Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Не сходи с ума: как партнеры по лечению помогают людям с биполярным расстройством

Не сходи с ума: как партнеры по лечению помогают людям с биполярным расстройством

По инициативе общественных организаций, объединяющих ученых, врачей и активистов, каждый год 30 марта отмечают День людей с биполярным расстройством — World Bipolar Day. В качестве даты был выбран день рождения Винсента Ван Гога — художника, который, как считают исследователи, был воплощением «биполярного гения».

При биполярном расстройстве человек живет то в состоянии сильного эмоционального подъема и возбуждения (мании), то в депрессии. Согласно мировой статистике, биполярным расстройством в разных формах страдают около 2% людей. Это значит, что в России биполярников не менее трех миллионов — это примерно половина Петербурга.

В большинстве случаев это заболевание хорошо поддается лечению c помощью медикаментов. Но, к сожалению, многие не обращаются за помощью или не знают, как ее найти. Без лечения заболевание прогрессирует и в конечном итоге приводит к грустным последствиям: потере семьи, работы, трудоспособности в целом, и почти в каждом седьмом случае — к самоубийству.

Этих последствий можно избежать. Особенность биполярного расстройства в том, что наступление ремиссии зависит не только от врача и медикаментов, но и от поведения самого пациента. Очень часто биполярники провоцируют приступы «своими руками». Настроение людей с БАР (биполярное аффективное расстройство. — Прим. ред.) очень нестабильно, равновесие хрупко, и «запустить» манию или депрессию можно десятками способов: психику легко расшатывают психоактивные вещества, алкоголь, недостаток сна, слишком интенсивная работа, путешествия и даже влюбленность. Так спустя короткое время после очередного курса лечения мощными препаратами человек снова оказывается в больнице. А каждый новый приступ снижает шансы на долгую ремиссию, бьет по социальному статусу, и еще больнее — по самооценке.

Опыт людей с психическими расстройствами по всему миру доказал: есть гораздо больше шансов справиться с трудностями, когда тебя поддерживают люди, которые понимают твои проблемы и состояние, но при этом не смотрят на тебя как на пациента. Как показывает практика, таким человеком может быть не только партнер или близкий родственник. Помочь пережить самые черные времена может и старый друг, и даже человек, с которым вы никогда не встречались лично. Маша Пушкина специально для «Афиши Daily» поговорила с несколькими биполярниками о тех, в ком они нашли свою опору. Получилась история не о болезни, а о дружбе и доверии, которые могут победить даже безумие.

Яна, 31 год

Домохозяйка, коллекционирует книги и увлекается кондитерским делом

Целенаправленно я нигде не узнавала про способы поддержки, все сложилось вполне естественно. Болею уже 15 лет. Первым человеком, который за мной присматривал, была лучшая подруга, а сейчас это муж.

Когда моя гипомания (легкая степень мании, для которой характерно постоянно приподнятое настроение. — Прим. ред.) разогналась в полноценную манию (это состояние также характеризуется односторонним влечением к какой-то теме, иногда сопровождается бредом. — Прим. ред.), стало ясно, что за мной надо приглядывать. Подруга стала обращать внимание на повторяющиеся модели поведения в той или иной фазе, и мы решили вместе выяснить, что помогает в таких случаях. Я думаю, подруге было страшно брать на себя ответственность за мое состояние, но она оказалась великодушной и самоотверженной. Когда я выходила замуж, подруга передала эти знания мужу, а он уже дополнил их, опираясь на собственный опыт. Муж изначально знал, с кем связывает свою жизнь. Говорит, что его это не испугало.

Во время маниакальных эпизодов у меня бывают навязчивые идеи. Муж в это время не спорит со мной, но и не подпитывает их, стараясь перенаправить мою бурную энергию в другое русло. Спорить нельзя, ведь результат будет противоположным: меня окончательно заклинит на идее, я буду считать, что должна ее доказать во что бы то ни стало, даже если весь мир против меня, а вокруг враги и заговоры. Если это не помогает, муж соглашается обсудить все эти вещи, но при этом старается притормозить их воплощение в жизнь, предлагая составить конкретный и подробный план. Иногда это занимает меня надолго.

Например, я вечно хочу куда-нибудь переехать. Вот прямо сейчас, и почему мы еще не пакуем вещи? Муж старается меня усадить расписывать, какие есть плюсы и минусы у разных городов, что нас в них привлекает. В итоге я часами сижу на разных форумах, составляю списки, размышляю, как мы устроим свой быт, подсчитываю бюджет для разных стран мира. Еще есть маниакальная страсть к путешествиям, но эти планы после подготовки мы обычно воплощаем. А еще много лет назад в приступе маниакальности я купила квартиру — в ипотеку, с адскими платежами. Потом долго разруливали эту ситуацию, но все, к счастью, хорошо сложилось.

Читайте так же:
Витамины от невроза на лица

Муж стал вести график моего настроения. Я его тоже веду, и результаты мы сверяем, чтобы они были объективными. Ссоры из-за того, что муж берет на себя роль старшего, возникают часто в маниакальной фазе (в депрессии — никогда). Тогда я становлюсь очень подозрительной, любые попытки контроля вызывают ярость. Но сейчас муж научен опытом, поэтому на попытки развязать конфликт не реагирует. При явных приступах ярости и аутоагрессии использует холдинг-терапию (долгие крепкие объятия. — Прим. ред.). Мы это подглядели у аутичных детей, так на них родители воздействуют.

При депрессии он меня не утешает, потому что это бессмысленно, а старается привести разумные доводы о том, что этот период всегда заканчивался и в этот раз тоже скоро пройдет. Мы смотрим графики настроения за прошлые месяцы, обсуждаем длительность приступов: вот уже две недели прошло и, судя по прошлому опыту, через пару недель должно стать полегче.

Такая поддержка со стороны мужа помогает во многом. Когда я проходила лечение у двух врачей, принимала все медикаменты, у меня не было такой опоры, все было очень плохо. Со временем я перестала в маниакальном состоянии пропадать из дома и наносить себе серьезные травмы. Все мои суперидеи так и остаются на бумаге в виде графиков и таблиц, я даже не успеваю начать воплощать их в жизнь, чтобы потом не пришлось расхлебывать последствия всей семьей.

Настроение меняется внезапно. Как жить с «биполяркой»?

расстройство.jpg

Об этой болезни хорошо сказал муж Ким Кардашьян, рэпер Канье Уэст. На обложке своего альбома он написал: «Я ненавижу быть биполярным, это потрясающе». Точнее и не скажешь. Наш эксперт – врач-психиатр высшей категории, член-корреспондент РАН, профессор, заведующая кафедрой психиатрии и наркологии, директор Института электронного медицинского образования ФГАОУ ВО Первый МГМУ имени И. М. Сеченова, доктор медицинских наук Марина Кинкулькина.

Суть психического заболевания под аббревиатурой БАР (биполярное аффективное расстройство) – в радикально резких беспричинных сменах настроения, которые возникают у человека на протяжении всей жизни. Раньше эту болезнь называли маниакально-депрессивным психозом.

Жизнь на разных полюсах

Речь идет не просто о сменяющих друг друга грусти или веселье, как часто бывает у эмоциональных людей, а о крайних степенях то отчаяния, то эйфории. Смена этих настроений может проходить как постепенно, так и внезапно, причем без видимых причин.

Считается, что биполярным аффективным расстройством страдали многие знаменитости прошлого. Этот недуг, впрочем, как и другие психические расстройства, приписывают Байрону и Хемингуэю, Вирджинии Вулф и Эдгару По, Ван Гогу, Шуману, Вивьен Ли и многим другим. Есть предположение, что легкой степенью БАР страдал даже «наше все» – во всяком случае, современники нередко упоминали о сменах настроения Александра Сергеевича.

Многие современные звезды открыто признаются в наличии у себя этого психического расстройства. В частности, в этом признавались Бритни Спирс, Майли Сайрус, Селена Гомес, Мэрайя Кери, Мэл Гибсон и другие.

Генетика или образ жизни?

БАР страдают и мужчины, но слабый пол – чаще. Это нарушение может появиться в любом возрасте: и у подростка, и у пожилого человека

Главный фактор риска – генетика. Однако конкретного гена, который бы отвечал за развитие БАР, не выявлено. Это полигенное расстройство, поэтому сдавать анализы, чтобы узнать, насколько велик риск заболеть, пока не имеет смысла. Тем более что генетическая предрасположенность – еще не приговор. Это доказали исследования на однояйцевых близнецах, у одного из которых с годами БАР проявилось, а у другого – нет. Вероятно, влияние имеют какие-то предрасполагающие факторы. О некоторых из них известно. Считается, что жизнь на пределе возможностей, с постоянными дедлайнами, стрессами и хроническим недосыпом, а также работа в ночную смену, частые перелеты со значительной сменой часовых полетов и, конечно, употребление психоактивных веществ способствуют развитию заболевания. Поэтому всего этого надо стараться избегать. А вот о том, как влияет на психику локдаун и пандемия, а также другие стрессы злосчастного 2020 года, ученым еще только предстоит узнать. Хотя наверняка не лучшим образом.

Не соскучишься

БАР, по разным оценкам, страдают от долей процента до нескольких процентов населения. В последнее время доля аффективных расстройств выросла в разы, что может объясняться улучшением диагностики (а также ростом числа стрессов).

На первый взгляд БАР не выглядит чем-то страшным и опасным. Многим это расстройство кажется даже привлекательным – то грустно, то весело, в общем, не соскучишься. К тому же быть не таким, как все, нынче модно. И потом, считается, что у людей с БАР интеллект и творческие способности выше, чем у «серой массы». Но даже если это и так, то называть БАР приятной штукой никто из тех, кто им страдает, точно не станет. Особенно тяжело тем больным, которые вовремя не обращаются за врачебной помощью. Без лечения и та и другая фазы БАР могут длиться месяцами (хотя иногда расстройство протекает с часто сменяемыми фазами). Причем, нельзя сказать, какой из периодов болезни тяжелее – маниакальный или депрессивный.

Читайте так же:
Эдас при неврозах для детей

Тяжело, когда на душе плохо

Те, кто пережил депрессию, говорят, что это самое страшное из всего, что только может случиться. Весь мир предстает в черном цвете, сильно снижается не только настроение, но и самооценка, теряется смысл самого существования. Жизнь воспринимается как цепь трагических ошибок, больной постоянно обвиняет себя во всех бедах и грехах, даже тех, которых нет и в помине. Помимо душевных страданий часто возникают и физические: человек двигается как во сне, с трудом, словно на ногах и руках гири по пуду, или будто он плывёт против течения. Вдобавок ощущаются боли и напряжение во всем теле. При средней степени депрессии часто болит живот. По этому поводу люди обращаются к врачам, но диагноз поставить не удается. А ежедневные боли продолжаются. Психиатры называют это соматоформной симптоматикой. При выраженной депрессии у многих появляется так называемая «предсердечная тоска»: боль и тяжесть в груди, «камень на сердце». Но даже углубленное обследование не выявляет кардиологических проблем.

Нередко при депрессии пациенты (особенно пожилые) жалуются на затруднения мышления, ухудшение памяти. Врачи подозревают у них деменцию, но на самом деле аффективные расстройства не влияют на интеллект, и при лечении, когда настроение стабилизируется, мыслительные способности восстанавливаются.

Но самое страшное последствие депрессии – это суицид. Большинство попыток самоубийства совершаются именно в этом состоянии. Порой люди в очень выраженной депрессии, считая, что совершили что-то непоправимое, и полагая, что последствия их действий могут навредить близким, решаются на расширенные суициды, при которых они сводят счеты не только со своей жизнью, но и уносят с собой близких (чаще детей).

Плохо, когда слишком хорошо

Маниакальная стадия БАР – субъективно более приятная. Больные находятся в великолепном настроении: любят весь мир и себя в нем. Отражение в зеркале радует, сомнений в собственных талантах и уме – ни малейших, сил и энергии – хоть отбавляй, бонусом идет ускоренная мыслительная деятельность. Многие больные в этой стадии спят по часу в день, но не испытывают усталости. Иногда они на ногах сутками – и хоть бы что, бодры, как «энерджайзер». Вроде бы прекрасно. Но нет. На фазе мании желания и идеи возникают слишком быстро, поэтому человек хватается за каждое новое дело, но, как правило, ни одно не доводит до конца. Так что продуктивность и в этой стадии невелика. Но ладно бы, если дело было только в этом/

Главная опасность мании – в том, что критика у человека в этот момент отсутствует и он может совершать поступки, о которых впоследствии будет сильно сожалеть. Например, может раздарить все свое имущество окружающим (подчас малознакомым людям или мошенникам). Или, скажем, возьмет кредиты, чтобы отправиться в путешествие на другой край света. Может даже что-то украсть – например, чтобы сделать дорогой подарок. Многие больные в эти моменты вступают в скоропалительные интимные отношения, приняв случайную встречу за любовь всей жизни (при этом начисто «забыв», что дома ждут жена и четверо детей). Наконец, нередко при мании люди, испытывая эйфорию, игнорируют у себя тяжелые соматические симптомы, в результате подолгу не обращаются к врачу и таким образом запускают тяжелое заболевание (пневмонию, например, или COVID-19).

К тому же не все больные на маниакальной стадии бывают «душками». Часто они проявляют необоснованную агрессию, если, например, окружающие не соглашаются с их «гениальными» идеями. В результате «гневливой мании» возникают конфликты и даже ситуации, требующие вмешательства правоохранительных органов и недобровольной госпитализации больного.

Благими намерениями

Самое плохое, что могут делать родственники и друзья человека с БАР, — это игнорировать проблему, обесценивать страдания, при этом обвиняя самого больного и взывая к его совести. Например, они призывают человека в депрессии «взять себя в руки, не раскисать», говорят, что он «с жиру бесится» и прочее. Больного на стадии мании чаще всего обвиняют в аморальности, легкомыслии, безответственности, неразборчивости в связях и прочем. Однако так поступать – все равно что ставить в вину человеку с сахарным диабетом то, что он не может есть сладкий торт, а пациенту с сердечной недостаточностью – что тот не бегает марафон.

Читайте так же:
Симптомы психоза и его проявления

БАР – это такая же болезнь, как и многие другие. И ее надо лечить. Чем раньше начать правильную терапию, тем быстрее удастся стабилизировать состояние пациента и тем лучше будет дальнейший прогноз.

В интернете можно не только протестировать себя на любое психическое расстройство, но и узнать, как «вылечиться». Врачи делать этого не советуют категорически. Самый малый вред самолечения в том, что оно не поможет, но ведь так можно и ухудшить состояние. Например, неадекватный прием антидепрессантов при БАР может человека из депрессивной фазы ввергнуть в тяжелое маниакальное состояние, из которого потом будет трудно выбраться.

Выявить БАР и подобрать верное лечение может только психиатр (а не психолог, невролог или врач любого другого профиля). Лечение должно быть строго индивидуальным, его подбирают, исходя из особенностей конкретного больного и учитывая момент в течении болезни. Цель терапии – не только выровнять настроение пациента, но и не допустить повторных эпизодов.

При лечении БАР главную роль играют препараты для стабилизации настроения – нормотимики (соли лития, некоторые противосудорожные лекарства (антиконвульсанты) и антипсихотики новых поколений). Современные лекарства переносятся гораздо лучше, чем их предшественники, дают меньше побочных эффектов, так как разработаны для длительного многолетнего применения. На фоне их приема женщины даже могут беременеть. При депрессии в рамках этого расстройства антидепрессанты назначают лишь в исключительных случаях, учитывая опасность смены одной фазы другой

БАР невозможно вылечить раз и навсегда, поэтому принимать лекарства приходится часто годами (с периодическими визитами к доктору). Но зачастую, когда благодаря медикаментам пациент начинает себя чувствовать хорошо (такое состояние – интермиссия – совершенно неотличимо от полного здоровья), он может прекратить прием препаратов. Это большая ошибка, которая не позволяет добиться стабильного результата лечения. Ведь именно длительный прием рекомендованной врачом поддерживающей терапии позволяет достичь стабильного состояния и ощущать радость жизни на протяжении долгих лет.

Гибкая натура

Сам термин «маниакально-депрессивный психоз» был придуман немецким психиатром Эмилем Крепелином в конце XIX века — и на тот момент относился ко всем расстройствам настроения. Впрочем, заболевание с чередованием маниакальных и депрессивных фаз было известно и до этого — в работах Жана-Пьера Фальре (там оно носило название «циркулярный психоз») и Жюля Байярже («двойственный психоз»). Но Крепелин впервые четко отделил это заболевание от шизофрении — на том основании, что в его клинической картине преобладали аффективные нарушения, а не расстройства мышления.

Немецкий психиатр и автор типологии темпераментов Эрнест Кречмер сделал вывод, что к психозу предрасположены люди определенного склада — в его классификации они называются циклотимиками. Это жизнерадостные, коммуникабельные, очень адаптивные и эмоционально лабильные люди, внешне, как правило, выглядящие вполне гармонично и способные наслаждаться жизнью. Но у их легкости и импульсивности есть оборотная сторона: они подвержены беспричинным изменениям настроения, которые под воздействием стресса могут выйти из-под контроля.

Впоследствии термин «маниакально-депрессивный психоз» заменили на куда более политкорректное «биполярное расстройство». Прежнюю формулировку отменили в том числе и ее стигматизирующего воздействия — слово «маниакальный» в сознании большинства ассоциируется с маньяками, а биполярное расстройство — далеко не самый популярный диагноз среди серийных убийц (у большинства коллег Декстера находят признаки психопатии или диссоциативного расстройства личности).

Биполярное расстройство достаточно трудно диагностировать — по разным оценкам, от него страдает от 1% до 7% населения земного шара. Оно достаточно разнообразно — существует два подвида (БАР I и БАР II), плюс более мягкая версия — циклотимия.

Что почитать по теме:

Эмоциональные качели

Человек, страдающий от биполярного расстройства, не может управлять своим настроением: временами он испытывает мощный энергетический подъем, который не всегда бывает уместен и который редко получается направить в продуктивное русло, а временами — такой же беспричинный спад: он внезапно просыпается разбитым, слабым, усталым и потерявшим смысл жизни. В промежутках между фазами он может чувствовать себя нормально — и если «светлый» период затягивается (а он может длиться до 7 лет), пациент порой начинает забывать, что в его жизни вообще было место подобной болезни.

Одна из главных проблем этой своеобразной лотереи в том, что количество фаз и их порядок непредсказуемы, а кроме того, заболевание может проявляться только в маниакальных, только в гипоманиакальных (более мягко выраженная мания) или только в депрессивных фазах. Длительность фаз колеблется от нескольких недель до 1,5—2 лет (в среднем 3—7 месяцев), при этом маниакальные или гипоманиакальные фазы в среднем бывают в три раза короче депрессивных.

Читайте так же:
Помогает ли медитация от невроза

Гипоманиакальную фазу сложно диагностировать как психическое отклонение, потому что пациентом она воспринимается как вполне невинный приток сил и повышение настроения. Человек ощущает духовный подъем и веру в свои возможности, он проявляет живой интерес к самым разнообразным темам, очень мотивирован и готов к действию. В такой период он способен интенсивно работать, не ощущая усталости, и меньше спит. Он легок на подъем, легко заводит социальные контакты, весело и непринужденно ведет себя в обществе и проявляет большой аппетит к сексу и развлечениям. Подобному состоянию можно только позавидовать, не правда ли? Но и у него есть свои побочные эффекты: чем ярче ощущается подъем, тем сложнее человеку сконцентрироваться. Кроме того, он становится излишне самоуверен и может потерять способность здраво оценивать ситуацию. Он легко ввязывается в самые разнообразные дела (в том числе и те, которые в обычном состоянии ему не особо нужны), импульсивно принимает решения, легко идет на риск, склонен сорить деньгами и бездумно давать обещания.

На этом этапе на странности в поведении могут указать близкие — но самому пациенту вряд ли придет в голову, что с ним что-то не так (кроме случаев явных нестыковок между состоянием и реальными обстоятельствами: затяжная беспричинная эйфория на фоне потери любимой работы, болезни близкого человека или расставания с партнером должна насторожить даже не склонного к рефлексии человека).

Что творится в голове у пациента в период гипомании, хорошо описывает отрывок из книги Джеффри Евгенидиса «А порою очень грустны» — чтобы портрет одного из главных героев получился максимально реалистичным, автор консультировался с психиатрами: «Леонард шел, и мысли у него в голове сгущались, словно поток воздушных судов над аэропортом Логан в направлении. Там была парочка аэробусов, набитых Великими Идеями, караван «Боингов-707», нагруженных чувственными впечатлениями (цвет неба, запах моря), а также легкие самолеты бизнес-класса, в которых летели важные одинокие импульсы, пожелавшие путешествовать инкогнито. Все эти самолеты просили разрешения на немедленную посадку».

Так или иначе, человек с гипоманией еще достаточно владеет собой, чтобы его активность выглядела более или менее нормальной и не причинила больших неудобств социуму. А вот на этапе мании ситуация совсем выходит из-под контроля: у больного начинают скакать мысли, могут проявиться бредовые идеи величия или безумные прожекты, которые он рвется немедленно выполнять, пациент может стать раздражительным или агрессивным и принимать более чем странные решения. Человек не может успокоиться и продолжает истощать запасы собственной энергии, а длительность его сна снижается до 3—4 часов в сутки. В этой фазе, даже если больной не успел наломать дров, окружающим с ним уже совсем некомфортно.

От того, какую форму принимает фаза подъема — гипомании или полноценной мании, — зависит диагноз: при наличии маниакальных или смешанных (когда сочетаются симптомы мании и депрессии — например, активность и тревожность) эпизодов пациенту ставят «биполярное расстройство I», а если у него в анамнезе лишь проявления гипомании — то «биполярное расстройство II». Второй вариант считается менее разрушительным, хотя у некоторых специалистов есть сомнения по этому поводу.

И в том, и в другом случае пациент будет с большой вероятностью периодически впадать и в другую крайность — депрессию. Что особенно неприятно, качели могут качнуться в обратную сторону сразу после фазы подъема — еще недавно человек верил, что его силы безграничны, а несколько дней спустя он едва может встать с кровати. Вначале ослабляется общий психический тонус, уменьшается работоспособность, начинаются нарушения сна и появляется тревога. Постепенно тьма сгущается: больной впадает в апатию, ему становится трудно сконцентрироваться на простейших делах, он теряет интерес ко всему, что было для него важно, и впадает в тихое отчаяние, смешанное с самоуничижением. Мотивирующие факторы, даже если они кажутся теоретически разумными, перестают действовать. При этом человек может маскировать свое состояние, не давая окружающим повода для тревоги. «В периоды обострения болезни мне кажется, что вся моя жизнь — сплошная неудача, — описывал свое состояние один из самых известных «биполярников», британский актер и писатель Стивен Фрай, снявший документальный фильм о своем заболевании. — Многие люди, страдающие биполярным расстройством, выглядят вполне счастливыми, хотя их души пребывают в депрессии». Самый опасный, с точки зрения суицида, период — начало или конец депрессии, когда настроение уже упало, а энергии еще достаточно, чтобы предпринять какие-то решительные действия.

Причины

Считается, что это заболевание обусловлено генетически, хотя принцип наследования до сих пор не ясен — возможно, склонность к расстройству проявляется не в определенном гене, а в сочетании нескольких генов. Тем не менее, исследовав близнецов, ученые пришли к выводу, что если один близнец подвержен этому заболеванию, шанс второго разделить его судьбу составляет от 40% до 70%. Кроме того, риск повышается у родственников тех, кто страдает от большого депрессивного расстройства или синдрома дефицита внимания. По современным данным, биполярными формами аффективных расстройств чаще страдают мужчины, а монополярные в три раза чаще развиваются у женщин.

Читайте так же:
Этиология невроза в аналитической психологии

На развитие болезни может влиять и строение мозга. Согласно «гипотезе воспламенения», когда люди, генетически предрасположенные к биполярному расстройству переживают стресс, их порог эмоционального напряжения значительно понижается, что вызывает спонтанное возникновение эпизодов. Есть также теория, что аномальные колебания настроения связаны с балансом двух нейромедиаторов — серотонина и норадреналина (нарушения в обмене допамина связаны с другими психическими расстройствами — психозом и шизофренией). Связь заболевания с эндокринной системой подтверждает и то, что аффективные расстройства у женщин часто обостряются в период менструаций, после родов и во время менопаузы.

Впрочем, некоторые специалисты считают, что симптомы биполярного спектра — это не аномальная «поломка» организма, а лишь гипертрофированное проявление адаптивной функции. Существует теория, согласно которой гены, которые вызывают сильные аффективные расстройства, в определенных ситуациях могут оказаться полезными для выживания. Склонность «затаиваться», уменьшать расход энергии и больше спать, свойственная пациентам с БАР во время депрессии, возможно, служила защитным механизмом для наших предков в тяжелые времена. Слабые проявления мании также могли быть преимуществом, потому что они дают приток энергии, уверенность в себе и усиливают творческие способности.

Еще одна теория говорит о том, что мания и депрессия — это своего рода механизм внутренней саморегуляции, самозащиты человека, которого терзает страх или большие внутренние противоречия. Глубокая депрессия защищает, изолируя человека от мира и заглушая апатией даже чувство отчаяния, а мания позволяет выплеснуть скрытую агрессию и справиться со страхом.

Диагностическая шкала биполярного спектра

Диагностика биполярного аффективного расстройства (БАР) очень важна. Важность связана с относительно низкой выявляемостью этого заболевания. Помимо прочего диагностика БАР затруднена высокой частотой коморбидности. Это когда БАР протекает одновременно с другими заболеваниями: тревожными расстройствами, злоупотреблением психоактивными веществами, расстройствами личности и СДВГ и проч. В результате от начала болезни до обращения за психиатрической помощью зачастую проходит очень много времени — иногда до 10 лет.

Если вы отмечаете в своей жизни регулярные эпизоды выраженных или хотя бы отчетливых колебаний настроения, а также чрезмерные аффективные (эмоциональные) реакции на внешние причины, пройдите данный тест. Помните, что результаты теста не являются диагнозом. Диагностированием и лечением БАР может заниматься только врач-психиатр или психотерапевт. Однако, тест может укрепить вашу готовность обратиться к специалисту.

Инструкция к тесту.

1. Прочитайте утверждения в первом вопросе и выберите насколько полно все эти утверждения описывают Ваш опыт и состояния.

2. Ответьте повторно «Да» или «Нет» на утверждения, которые теперь обращены к вам.

Вы уже проходили тест ранее. Вы не можете запустить его снова.

Вы должны войти или зарегистрироваться для того, чтобы начать тест.

Вы должны закончить следующие тесты, чтобы начать этот:

Результаты

Вы набрали 0 из 0 баллов ( 0 )

Рубрики
  1. Нет рубрики 0%

Вам не о чем беспокоится. Ваше эмоционально-психическое состояние не вызывает опасений. У вас отсутствуют признаки расстройства биполярного спектра.

Результаты теста показывают низкую вероятность расстройства биполярного спектра. Если вы и страдаете легким вариантом БАР, то скорее всего, это не сказывается на вашем привычном образе жизни. Но вместе с тем, различные стресс-факторы, в т. ч. злоупотребление алкоголем или недостаток сна, могут привести к запуску более тяжелой формы расстройства. Рекомендуем вам пройти консультацию у врача-психиатра или психотерапевта. В случае подтверждения диагноза, специалист подробно расскажет, что делать и как отслеживать симптомы, настроение и состояние. Это безусловно улучшит качество вашей жизни.

Результаты теста показывают умеренную вероятность расстройства биполярного спектра. Рекомендуем вам прийти на диагностику к врачу-психиатру или психотерапевту. Специалист поставит точный диагноз и расскажет вам информацию о лечении биполярного расстройства, выздоровлении, и как отслеживать изменения в настроении. У вас будет понимание ситуации, план лечения и контакты врача-специалиста, который сможет помочь, если появятся признаки гипомании или ухудшения депрессивных симптомов.

Увы, но результаты теста показывают высокую вероятность расстройства биполярного спектра. Такое состояние требует обязательного лечения. Рекомендуем вам незамедлительно обратиться к психотерапевту или психиатру. Специалист поможет купировать острое состояние и исключить дальнейшее прогрессирование болезни. БАР, равно как и другие расстройства могут эффективно лечиться! Правильная и своевременно начатая терапия гарантирует, что ваше эмоционально-психическое состояние придет в норму в наиболее короткие сроки.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector