Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Меня как бы нет»: что такое деперсонализация

«Меня как бы нет»: что такое деперсонализация

Татьяна, 28 лет: «Впервые с чувством нереальности происходящего я столкнулась, когда мне было 22 года. Однажды я просто перестала испытывать какие-либо эмоции; родные вдруг стали чужими, я не хотела ни с кем общаться, никуда выходить. Я не чувствовала себя — личность стерлась, а я стала другим человеком: ощущение, будто души больше нет, только одна оболочка. Это сопровождалось постоянной тревогой, самокопанием, головными болями, ощущением безысходности. Это страшное состояние, когда суицид кажется единственным способом все прекратить.

Я очень испугалась и срочно вызвала маму, так как сама даже к врачу не могла пойти. Невропатолог в больнице сказала, что у меня депрессия, и выписала коктейль из антидепрессантов и нейролептиков. Удивительно, но чуть ли не с первых дней приема таблеток я вернулась к жизни: симптомы прошли, улучшилось настроение, выросла трудоспособность, я стала общительной и открытой. Через месяц я перестала принимать эти препараты и к врачу больше не пошла (хотя меня предупреждали, что лекарства бросать нельзя). На четыре года я забыла о проблемах.

Симптомы вернулись, когда родственник предложил мне новую работу. Там были довольно высокие требования к сотрудникам — обязательное наличие водительских прав, профильное образование в сфере морских перевозок и свободный английский. Мне дали полгода на подготовку. Родственник оплатил все курсы, университет — и тут начались стрессы. Я чувствовала, что меня накрывает, поэтому самовольно вернулась к таблеткам. На время становилось немного легче. Я старалась из последних сил не ударить лицом в грязь, заполучить эту работу, не подвести человека, который верил в меня и к тому же потратил деньги. Но мне становилось хуже и хуже, и собеседование на работу я провалила. Это был очень сложный период.

После этого я стала сидеть на форумах, гуглить статьи о психических отклонениях с похожими симптомами. Были мысли, что у меня шизофрения и я окончательно слетаю с катушек. Я начала бегать по психиатрам, но все поголовно опровергали мои подозрения. Повторно диагностировали депрессию, назначили антидепрессанты — немного отошла тревожность, но эмоции и чувства так и не вернулись.

Однажды на каком-то сайте я увидела описание диагноза, который в точности совпадал с моими симптомами. Тогда и началось мое знакомство с расстройством деперсонализации-дереализации. Я обращалась к врачам, но они в принципе не знали, что это такое и как это лечить. Иногда меня просто не хотели слушать — сразу назначали лекарства и отправляли домой. Один профессор сказал, что это я «в интернете начиталась». Свое спасение я нашла в онлайн-консультациях с врачом, который имел дело с дереалом: по его схеме начала принимать антидепрессанты и противоэпилептические препараты.

Причина моей деперсонализации — невроз, который сопровождается тревогой: при стрессах организм защищается и мозг как будто отключается, происходит изоляция от внешнего мира. Такое случается с впечатлительными людьми, которые переживают по любому поводу, принимают все близко к сердцу. Я из таких.

Мой стаж — 2,5 года. Знаю, что может быть ухудшение, но выход есть. Сейчас я вышла на этап, когда новая работа в радость, я снова чувствую себя собой, умственные способности, эмоции и чувства как и до болезни. И, хоть я все еще на таблетках, лучше так, чем снова страдать. Надеюсь, когда-то получится их отменить. Странно звучит, но эта болезнь изменила меня в лучшую сторону. Благодаря ей я по-настоящему начала ценить жизнь и близких людей. Стала более терпеливой. Я радуюсь, что могу снова жить нормальной жизнью, чувствовать, любить, получать удовольствие от общения с людьми и от любимых занятий.

Наше общество очень презрительно относится к нуждающимся в психологической помощи. Если узнают, что человек был у психиатра, то сразу клеймят психом и сторонятся. Тем не менее не стоит бояться обращаться за квалифицированной помощью, главное в этом вопросе — найти действительно хорошего врача. А таких очень мало».

Читайте так же:
Можно ли вылечить запущенный невроз

Николай, 27 лет: «Я с детства невротик: заикание, обсессивно-компульсивное расстройство (синдром навязчивых мыслей). В августе 2014 года я попал к психиатру с депрессией и нарушением восприятия реальности, мне тогда было 25 лет. Началось все с редких панических атак, которые сменялись приступами сильной дереализации. Мир переворачивался вверх ногами, и приходилось ложиться на пол и закрывать глаза, это помогало прийти в себя. После очередного такого приступа у меня появилась тревожность.

Ровно 6 месяцев я брыкался в поисках и придумывании физических болячек, чтобы оправдать свое состояние. Признаться самому себе, что ты немножко «ку-ку», трудно, так и появляется ипохондрия. Катализатором ипохондрии еще выступает такая неприятная данность, как неквалифицированная медицина. Инертность, идущая из СССР, еще сохраняется — врачи лепят диагноз «ВСД» (которого уже давно в мировой классификации болезней нет), говорят, что все в порядке, выписывают витаминки и отправляют домой. Поэтому и приходилось заниматься самодиагностикой и страшно бояться, что же там такое со мной на самом деле. К большому сожалению, диагноз «деперсонализационное расстройство» я поставил себе сам, в очередной раз бороздя интернет. Через знакомых мне удалось лечь в психоневрологический диспансер. Там меня качали теми же советскими препаратами, ставили капельницы, был даже массаж и циркулярный душ. При выписке значительных результатов не было: спать стало легче, но состояние оставалось таким же мучительным.

Наконец мне чудом удалось попасть к хорошему психиатру. Грамотно подобранные препараты построили надежный фундамент для моего восстановления. Сейчас фармакология достигла такого уровня, что лекарства работают надежно при минимуме побочных эффектов и последствий для организма. Безусловно, они не устраняют психологические проблемы, но предоставляют взлетную полосу для поднятия на ту высоту, где эти проблемы можно было бы устранить. Антидепрессант стал ощутимо действовать где-то через 3–4 недели после начала приема. Улучшилось настроение, появились силы, жизнь стала приносить удовольствие. Дальше потихоньку: начало восстанавливаться общение с друзьями, я стал выходить в свет, проснулось либидо и желание чем-то заниматься. Я восстановился на работе: когда дойти до туалета — огромное испытание, работа становится чем-то невыносимым.

Деперсонализация — это в привычном смысле потеря себя; когда не можешь понять, что ты за человек. Восстановление после этого приводит к переосмыслению жизненных установок. Например, в прошлом я ограничивал себя, старался соответствовать представлениям, диктуемым обществом. Жил по по принципу «как надо», а не «как хочу». В этот период и теряется понимание своей персоны: кто ты? зачем ты? кем ты должен быть? Ты деперсонализируешься. В переломный момент расстройства ты понимаешь, что жить нужно ради себя, а не для других, перестаешь постоянно искать изъяны и исправлять их, чтобы стать кем-то. Я принял себя».

Анастасия, 20 лет: «В школе надо мной часто издевались из-за лишнего веса, дома никто не воспринимал всерьез, были постоянные крики и скандалы из-за алкогольной зависимости отца. В 15 лет я решила попробовать наркотики и, не зная «правильных дозировок», приняла слишком много за один раз. После этого у меня резко ухудшилось самочувствие: начались кратковременные панические атаки, учащенное сердцебиение, появилась шаткость походки, головокружения. Сначала я думала, что у меня что-то с сердцем или сосудами; со временем это переросло в страх инфаркта, инсульта или внезапной смерти. Дальше было обследование всего организма, но ничего конкретного так и не выяснилось: врачи либо ничего не находили, либо ставили диагноз «вегетососудистая дистония». Один врач посоветовал мне провериться на рак.

Со временем ситуация прогрессировала. Появилось жуткое чувство внутри вроде тревоги: я не могла нормально спать, казалось, что я с минуты на минуту умру. В один день я поняла, что не ощущаю своего тела. Появилось одновременно чувство легкости и невесомости, а потом я стала ловить себя на мысли, что меня как бы нет. Ощущения в руках стали не мои, отражение в зеркале не то. Тогда я осознала, что мне грозит не инфаркт, а шизофрения. Я полностью отдалась этому страху: физические симптомы исчезли, остался неописуемый ужас, что сейчас я потеряю связь с реальностью и контроль над собой. Я стала прятать ручку от балкона, чтобы в порыве беспамятства вдруг не выброситься окно. Мир, каким я его знала, разлетелся вдребезги. Выходя на улицу, я понимала, что между мной и реальностью большой барьер. Мир за стеклом казался плоским, бесцветным, мертвым. Я не могла понять, сон это или реальность, а может, я вообще умерла. Время просто остановилось, его не было, не было для меня. А в душе пустота, тишина и никаких эмоций.

Читайте так же:
9 признаков того что у тебя невроз

Деперсонализация: синдром, мешающий чувствовать

Сара на съемках программы

Людям с синдромом деперсонализации мир кажется нереальным, двумерным, как будто в тумане. Этим расстройством страдает каждый сотый, но, несмотря на это, работать с такими пациентами британских врачей не учат, говорят эксперты.

"Связи, которые ты считаешь ценными, теряют свой первоначальный смысл. Ты знаешь, что любишь свою семью. Но дело в том, что ты скорее осознаешь это умом, а не ощущаешь", — рассказывает Сара в программе Виктории Дербишир на ВВС.

Сара — актриса, она постоянно примеряет различные образы и воспроизводит чужие эмоции. Но в реальности большую часть своей сознательной жизни она эмоционально парализована и неспособна испытывать никакие чувства.

Причина этого — малоизученное психическое расстройство, которое называется деперсонализация.

У Сары синдром проявился трижды. Впервые это случилось, когда она готовилась к выпускным экзаменам.

Главный признак деперсонализации — ощущение, будто человек теряет физическую связь с миром вокруг и собственным телом.

Считается, что так проявляется защитный механизм, когда во время стресса или серьезного потрясения сознание отключается от реальности. Такой же эффект могут вызвать некоторые наркотики, например, марихуана.

Для людей с синдромом деперсонализации мир может поменяться за секунду.

"Это было неожиданное переключение. Все вокруг показалось чужим и даже пугающим. Внезапно квартира и другие места, где ты привык находиться, становятся для тебя съемочной площадкой, а все твои вещи — декорациями", — говорит Сара.

Другие пациенты рассказывают об ощущении, что они находятся вне своего тела, что оно не принадлежит им, а мир вокруг кажется двумерным и плоским.

С Сарой такое произошло во время второго эпизода.

"Я читала, в руках была книга. И вдруг мои руки стали выглядеть как картинка, на которой нарисованы две руки. Было ощущение, что реальный мир и мое восприятие его не совпадали".

Расстройство, которым страдает Сара, не редкость. Три независимых исследования доказали, что это оно встречается у одного человека из ста.

Эксперты утверждают, что расстройство давно признано медицинским заболеванием. Оно так же распространено, как и обсессивно-компульсивное расстройство или шизофрения.

Некоторые пациенты, не прошедшие курс лечения, могут страдать от симптомов деперсонализации всю жизнь. И, тем не менее, не все медики знают, что это такое.

Доктор, который недавно закончил обучение и сам страдает этим расстройством, заявил, что о деперсонализации не рассказывали ни в медицинской школе, ни на курсах повышения квалификации для терапевтов.

Он признался, что сам минимум дважды поставил неверный диагноз своим пациентам. По его словам, он очень удивится, если окажется, что хоть кто-нибудь из его коллег слышал про этот синдром.

Сара рассказывает, что за свою жизнь столкнулась как минимум с 20 специалистами, которые понятия не имели, о чем она говорит. Среди них — консультанты, терапевты, районные психиатры и врачи.

В Королевском колледже врачей общей практики (RCGP) в Лондоне заявили, что психологическое здоровье было ключевым элементом расширенного курса подготовки врачей.

В институте добавили, что изучение более сложных психологических проблем пока находится в разработке.

В Королевском колледже психиатрии подчеркнули, что необходимо удостовериться, что эти расстройства изучены должным образом.

Читайте так же:
Лечение ипохондрического невроза у детей

Доктор Элейн Хантер руководит единственным специализированным центром в Великобритании, который занимается пациентами с деперсонализацией

Плохая диагностика — это только часть проблемы, еще одна сложность — доступ к лечению.

В Великобритании действует всего одна специализированная клиника. Ее ресурсы ограничены, там могут принять только 80 пациентов в год. При том, что потенциально страдать этим заболеванием могут 650 тысяч человек.

Чтобы бесплатно попасть в этот медицинский центр, требуется направление от участкового врача. И даже если пациенту поставили диагноз деперсонализация, лечения придется ждать несколько месяцев или дольше.

После года ожидания в очереди Сара решила, что единственный выход — оплатить лечение самостоятельно.

"У меня постоянно случались приступы паники. Это правда очень страшно. Я понимала, что это кризис", — говорит она.

Только для взрослых

Специализированный центр для пациентов с синдромом деперсонализации действует при больнице Maudsley на юге Лондона. Однако, для пациентов до 18 лет там есть ограничения, в центре занимаются только лечением взрослых.

Часто заболевание возникает именно в подростковом возрасте. Доктор Элейн Хантер, которая возглавляет центр, обеспокоена тем, что ей приходится отказывать в помощи детям и подросткам.

"Иногда к нам приходят глубоко подавленные и напуганные пятнадцатилетние пациенты, но нам нечего им предложить", — говорит она.

У одной из взрослых пациенток центра синдром развился в 13 лет. На протяжении двух лет она не могла выйти из дома, в день она переживала по десять панических атак, вызванных расстройством.

В начале лечения она не узнавала даже собственных родителей.

Доктор Хантер надеется, что со временем нужное лечение будет доступно и несовершеннолетним пациентам.

Она считает, что лечение нужно организовать в каждом районе. Врачи в локальных центрах психологической помощи должны пройти специальный тренинг, затем распространить информацию среди других специалистов.

Сара Эшли не могла есть и спать, пока не прошла терапию доктора Хантер

Специально для пациентов с деперсонализацией Хантер разработала методику когнитивной поведенческий терапии (КПТ). Она считает, что ей легко смогут овладеть врачи, у которых уже есть опыт разговорной психотерапии.

Сара Эшли, пациентка доктора Хантер, говорит, что сначала скептически отнеслась к этой методике, но спустя некоторое время почувствовала огромную разницу.

"[До КПТ] Я смотрела на собственные руки или другие части тела и мне казалось, что они не мои. Я смотрела на себя в зеркало и не понимала, что это я", — объясняет Сара.

"Я не могла есть и спать, из-за стресса я похудела до 42 кг. Сейчас у меня все еще проявляются некоторые симптомы, но я могу быстро с ними справиться", — продолжает она.

Лечение есть, но получить его сложно.

Как говорит доктор Хантер, надо исправлять ситуацию, в которой пациенты вынуждены выискивать информацию о своем расстройстве в интернете, а потом объяснять врачу, о чем идет речь. Вместо того чтобы, наоборот, врач рассказывал пациенту о его болезни.

Лечение дереализации и деперсонализации

Признаки и симптомы дереализации и деперсонализации

  • ощущение сильной растерянности и непонимания происходящего вокруг себя;
  • чувство изолированности себя относительно окружающих и внешнего мира;
  • неадекватное восприятие мира и происходящего;
  • восприятие в качестве чужеродных собственных частей тела;
  • снижение умственной активности и эмоциональных реакций;
  • чувство брошенности и одиночества;
  • отсутствие аппетита или невозможность насыщения даже достаточно объемными порциями пищи;
  • проблемы с восприятием реального времени;
  • отсутствие контроля над собственным телом.

Особенности диагностики и вероятные причины развития

  • особенности характера, которые проявляются проблемами с адаптацией в трудных ситуациях;
  • подростковый возраст (время от времени симптомы деперсонализации-дереализации встречаются у 70% подростков);
  • употребление алкоголя и психотропных веществ;
  • другое психологическое расстройство.
  • наличие психологических нарушений в виде тревожности, депрессии;
  • употребление галлюциногенных веществ;
  • травмы головы и неврологические заболевания с судорожным синдромом.

Для точного определения вида нарушения больного человека нужно показать специалисту в области психиатрии. Именно он занимается диагностикой симптомов дереализации и деперсонализации и лечением патологических состояний. Для подтверждения диагноза врач может провести ряд тестов, а также патопсихологическое обследование пациента и, при необходимости, аппаратное исследование головного мозга.

Читайте так же:
Нарушение работы кишечника при неврозах

Как проходит лечение?

  • сеансы психотерапии;
  • медикаментозную терапию;
  • когнитивно-поведенческую психотерапию с улучшением условий жизни.

Лечить синдром не просто. Выбор метода лечения деперсонализации и дереализации во многом зависит от ряда факторов, включая индивидуальные особенности организма пациента. В начале курса терапии врач проводит с пациентом психологическое консультирование, чтобы получить информацию о возможных причинах заболевания и установить ситуационный контроль над его симптомами. Чтобы вылечить недуг, необходимо строго выполнять все рекомендации лечащего врача.

В лечении деперсоналиции и дереализации личности, возможно и амбулаторное лечение, но оно назначается только после диагностики от врача психиатора.

Медикаментозное лечение дереализации и деперсонализации проводится в индивидуальном порядке с применением ноотропов, антидепрессантов или анксиолитиков при проявлениях тревоги. Больные люди с риском развития очередного интрапсихического конфликта, проходят курс психодинамической терапии на протяжении нескольких лет. При деперсонализации личности лечение включает в себя использование антагонистов опиоидных рецепторов, поскольку у пациентов возникает расстройство опиоидной системы мозга.

Лицензия Альметьевск Лицензия Казань и Челны Лицензия Зур Урам

В декабре 2014 года был открыт стационар клиники «Инсайт» в поселке Константиновка. Трехэтажное здание, оснащенное новейшим оборудованием, снабженное системой кондиционирования, круглосуточного видеонаблюдения, всеми системами безопасности, располагается в отдалении от оживленных районов города в экологически чистом месте. Это позволяет нашим пациентам сохранить анонимность и конфиденциальность при обращении, удалиться от источников раздражения и стресса, полностью погрузиться в процесс лечения и восстановления.

В составе клиники – собственный учебный центр «Институт усовершенствования Инсайт» (Озарение), где происходит подготовка и обучение психологов, медицинских сестер и врачей, а также стажировка для молодых специалистов, делающих первые шаги в профессии. Учебный центр имеет все необходимые документы, лицензию на образовательную деятельность № 7277 от 8 октября 2015 (серия 16ЛО1 №0003202).

Научная деятельность и инновации. «Клиника Инсайт» является клинической базой «Института усовершенствования Инсайт» (Озарение).

Расстройство деперсонализации/дереализации

Около 50% от общей численности населения хотя бы один раз в жизни кратковременно переживали деперсонализацию или дереализацию. Тем не менее, лишь около 2% людей когда-либо соответствовали критериям для диагностирования расстройства деперсонализации/дереализации.

Деперсонализация или дереализация также могут встречаться в качестве симптомов многих других психических расстройств и соматических патологий, например, при эпилепсии Судорожные припадки Эпилептический приступ – это патологичеcкая неконтролируемая электрическая активность в клетках серого вещества коры головного мозга, приводящая к временному нарушению его нормальной работы. Прочитайте дополнительные сведения (иктальной или постиктальной). Когда деперсонализация или дереализация развиваются независимо от других психических или соматических расстройств, имеют персистирующее или рецидивирующее течение и вызывают нарушения жизнедеятельности, можно говорить о наличии расстройства деперсонализации/дереализации.

Расстройство деперсонализации/дереализации возникает в равной степени у мужчин и у женщин. Средний возраст начала заболеваемости 16 лет. Расстройство может начаться в раннем детстве или в его середине; только в 5% случаев оно появляется после 25 лет, и совсем редко — после 40 лет.

Этиология

Часто люди с расстройством деперсонализации/дереализации в детстве испытывали серьезный стресс, например, следующий:

Эмоциональное насилие или пренебрежение в детстве (особенно распространенная причина)

Были очевидцами домашнего насилия

Имели тяжелобольных или психически больных родителей

Пережили неожиданную смерть члена семьи или близкого друга

Клинические проявления

Симптомы расстройства деперсонализации/дереализации, как правило, носят эпизодический характер и их интенсивность колеблется. Эпизоды могут длиться всего нескольких часов или дней, а могут — несколько недель, месяцев или даже лет. Но у некоторых пациентов симптомы присутствуют постоянно с неизменной интенсивностью в течение многих лет или десятилетий.

Симптомы деперсонализации включают:

Чувство отстраненности от собственного тела, разума, чувств и/или ощущений

Пациенты чувствуют себя сторонними наблюдателями собственной жизни. Многие пациенты также утверждают, что ощущают некую нереальность своего существования или чувствуют себя роботом или автоматом (т. е., не контролируют то, что они делают или говорят). Они могут чувствовать эмоциональное и физическое оцепенение или чувствовать себя отрешенными, лишь с намеком на эмоции. Некоторые пациенты не могут распознать или описать свои эмоции (алекситимия). Они часто чувствуют отстраненность от собственной памяти, а их воспоминания нечетки.

Читайте так же:
Народные средства от панических атак и невроза

Симптомы дереализации включают:

Чувство отстраненности от их окружения (например, от людей, предметов, от всего вообще), которое кажется пациентам нереальным

Пациенты могут чувствовать себя, как во сне или как в тумане, или же как будто стеклянная стена или завеса отделяет их от окружающей действительности. Мир кажется безжизненным, бесцветным или искусственным. Субъективное искажение мира широко распространено. Например, объекты могут представляться размытыми или необычно четкими, могут казаться плоскими или меньше/больше, чем они есть на самом деле. Звуки могут казаться громче или тише, чем на самом деле; может казаться, что время идет слишком медленно или слишком быстро.

Симптомы почти всегда причиняют дискомфорт, а в тяжелых случаях — очень мучительны. Это состояние часто сопровождается тревожностью и депрессией. Некоторые пациенты боятся, что у них необратимое повреждение мозга или что они сходят с ума. Другие одержимы мыслью о том, действительно ли они существуют, или же постоянно проверяют, являются ли их ощущения реальными. Тем не менее, пациенты всегда отдают себе отчет в том, что их ощущение нереальности не объективно и просто является следствием их особой манеры восприятия (т. е., пациенты сохраняют чувство реальности). Это осознание отличает деперсонализацию/дереализацию от психотического расстройства, при котором такое понимание всегда отсутствует.

Диагностика

Клинический диагноз расстройства деперсонализации/дереализации основан на следующих критериях, представленных в Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders , 5-е издание (DSM-5):

У пациентов наблюдаются стойкие или периодически повторяющиеся эпизоды деперсонализации, дереализации, или, и того, и другого.

Пациенты знают, что их ощущение нереальности не объективно (т е, их чувство реальности остается нетронутым).

Симптомы причиняют значительный дискомфорт или значительно затрудняют социальную или профессиональную деятельность.

Кроме того, более вероятной причиной симптомов не должно быть наличие другого расстройства (например, судорог, злоупотребления психоактивными веществами, панического расстройства, большого депрессивного расстройства, другого диссоциативного расстройства).

МРТ и ЭЭГ проводят для того, чтобы исключить физические причины, особенно если симптомы или развитие болезни атипичны (например, если симптомы начинаются в возрасте > 40 лет). Также возможно проведение биохимического анализа мочи на наличие токсических веществ.

Большую пользу приносят психологические тесты и специальные структурированные анкеты.

Прогноз

Состояние пациентов с деперсонализацией/дереализацией часто улучшается без вмешательства. Возможно полное восстановление, особенно если симптомы возникли на фоне поддающегося лечению или кратковременного стресса или не были затянуты. В некоторых случаях деперсонализация и дереализация могут приобрести хронический и резистентный характер.

Даже персистирующие или рецидивирующие симптомы деперсонализации или дереализации наносят минимальный вред, если пациенты могут отвлечь себя от своих субъективных самоощущений, концентрируя внимание на других мыслях или действиях. Некоторые пациенты страдают от постоянного чувство отчуждения, сопровождающегося тревогой и/или депрессией.

Лечение

Лечение расстройства деперсонализации/дереализации должно быть направлено на купирование стрессорных факторов, имевшихся как на момент развития нарушения, так и возникших ранее (например, пациент подвергался насилию или игнорированию в детстве), которые потенциально могли бы спровоцировать развитие деперсонализации и/или дереализации.

Для некоторых категорий больных эффективны различные психотерапевтические методы (например, психодинамическая психотерапия, когнитивно-поведенческая терапия):

Когнитивные методики позволяют блокировать навязчивые мысли о нереальности происходящего.

Поведенческие методики помогают больным выполнять задачи, которые отвлекают их от деперсонализации и дереализации.

Сенсорная методика воздействует на органы чувств человека (например, громкая музыка или контакт ладони с куском льда) и помогает больному восстановить связь с самим собой и окружающим миром, почувствовать себя более реально в данный момент.

Психодинамическое лечение помогает пациентам справиться с негативными чувствами, скрытыми конфликтами или опытом, эти переживания снижают порог переносимости стрессорных факторов и провоцируют развитие отчуждения.

Для некоторых больных эффективно работает отслеживание периодов аффекта и диссоциации во время терапии.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector