и затруднением запоминания — а это, в свою очередь, приводит к ухудшению работоспособности.

Офис

Диагностировать у себя расстройство можно с помощью онлайн-самоопросников — в результатах будут приводиться рекомендации, где прописано, нужна ли человеку медицинская помощь или достаточно ограничиться приемом успокаивающих безрецептурных препаратов.

— Всё зависит от того, насколько тревога влияет на качество жизни человека и его социальное функционирование — работу, взаимоотношения в семье, хобби, спорт. Если у человека возникли проблемы с начальством (например, им постоянно недовольны и делают замечания), коллегами или близкими, нужно обращаться к специалисту, — отмечает Надежда Соловьева.

На грани срыва

Как говорят эксперты, опрошенные «Известиями», сегодня среди психических заболеваний и эмоциональных расстройств у офисных работников лидируют астенические состояния. Часто они проявляются в виде синдрома хронической усталости, а также депрессивно-тревожных состояний и панических атак.

По словам психолога «Теледоктора 24» Юлии Кузнецовой, от неврозов так или иначе страдают все жители мегаполиса.

— Этому способствует ритм жизни: обязательства, количество народа и информации вокруг нас, — объясняет эксперт. — Всё это перегружает нервную систему и вызывает различные расстройства.

На число обращений по поводу тревожно-депрессивных и неврологических расстройств в 2020–2021 годах повлияла пандемия COVID-19, подтверждает психотерапевт из Санкт-Петербурга Аркадий Кузнецов. По его словам, у пациентов по-прежнему часто встречаются страхи заражения, страхи за свое здоровье и здоровье близких, а также катастрофизация ситуации.

Офис

— Среди переболевших крайне часто наблюдаются признаки астенизации: человек попадает в синдром хронической усталости, который может длиться очень продолжительное время в рамках постковидного синдрома, уже внесенного в международную классификацию болезней как самостоятельное заболевание, — рассказывает Кузнецов.

Текущие перемены, связанные с пандемией, эксперт называет огромным испытанием на прочность для большинства людей. При этом те, кто устойчивее и гибче, проходят этот период успешнее.

Для остальных же требуются специальные адаптирующие мероприятия со стороны работодателя. Впрочем, и сам человек может многое сделать для того, чтобы этот период был пройден максимально комфортно. Главное — вовремя понять, что с психикой и эмоциональным фоном что-то не в порядке.

Тревожные симптомы

Симптомы возможных психологических проблем очень индивидуальны у разных людей. Проблема в том, что депрессией люди нередко называют временное снижение настроения, вызванное какими-либо объективными причинами: такое состояние через некоторое время проходит само собой и не требует помощи. Но бывает и иначе.

Если у человека действительно есть психологическое расстройство, то симптоматика будет более продолжительной и может содержать ряд конкретных признаков, говорит в беседе с «Известиями» семейный и личностный психолог Дмитрий Соболев.

Офис

— Среди них — подавленность: печаль, уныние, вялость, раздражительность и плаксивость, — объясняет специалист. — Человек видит будущее в мрачных красках и не видит в нем смысла. Дела, которые раньше приносили радость, больше ему не интересны. Человека ничто не радует.

По словам Соболева, в качестве симптомов психических расстройств также могут встречаться различные нарушения сна: больному трудно заснуть, он часто пробуждается ночью, а днем испытывает сонливость. Человеку может быть сложно выполнить даже самые простые повседневные дела — да и в принципе делать их нет никакого желания, а концентрация внимания ухудшается. Больному приходится заставлять себя, потому он быстро устает.

— Из других симптомов проблем с психикой можно выделить неуверенность в себе и потерю самоуважения, — говорит эксперт. — Человек думает о том, что он слабый и никчемный, ни на что не способен, а все его начинания обречены на провал.

Наконец, крайними проявлениями психических расстройств может стать чувство вины даже там, где этой вины нет. Человек может желать себе смерти и думать о самоубийстве. Причем на фоне всех этих переживаний возможны изменения веса и аппетита, причем как в сторону снижения, так и в сторону увеличения.

Офис

— В некоторых случаях при очень высокой тревоге и ее запущенности могут возникать панические атаки, — отмечает в беседе с «Известиями» психолог Юлия Кузнецова. — Такие атаки сопровождаются соматическими проявлениями и неприятными эмоциональными переживаниями.

Если у вас стали возникать панические атаки, вам необходимо обратиться к психотерапевту. Специалисты обучат самопомощи — специальным дыхательным практикам, а также концентрации на положительных мыслях.

Скорая психологическая помощь

Порой проблемы с психикой могут застать не вас самих, а кого-то из ваших близких или коллег. На этот случай существует набор приемов, которыми можно поддержать того, кто рядом.

Как говорит Юлия Кузнецова, если вы наблюдаете у своего коллеги психологические признаки расстройства, прежде всего стоит спросить, чем вы можете ему помочь.

— Возможно, вашему коллеге необходимо выговориться или, наоборот, он предпочитает ограничить общение — в любом случае дайте ему знать, что он может к вам обращаться, — советует эксперт.

Офис

Руководителям Кузнецова также советует не оставлять без внимания психологические проблемы своих подчиненных. Так, начальник может предложить своему сотруднику сходить к врачу или психологу, взять выходной, больничный или короткий день.

— Если у вашего коллеги началась атака, предложите ему подышать не спеша, скажите, что вы рядом и готовы помочь, — советует психолог. — Предложите сесть или подержать вас за руку. А вообще, панические атаки успешно лечатся психотерапией.

В свою очередь, психолог Елена Данилова отмечает: паникеру в момент нервного приступа важно отвлечься от мыслей, которые лезут в голову. Для этого можно попросить человека, с которым вы оказались рядом, пересчитать какие-то предметы или спеть вместе песню.

— В сам момент панической атаки очень важно глубоко дышать, а также разговаривать и не поддаваться панике, — отмечает собеседница «Известий». — Можно занять удобную позу или сделать несколько физических упражнений, выйти из помещения, сменить локацию. Стоит отметить, что панические атаки в моменте сложно контролировать, но не стоит умалять и возможности справиться с ней.

Офис

Эффективными способами работы с беспокойством или паническими атаками считаются медитации и дыхательные практики. Одну из таких методик порталу описал психолог Петр Галигабаров: каждый день в течение 2–3 минут можно практиковать дыхание 4х2х8х2, где 4 секунды длится вдох, 2 секунды задержка, 8 секунд выдох, 2 секунды задержка. При этом важна регулярность процесса (лучше по 3 минуты в день, чем 20 минут раз в неделю) и фокус на процессе.

— Поскольку сложно не отвлекаться на мысли в голове, подключите подсчет секунд и наблюдение за тем, как вдох холодит язык и нёбо, — советует он. — Так в стрессовой ситуации в офисе вы сможете переключать свое внимание на дыхание и постепенно обретать спокойствие.

По словам психолога, упражнение можно выполнять и в спокойном состоянии, и во время панических атак. Если практика не помогает, необходимо обратиться к специалисту.

Чем опасна послеродовая депрессия

Нередко считается, что рождение ребёнка приносит счастье в дом. Женщина наслаждается ролью матери, носит младенца на руках, не замечая бессонных ночей. Но порой реальность оказывается совершенно другой. По данным ВОЗ, у 15% новоиспечённых мам случается послеродовая депрессия. News.ru расспросил врачей и психологов, как избежать опасного недуга и сохранить психическое здоровье.

В Сети можно найти много историй женщин, которым жизнь после родов стала не мила. Иногда об этом пишут мужья, внезапно столкнувшиеся с подавленным состоянием жены.

Мать моего ребёнка психически нездорова. Чем дальше, тем хуже. Панические атаки происходят, за ребёнком она мало следит, не готовит. В основном сидит в «ВК» и общается. Обвиняет меня во всех грехах смертных, — пишет анонимный пользователь соцсети в группе «От мамы к маме в Перми».

Я прям таких сильных материнских инстинктов не ощущаю к ребёнку, мне самой это странно понимать. Чувствую себя просто нянькой, которой надо посидеть с ребёнком, и всё, — откровенничает участница онлайн-группы «Мамочки Улан-Удэ (Бурятии) 03».

Чем опасна послеродовая депрессияFrank May/picture alliance/Global Look Press

Эксперты отмечают, сразу после родов у женщины могут развиться некоторые психические расстройства. Например, так называемый «послеродовой блюз» — неустойчивость настроения в первые дни после появления малыша на свет. Это состояние продолжается до недели, после чего частая смена настроений прекращается, и всё нормализуется.

Если грусть-тоска не проходит две недели и больше, можно говорить о послеродовой депрессии. Основные симптомы недуга: резкие перепады настроения, повышенная плаксивость, трудности в сближении с ребёнком, отдаление от родных и близких, апатия.

Дело в гормонах и не только

Как рассказал News.ru директор клиники лечения депрессий и фобий Андрей Каменюкин, у женщины в мозгу нарушается обмен нейромедиаторов. Серотонин, дофамин, норадреналин отвечают за формирование эмоционального фона. Происходит это из-за стресса и дефицита сна, и может возникать послеродовая депрессия.

Ещё одну причину появления болезни озвучил врач гинеколог-эндокринолог Алексей Калинчев.

После родов происходит резкое падение концентрации половых гормонов. На этот спад и идёт реакция. Что-то типа, как ПМС перед месячными, — сообщил он.

Чем опасна послеродовая депрессияAndreas Franke/picture alliance/Global Look Press

Андрей Каменюкин рассказывает: послеродовая депрессия развивается у женщин определённого психотипа. Такие люди склонны к плохому настроению, гипертрофированной эмоциональной реакции, они хуже переживают стрессы.

Алексей Калинчев озвучивает ещё одну характеристику женщины, склонной к послеродовой депрессии.

Если у женщины слабый тип половой конституции, то проблемы с нервной системой будут возникать часто. Без всяких родов у них постоянно меняется настроение из-за перепадов концентрации половых гормонов в течение менструально-овариального цикла, — рассказал он.

Также сказывается и эмоционально-психологическое состояние в семье. Не секрет, что в период беременности и последующего грудного вскармливания у многих пар ухудшаются отношения.

Депрессия молодой мамы может длиться от нескольких недель до нескольких месяцев. Она возникает внезапно, а может и нарастать день ото дня.

Когда депрессия выходит из-под контроля

Особенно опасна послеродовая депрессия для женщин с пограничными расстройствами или психическими заболеваниями. Если такие мамы не находятся под контролем врача, это может плохо закончиться.

Базовый инстинкт самосохранения у женщин максимально выражен. Он распространяется и на ребёнка. Но порой из-за болезни возникает слом этого механизма, — считает Андрей Каменюкин.

Чем опасна послеродовая депрессияPascal Deloche/Godong/Global Look Press

В Красноярском крае завели уголовное дело на женщину по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Она проломила череп собственному ребёнку. В Следственном комитете РФ по Красноярскому краю сообщили: 30-летняя мама разозлилась на плачущего трёхмесячного младенца и бросила его на диван. Ребёнок ударился о деревянную перегородку. Врачи диагностировали у младенца ушиб головного мозга и перелом теменной кости. Решается вопрос о лишении родительских прав.

По словам Андрея Каменюкина, такое поведение свойственно человеку с одним из психических расстройств, например, шизофренией. Ещё вариант — под маской послеродовой депрессии скрываются похожие симптомы более серьёзного заболевания.

На форумах и в социальных сетях женщины шокируют друг друга, рассказывая, как представляют, будто выкидывают дочь или сына в окно. Андрей Каменюкин спешит успокоить — не надо паники, вы не угроза малышу. Это симптомы так называемого обсессивно-компульсивного расстройства.

Если мама воспринимает эти мысли с тревогой — это главный индикатор того, что мама находится в здоровом состоянии. Но часто страх перейти от слов к делу усиливает эту симптоматику. Такое случается из-за истощения нервной системы, — сообщил он.

Лечит обсессивно-компульсивное расстройство отдых, сон и короткая разлука с ребёнком. Что касается самой послеродовой депрессии, то она купируется медикаментами.

Сразу скажу, если женщина кормит грудью, то лечить медикаментозно нет никакой возможности. А вот если нет, по различным причинам, то тогда данное состояние легко можно купировать с помощью гормональных препаратов, — резюмирует Алексей Калинчев.

Запускать послеродовую депрессию нельзя. Как рассказал психотерапевт Алексей Прибытков, она влияет и на развитие ребёнка. Дети, чьи матери страдали послеродовой депрессией, могут до некоторой степени отставать в развитии, особенно эмоциональном. Они хуже адаптируются, причём и в дошкольном, и в школьном возрасте. У них медленнее идёт интеллектуальное и моторное развитие.

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Я ушла с работы теперь у меня депрессия
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector