Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мамина нерадость

Мамина нерадость

Послеродовая депрессия – это не шутки, а серьезное заболевание, которое требует не менее серьезного лечения.
У вас родился малыш, окружающие поздравляют с наступлением в вашей жизни новой счастливой поры, а вы. не чувствуете этого счастья? По выходе из роддома вы увязли в домашней рутине: стирка, готовка, уборка, кормление и укладывание на сон. Ритм жизни сбился и каждый день похож на День сурка. Подруги не так часто заглядывают в гости, супруг пропадает на работе, чтобы прокормить увеличившуюся семью или чтобы поменьше слышать плач младенца. Многочисленные бабушки, дедушки, тети и дяди исчезли из поля зрения молодой мамы, подарив распашонки и погремушки. Отныне вы фактически двадцать четыре часа находитесь наедине с младенцем, и мысль о том, что так будет еще минимум год-другой, оптимизма не вызывает.

Малыш пока не способен ярко и выразительно улыбаться при встрече с мамой, его удовольствие выражается скорее в состоянии успокоенности, а не в активной тяге к общению. Наступает некая пауза, когда основные навыки ухода за ребенком уже освоены, новизна впечатлений пропадает, а вознаграждение за месяцы ожидания его появления на свет и трудности родов (улыбающийся малыш, тянущий ручки и обнимающий маму) еще не наступило.
«Материнская грусть» — это состояние плаксивости, пониженного физического и эмоционального тонуса, общей усталости, которое чаще всего наступает, когда первые яркие впечатления от ребенка и своего материнства уже прошли — усталость накапливается, а удовольствия от общения с ребенком еще недостаточно.
От временной подавленности, которая бывает у многих женщин в первые дни после родов, послеродовая депрессия отличается большей глубиной, продолжительностью и нарушенной способностью что-либо делать. В дальнейшем происходит постепенное угасание основных проявлений и возникает тенденция к хроническому течению, поскольку данное заболевание не признают и не считают нужным лечить ни мать, ни ее окружение, ведь рождение ребенка по определению должно быть счастливым событием. Вместе с тем примерно 20 процентов женщин даже спустя год после рождения ребенка все еще находятся в депрессивном состоянии.

Появление послеродовой депрессии у женщины не значит что у нее слабый характер или что она плохая мать. Иногда послеродовая женская депрессия это просто осложнение родов или психологическая не готовность женщины стать матерью.
Симптомы послеродовой депрессии могут включать:
1. потерю аппетита, бессонницу;
2. интенсивный гнев и раздражительность;
3. подавляющая усталость и потеря интереса к занятию сексом;
4. отсутствие радости в жизни;
5. чувство вины, стыда или неадекватности;
6. отказ от семьи и друзей или же мысли нанести вред себе или своему ребенку.
Потому, если вы задались вопросом: сколько длится послеродовая депрессия, то помните, при отсутствии лечения послеродовая депрессия мамы может длиться в течение целого года или больше. Послеродовой психоз — это редкое состояние, которое развивается обычно в течение первых недель после родов. Протекание и характер этого вида депрессии имеют более тяжёлый характер. Признаки и симптомы послеродового психоза могут включать в себя:
1. спутанность сознания и дезориентация во времени;
2. галлюцинации и паранойю;
3. бред;
4. попытки нанести вред себе или собственному ребенку.
Если вы чувствуете выше описанные симптомы после рождения вашего ребенка, и вы не можете справиться с ними сами, лучше обратитесь за квалифицированною помощью. В тех случаях, когда вы стесняетесь или боитесь признаться в этом, постарайтесь дать себе отчет о том, что с вами на самом деле происходит. Необходимо обязательно обратится к врачу, в том случае, если симптомы послеродовой депрессии:
1. не исчезают через приблизительно две недели;
2. ваше состояние ухудшается;
3. трудно ухаживать за ребенком;
4. трудно завершить повседневные задачи;
5. появление мыслей чтобы нанести вред себе или малышу.
Раннее лечение послеродовой депрессии поможет ускорить ваше выздоровление. Если вы думаете, что у вас начинает развиваться послеродовой психоз, немедленно обратитесь к врачу. Не ждите и надейтесь на улучшение вашего состояния. Послеродовой психоз может стать причиной опасных для жизни последствий. Обычно нет однозначных причин послеродовой депрессии, потому что для такого состояния могут послужить любые физические, эмоциональные факторы образа жизни, все это может сыграть роль в его развитии.
Резкое падение уровня гормонов в организме (эстроген и прогестерон) после родов, может спровоцировать послеродовую депрессию. Другие гормоны, производимые вашей щитовидной железой, также могут резко снизиться, они могут вызвать у вас чувство усталости, вялости и подавленности. Изменения в крови, ее объема, давление, перестройка иммунной системы и обмена веществ могут быть причинами, которые способствуют усталости и перепадам настроения.
Когда вы лишены сна и перегружены, даже самые незначительные проблемы могут превращаться в нерешаемые задачи. Вы можете беспокоиться о вашей способности ухаживать за вашим малышом. Также у вас может появиться чувство собственной непривлекательности. Вы можете почувствовать, что теряете контроль над своей жизнью. Каждый из этих факторов может служить причиной послеродовой депрессии.
Многие факторы образа жизни могут привести к такому заболеванию как родовая депрессия, в том числе требования ребенка или старших его братьев и сестер, трудности грудного вскармливания, истощение вашего организма, финансовые проблемы в семье и отсутствие поддержки со стороны вашего мужа или других близких.
Не держите в себе
Лечение и восстановление изменяются в зависимости от степени тяжести вашей депрессии и ваших личных и индивидуальных потребностей.
Послеродовая хандра обычно исчезает самостоятельно в течение нескольких дней до двух-трех недель. Но в то же время, старайтесь получить как можно больше времени для отдыха, как только можете. Принимайте помощь от родственников и друзей. По желанию общайтесь с другими мамами. Это может улучить ваше эмоциональное состояние, вы можете получить много полезной информации от них и поддержку, которая вам так необходима.
Если вы обнаружите у себя перечисленные выше симптомы, которые не исчезают уже более двух недель, то обязательно обратитесь к психологу. Вполне возможно, что вам потребуется не только череда «разговоров по душам», но и лечение в виде антидепрессантов или гормональной терапии.
Послеродовый психоз, как наиболее тяжелая стадия депрессии требует немедленного лечения и часто в больнице. Лишь в случае назначения, комбинации препаратов таких, как антипсихотические препараты, антидепрессанты и стабилизаторы настроения, которые могут быть использованы для управления признаками и симптомами психоза, вы можете чувствовать себя в безопасности. Иногда, как метод лечения используется электросудорожная терапия. Лечение послеродового психоза может привести к потере способности кормить малыша грудным молоком. Ваше лечение и разлука с ребенком усложняет процесс кормление грудью, и некоторые лекарства, используемые для лечения послеродовой психоза, не рекомендуется для женщин кормящих грудью. Если у вас возник послеродовой психоз, лишь группа медицинских работников поможет вам решить эту проблему.

Читайте так же:
Растительные препараты при лечении невроза

Ведите здоровый и активный образ жизни. Включите физические упражнения, делайте утреннюю зарядку, ходите на прогулку с ребенком каждый день. Ешьте здоровую и некаллорийную пищу и ни в коем случае не употребляйте алкоголь. Не оказывайте давление на себя. Забудьте некоторые ваши ожидания об идеальной семье и занимайтесь тем, что вы можете, и оставьте все остальное. Обратитесь за помощью к вашим близким или друзьям, когда это необходимо. Найдите также время для себя. Когда вы чувствуете, что мир кружится вокруг вас, в глазах темнеет, уделите немного времени для отдыха. Одевайтесь, выходите из дома, а также посетите друга или выполните какое-нибудь поручение. Избегайте одиночества и изоляции. Расскажите своему партнеру, семье или друзьям о том, как вы себя чувствуете. Спросите у других матерей об их опыте и не забывайте, что лучший способ позаботиться о своем малыше, это заботиться о себе.
Помните о главном: здоровая мама – здоровый малыш. Лишь став счастливой сами, вы дадите счастье своему ребенку. Поэтому не пренебрегайте советами доктора, думая, что это нанесет вред вашему чаду. Важно понять, что материнство – это работа. И вы имеете полное право на отдых. Отец – такой же родитель, он вполне способен выкупать и перепеленать младенца, разобрать его вещи. Не корите себя, если просите родных посидеть с ребенком или вызываете няню. Несколько часов в неделю для себя – это не блажь, а жизненная необходимость

Подготовил врач акушер-гинеколог ТОГБУЗ «ГКБ №3 г.Тамбова» М.А. Киселев
Материал опубликован в газете «Тамбовский курьер»

Субъективная концепция морбидности: её оценка и связь с мотивацией к лечению у лиц, перенесших психоз

Медикаментозный комплайенс и мотивация к лечению, являясь адаптационнокомпенсаторными реакциями больного на осознание факта собственного неблагополучия, основаны на его субъективном представлении о расстройстве. До настоящего времени существует дефицит объективных способов оценки субъективной концепции морбидности у психотических больных.

Читайте так же:
Глицин при неврозе у детей

Обследованы 160 пациентов, перенесших психоз: нозологически по рубрикам МКБ-10 80%—F2, 11%—F3, 9%—F0. Для адаптированного на русский язык самоопросника определения субъективнного смысла и значения психоза (Susi) приведены результаты внутренней валидизации и внешней—при сопоставлении с данными выраженности продуктивной и негативной симптоматики, субъективной оценки тяжести состояния и мотивации больных к лечению.

Выводы. Показана применимость концепции субъективной морбидности у пациентов с психическими расстройствами. Роль субъективного отношения к болезни в случае её восприятия как разрушительного события жизни связана с нарушением структуры мотивации пациентов к лечению. Напротив, способность больных к формированию субъективного смысла в факте заболевания может рассматриваться как залог более интенсивной терапевтической мотивации.

Ключевые слова

Об авторах

Список литературы

1. Лутова Н.Б., Петровская И.Н., Вид В.Д. Сознание болезни и комплаенс больных психозами. Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. 2014;1:10–15.

2. Лутова Н.Б., Сорокин М.Ю., Новикова К.Е., Вид В.Д. Субъективное восприятие психоза у больных шизофренией: опыт транскультурального исследования. Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М. Бехтерева. 2018;3:59-64. doi: 10.31363/2313-7053-2018- 3-59-64

3. Рассказова Е.И. Русскоязычная версия опросника восприятия болезни Р.МоссМоррис и др.: апробация на выборке больных с непсихотиче- скими депрессиями. Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. 2016;1:123- 142.

4. Сорокин М.Ю., Лутова Н.Б., Вид В.Д. Типология больных психическими расстройствами в зависимости от структуры мотивации к лечению и приверженности терапии. Социальная и клиническая психиатрия. 2018;28:12-17. doi: 10.24412/FfoPDvXFBEU

5. Сорокин М.Ю. Гендерные аспекты субъективного отношения к перенесённому психозу и мотивация пациенток к лечению // Женское психическое здоровье—от истерии к гендерносенситивному подходу: сб. научных трудов / [НМИЦ им. В.М. Бехтерева]: авторы-сост.: А.В. Васильева, Т.А. Караваева; под общ. ред. Н.Г. Незнанова.—СПб.: Изд. дом «АлефПресс», 2018.—C. 283-290.

6. Bock T, Brysinski T, Klapheck K, Bening U, Lenz A, Naber D. Zum subjektiven Sinn von Psychosen. Psychiatrische Praxis. 2010;37:285-291. doi: 10.1055/s-0030-1248424.

7. Fervaha G, Takeuchi H, Agid O, Lee J, Foussias G, Remington G. Determinants of Patient-Rated and Clinician-Rated Illness Severity in Schizophrenia. The Journal of Clinical Psychiatry. 2014;76:924- 930. doi: 10.4088/JCP.14m09128

8. Guy W. Clinical Global Impressions. ECDEU Assessment Manual for Psychopharmacology. Revised DHEW Publication (ADM). National Institute for Mental Health, Rockville. 1976;218- 222.

9. Haro J, Kamath S, Ochoa S, Novick D, Rele K, Fargas A et al. Clinical Global Impression− Schizophrenia Scale. PsycTESTS Dataset. 2003;. doi: 10.1037/t49685-000

10. Jochems E, Duivenvoorden H, van Dam A, Mulder C, van der Feltz-Cornelis C. Testing the Integral Model of treatment motivation in outpatients with severe mental illness. Motivation and Emotion. 2018;42:816-830. doi: 10.1007/s11031-018-9708-0

Читайте так же:
Народные средства при лечении неврозов

11. Klapheck K, Nordmeyer S, Cronjäger H, Naber D, Bock T. Subjective experience and meaning of psychoses: the German Subjective Sense in Psychosis Questionnaire (SUSE). Psychological Medicine. 2011;42:61-71. doi:10.1017/s0033291711001103

12. Noordraven E, Wierdsma A, Blanken P, Bloemendaal A, Mulder C. Depot- medication compliance for patients with psychotic disorders: the importance of illness insight and treatment motivation. Neuropsychiatric Disease and Treatment. 2016;12:269-274.

13. Sorokin M, Lutova N, Wied V. The Role of Treatment Motivation Subsystems in the Overall Structure of Compliance in Patients Undergoing Psychopharmacotherapy. Neuroscience and Behavioral Physiology. 2017;47:890-894. doi: 10.1007/s11055-017-0486-z

14. Spearing M, Post R, Leverich G, Brandt D, Nolen W. Modification of the Clinical Global Impressions (CGI) scale for use in bipolar illness (BP): the CGI- BP. Psychiatry Research. 1997;73:159-171. doi: 10.1016/s0165-1781(97)00123-6

15. Wiesjahn M, Jung E, Lamster F, Rief W, Lincoln T. Explaining Attitudes and Adherence to Antipsychotic Medication: The Development of a Process Model. Schizophrenia Research and Treatment. 2014;1-11. doi: 10.1155/2014/341545

Для цитирования:

Лутова Н.Б., Сорокин М.Ю., Макаревич О.В., Вид В.Д. Субъективная концепция морбидности: её оценка и связь с мотивацией к лечению у лиц, перенесших психоз. Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М.Бехтерева. 2020;(2):73-79. https://doi.org/10.31363/2313-7053-2020-2-73-79

For citation:

Lutova N.B., Sorokin M.Yu., Makarevich O.V., Wied V.D. The subjective concept of morbidity: its assessment and connection with the motivation for treatment in persons who underwent psychosis. V.M. BEKHTEREV REVIEW OF PSYCHIATRY AND MEDICAL PSYCHOLOGY. 2020;(2):73-79. (In Russ.) https://doi.org/10.31363/2313-7053-2020-2-73-79

alt=»Creative Commons License» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Научные статьи

Бредовые инволюционные психозы: клинические особенности и лечение

Резюме

В статье рассмотрены функциональные психозы позднего возраста с точки зрения преморбидных особенностей личности, семейного анамнеза, влияния различных психосоциальных и биологических факторов на возникновение и течение заболевания, а также особенности их клинической картины, течения, терапии и прогноза. Больные разделялись по клиническим особенностям психоза на две группы. К первой группе были отнесены пациенты, страдающие психозами только с бредовой симптоматикой. Во вторую группу вошли пациенты с сочетанием галлюцинаторных и бредовых нарушений. Установлено, что для купирования бредового психоэа целесообразно применять атипичные нейролептики (рисперидон) в сочетании с антидепрессантами последних поколений, не приводящими к инверсии аффекта и обострению психотической симптоматики. Для лечения психоза с галлюцинаторно-бредовой симтоматикой эффективно использование как типичных, так и атипичных антипсихотиков в сочетании с транквилизаторами.

Отрывок из статьи

В процессе исследования психозов инволюционного периода были выявлены две группы расстройств: первая характеризовалась преимущественно бредовой симптоматикой, вторая — сочетанием галлюцинаций и бреда. Для того и другого варианта характерно начало заболевания в позднем возрасте, при отсутствии в преморбиде выраженных психических нарушений. Больные до заболевания были достаточно адаптированы в социальном и семейном плане, сохраняли трудоспособность.

Клиническая картина заболевания в целом характеризовалась бредом малого размаха, отличающимся конкретным обыденным содержанием, отсутствием элементов синдрома Кандинского-Клерамбо и изменений личности по шизофреническому и органическому типу.

Помимо общих признаков, каждая из выделенных групп имела свои клинические особенности. Бредовой психоз в большей степени напоминает классический инволюционный параноид и отличается характерным преморбидом со стеническими чертами, большим уровнем социальной и семейной адаптации, наличием в преморбиде преимущественно кратковременных депрессивных реакций и эпизодов. Заболевание чаще развивается постепенно, с длительным инициальным периодом и типичной клинической картиной с бредом малого размаха, преимущественно ущерба в сочетании с идеями преследования и отравления. Бредовой психоз характеризуется более длительным течением, формированием неполной ремиссии с отсутствием критики к перенесенному состоянию и возможностью актуализации бреда при наличии соответствующей ситуации.

Читайте так же:
Боль в правом подреберье от неврозов

Для галлюцинаторно-бредового психоза характерно отсутствие в большинстве случаев характерных преморбидных личностных особенностей, наличие в преморбиде психопатологических нарушений ипохондрического плана, более низкого уровня социальной и семейной адаптации. Заболевание чаще начинается спонтанно, остро и проявляется сочетанием галлюцинаций (обонятельных, вкусовых, тактильных, зрительных и слуховых) и бредовых идей (порча, колдовство).

Течение галлюцинаторно-бредового психоза отличается большей остротой, довольно четкой очерченностью приступов, формированием достаточно качественной ремиссии, в том числе полной. Возможны повторные психотические эпизоды, возникающие чаще спонтанно.

Для купирования бредового психоза целесообразно применение атипичных нейролептиков в сочетании с антидепрессантами последних поколений, не приводящих к инверсии аффекта и обострению психотической симптоматики.

При лечении психоза с галлюцинаторно-бредовой симптоматикой эффективно использование как типичных, так и атипичных нейролептиков в зависимости от тяжести состояния, в сочетании с транквилизаторами. Для поддерживающей терапии более целесообразно применение показавших свою эффективность атипичных антипсихотиков, в частности, рисперидона.

* статья опубликована в научно-практическом рецензируемом журнале «Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева», 2013; №1 — с. 91–98.

Биомаркеры помогут в диагностике и лечении психозов

Группа американских ученых из университетов шт. Джорджия и Техас установили ряд биомаркеров, повышающих точность классификации психических расстройств. Результаты, опубликованные в American Journal of Psychiatry, возможно, помогут в будущем в диагностике и лечении людей, страдающих психическими болезнями.

Успехи последних десятилетий в медицинской диагностике, использовании новых приборов и тестов мало коснулись области психиатрии. Несмотря на технологический прогресс, пока нет объективных медицинских тестов для диагностики психических расстройств. Психиатры не могут найти свидетельства шизофрении в крови человека, равно как не могут разглядеть биполярное расстройство на рентгеновском снимке.

»Психиатрия все еще опирается на симптомы, они являются основой диагноза,» – говорит ведущий автор исследования проф. Brett Clementz. »А это как диагностировать специфическую инфекцию по факту присутствия высокой температуры. Нам нужны какие-то средства, которые помогут более точно дифференцировать между собой психические расстройства».

С этой целью Clementz с коллегами разработали экспериментальную программу, которая для идентификации типов болезни использует не столько симптомы, сколько нейробиологические измерения. Они изучали исключительно людей с психозами – широкой категорией психических расстройств, включающих в себя шизофрению, шизоаффективное расстройство и биполярное расстройство с психозом – чтобы посмотреть, можно ли как-то улучшить существующие методы.

Ученые рекрутировали для участия в исследовании более 700 пациентов с психозами, а также какое-то количество их родственников первой степени родства (родитель, брат / сестра, ребенок), а также привлекли контрольную группу здоровых лиц, чтобы попробовать выявить на основе мозга диагностические маркеры, позволяющие дифференцировать эти состояния. Каждый участник прошел через батарею тестов, позволяющих оценить их когнитивную способность, а также МРТ и специальные исследования, когда их просили ответить на простые зрительные или слуховые ключи, что позволяло выявить патологические сенсорные или перцептивные отклонения.

Ученые использовали эти замеры с целью выявить разные »биотипы» психических расстройств, которые в конечном итоге оказались лучше стандартов DSM.

»В определенном смысле мы полностью разложили на части и заново собрали основу для диагностики психоза,» – говорит Carol Tamminga из Университета шт. Техас. – »Выстраивание диагноза на основе биологии, а не только феноменологии, позволяет выделить биологическую основу этих расстройств мозга как молекулярные мишени, используемые в дефиниции болезни и инновационной терапии».

Анализ результатов батареи биомаркеров, полученных на общем количестве участников 1.872 человек, обнаружил три отчетливых кластера, или биотипа, психозов:

Биотип 1: наиболее пораженная группа, демонстрирующая слабые когнитивное функционирование и способность слежения глазами, а также наибольшую степень повреждения мозговой ткани, главным образом в лобном, височном и теменном отделах мозга. В частности, речь идет о функциях мозга, связанных с т.н. »когнитивным контролем» – способностью гибко контролировать внимание и прорабатывать информацию для достижения своих целей. При этом, хотя в Биотипе 1 присутствовали все обычные диагнозы с психозами, в этом наиболее пораженном биотипе отмечено легкое доминирование случаев шизофрении (59%), и психотические симптомы (галлюцинации и бред) чаще отличались большей тяжестью, чем в других группах. Биотип 1 также был самым пораженным в социальном плане.

Читайте так же:
Напряжение в мышцах рук невроз

Биотип 2: продемонстрировал умеренную степень поражения когнитивного контроля и ослабленную способность слежения глазами, но показывали на ЭЭГ нормальный или акцентуированный ответ волновой активности мозга, который нейробиологи нередко называют »шумным мозгом» (‘noisy brain’). Эти лица часто оценивались как гиперстимулированные, гиперактивные или сверхчувствительные (гиперсензитивные). Биотип 2 также показывал потерю серого вещества в лобном и височном отделах, но в меньшей мере, чем в Биотипе 1. У случаев Биотипа 2 также были хуже показатели по шкалам настроения, напр., депрессии и мании.

Биотип 3: был наиболее сохранным (наименее пораженным), с когнитивным контролем, ЭЭГ функцией и структурой мозга близкими к норме. У них были симптомы умеренной тяжести. Пациентов в этой группе чаще диагностировали как биполярное расстройство (60%). Это социально наименее пораженная группа, и в ней были наименьшие уровни позитивных (галлюцинации и бред) и негативных (напр., эмоциональное уплощение) симптомов.

Каждый биотип отчасти совпадал с традиционными диагностическими категориями. Например, среди случаев в Биотипе 1 – 59% были с диагнозом шизофрении; в Биотипе 3 – 44% были с диагнозом биполярного расстройства с психозом. В Биотипе 3 шизофрения была у 32%, а среди случаев Биотипа 1 – биполярное расстройство с психозом было у 20%.

Изменения в структуре мозга тоже различались по трем биотипам. На МРТ-изображениях мозга уменьшение объема серого вещества (рабочее вещество мозга) в ряде отделов коры или в мантии, связанной с обработкой информации высшего уровня, отмечено в случаях Биотипа 1, и в меньшей степени в случаях Биотипа 2. В случаях Биотипа 3 (это самая большая группа) такое уменьшение серого вещества большей частью локализовалось в глубоких отделах мозга, связанных с проработкой эмоций. Не обнаружено структурных различий между традиционными категориями шизофрении и шизоаффективного расстройства.

Не затронутые болезнью родственники первой степени показывали тенденцию к похожим, но редуцированным отклонениям в когнитивном контроле, сенсомоторной реактивности, социальном функционировании и структуре мозга, и могут быть »конституциональными» факторами риска для данных биотипов.

Различные паттерны биомаркеров в биотипах могут помочь объяснить расхождения в репликационных исследованиях маркеров, сделанных в разных научных центрах. В частности, случаи Биотипа 1 быстрее можно набрать в стационаре, тогда как Биотип 2 и 3, скорее, характерен для служб внебольничной помощи. Так что даже при одних и тех же номинальных диагнозах, процессы в основе болезни могут оказаться разными.

Новые данные указывают на новые направления будущих исследований, считают авторы. Биотипы 1 и 2 интересны для генетических исследований, а случаи Биотипа 3 могут способствовать пониманию вклада средовых факторов в риск психоза. Терапия Биотипа 1 должна быть нацелена на когнитивный контроль и усиление механизмов мозга, различающих релевантность средовых стимулов. Случаи с Биотипами 1 и 2 могут быть хорошими кандидатами на терапию, корректирующую уровни нейронной активности через воздействие на калиевые и кальциевые каналы клеток.

Исполнительный директор финансировавшего этот проект Национального института психического здоровья д-р Bruce Cuthbert отметил в своем комментарии: »Биотипы биологически были более гомогенны, чем категории, основанные на наблюдаемых симптомах. Как у высокой температуры или инфекции может быть множество разных причин, так и разные процессы, ведущие к болезни с психозами – действуя через разные биологические механизмы – могут вести к сходным симптомам, осложняя поиск оптимального лечения».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector