Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как я живу после психоза и комы: откровенная история от первого лица

Как я живу после психоза и комы: откровенная история от первого лица

Моя история – это история череды неудач и врачебных ошибок. Она о том, что мир несправедлив. О том, что наше будущее не определено и наш контроль над жизнью неполный. О том, что жизнь может поделиться на до и после. О том, что никто не знает, что будет завтра.

У меня психическое расстройство. Я заболела почти 10 лет назад: в январе 2010 года, практически сразу после того, как мне исполнилось 26 лет. В тот момент я весила 55 килограммов, вела довольно активный образ жизни, работала программистом в компании – системном интеграторе, жила самостоятельно одна и уже два года как платила ипотеку за квартиру, которую сама себе купила. Но это всё было до, и теперь мне кажется, что в какой-то другой жизни с другим человеком, у которого были золотая медаль, красный диплом, престижная работа, куча друзей, поклонники и мечты о блестящем будущем.

Началось всё внезапно: у меня появился бред. Мне стало казаться, что я вижу знаки, что за мной следят, что обо мне пишут везде в интернете, говорят по радио и телевизору, что я могу читать мысли других людей и общаться с инопланетянами, что в окружающих меня людей кто-то вселяется. Психоз развился за неделю, я практически совсем перестала спать и есть, и начались небольшие слуховые галлюцинации. Подруги распознали у меня неадекватность и позвонили моим родственникам, которые приехали из другого города и по скорой отправили меня в местный психоневрологический диспансер. Меня заставили подписать бумагу о добровольном согласии на лечение.

Первые три дня я лежала в психушке, привязанная к кровати и в памперсе. Медсестры приносили мне еду и кололи какие-то лекарства, врач появился только на второй день. После беглого осмотра мне поставили диагноз «шизоаффективное расстройство по смешанному типу». Что интересно, никто в моей семье не страдал от психических расстройств, я была абсолютно не в теме, возможно, поэтому на этапе вхождения в психоз не поняла, что со мной происходит.

Поскольку я была не в себе и мой психоз усугублялся, врач вызвал моих родственников и предложил им провести мне лечение, которое нигде в мире уже не используется, только в России. Это так называемая инсулино-коматозная терапия. Она заключается в том, что человеку вводят лошадиную дозу инсулина, пока он не теряет сознания. Выводят из гипогликемической комы не менее лошадиной дозой глюкозы. У этой терапии нет научного обоснования: почему она работает, науке неизвестно. Но ИКТ помогает от психоза достаточно стремительно, и не нужно человека держать в диспансере на галоперидоле месяцами. Родные то ли не хотели со мной возиться, то ли пожелали мне добра, и мама подписала согласие на это лечение, за которое еще по тем временам больница (муниципальная) взяла круглую сумму денег.

Помню, один раз я пришла в себя и осознала, что вцепилась зубами в кофту медсестры и пытаюсь от нее отбиться, когда она меня успокаивала. Ну если можно попытки крепко держать мои руки и крики «Отпусти мою кофту!» считать попыткой меня успокоить. После комы ужасно хотелось есть: я съедала две большие порции больничной еды, сверху добавляла еще пару бутербродов и сладкий чай. Возможно, эти скачки гормонов в моем организме и привели к тому, что после выхода из больницы я сразу же стала набирать вес.

Отчетливо помню, что врач за время пребывания в больнице, вызвала меня всего 2-3 раза на 10-15 минут. На основании этих встреч и отчетов медсестер составлялась моя история болезни. Отчетливо помню, как от лекарств я не могла справлять нужду в местном туалете: у меня отключилась часть мозга, которая отвечала за облегчение соответствующих органов. Я могла просидеть на унитазе час, пока продукты моей жизнедеятельности не начинали покидать организм сами. Помню, как в один из дней, когда я не могла облегчиться по-крупному уже неделю, мне делали клизму прямо в коридоре на глазах у остальных пациенток. Еще помню очереди в душевую, где горячая вода заканчивалась практически мгновенно. Нам не разрешали носить пояса и иметь среди личных вещей острые предметы. Помню, как мне на ночь давали снотворное, и я засыпала в палате, где круглосуточно не выключался свет, наблюдая за соседками. Моими собеседницами были девушки-наркоманки и алкоголички, которые убирали больницу за сигареты, выдаваемые им санитарками.

В больнице меня продержали чуть больше месяца. ИКТ подействовала почти сразу, я пришла в себя, стала адекватной и смогла различать реальность и фантазии. После того как меня выпустили, мои родственники, которые меня так замечательно отправили в психушку, уехали домой и оставили меня одну наедине с работой и болезнью.

Я думала, что всё будет по-прежнему, просто теперь буду пить психотропные лекарства каждый день. Лекарства, кстати, которые мне выписали, оказались очень дорогими. Но я тогда зарабатывала достаточно, чтобы выплачивать ипотеку, покупать себе дорогие нейролептики и в принципе не смотреть на ценники в продуктовых магазинах.

Читайте так же:
Сильное напряжение в ногах при неврозе

Но я очень сильно ошиблась. Во-первых, мне постоянно хотелось спать. Во-вторых, у меня напрочь пропали все эмоции, я не могла ни смеяться, ни плакать. В-третьих, мне все время было нехорошо физически: появились слабость и хроническая усталость. В-четвертых, от моего до этого четкого режима дня не осталось и следа: я с трудом просыпалась на работу, а вечером с трудом засыпала. Но мне нужно было платить ипотеку и покупать лекарства, и я продолжала ездить на работу, даже проснувшись на час позже начала рабочего дня. Мне нужны были деньги. В офисе меня отчитывали за опоздания, я неоднократно писала объяснительные, но работу не потеряла: продолжала тогда, впрочем, как и сейчас, тянуть нагрузку в полном объеме, укладываясь в сроки. Я получала свою хорошую зарплату и аккуратно платила кредит.

Один из неприятных моментов случился со мной летом 2011 года – это был второй психоз, который я заработала, за полгода до этого бросив пить нейролептики. Дело в том, что после выписки из больницы мои друзья отправили меня к психотерапевту, который не имел медицинского образования. Он посмотрел на мою рассудительность и логический склад ума и убедил меня в том, что я не больна и что психотропные таблетки идут мне во вред. А так как я стала набирать вес (весила около 70 килограммов) и когнитивные функции моего мозга затормаживались, то я решила послушать горе-специалиста и оставила лечение. Закончилось все снова в ПНД: я снова с психозом лежала привязанная к кровати.

После этого я потеряла надежду. Через месяц пребывания в больнице вышла с ощущением, что жизнь моя разбита, я не знаю, как мне жить дальше. Перестала убирать в квартире, все свободное время лежала на диване, спала или просто смотрела в потолок. Так продолжалось несколько месяцев, пока не приехал в гости мой брат и не увидел, в каком я нахожусь состоянии. Он взял меня в охапку и отвез к психиатру, который подтвердил у меня наличие глубокой депрессии. Мне прописали еще и антидепрессанты. Врач-психиатр тогда сказала, что я сильно поправилась и мне надо сесть на диету, хотя я никогда не придерживалась никаких диет и до диспансера лишним весом не страдала. И прямо-таки порекомендовала мне диету Дюкана. Я слушала всё, что мне говорят, и честно попробовала это питание. Только вот, как оказалось, при депрессии слишком мало сил, чтобы выдерживать диеты и приступы голода, которые у меня начались на почве инсулинорезистентности.

Да, у меня сильно подскочил инсулин. И это я узнала, когда сходила к эндокринологу уже в весе 80 килограммов – даже депрессия не помешала мне заметить, что с моим телом происходит что-то странное. Эндокринолог выслушала историю болезни, назначила метформин и диету и отправила восвояси. Этот и все последующие эндокринологи говорили одно: нужно соблюдать диету и пить метформин. Метформин я пила, а диеты не могла выдерживать из-за непрекращающейся депрессии.

Среди череды врачей-эндокринологов хочется выделить одну, которая, зная мой анамнез, назначила пить редуксин – лекарство, снижающее аппетит. Как оказалось потом, редуксин людям с расстройством психики пить нельзя – от него начинается маниакальный психоз. Это к слову о профессионализме врачей в нашем городе.

Первое, что я изменила в своей жизни: перешла на удаленную работу и стала работать дома. Это сильно сократило количество стресса в моей жизни. Я перестала ездить в офис и, соответственно, опаздывать. У меня появилось время на себя. Сменив впоследствии пару работ, я стала зарабатывать столько, чтобы в принципе не беспокоиться, сколько денег я трачу на медицину и свое восстановление.

Второе: в 2015 году я стала искать себе нового врача-психиатра, поскольку поняла, как сильно покалечил меня мой первый врач. В процессе поисков я нашла доктора, который за меня взялся и предложил поучаствовать в двойном слепом исследовании нового нейролептика, до сих пор еще не выпущенного на российский рынок. По результатам приема этого лекарства к 2016 году я ожила и снова стала смеяться, не заставляя себя. Удалось немного снизить вес, но с возвратом к старой терапии вес вернулся с горкой. Возврат к старой терапии периодически вызывал гипоманиакальные фазы помимо депрессивных. Гипомания – это такое состояние, когда мало спишь, много сил, но при этом невозможно контролировать свое желание заниматься странными вещами, которые кажутся чрезвычайно важными на данный момент. Мой текущий психиатр менял терапию, прописывал различные нормотимики и не только, но в порядок меня привести не смог. У меня начались «качели» настроения.

В тот же период у меня стали пропадать менструации. Я пошла к гинекологу, которого мне порекомендовали, и услышала стандартное: «Вам надо худеть». Эту фразу я слышала теперь от каждого первого врача. И было бессмысленно рассказывать им историю моей жизни, в психиатрии никто не разбирался, а что такое инсулино-коматозная терапия, никто слыхом не слыхивал. Естественно, никто не понимал, что со мной происходит.

Читайте так же:
Что такое суицидально маниакальный психоз

А еще стала болеть спина. Боли настолько сильные, что я не могла пройти даже 50 метров, мне надо было присесть и отдохнуть. Спустя несколько лет у меня на рентгене нашли застарелый компрессионный перелом позвоночника. Но в тот момент я пошла к соответствующему врачу, он пообещал сделать мне блокаду спины и полечить мои колени, на которых появился артроз. В результате я отдала ему кучку денег, но блокада не помогла, а уколы в колени привели к страшнейшим отекам, от которых я пару месяцев еле передвигалась, и болям, которых до этого не было. Это заставило меня забыть про врачей и обращаться к ним, разве что когда у меня давление подскакивало настолько, что необходим был больничный, поскольку я не могла работать. Но я не теряла желания изменить жизнь.

В 2017 году я крепко поссорилась с родными. Это случилось на майские праздники, когда я приехала к маме в гости. Мама решила посадить меня на строгую диету и, когда я сказала, что мне плохо и я не могу есть только вареную куриную грудку и капусту, заявила, что я должна питаться только так. Я все еще слушала других людей и не понимала, как смогу так питаться. И тут на меня набросился брат, с которым я росла и который долго мне был лучшим другом: он сказал, что если со мной что-то случится, я растолстею и не смогу ходить, он не будет обо мне заботиться. Я еле сдержала слезы, а потом вызвала междугороднее такси, собрала вещи и уехала домой. Мама плакала, а брат слал мне гневные сообщения.И после этого я совершила третий важный шаг: нашла психотерапевта, чтобы лучше узнать себя и понять, как жить вообще, понимая, что я неизлечимо больна. Мне нужно было наладить отношения с родными и найти новый смысл в этой жизни. На этот раз с психотерапевтом мне повезло, и терапия в какой-то момент дала прорыв, который мне позволил выплакать много слез. Я снова стала ощущать жизнь вокруг себя, а не где-то там, снаружи бронированной камеры, в которой я была наглухо заперта. В моей жизни появились новые люди, хобби и забота о себе, а чувство вины понемногу исчезало. Я вспомнила, что прекрасно пишу, шью и рисую, а также открыла для себя творческие тематические фотосессии.

Четвертое, и самое интересное, произошло в 2018 году, когда я досрочно закрыла ипотеку: я пошла к другому психиатру, который отправил меня на подробное психологическое обследование, чего до этого не делали ни в одной клинике. Я прошла много тестов, которые показали, что у меня не нарушились ни мышление, ни память – они остались всё в том же великолепном состоянии, как и когда я училась на программиста на мехмате. Встал вопрос, что у меня не шизоаффективное расстройство, а биполярное расстройство второго типа. Это дало мне новую надежду. Страх и ожидание распада личности и непременной инвалидности ушли. Я стала смелее смотреть в свое будущее.

И пятое, что мне еще предстоит сделать, – сбросить вес. По прошествии всех этих лет мой вес – 140 кг, у меня диабет, гипертония, СПКЯ и куча гормональных нарушений. Я абсолютно не нравлюсь себе в зеркале и не могу привыкнуть к этому отражению, несмотря на то что старательно за собой слежу. Меня обижают чужие замечания по поводу моей внешности, а на приемах у врачей я слышу фразы, что мне надо зашить рот, и вопросы, а не поглощаю ли я еду круглосуточно. Но хуже всего, что я очень часто плохо чувствую себя физически, и это нередко сопрягается с депрессивными фазами моего расстройства. В такие моменты я собираю силы в кучку, чтобы работать, ни на что другое их часто не хватает. Но я всегда вспоминаю, как мой отец мне сказал, что жить надо в любом случае. Отца нет в живых уже три года, но его слова в моей памяти заставляют меня быть счастливой и верить, что завтрашний день сложится намного лучше, чем текущий. В этом мне всегда поможет моя работа, мои друзья и мой неунывающий характер.

Моя история – история о болезни, грусти, боли, неудачах и безысходности. И о том, что в любой ситуации, даже самой плохой, жить надо, и жить надо хорошо.

Аналитик: Система в Беларуси разбалансирована

Систем разбалансирована с 9 августа 2020 года.
Когда нелегитимный захватил, силой, власть в Беларуси и организовал убийства, пытки, избиения беларусов.
Невозможно, нормальному человеку, поддерживать террор незаконной и оккупационной власти. Тем более, когда незаконная власть бросает на произвол судьбы, помирать от ковида население страны и 25% своих сторонников и избирателей, из числа последователей секты "85%". Они мрут не хуже остальных белорусов, а наверно и лучше, и в большем колличестве, т.к. их духовный наставник называет ковид — психозом, медицинскую маску — намордником, а лечится призывает водкой и трактором. Поэтому, у сектантов, смертность в разы выше.
А с учётом того, что в системе, на руководящие должности, назначены только сектанты, то и наблюдаем то, что наблюдаем.
Поэтому система и дальше будет разбалансироваться и деградировать.

Читайте так же:
Невроз и слабость как победить

Соглашусь со всем, но добавлю от себя.
У сектантов (блатных из вертикали и обслуживающих вертикаль) не уменьшается доступность медпомощи и качество медпомощи в разгар пандемии, в крайнем случае, сектантов, привозят под охраной омона в больницы и под дулом автомата заставляют оказывать аедпомощь им и только им, заставляя бросать оказание
медпомощи простым белорусам.
Для сектантов доступность врачей и врачебной помощи никак не зависит от пандемийных, организационных решении и ограничении. Как минимум медпомощь блатным осталась на том же уровне, поэтому минздрав прав, если имеет в виду эту категорию населения.

Сектанты из минздрава правы на 100%, т.к. к ним подключились и им помогают сектанты из Белстата.
Кстати,наставники секты "85%", скоро засекретят 100% экспорта Беларуси, чтобы не портить правдой "умозаключения" и "выводы" лукашенко о "неработающих" санкциях.
Беларусь, с 9 августа 2020 года, полностью ушла в виртуальную и параллельную реальность.

P.S. Ярчайший пример маразма и того, что система пошла в разнос, это — заявление Минздрава о снижении смертности, от онкологии, в 2020 году. Но, по статистике Белстата летальность, от онкологии, выросла в 2020 году по сравнению с 2019.
Всё как в Северной Корее, духовный лидер брякнул, не подумав (он уже давно не думает от расслабона и потери страха), что корона "лечит" онкологию, как сектанты из Минздрава понеслись делать "подтверждающие" заявления.
Жду, не дождусь, исследовании и заявлении белорусских "учёных" и "врачей" (тоже из секты "85%"), которые подтверждают высокую эффективность "лечения" ковида трактором, водкой, массовыми, государственными мероприятиями в разгар эпидемии, а также, "научного", опровержения пользы масочного режима и вакцинации населения Беларуси.
Всё к этому идёт !

У меня на днях умерла мать в больнице от короны,так как корона у нас лечится капельницами и уколами в живот гепарина для разжижения крови,а там как повезёт.Смертность на конвеере,нескончаемым потоком везут гробы,загружают и увозят и так каждый день.Всё здесь запущено настолько,что я даже сомневаюсь,что локдаун остановит эту заразу.

Соболезную вашей утрате, локдаун и вакцинация смогли бы остановить эту заразу, но властный безумец не хочет погибать в одиночку, он хочет увести с собой в могилу всю страну.

Сочувствую. Сам потерял друга на прошлой неделе. На ИВЛ поставили когда уже было 70 процентов поражения легких. В принципе было уже не спасти. А в больницу отправили когда кровь носом пошла.

Боевой маразм , не маразм, а 27 лет у власти. И ещё непонятно сколько будет мучить народ. Вот и весь маразм.

Аналітык, які дапамагаў мазаіцы прыйсьці да ўлады, — такі сабе аналітык. І безь яго ўсё зразумела.

Не мешайте слепцам в их безумии. Дайте им наполнить меру своей скорби.

Системы уже нет, она доказала свою нежизнеспособность. Идёт инерция того, что было системой.

Что такое психоз и лечится ли он

Записаться на консультацию к врачу можно по телефону:
тел: 8 (812) 670-02-20

Диагностика заболевания – прерогатива врача

Диагноз самостоятельно установить невозможно. Для постановки точного диагноза врачу необходимо проанализировать особенности проявленной симптоматики и характер динамики имеющегося психического расстройства.

Важно! Многие признаки заболевания могут проявляться у больного в не ярко выраженной форме задолго до явного проявления болезни. Это – не плохой характер или «просто неважное настроение»! И хотя предвестники психоза не специалисту распознать не просто, близких должны насторожить изменения в характере человека, проявляющиеся излишней раздражительностью, нервозностью, беспокойством, бессонницей, потерей аппетита, плохими мыслями и т.д.

Характерными признаками психоза могут быть:

  • снижение работоспособности или, наоборот, излишняя физическая активность;
  • снижение устойчивости к стрессам;
  • снижение концентрации внимания;
  • колебания настроения;
  • страхи;
  • необоснованная депрессия;
  • изменение привычек (стремление к уединению, недоверие к окружающим, подозрительность, проблемы в общении, полный уход «в себя», резкая перемена интересов, изменения восприятия цвета, запахов, звуков и т.д).

Обычно близкие больного начинают подозревать шизофрению.

Внимание! Психоз может иметь иные причины возникновения. Самостоятельно выставить диагноз, а тем более – лечить больного нельзя! При первых настораживающих признаках изменения психики необходимо срочно обратить к врачу. Для постановки диагноза нужны тщательные обследования во избежание тяжелых последствий, которые могут проявить себя, например, психотическим состоянием или инсультом. Выявить реальную причину психозов может только квалифицированный врач-психиатр, который осуществляет внешний осмотр, собирает анамнез и назначает необходимые высокотехнологические методы исследования.

Как долго лечится психоз?

Если обращение в психиатрическую клинику было своевременным и состояние больного не запущено, лечение длится около тридцати дней. Этот срок обусловлен поставленной задачей – убрать симптомы заболевания, стабилизировать состояние больного, подобрать оптимальную терапию, разработать поддерживающее лечение с целью недопущения рецидива.

Читайте так же:
При неврозе какие симптомы и лечение

Внимание! Важнейшим фактором, влияющим на прогноз заболевания, является своевременное обращение в психиатрическую больницу, постановка диагноза, назначение диагностического обследования и комплексных лечебных мероприятий, интенсивность активной терапии и последующие социально-реабилитационные мероприятия.

Важно! Не стоит терять драгоценное время при появлении первых признаков заболевания! Не рискуйте своим здоровьем и здоровьем близких! Не ищите альтернативных методов лечения. Помочь в случае психозов может только квалифицированный врач-психиатр с опытом работы в клинической психиатрии.

Современные методы лечения

Современные методы лечения, применяемые в психиатрии – это ряд комплексных мероприятий, подобранных индивидуально для каждого пациента.

Медикаментозное лечение

В настоящее время все психиатрические клиники мира успешно применяют для лечения психозов современные медицинские препараты. Фармакологические средства – это самый эффективный и надежный способ лечения психозов.

Основа метода лечения психических заболеваний в психиатрической больнице – это индивидуальный подход к каждому больному. Врач-психиатр ставит задачу – вместе с пациентом победить болезнь. Сотрудничество с больным – вот цель врача, который создает доброжелательную и доверительную атмосферу.

Лечение подбирается в зависимости:

  • от возраста пациента;
  • индивидуальных особенностей организма;
  • пола;
  • наличия сопутствующих соматических заболеваний;
  • состояния здоровья на данный момент поступления в стационар.

Врач должен убедить больного, что выздоровление реально и прием медикаментозных средств необходим для достижения положительного результата. К сожалению, у обывателей распространено мнение, что лекарственные средства для лечения психических заболеваний наносят организму вред. Необходимо понимать, что психоз не может пройти сам по себе, а промедление опасно. Современные медицинские препараты имеют минимум незначительных побочных действий и высокий терапевтический эффект, позволяющий быстро вывести больного из острого состояния. Отношения врача и больного должны базироваться на доверии. Только в этом случае можно гарантировать хороший результат терапии.

Важно! Существуют принятые правила неразглашения информации, касающейся больного и его заболевания. Лечение осуществляется анонимно.

Информация для пациентов . Больной и его близкие должны понимать, что не должны скрывать от врача-психиатра никакой информации. Это необходимо для назначения грамотного и адекватного лечения. Если больным принимались наркотические средства или алкогольные напитки, нужно обязательно сообщить об этом врачу. Если больным принимались какие-либо препараты для лечения соматических заболеваний, об этом тоже нужно сообщить. Медицинские препараты часто несовместимы друг с другом, с алкоголем и наркотиками. Для назначения грамотного лечения врач должен располагать всей информацией.

Лечение психозов в психиатрической больнице – это индивидуальная комплексная программа:

  • прием лекарственных препаратов;
  • социально-реабилитационные мероприятия;
  • работа с семейным психологом;
  • педагогические методики.
Социальная реабилитация

Социальная реабилитация – это специально разработанный комплекс программ, с помощью которых происходит обучение пациентов с психозами.

Задача программ – обучить больных психозами и другими психическими нарушениями в условиях психиатрической клиники рациональному поведению и обеспечить дальнейшую адаптацию в быту. Реабилитационные программы – важная и неотъемлемая составляющая комплексного лечения психозов, направленная на приобретение больным навыками взаимодействия с другими людьми в социуме. Обучение так же включает:

  • навыки по учету собственных финансов;
  • личную гигиену;
  • уборку помещения;
  • совершение покупок в магазине;
  • пользование транспортом и т.д.
Психотерапия – вспомогательный метод лечения

Психотерапия – эффективный вспомогательный метод, который успешно применят для оказания помощи больным психозом. Психотерапия решает большой круг проблем больных. Часто люди испытывают комплекс неполноценности в связи со своим заболеванием, мучаются от чувства вины или, напротив, отрицают наличие у себя проблемы.

Благодаря работе с психотерапевтом в условиях психиатрической больницы удается скорректировать душевное состояние пациента, он начинает лучше относиться к себе, понимая, что его вины в болезни нет. Многие больные, отказывающиеся принимать медикаментозное лечение, благодаря психотерапии начинают понимать важность роли лекарственных средств в выздоровлении.

Важный элемент социальной реабилитации больного психозом в психиатрической клинике – это возможность участвовать в группах взаимной поддержки, где находятся пациенты, понимающие специфику своего заболевания и уже принимающие терапию.
Только комплексное грамотное лечение в условиях психиатрической клиники может дать положительный результат. Высокий профессионализм врачей-психиатров, индивидуально подобранное лечение и доброжелательное отношение медицинского персонала – залог благоприятного прогноза.

Приглашаем Вас принять участие в следующих циклах тематического усовершенствования.

Уважаемые коллеги!

В 2020 году увеличилось количество бюджетных мест в ординатуру по специальностям.

«По поручению Департамента общественного здоровья, коммуникаций и экспертной деятельности МЗ РФ .

Убийцу Сони из Вологды проверят. Женщины редко идут на такие преступления, и всегда это связано с проблемами в голове

Убийцей девятилетней Сони в Вологде могла оказаться женщина. По крайней мере, именно 40-летняя местная жительница сейчас является главной подозреваемой. Криминалисты и психиатры утверждают, что подобные случаи — большая редкость, они, как правило, связаны с психическими проблемами. Однако от расплаты убийца все равно не уйдет.

Фото с камер наблюдения и вход следователей в квартиру подозреваемой

Соня пропала в Вологде 16 октября, но искать ее начали лишь день спустя — мать считала, что девочка осталась ночевать у бабушки. На поиски ребенка отправились сотни горожан. Сначала удалось найти рюкзак и тетрадку школьницы. С помощью записей камер наблюдения вычислили 40-летнюю женщину, которая проживала неподалеку.

Застать дома подозреваемую следователям не удалось, поэтому сотрудникам МЧС пришлось вскрывать дверь в квартиру, сообщили в СК РФ. Там и было обнаружено тело девочки с признаками насильственной смерти. Хозяйку жилья удалось снять с поезда Санкт-Петербург — Мурманск. Женщина пыталась отравиться таблетками, сейчас она в больнице Беломорска.

Читайте так же:
Школьные неврозы младшего школьного возраста

По словам уполномоченной по правам ребенка в Вологодской области Ольги Смирновой, подозреваемая страдала психическим расстройством и состояла на учете в психоневрологическом диспансере. У женщины были двое детей, но она была лишена родительских прав.

Важен вопрос вменяемости

Профессор криминалистики Анатолий Кустов в разговоре с «360» подчеркнул, что женщины крайне редко становятся убийцами детей. Обычно эти случаи тесно связаны с какими-то бытовыми вопросами: избавляются от детей мужа от предыдущего брака или убивают своего ребенка, считая, что он станет препятствием для новых отношений.

«Но это довольно редкие случаи, по регионам, думаю, менее 5% от всех случаев. И чаще всего это именно бытовые мотивы», — пояснил Анатолий Кустов.

Криминалист уточнил, что в случае убийцы из Вологды важным фактором будет уровень психического заболевания. Если в момент преступления женщина была невменяема, ее просто отправят в специализированный психоневрологический диспансер на лечение. Если же она была вменяема, то получит тюремный срок.

«Весь вопрос вменяемости именно в момент совершения. Потому что некоторые женщины, совершившие преступление, особенно в отношении детей, иногда заболевают после совершения преступления. Когда проводят экспертизу, их признают невменяемыми, но не проверяют психику на момент совершения», — сказал Анатолий Кустов.

Он рассказал, что раньше, как правило, суд выносил женщинам более мягкие приговоры. Сейчас же все равны перед законом, поэтому наказание будет определяться нормами Уголовного кодекса. Однако женщины чаще всего раскаиваются в своих преступлениях, идут на контакт со следствием, и эти положительные моменты позволяют судье снизить наказание.

Пандемия подействовала на психику

Главный научный сотрудник ВНИИ МВД России, полковник полиции Игорь Сундиев рассказал «360», что женщины в основном становятся убийцами новорожденных детей. Если дело касается детей школьного возраста, то, в отличие от мужчин, у женщин принципиально другие мотивы: семейно-бытовые переживания или очень серьезные психопатологические процессы.

Игорь Сундиев отметил, что сейчас, в период пандемии, для многих людей характерно так называемое постстрессовое расстройство. Это очень незаметный, но сильно сказывающийся на психике людей фактор, который может приводить к самым неожиданным последствиям. В том числе и к таким аффективно-агрессивным выпадам.

«Психически больной человек по нашим законам подлежит лечению. Если он в стадии реактивного психоза, он отвечает за свои поступки. Если он в стадии уже паталогического заболевания, тогда его нужно лечить. Все это выяснится в ходе психиатрической экспертизы», — уточнил Игорь Сундиев.

Болезнь не станет индульгенцией убийце

Врач-психиатр, психотерапевт Елизавета Жесткова подтвердила «360», что женщины действительно редко становятся убийцами, а среди серийных маньяков представительниц слабого пола можно буквально пересчитать по пальцам.

«Это в первую очередь связано с гормональным фоном: эстроген — это менее агрессивный гормон, чем тестостерон. Но женщина тоже способна и на убийство, и на убийство ребенка. Есть немало случаев, когда женщины убивают даже собственных детей», — отметила Елизавета Жесткова.

По словам врача, такие убийцы чаще всего страдают какими-либо личностными или психическими расстройствами. Если это не болезнь, поводами могут стать социальная незащищенность, проблемы с жильем, алкоголь. Однако если женщина-убийца окажется психически больной, это не освободит ее от ответственности, подчеркнула Жесткова.

«Такой человек не может отбывать наказание в тюрьме и отбывает его в специализированной больнице, в которой находятся преступники с психическими расстройствами. Это не менее серьезное наказание, оно соразмерно с тем, которое получил бы здоровый человек, отправившись в места лишения свободы», — сказала психиатр.

Елизавета Жесткова отметила, что суд присяжных часто выносит женщинам более мягкий приговор. Если же дело рассматривается обычным порядком, судья руководствуется буквой закона. Простые люди также не склонны оправдывать таких убийц.

История банды «амазонок»

Несмотря на то, что женщины редко становятся убийцами, в истории России есть несколько громких исключений. В 90-годы в Ростовской области целая банда «амазонок» занимались разбоем и убийствами. Основательницей сообщества стала сельчанка Инесса Тарвердиева, работница архива.

Компания больше 10 лет наводила страх на окрестных жителей, расправляясь со всеми, кто пытался помешать грабежам, в том числе и с сотрудниками МВД. Не щадили даже детей — убийцы расстреляли машину 35-летнего подполковника милиции Дмитрия Чудакова, в которой находились его жена и двое детей семи и 11 лет. Раненых добивали ножом, написал сайт kp.ru.

В 2017-м, когда убийц наконец-то поймали, бывшего архивариуса приговорили к 21 году колонии, остальные участники банды, куда входила и дочь Тарвердиевой, получили чуть меньшие сроки — 76 лет на четверых. Однако в 2020 году дело банды вернулось в Ростовский суд — им были предъявлены обвинения по еще 98 эпизодам, из которых 10 — убийства, рассказала газета «АиФ».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector