Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Экопипам (Ecopipam) при заикании

Экопипам (Ecopipam) при заикании

Существует довольно много препаратов, применяемых при заикании. Однако Экопипам — первый препарат, который с 2016 года проходит исследования именно в рамках эффективности лечения заикания. В 2019 году была успешно завершена очередная фаза клинических испытаний. (Ecopipam as a pharmacologic treatment of stuttering. Maguire GA1, LaSalle L, Hoffmeyer D, Nelson M, Lochhead JD, Davis K, Burris A, Yaruss JS.)

Вы уже знаете, что нейротрансмиттер дофамин играет важную роль в возникновении заикания. Поскольку с этим нарушением речи связаны высокие уровни церебрального дофамина, рационально применение препаратов, снижающих его. Таких препаратов на самом деле много, и применяются они для лечения различных психических патологий. Например — нейролептики. Но большинство из этих препаратов вызывают двигательные расстройства, нарушения восприятия, метаболические нарушения, разнообразие многих других побочных эффектов. Нейролептики тоже ограниченно применяются при заикании, но их эффективность оставляет желать лучшего, а побочные эффекты делают его применение при заикании в большинстве случаев нецелесообразным. Поэтому возникла необходимость поиска более избирательного и специфичного блокатора дофамина.

Экопипам избирательно блокирует действие дофамина на рецепторы. Рецепторы дофамина, как мы знаем, бывают двух типов в зависимости от их структуры — рецепторы D1 и D2. Экопипам блокирует только D1-рецепторы и, таким образом, действует более тонко, не проявляя побочных эффектов других представителей этой группы препаратов.

Исследование проводилось в Калифорнийском университете и длилось 2 месяца, в нем приняли участие 9 взрослых добровольцев с заиканием. Участники начали с 50 мг препарата в день в течение двух недель. Если они переносили эту дозировку, они получали уже 100 мг препарата в день в течение оставшихся шести недель. Испытуемые с умеренным заиканием добились значительного снижения выраженности заикания. Более скромные результаты были у двух пациентов с тяжелым заиканием. Но вообще снижение заикания было ожидаемым результатом и никого не удивило. Самое главное, что удалось выяснить — препарат хорошо переносится и не вызывает побочных эффектов.

Такие результаты позволили одобрить проведение следующей фазы клинических испытаний, которая должна завершиться в первой половине 2020 года. Участие в нем примут уже 100 добровольцев. Если эффективность подтвердится, то препарат признают первым в мире лекарством от заикания, он будет одобрен FDA и поступит на рынок.

Другие исследования препарата

Также с 2018 года проводятся клинические исследования этого препарата для лечения других заболеваний:

  1. Первое — так называемый синдром беспокойных ног (СБН) или синдром Витта-Экбома. Это состояние, характеризующееся неприятными ощущениями в нижних конечностях (и крайне редко в верхних), которые появляются в покое, чаще в вечернее и ночное время, вынуждают больного совершать облегчающие их движения и часто приводят к нарушению сна. По результатам исследования была также отмечена очень хорошая переносимость Экопипама. Отмечено значительное снижение выраженности симптоматики, без ее повышения после отмены препарата. Здесь также будут продолжены следующие фазы клинических испытаний. (Treatment of dopaminergic augmented RLS with Ecopipam, A D1 specific antagonist: an exploratory placebo controlled cross-over trial, 2019)
  2. Второе — синдром Туретта и тики у детей и взрослых. Эти испытания начались в конце 2019 года и продолжаются в настоящее время. Из результатов — Экопипам значительно уменьшает выраженность тиков и хорошо переносится. Это хорошие новости, так как чаще всего для лечения Туретта применяются, например, все те же нейролептики, обладающие множеством побочных эффектов. (Ecopipam, a D1 receptor antagonist, for treatment of tourette syndrome in children: A randomized, placebo-controlled crossover study, 2018)

Хорошая переносимость Экопипама и эффективность во всех этих исследованиях практически гарантирует, что препарат в скором времени выйдет на рынок. Будем держать вас в курсе актуальных новостей по этой теме.

Заикание в практике психолога-логопеда

Статья освещает причины речевых нарушений (в частности, заикания) с опорой на многолетний практический опыт анализа клиентов с подобными проблемами.

На сегодняшний день известно о многочисленных исследованиях врачей-неврологов, логопедов и психологов, говорящих о причинах возникновения заикания.

Вот некоторые из них:

  • наследственный фактор (один из членов семьи уже страдает заиканием)
  • врождённые особенности нервной системы (мнительность, тревожность, склонность к меланхолии)
  • всевозможные испуги в детском возрасте (ребёнок испугался агрессивного лая собак, неудачно прыгнул в бассейн и другие).
  • психологические и социально-бытовые условия жизни.

Пациенты с запинками, паузами, повторами в речи встречаются не так уж редко.

В моей практике клиенты с нарушением темпо-ритмической стороны речи порой начинают работу в логопедическом ключе, а продолжают в психологическом.

Речь как первичная форма коммуникации с миром (а точнее с материнским объектом), весьма важна. Именно через речь (гуление, лепет, крик, плач) ребёнок взаимодействует с матерью, которая удовлетворяет все его потребности. Что происходит, если мать не реагирует на зов ребёнка? Он затихает, сдерживая плач.

В более позднем возрасте, когда по тем или иным причинам нарушается взаимодействие с родителями (или подросток бунтует, отстаивая свою позицию), и родители подавляют желания чада, подрастающий ребёнок учится подавлять эмоции.

Особенно это ярко проявляется в семьях, где воспитание было слишком жестким — частые запреты без объяснения причин.

Читайте так же:
Деменция сколько осталось жить

Подобное поведение родителей вызывает у малыша злость, но злиться запрещено или небезопасно. И тогда растущий ребёнок учится подавлять злость (хочу сказать о злости и не могу). Зажимать ее внутри (часто в горле). Не выпускать наружу (судороги лица). Так мы получаем человека с заиканием.

Вот что говорят о взаимоотношениях с родителями взрослые, пришедшие на консультацию:

  • «На родителей нельзя злиться».
  • «Я не могу злиться на маму, она столько для меня делает».
  • «У нас с мамой нормальные отношения. Что с папой не знаю, мама никогда о нем не говорит, ей неприятно».

И это — малая часть «примеров» отношений, которые приносят клиенты.

Заикание — это симптом. То, что мы видим снаружи. Чтобы помочь, необходимо найти причину, вызвавшую заикание.

Для поиска этой причины психолог собирает анамнез. Это глубокая работа, порой очень болезненно переживаемая клиентами.

Некоторые вопросы , которые мы освещаем :

  1. Были ли вы желанным ребёнком?
  2. Каковы были психологические и социально — бытовые условия в семье, где жили ваши родители?
  3. Как в детстве к вам относилась ваша мать? Как к вам относился ваш отец?
  4. Как вас воспитывали? И многие другие.
  5. Зачастую, сразу в момент прозвучавшего вопроса, возникают воспоминания, за которыми идут чувства.
  6. Важно осознать, что испытывать разные чувства нормально. Почему радоваться хорошо и можно, а злиться — плохо и нельзя?

Любое чувство, и негативное в том числе, имеет право на существование. Просто в детстве никто об этом не говорил, не научил дифференцировать эмоции.

Мы имеем право испытывать разные эмоции и чувства, в зависимости от ситуации и поведения или отношения к нам других людей. Заикание — это непринятие себя, своих чувств, особенностей, поведения.

«Я не принимаю (не люблю) себя, злюсь на себя, сдерживаю злость» и…заикаюсь. Злость — очень сильное чувство по своей энергетике. И ему необходим выход.

Таким образом, посредством новых отношений (с психологом), в которых безопасно и можно выражать различные чувства, взрослый человек становится способен изменить себя, отношения с другими, и свою жизнь.

Почему женские персонажи с заиканием – такая редкость в литературе?

Вопреки моему стремлению быть непредвзятой при оценки произведений, я признаю — есть книги, которые я не могу не принимать близко к сердцу. Для человека, который заикается, Американская пастораль Филипа Рота — одна из таких книг. Я впервые прочла этот роман, получивший Пулитцеровскую премию, на последнем курсе колледжа, когда писала дипломную работу о персонажах с заиканием. Я составила список из около 40 вымышленных заикающихся героев в американском кинематографе и литературе, когда осознала, что Мерри Лейвоу из «Американской пасторали» — единственная женщина среди них.

Я была рада обнаружить так много персонажей с заиканием (в новелле Билли Бадд, фор-марсовый матрос, в романах Вся королевская рать, Над кукушкиным гнездом и Оно и так далее), но и была удивлена, что Мерри, героиня романа 1997 года и его экранизации 2016-го, по своему полу была аномалией. Эта диспропорция по половой принадлежности не совсем противоречит реальности: значительное большинство людей с заиканием, на самом деле, мужчины. Женщины с этим нарушением тоже встречаются в некоторых произведениях (в частности, в детских книгах «Габриэла» (Gabriela) и «Джеки Ха-Ха» (Jackie Ha-Ha), а также в романе австралийской писательницы «Извините» (Sorry)). Тем не менее, как женский персонаж американской художественной литературы, имеющий заикание, Мерри по-прежнему не сопоставима ни с кем. Она — мое единственное воплощение, мое исключительное отражение. Когда я смотрела на нее — девушку, разделяющую мое неврологически обусловленное, генетическое нарушение — не узнавала ли я в ней себя?

Художественная литература не всегда должна выступать в роли зеркала, да и я не всегда хочу от нее подобного. Однако, уникальность персонажа Мерри повышает вероятность возвращения к ее образу, поскольку за неимением альтернативы этот образ может быть легко обобщен и применен к целому населению. Как метко подмечает транс-актёр Джен Ричард в документальном фильме 2020 года «Разоблачение» (посвящен проблеме изображения Голливудом трансгендерного сообщества и влияния историй их жизни на американскую культуру — прим. пер.), говоря о трансгендерном сообществе, «нам просто нужно больше [отображения в СМИ]. В таком случае редкие неуклюжие попытки показать нас не имели бы такого значения, потому что они не были бы единственными». В отношении людей, чья идентичность получает недостаточную репрезентацию, литература, перегруженная не их, а нашим жизненным опытом, предоставляет бóльшую возможность ошибиться.

Исторически в отношении заикающихся людей было допущено много неточностей. У большинства мужских персонажей с заиканием оно служит признаком задержки развития. Они слабы, инфантильны, глупы, болезненно нервозны или застенчивы, и в этом причина нарушения плавности их речи. Они, как правило, преодолевают свое заикание, совершив смелый, заявляющий об их маскулинности, поступок или радикально изменив свою точку зрения. Образ Мерри Лейвоу у Рота является значительным, хоть и не самым удачным, отступлением от традиционной модели повествования о преимущественно мужском заикании.

Читайте так же:
Методика на тревожность для 11 класс

В центре повествования «Американской пасторали» находится персонаж Сеймура Лейвоу — бывшей звезды спорта в средней школе — который проводит послевоенные годы в поисках американской мечты. Он женится на бывшей королеве красоты Доун, которая рожает ему дочь Мерри. Он управляет прибыльным бизнесом и приобретает дом в идиллической деревеньке. Мерри — идеальный ребенок, «девочка, одаренная золотистыми волосами и логическим умом, высоким интеллектуальным коэффициентом … длинными стройными ногами и богатой семьей». Однако, у нее есть один серьезный недостаток — она заикается. Заикание Мерри ставит на ней клеймо несовершенства и предвещает неизбежный конец идеальной в остальных отношениях жизни семьи Лейвоу. Сеймур и Доун — а заодно читатель — отчаянно ищут ответ на вопрос, почему Мерри заикается. Литература учит нас, что заикание возникает из-за травм, лишений, личных недостатков; но Мерри имеет «гарантии благополучия, здоровье, любовь, все мыслимые и немыслимые преимущества за вычетом одного: возможности <. > заказать гамбургер (далее цитируемый перевод изменен — прим. пер.), не опозорив себя» (А позорит ли Мерри себя? Или это Сеймур, кому принадлежит эта мысль, испытывает стыд за — или из-за — неё?).

Сеймур и Доун — и, полагаю, Филип Рот — вкладывают неоправданно большое значение в заикание Мерри. Они понимают его не как нейтральную характеристику, но как «путы», сдерживающие развитие ее интеллекта; как «неисправимый изъян», который «травмировал» ее дух. Как нечто, с чем она ведёт борьбу, нежели живет. Конечно, есть очевидный ответ на вопрос, почему Мерри заикается и почему заикаюсь я — из-за неправильной передачи сигнала в мозге. Генетический сбой, обычно передающийся по наследству и не имеющий отношение к психологии. Заикание — не выбор или стратегия; и это не потому, что я хочу поиметь отца, как в конце подразумевается в романе. Однако, такое объяснение не столь удовлетворительно; нам нужна метафора.

Здесь возникает соблазн попасть в ловушку того, что Сьюзан Зонтаг называет «метафорическим мышлением»; понятие, которое она критикует в своей книге Болезнь как метафора (1978). Как пишет Зонтаг, «болезнь» и аналогичным образом нарушение «не метафора». Тем не менее, нам нравится представлять ее как метафору, чтобы сделать болезнь более понятной, а повествование о ней более убедительным. Однако, Сеймур ошибочно говорит о заикании, как о метафоре своей собственной жизни:

В попытке добраться до смысла Лейвоу отправляют Мерри к психиатру, который навешивает на ее заикание фрейдистские смыслы. Сеймур настаивает на том, что хочет просто знать «физиологическую основу», что психиатр считает дурацкой затеей. «Я могу, если хотите, предложить и клиническое толкование, — отвечает он. — Но с его помощью мы далеко не уйдем — не тот случай». Он считает, что заикание Мерри — стратегическое решение, принятое под напором того, что у неё столь красивые и успешные родители. Он ощущает, что за этим также стоит что-то от Эдипова комплекса: чтобы «уклониться от соревнования с матерью» и «отбить отца у красавицы матери», Мерри выбирает «для себя знак страдания и, став заикой, успешно <…> [манипулирует] всеми с позиции слабости». На сеансах психиатр задает Мерри вопросы а-ля «Как, по-твоему, относился бы к тебе отец, если бы ты не заикалась?» и «А не приносит ли заикание какой-нибудь выгоды?» Заикание, по его заключению, «модель крайне выгодна[я], “модель мести”, если угодно», которую Мерри использует, чтобы добиться определенной выгоды, как то недовольство ее матери (Доун «убивает» слушать заикание дочери, признается Сеймур), внимание ее отца или возможность прикрытия, которое отвлекает внимание от ее «настоящих тайн». Н-да!

Сеймур в бешенстве от этого этиологического объяснения, но Рот намекает, что герой, и правда, протестует как-то слишком резко: более ранние сцены раскрывают истину. В одной из них Сеймур и одиннадцатилетняя Мерри вместе проводят лето в коттедже на морском побережье. В этой поездке присутствует безошибочный сексуальный подтекст. Юная Мерри несколько раз застает своего отца принимающим ванну, не может «[слезть] с его колен, <…> [придумывает] для него все новые ласкательные прозвища» и «ей просто не удержаться» от того, чтобы нежно провести пальцем по его ушам. Возвращаясь с пляжа домой, Мерри, уронив с плеча бретельку и выставив на показ «краснеющую, как пчелиный укус, твердь — ее сосок», поворачивается к Сеймуру и просит: «Папочка, поцелуй меня так, как ты ц-ц-целуешь м-м-маму». Потешаясь над ее заиканием, Сеймур отвечает: «Еще ч-ч-чего». Он незамедлительно просит у неё прощения. Мерри, сдерживая слезы, соглашается с тем, что она заслужила его насмешку — ее занесло. Филип Рот отражает произнесенное ей «занесло» («з-з-з-а-з-з-за-з-з-за») как 18 слогов (в оригинале слово состоит из 2 слогов и произносится самой Мерри 4 раза, а 5 раз прокручивается в голове ее отца — прим. пер.) — секундный приступ, который длится «дольше, чем <…> [Сеймур] мог в тот день вынести» (эту строчку до сих пор больно читать; тяжело думать, что моя манера речи невыносима для собеседника). Он сдаётся и «<…> [целует] этот борющийся с заиканием рот».

Читайте так же:
Травы от ночного энуреза у детей

Сеймур возвращается к этому моменту как к возможному объяснению того, почему Мерри впоследствии совершает роковой акт политического терроризма. Ее склонность к насилию и заикание, возможно, связаны. Брат Сеймура, например, настаивает на том, что террористическая атака Мерри — способ «расквитаться сразу со всеми за свое заикание <…> [поэтому она] взорвала бомбу». Доун соглашается. «Это все от заикания, так? — говорит она про бунтарское поведение дочери. — Она приходит в ярость, потому что заикается». Рот мыслит слишком тонко, чтобы выдвигать идею о том, что Мерри жестока только из-за своего заикания. Однако, он не исключает вероятность того, что Мерри, как утверждает Доун, приходит в ярость, потому что заикается. Эта гендерная характеристика заикания относится преимущественно к женщинам: в исследовании «Приходит в ярость, потому что заикается» (2012) литературовед Крис Игл выдвигает мысль, что для мужских персонажей плавная речь «равнозначна акту мускулинного самоутверждения» (поэтому они изображаются отсталыми и незрелыми), а для женских заикание — способ противостоять общественным ожиданиям женского совершенства. Когда Мерри продолжает заикаться в подростковом возрасте, это больше не вызывает симпатию. Мерри-подросток избавляется от всех атрибутов классической женственности и становится «исчадием хаоса» — толстой, прыщавой, неухоженной, злобной и политически активной; она использует свое заикание как «мачете <…> [чтобы] рубить всех лжецов и подонков». Среди прочих политиков она кроет и выступающего по телевидению Хьюберта Хамфри (38-й вице-президент США, выступавший против усиления военных действий на территории Вьетнама — прим. пер.): «Ты, м-м-мерзавец! З-за-аткни свою лживую па-пасть! Трус, г-г-грязный к-коллаборационист». Жизнь Сеймура и Доун оказывается охвачена ужасом — «заикающаяся Мерри держала их в постоянном страхе». Не успели они опомниться, как их дочь разрабатывает план взрыва в местном почтовом отделении, жертвой которого стал один гражданский. Она скрывается. Когда Сеймур в конечном итоге находит ее, спустя 5 лет и еще 3 террористических акта, Мерри — нищая и набожная джайна (от «джайнизм»; индийское учение, в том числе проповедующее непричинение вреда любым живым организмам — прим. пер.), приверженка ненасилия с совершенно плавной речью. Кажется, Сеймур глубоко тоскует по ее нарушенной речи: чего «было не различить в ее плавной речи <…>, [так это] самой жизни».

Как и надлежит большинству вымышленных персонажей с заиканием, Мерри, в конце концов, его «вылечивает» (хотя в реальности те, кто заикается после пубертата, скорее всего будут заикаться всю жизнь) благодаря небольшому изменению своего отношения к миру. «Всего, чему не помог речевой дневник и другие ухищрения логопеда и психиатра, она блестяще достигла, сойдя с ума, — приходит в голову Сеймуру, — <…> она получила ментальную и физическую власть над каждым произносимым звуком». Эта заново обретенная плавность речи, по словам Сеймура, была его самой заветной мечтой о том, «что его замечательная, талантливая дочь в один прекрасный день перестанет заикаться». Я хочу достучаться до него сквозь толщу текста, чтобы сказать, что самые удивительные и талантливые люди, которых я знаю — это те, кто заикается.

В «Американской пасторали» есть ряд аспектов, которые достоверно отражают опыт заикания. Когда Мерри встречается с логопедом, ее заставляют вести «речевой дневник» — она записывает «его проявления на протяжении дня, того, в каких ситуациях опасность его появления наименьшая, в каких, с кем — наибольшая»; достойное признание изменчивой природы заикания. «Даже когда я говорю нормально, — пишет Мерри в своём дневнике, — я все время думаю: “Как скоро он узнает, что я заика? Как скоро я начну заикаться и все испорчу?”» (Меня посещали те же самые мысли.) Персонаж Мерри убедителен и в другом отношении: ее раздражает получать похвалы, если она говорит без запинки (часто сдерживаемая мной эмоция), и она не заикается, когда поёт (это тоже верно). Как и все люди с заиканием, Мерри прилежно следует техникам, предписанным ей логопедом, чтобы преодолеть приступы.

Сеймур заботится о том, чтобы в его присутствии Мерри чувствовала, что она может «заика[ться] без всякого смущения» — популярная в сообществе людей с заиканием фраза. Тем не менее, временами он «едва сдерживался, чтобы не завопить: “Господи боже, да почему ты не можешь заговорить нормально, чего ты такого боишься?!”» Огорченный новостями о взрыве, он опускается до фразы «Чертова заика, брызжущая слюной!» в адрес дочери. Сеймур вспоминает, как «все уже было прекрасно и оставалось прекрасным, пока она не начала заикаться». Ох. Справедливости ради, он, кажется, осознал, наконец, несуществующую связь между заиканием и террористической деятельностью: «Что же случилось с этой чудесной девочкой? Она заикалась. И что? Что в этом такого ужасного? — задается вопросом Сеймур. — Тысячи тысяч детей заикаются — но не все же, вырастая, хватаются за бомбы! Что было неладно с Мерри?» (Вообще, более 3 миллионов взрослых имеют заикание, но мысль ему пришла в голову верная.)

Чтение «Американской пасторали» требует определённого рода разграничения — я могу восхищаться мастерством прозы романа и одновременно признавать, что испытываю боль от написанного. Я могу одобрять идею о том, что художественная литература не обязана служить отражением действительности, но я также верю, что она должна относится к изображаемому с уважением. В персонаже Мерри Лейвоу я заметила фрагменты собственной жизни, но еще я была в ужасе от символизма и диагноза, якобы ставшего причиной ее заикания. Мерри сообразительная, твердая в своих принципах, увлекающаяся; она преодолевает свое заикание с убедительной решимостью и самообладанием. Но также она непредсказуема, неадекватна и склонна к убийствам.

Читайте так же:
Таблетки против энуреза у взрослых

Во многих отношениях Мерри — антагонист романа. Ее внезапное желание убивать и погружение в нищету призваны предостеречь нас: не будь как Мерри. Однако, я, в самом прямом смысле слова, хочу быть, как она. Несмотря на то, что Мерри символизирует — социальная дезинтеграция нации, непокорность поколения, крах американской мечты Сеймура — она порой представляет собой достойный пример для подражания среди женщин с заиканием (хотя я сомневаюсь, что в этом заключалась задумка Рота). Где-то в середине «Американской пасторали» — до того, как Мерри впадет в безумие и впоследствии обретает плавную речь — есть одно из немногочисленных на моем опыте описаний заикающегося человека, который, действительно, обрел внутреннюю силу. Это — отрывок, благодаря которому я обретаю кристальную ясность понимания и к которому я часто возвращаюсь:

Что вы знаете о заикании

Что нужно знать родителям о заикании?

Во-первых, важно знать, какие особенности развития ребенка могут привести к этому серьезному речевому нарушению. Во-вторых, что можно сделать для профилактики заикания. И конечно, какая нужна помощь, если ребенок стал заикаться.

Специалисты говорят о двух основных видах заикания .

1. Причина может быть в повреждении головного мозга. Например, из-за тяжелого протекания беременности, родовой травмы, сотрясения мозга, перенесенного воспаления — менингита, энцефалита и др. Иногда такие нарушения связаны с наследственностью. В таком случае заикание называют неврозоподобным и лечат медикаментозно. Врач назначает рассасывающую, общеукрепляющую терапию. После этого с ребенком занимается логопед: учит говорить медленно, четко, выразительно, контролировать свою речь. По наблюдениям специалистов, обычно до 10-12 лет такие дети не выказывают особой обеспокоенности запинками в своей речи. В подростковом возрасте могут появиться болезненные переживания из-за своего речевого недостатка, ограничение контактов и др. Тогда приходится корректировать и невротические нарушения. Здесь понадобится помощь психолога, психотерапевта.

2. В других случаях невроз — причина, а не следствие заикания. Неврозы возникают под воздействием психических травм, чрезмерного эмоционального или умственного напряжения. А нервная система, психика ребенка или подростка особенно уязвимы. При этом виде заикания нарушение речи может начаться по-разному. В одном случае речь как бы исчезает, затем восстанавливается, но уже с заиканием. В другом после психотравмы возникает страх речи. Он и мешает ребенку нормально говорить. Причем в спокойной обстановке речь может быть обычной, без запинок. А при сильном волнении, контактах с незнакомыми людьми и в других ситуациях такие дети либо начинают заикаться, либо вообще не могут говорить.

Заикание нередко сопровождается не только нарушениями речи, но и другими невротическими симптомами (нарушения сна, аппетита, повышенная раздражительность и др.). Если психическая травма была кратковременной, то такие реакции, как правило, быстро проходят. Но у некоторых детей они могут зафиксироваться, заикание становится стойким. При невротическом заикании необходима помощь психотерапевта. Он может использовать в лечении методы внушения, в том числе и гипноз.

Если у ребенка ослабленная, уязвимая нервная система.

В этом случае нужно особенно внимательно отнестись к его речевому развитию. Наряду с другими причинами риск возникновения заикания существует, если:

— у ребенка повышенный или пониженный мышечный тонус;
— не определилась ведущая, доминантная роль одного из полушарий головного мозга, соответственно не выделилась ведущая рука;
— у ребенка при достаточном интеллектуальном и речевом развитии отстает развитие моторики. Имеется в виду моторика артикуляционного аппарата (мышц, ответственных за произнесение звуков) и мелкие, тонкие движения рук.

Обращайте внимание на особенности речи. Выделяют следующие типичные предвестники заикания:

— высокий, тонкий голос;
— речь ускоренная, как бы рубленая, с паузами;
— повторы слогов, растягивание звуков;
— частое дыхание, плечи на вдохе поднимаются;
— плечи и шея зажаты, голова в напряжении опущена.

Нужно учитывать, что у большинства детей в период активного освоения родного языка (в три-четыре года) могут наблюдаться запинки, нарушения плавности речи. Они спешат поделиться своими мыслями и чувствами, а слов не хватает, и умение строить фразу пока недостаточное. Не возводите временное заикание в проблему, не делитесь своими тревогами по этому поводу с малышом. Попробуйте сказать ему: если не спешить, слова будут рождаться намного легче. Через какое-то время речь малыша нормализуется.

Некоторые маленькие дети начинают заикаться вследствие подражания — если кто-то заикается в семье или в среде сверстников. Обычно к школьному возрасту это проходит. Главное — не фиксировать внимание на этих запинках в речи.

Читайте так же:
Передача доктора комаровского про энурез

Есть еще одна форма заикания, не требующая специфического лечения. Она может возникать у детей, которые очень много времени проводят за просмотром теле- и видеопродукции. Они просто не успевают усвоить беспорядочно поступающую информацию. В таких случаях достаточно ограничить время просмотра, обеспечить нормальный отдых нервной системе.

Что делать, если ребенок стал заикаться?

Прежде всего, не впадайте в панику. Основные усилия направьте не на отыскание причин, а на ваши отношения с ребенком. Сосредоточьтесь на своем сегодняшнем поведении — от этого зависит, насколько быстро и успешно будет преодолено это нарушение.

— Не обсуждайте в присутствии сына или дочери, что послужило толчком к возникновению заикания — сильный испуг, нападение собаки, поступление в детский сад или что-то еще. Тем более что такой провоцирующий момент удается выделить далеко не всегда. Не забывайте, что ваш ребенок отличается особой восприимчивостью к таким разговорам. Он тонко чувствуетвозникшее в семье напряжение и может отреагировать усилением запинок в речи.

— Если ребенок предпочитает основные движения делать левой рукой, не переучивайте его сами и не позволяйте это делать окружающим. Предупредите о его особенностях воспитателей в детском саду, учителя в школе. Возможно, ваш дошкольник еще не определился с ведущей рукой. Понаблюдайте, какую руку он все же предпочитает. Тогда начинайте постепенно приучать его действовать в основном именно ею.

— Пересмотрите стиль ваших взаимоотношений с ребенком. Не требуйте от него беспрекословного подчинения, длительного удержания внимания, усидчивости, совершенства в выполнении всех дел и заданий. Важно, чтобы в семье все придерживались в основном единых требований к такому ребенку: что позволять, что разрешать, как порицать и как одобрять. При этом понимание проблем вашего сына или дочери не означает вседозволенности в воспитании.

— Помните, что такой ребенок особенно чувствителен к резкой смене своего образа жизни, окружения. Конечно, определенные перемены в детской жизни неизбежны. Мы можем отложить поступление такого малыша в детский сад, скажем, лет до пяти. И все же опыт общения в детском коллективе ему необходим. Тогда он быстрее и легче сможет адаптироваться в школьной обстановке.

— Определите оптимальный режим дня для вашего малыша или школьника и четко его соблюдайте. Учебные нагрузки должны быть посильными — помните об этом при выборе школы, программы обучения. Перегрузок не должно быть и в дополнительных занятиях. В то же время положительные эмоции очень нужны такому ребенку, а их могут дать занятия спортом, любимым видом искусства и т.д.

— Естественно, что в случае заикания у ребенка вы обратитесь за помощью к специалистам — логопеду, невропатологу, психологу или психотерапевту. Опыт по лечению этого речевого нарушения накоплен солидный. И все же трудно предсказать, как скоро наступит улучшение, насколько полным и стойким будет результат. Не стоит главной целью помощи ставить полное устранение запинок в речи. Если в семье заикание ребенка не воспринимается как трагедия и как повод ограждать его от любых испытаний, он сможет адаптироваться в жизни. Наверняка вы сами знаете людей с заиканием, которые получили хорошее образование, создали семью, успешно работают. В то же время есть люди с абсолютно гладкой речью, не реализовавшие себя и не умеющие полноценно общаться.

Ваш ребенок занимается с логопедом?

Старайтесь закрепить результаты занятий следующими действиями.

— Приучайте ребенка говорить низким голосом, как «медведь из берлоги». Вдыхать при этом нужно животом — не поднимая плечи, медленно, без рывков. Покажите ребенку, как нужно это делать. Когда он хочет что-то сказать, положите руки ему на плечи и не позволяйте им подниматься.

— Обязательно следите за осанкой ребенка. Плечи и спина не должны подтягиваться вверх, причем не только во время речи, но и когда он сидит или стоит.

— Не давайте ребенку, когда он говорит, смотреть исподлобья. Мягко, но крепко поддерживайте его подбородок по направлению вверх. Можно поднимать максимально высоко. Ребенку объясните это тем, что вы хотите при разговоре встречаться с ним глазами. Обратите внимание, насколько зажата челюсть. Желательно, чтобы рот ребенка был максимально спокоен, не ходил ходуном вниз-вверх или вправо-влево.

— Можно делать специальный массаж, когда ребенок говорит. Попросите логопеда показать, как правильно это делать. Или воспользуйтесь специальной литературой.

— На ночь таким детям рекомендуется в течение двух недель делать массаж воротниковой зоны. Такие курсы проводят три-четыре раза в год. Расслаблению хорошо помогают успокоительные травяные сборы, ванны с ароматическими травами, морской солью. Используйте разнообразные средства, чтобы снять напряжение, укрепить нервную систему ребенка (естественно, после консультации со специалистом).

Известный детский психиатр М. Буянов отмечает, что лишь у незначительного числа людей заикание не проходит к подростковому возрасту. Это говорит либо о тяжести нарушения, либо о неправильном лечении в прошлом. Но и в таком случае при настойчивости и терпении пациента и его родственников прогноз благоприятный.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector