Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности нарушений мышления, социальной перцепции и саморегуляции у больных шизофренией с криминальным анамнезом 94 // Индекс востребованности Суммарное число скачиваний PDF-файла статьи (с 2015 года); $(target_items). each(function(i) $( body ). append( tooltipText ); var my_tooltip $( # name i); $(this). removeAttr( title ). mouseover(function() ( display: none ). fadeIn(400); ). mousemove(function(kmouse) ( left: 15, top: 15 ); ). mouseout(function() ut(400); ); ); $(document). ready(function() simple_tooltip( #article_downloads_cnt, downloadsTooltip ); ); // >

Особенности нарушений мышления, социальной перцепции и саморегуляции у больных шизофренией с криминальным анамнезом 94

Белякова М.Ю.
научный сотрудник, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Минздрава РФ (ФГБУ НМИЦ ПН имени В.П. Сербского), Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8715-0236
e-mail: belyakova.m@serbsky.ru

Булыгина В.Г.
доктор психологических наук, руководитель лаборатории психогигиены и психопрофилактики, ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России (ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского»), Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5584-1251
e-mail: ver210@yandex.ru

Среди лиц, страдающих психическими расстройствами и представляющих повышенную общественную опасность, преобладают больные шизофренией с дефицитарной симптоматикой и изменениями личности [13]. Наряду с позитивными и негативными симптомами в качестве ядерных единиц патологии психики при шизофрении в настоящий момент выделяют элементы когнитивного функционирования и эмоционально-волевой сферы как один из компонентов шизофренического дефекта [7; 8].

Дефект при шизофрении рассматривают как интеллектуальное снижение (нарушение внимания, восприятия и мышления, регуляторной функции), формирующееся в процессе заболевания; как последовательную цепь негативных изменений — от малозаметной деформации личностного склада до расстройств мышления при редукции энергетического потенциала. Основными характеристиками описанных нарушений психической деятельности являются низкая обратимость нарушений, резистентность симптоматики, невысокий прогноз эффективности лечебных или реабилитационных мероприятий [7; 8].

В отечественной патопсихологии степень выраженности психического дефекта у больных шизофренией определяется на основании качественной оценки состояния мотивационно-личностного компонента мышления, динамики и истощаемости мыслительных процессов, операциональной стороны мышления, памяти и внимания [4; 5; 7; 9; 16]. В судебной психиатрии и судебной психологии наряду с оценкой когнитивного функционирования больных с выраженными психическими расстройствами, совершивших правонарушения, ключевой задачей является определение степени нарушений эмоционально-волевой сферы [3; 11; 13]. В связи с этим особое значение приобретает оценка нарушений операционального уровня саморегуляции [2; 3; 6; 11; 13; 14]. Зарубежные авторы также подчеркивают важность исследования влияния психической патологии на саморегуляцию посредством изучения взаимосвязи степени сохранности и активности когнитивных процессов. При этом особое внимание уделяется изучению роли восприятия и переработки информации психически больными в генезе их криминального поведения [17; 18; 19].

Оценка социальной опасности в экспертной и клинической практике определяет необходимость включения в анализ широкого спектра психологических переменных, в том числе оценку способности пациентов к пониманию социального контекста и адекватному реагированию в ситуациях социального взаимодействия [2; 3; 13]. Исследование особенностей социального познания тем более важно при оценке риска совершения противоправных действий больными шизофренией, поскольку снижение социальной направленности и социальной регуляции деятельности и поведения было определено в качестве ведущего фактора в структуре патопсихологического синдрома, специфического для шизофренической патологии [10; 12; 15; 16]. Слаборегулируемые социальными факторами интеллектуальная деятельность и поведение больных шизофренией проявляются в снижении социальной перцепции, в высвобождении из смыслового контекста, в снижении константности восприятия, а также в склонности к конкретно-ситуационным обобщениям [5;16]. Механизм такого рода нарушений связывается с неспособностью больных войти в роль другого человека и использовать накопленный ранее опыт [1].

По мнению Ю.В. Мухитовой, на сегодняшний день «зоной ближайшего развития» современной патопсихологической диагностики является комплексное изучение психологических и социальных факторов, связи между степенью выраженности когнитивных нарушений и тяжестью социальной дезадаптации. Вместе с тем при определении уровня социальной дезадаптированности особое значение имеет также оценка степени выраженности эмоционально-волевых расстройств [7].

Практическая значимость оценки особенностей социальной перцепции лиц с тяжелыми психическими расстройствами с преобладанием негативной симптоматики и изменений личности обусловлена необходимостью совершенствования прогноза уровня их социальной адаптации и составления программы коррекционных мероприятий.

Таким образом, целью настоящего исследования является определение особенностей социальной перцепции и саморегуляции и соотнесение их с качественными характеристиками нарушений мышления у больных шизофренией с криминальным анамнезом.

Материал и методы

В выборку исследования вошли 83 больных шизофренией мужского пола с криминальным анамнезом в возрасте от 18 до 49 лет (средний возраст — 38,3 ± 9,4 года), находящихся на принудительном лечении в психиатрической больнице специализированного типа (52 человека) и психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением (31 человек).

На первом этапе исследования был определен психодиагностический инструментарий и проведен сбор эмпирических данных. Из историй болезни и экспертных заключений были выделены клинико-социальные характеристики больных, а также проанализированы заключения экспериментального патопсихологического исследования на предмет выявления превалирующих нарушений мышления. Для оценки характеристик мышления применялась классификация нарушений мышления, предложенная Б.В. Зейгарник [4]. Далее была проведена диагностика структуры и степени выраженности негативной симптоматики, особенностей самоконтроля, саморегуляции и социальной перцепции больных при помощи диагностического комплекса, включающего следующие методики.

1. Опросник Р. Грасмика (в адаптации Булыгиной В.Г., Абдразяковой А.М., 2008 год), диагностирующий 6-факторную структуру темперамента, которой соответствуют шкалы опросника: «Импульсивность», «Предпочтение простых задач», «Стремление к риску», «Физическая активность», «Эгоцентризм», «Несдержанность».

Читайте так же:
Шизофрения снимается ли этот диагноз

2. Опросник «Стиль саморегуляции поведения», направленный на изучение особенностей волевой саморегуляции поведения (Моросанова В.И., 1999).

3. Авторская проективная Методика изучения социальной апперцепции (Белякова М.Ю., Булыгина В.Г., 2012), состоящая из ситуаций, предполагающих различные варианты развития сюжета, относящихся с криминальному, социально-бытовому контексту и контексту, связанному с болезнью. Испытуемым было предложено проинтерпретировать ситуацию, назвать возможные варианты ее развития, а также идентифицировать эмоциональное состояние изображенных персонажей. Методика позволяет исследовать сформированность когнитивных подпроцессов регуляции поведения, связанных с пониманием социального контекста и навыками социального функционирования.

4. Шкала оценки негативной симптоматики SANS, которая позволяет оценить структуру и степень выраженности негативной симптоматики.

На втором этапе исследования при помощи частотного анализа выборка была разделена по характеру преобладающих в структуре патопсихологического симптомокомплекса нарушений динамического, операционального и мотивационного компонентов мышления, выявленных в ходе экспериментального патопсихологического исследования. У 15,7% обследованных преобладали нарушения динамики мыслительной деятельности, у 22,6% — нарушения операциональной стороны мышления, у 14,5% — нарушения мотивационного компонента мышления. У 5% обследованных преобладали нарушения мотивационного и динамического компонентов мышления, у 10,8% — нарушения операционального и динамического компонентов, у 14,5% обследованных — нарушения мотивационного и динамического компонентов мышления. У 16,9% обследованных были в равной степени выражены нарушения динамического, операционального и мотивационного компонентов мышления. Для повышения достоверности полученных результатов было принято решение исключить из анализа больных с выраженными нарушениями двух и более компонентов мышления одновременно.

В рамках исследования особенностей самоконтроля, саморегуляции и социальной перцепции больных шизофренией с криминальным анамнезом с различной степенью выраженности нарушений операционального, динамического и мотивационного компонентов мышления проводилась статистическая обработка данных. В связи с тем, что эмпирическое распределение данных не соответствовало нормальному, были использованы непараметрические методы статистического анализа: критерии Крускала—Уоллиса и Манна—Уитни, анализ таблиц сопряженности признаков (с использованием критерия Хи-квадрат). Также были проведены дискриминантный и кластерный анализ. Обработка данных производилась в программных пакетах Excel 2019 и SPSS v. 2

Результаты и их обсуждение

На начальном этапе статистической обработки полученных данных психодиагностического исследования при помощи коэффициента ранговой корреляции Пирсона был проведен анализ взаимосвязей между параметрами саморегуляции, самоконтроля, социальной перцепции и негативной симптоматики и нарушениями операционального, динамического и мотивационного компонентов мышления у больных шизофренией с криминальным анамнезом (табл. 1).

Значимые корреляции параметров саморегуляции, самоконтроля, социальной перцепции, негативной симптоматики и выраженности нарушений динамического, операционального и мотивационного компонентов мышления у больных шизофренией с криминальным анамнезом

Дефектные состояния при шизофрении

Дефект – представляет собой стойкую дефицитарную симптоматику с отдельными симптомами позитивного характера.

1.Апато-абулический дефект – характеризуется редукцией энергетического потенциала, вялостью, апатией, пассивностью, социально-трудовой дезадаптацией.

4.Параноидный дефект – на фоне эмоционального снижения преобладают отрывочные бредовые расстройства, неактуальные для больного.

5.Кататонический дефект – на фоне эмоционально- волевого снижения отмечается отдельные кататонические симптомы – эхолалия, ступорозные состояния, миторечь, активный негативизм, различные двигательные стереотипы.

6.Гебефренический дефект – на фоне эмоционально – волевого снижения наблюдается дурашливость, гримасничество, бессвязная речь. Продуктивные расстройства, в виде бреда и галлюцинаций, нестойкие, отрывочные неактуальные для больного.

7.Психоорганические дефект – на фоне эмоционально – волевого снижения отмечаются отдельные признаки психоорганического синдрома.

Ремиссии при шизофрении. Спонтанные и лечебные.

1.Стенические ремиссии – больные активны, целеустремленные, расстройства мышления. Критика к заболеванию неполная. Эти ремиссии составляют 50% всех ремиссий. Наблюдаются при среднепрогредиентной шизофрении.

2.Гипертимические ремиссии – характеризуются заострением черт характера. На первом плане – повышенный аффективный фон с расторможенностью, сохранением интереса к работе. Наблюдаются при шубообразной малопрогредиентной шизофрении.

3.Астенические ремиссии (ремиссия с дефектом) – характеризуются выраженным эмоциональным обеднением или даже полным отсутствием эмоционального резонанса (т.н. шизофрении фасад личности).

4.Резидуальные ремиссии – наблюдаются при реккурентной шизофрении (это самые доброкачественные).

Ремиссии самые качественные, могут длится всю жизнь.

1.патогенетическими предположениями;

2.клиническими проявлениями;

3.психотропными эффектами фармакологических препаратов;

4.особянности возрастной и индивидуальной чувствительности пациентов к лекарственному воздействию.

В связи с этим самым оптимальным подходом к лечению шизофрении является комплексный и интенсивный подход т.е. одновременное использование психофармакологических препаратов, разного клинического действия в сочетании с нелекарственными методами, в т.ч. использованием современных методов детоксикации, ГБО, иммунокорекции, ИКТ (инсулино-коматозная терапия) и ЭСТ (электро-судорожная терапия).

1.активную терапию, купирующая проявления болезни во время приступа;

2.поддерживающую терапию – направленную на сохранение достигнутого улучшения состояния;

3.профилактическую терапию – целью которой является предупреждение рецидивов болезни.

Основным методом лечения шизофрении является терапия психофармакологическими средствами.

Купирование острых бредовых и галлюцинаторных состояний осуществляется с помощью нейролептиков широкого спектра действия: аминазин, тизерцин, галоперидол, лепонекс.

Для лечения непрерывно-текущей шизофрении используют анкилопропильные производные фенатиазина – стелызина в суточной дозе 40-80 мг, этаперазин 60-120 мг. В случае преобладания галлюцинаторного расстройства и синдрома Кандинского — Клерамбо назначают производные бутифенона – галоперидол 20-50 мг/сут. и триседин 20 мг/сут.

Комбинации нейролептиков (лепонекс 100-400 мг в сочетании с стеллазином или галоперидолом). Наиболее резистентны к терапии больные злокачественной шизофренией. В связи с этим показаны нейролептики с высокой психотропной активностью – триеедил, лепонекс, стеллазин, галоперидол, мажептил.

Читайте так же:
Шизофрения от соли и спайса

Для преодоления резистентности использования различные методы интенсификации лечения – применение больших доз нейролептиков в 10 и более раз превышающие средние дозы, сочетание нейролептиков с иммуномодуляторами, с ИКТ, с форсированным методом, повышение реактивности с помощью пиротерапии, ЭСТ, плазмофереза, гемосорбции, лимфосорбции, ГБО. А также резкое прекращение лечения и затем его возобновление «метод терапевтических зубцов» или метод «зигзаг».

При лечении шубообразной шизофрении эффективны психофармакологические средства, ЭСТ, ИКТ.

Терапия приступов, протекающих с депрессивным симптоматикой проводится с помощью трициклических антидеприсантов – амитриптилин, мелипрамин.

Маниакальные состояния купируются нейролептиками седативного спектра действия – аминазин и препараты солей лития. Среди нейролептиков, использующих при лечении фибрильной шизофрении используют аминазин до 1500 мг/сут и ЭСТ с обязательным проведением мощной и комплексной детоксикации.

Метод ИКТ является эффективным методом лечения. Этот метод впервые был применен в 1936 г. Крупфельдом и Штернбергом. Наибольший лечебный эффект достигается у больных с давностью болезни до 1 года, с острым параноидным психозом. Многолетние ремиссии у больных после ИКТ наблюдаются в 65% случаев.

Психопатоподобные и неврозоподобные варианты вялотекущей и плохо подаются ИКТ, а при гебефренической форме – вообще приводит к ухудшению состояния. Новые атипичные нейролептики – клопиксал, риспердон, алаизалин.

Опыт применения атипичного антипсихотика Сердолект при терапии резистентной шизофрении

Данное описание клинического случая является попыткой поделиться опытом применения атипичного антипсихотика «Сердолект» (сертиндол), который не так давно появился на российском фармацевтическом рынке. Сразу хочу оговориться, что определяющим побуждением к назначению препарата, был не абстрактный интерес ко всему новому, а осознанное желание применить антипсихотик с заявленным мощным антипсихотическим действием, способностью активизировать больного, при отсутствии потенциала к увеличению уровня пролактина и существенной прибавки веса в случае, где все эти качества препарата были необходимы.

Пациент, длительно страдавший шизофренией, находился в периоде активизации галлюцинаторно-параноидной симптоматики. Соматическое состояние больного характеризовалось ожирением, гинекомастией и сахарным диабетом 2 типа. На разных этапах предшествующей терапии применялись практически все известные типичные и атипичные антипсихотики. При этом одни из них не могли достаточно эффективно купировать продуктивную симптоматику, другие – приводили к выраженным побочным эффектам. По совокупности причин было принято решение о назначении Сердолекта.

Пациент В., 1970 года рождения. Находился на стационарном лечении в ПБ Св. Н. Чудотворца с 12.06.2007 по 18.09.2007 г.

Анамнез: данных за отягощенную наследственность нет. Родился в Санкт-Петербурге, был единственным ребенком в семье. Раннее развитие пациента без особенностей. После 8 классов средней школы и ПТУ, служил в армии, был уволен досрочно в связи с тяжелым заболеванием матери, работал печатником в типографии. Сейчас нигде не работает, является инвалидом 2 группы в связи с текущим заболеванием. Холост, в браке не состоял, детей нет. Проживает с отцом в отдельной квартире. Отец пациента помогает ему в решении бытовых проблем, оказывает поддержку.

Перенесенные заболевания: детские инфекции, сезонные респираторные вирусные инфекции, протекавшие без осложнений, пневмония. Сопутствующие заболевания: дальнозоркий астигматизм, амблиопия левого глаза. В ноябре 2006 г. был установлен диагноз сахарного диабета 2 типа (принимал глибенкламид по 10 мг/сут.)

Курит с 1994г. примерно по 1 пачке в день. Алкоголь употребляет редко, в небольших количествах. Психоактивные вещества никогда не употреблял. Указаний на наличие в анамнезе ЧМТ, судорожных припадков, нейроинфекций и другой неврологической патологии нет.

Психические нарушения возникли в 19 лет, в декабре 1989 г, когда изменился по характеру, стал замкнутым, малообщительным, впервые начал испытывать тревогу и «неприятные ощущения пустоты в голове», В связи с этим лечился в дневном стационаре НИИ им. В. М. Бехтерева.

В дальнейшем развилась галлюцинаторно-параноидная симптоматика в виде бредовых идей преследования и воздействия; вербальных псевдогаллюцинаций императивного характера. Был подозрителен, малоконтактен, враждебно настроен к окружающим. В клинической картине присутствовали также дефицитарные изменения в эмоционально-волевой сфере по шизофреническому типу (эмоциональная монотонность) и атактическое (с элементами разорванности) мышление. Неоднократно в 1992, 1993 и 1996 г. лечился в клинике психиатрии Военно-медицинской академии с диагнозом параноидная шизофрения.

С 2000 г. регулярно стационируется в ПБ Св. Николая Чудотворца. За период с 2000 по 2007 год госпитализировался 11 раз, в последние 4 года по два раза в год. Госпитализации длились в среднем 2 – 3 месяца. Заболевание приняло практически непрерывно-прогредиентный характер, сформировался эмоционально-волевой дефект. В ходе госпитализаций и амбулаторно получал терапию различными антипсихотическими препаратами: френолоном, сонапаксом, эглонилом, клопиксолом-депо, галоперидолом, азалептином, модитеном-депо, аминазином, рисполептом, палиперидоном ER. Несмотря на массивную антипсихотическую терапию, удавалось добиться лишь незначительной редукции психотической симптоматики. Снижался уровень агрессивности по отношению к отцу, в некоторой степени дезактуализировались обманы восприятия и бредовые идеи преследования. Находясь дома, пациент был бездеятелен, в основном лежал, вставая по необходимости, почти не выходил из дома, за собой практически не ухаживал.

Наиболее стойкий терапевтический эффект отмечался при применении азалептина или комбинации галоперидола с аминазином. В связи тем, что на терапии азалептином отмечалась значительная прибавка в весе и выраженная сонливость, от него пришлось отказаться.

Читайте так же:
Параноидная шизофрения эпизодического типа с нарастающим дефектом

Предпоследняя выписка из ПБ в декабре 2006 г., была рекомендована терапия: галоперидол до 30 мг/сут, аминазин до 200 мг/сут., циклодол до 8 мг/сут. После выписки самостоятельно прекратил прием всей поддерживающей антипсихотической терапии. Настоящее ухудшение состояния примерно в течение месяца перед госпитализацией. Вновь возобновились вербальные псевдогаллюцинации и бредовые идеи преследования, воздействия. Считал, что «существуют люди, связанные с отцом, которые негативно воздействуют на него, высмеивают, издеваются, обсуждают его поступки и действия». Стал возбужденным, подозрительным, не спал по ночам, проявлял агрессию в адрес отца, ударил его. По направлению СПП 12.06.2007 госпитализирован в ПБ.

Психическое состояние при поступлении: активно жалоб не высказывает. Сознание не помрачено, формально ориентирован правильно. Напряжен, подозрителен. Беседует медленно, на некоторые вопросы отвечает после пауз, иногда отвечает не по существу, некоторые вопросы оставляет без ответа. При настойчивом расспросе сообщает, что «постоянно слышит голоса каких-то незнакомых людей, которые ругают и осуждают его, комментируют его мысли, пытаются руководить действиями, мешают думать». Высказывает систематизированные бредовые идеи преследования, воздействия. Считает, что «его контролируют какие-то люди, связанные с его отцом». Испытывает идеаторные автоматизмы. Во время беседы часто умолкает, перестает отвечать на поставленные вопросы. В отделении держится обособленно, при попытках общения обнаруживает враждебную настроенность к больным и персоналу, временами отказывается выполнять требования медицинских работников, кричит на них или отказывает от беседы. Мышление атактическое. Амбивалентен, эмоционально однообразен, отгорожен от окружающих, безынициативен. Суицидальных тенденций у больного не отмечается.

Пациенту был назначен Сердолект в начальной дозе 4 мг/сут. с регулярным повышением дозировки на 4 мг 1 раз в 5 дней до 16 мг/сут. В первые дни не отмечалось значительного изменения состояния. Пациент жаловался на возникновение тревоги в вечернее время, в связи с чем на протяжении недели получал на ночь феназепам в дозе 2 мг. В отделении был бездеятелен, отгорожен от окружающих, к общению не стремился, сохранялась подозрительность, систематизированные бредовые идеи преследования и воздействия.

Начиная с третьей недели терапии, отмечалось постепенное улучшение состояния: стал значительно мягче, начал общаться, выходил из палаты, отмечалось полное купирование тревоги, нормализовался сон, сообщил, что «голоса звучат отдаленно, не мешают». Во время посещений спокойно разговаривал с отцом. Через 1,5 месяца от начала терапии Сердолектом полностью купировалась галлюцинаторная симптоматика, бредовые идеи потеряли свою актуальность, перестали определять поведение больного. В отделении охотно общался с другими больными, подолгу беседовал с лечащим врачом. Начал читать, смотреть телевизор. Появился интерес к своему будущему, спрашивал о возможностях трудоустройства. С удовольствием ходил в домашний отпуск. Дома, со слов отца помогал в уборке, ходил в магазин, начал гулять. Был выписан в удовлетворительном стабильном состоянии с рекомендацией приема Сердолекта в дозе 16 мг/сут.

Следует отметить, что за весь период лечения Сердолектом не отмечалось экстрапирамидной симптоматики, поэтому корректоры не использовались. Значимых колебаний веса у пациента не отмечалось. Контроль за уровнем сахара крови осуществлялся регулярно, при этом сахар не поднимался выше 7,5 ммоль/л. В последующем (после выписки) был осмотрен эндокринологом, который отменил терапию и назначил коррекцию диетой. Контроль за уровнем пролактина не осуществлялся (не предусмотрен условиями лаборатории ПБ).

Анализ приведенного клинического случая позволил нам прийти к следующим выводам:

  • Сердолект практически полностью купировал выраженную галлюцинаторно-параноидную симптоматику и устранил проявления бредового поведения, что указывает на его высокую антипсихотическую активность;
  • Сердолект продемонстрировал также отчетливое антидефицитарное действие, повысив активность и общительность больного;
  • прием препарата привел к повышению уровня социальной адаптации и, по косвенным признакам (чтение, совершение покупок в магазине), улучшил когнитивное функционирование;
  • Сердолект позитивно воспринимался самим больным, что привело к улучшению комплаентности.
    Последнему, вероятно, способствовало практическое отсутствие каких-либо побочных эффектов, включая прибавку в весе. Важно отметить, что прием Сердолекта не ухудшил течение сопутствующего соматического заболевания, сахарного диабета 2 типа.

Хотелось бы подчеркнуть, что препятствием для широкого использования Сердолекта для длительной амбулаторной поддерживающей терапии больных шизофренией, является отсутствие его в списках ДЛО. Лишь включение в списки ДЛО инновационных антипсихотиков последнего поколения, характеризующихся достаточно высокой стоимостью, делает их доступными для рутинного применения во внебольничной практике.

Комментарии

Владимир Иванович Крылов, д.м.н., Профессор
Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева

В представленном клиническим наблюдении показано значение опти мального выбора антипсихотической терапии для купирующего и поддержи вающего лечения больных с шизофренией.

Переходя к анализу данного клинического случая, отметим дебют за болевания в молодом возрасте, без внешней провокации. В инициальном пе риоде болезни на первый план выступают характерологические изменения. На манифестном этапе заболевания продуктивная психопатологическая сим птоматика представлена синдромом психического автоматизма. Быстро на растают эмоционально-волевые нарушения. I

Заболевание имеет непрерывно-прогредиентное течение. Ремиссии крат ковременные с резидуальной продуктивной симптоматикой. Неоднократно госпитализировался в различные психиатрические стационары. После выписки отказывался от лечения, прекращал прием психотропных средств.

От применения препарата, традиционно рекомендуемого для лечения резистентных случаев шизофрении – клозапина, пришлось отказаться вследствие возникновения побочных эффектов – гиперседации и метаболических нарушений.

На момент начала терапии Сердолектом продуктивная психопатологи ческая симптоматика была представлена галлюцинаторным вариантом синдрома Кандинского-Клерамбо. Состояние больного определялось комментирующими и осуждающими слуховыми псевдогаллюцинациями, идеаторными психическими автоматизмами, а также отсутствием признаков остроты. Бред имел интерпретативный характер, однако, фабула бредовых идей не была полностью завершена, отличалась неопределенностью. Наблюдались эпизоды вербальной и физической агрессии. Негативные нарушения были представлены эмоциональной монотонностью, гипобулией, формальными нарушениями мышления в виде атактических замыканий, разорванности. Выраженность негативных нарушений достигала степени эмоционально-волевого дефекта. Критика к болезненным нарушениям отсутствовала.

Читайте так же:
Шизофрения и ее мозговые механизмы

Основанием для перевода больного на терапию Сердолектом в данном случае являлось:

  1. Неэффективность проводимой антипсихотической тера пии в отношении как продуктивной, так и негативной симптоматики;
  2. По явление побочных обменно-эндокринных расстройств в виде морбидного ожи рения и сахарного диабета II типа.

Как известно, Сердолект является мощным антипсихотическим средст вом с благоприятным профилем переносимости. Терапия Сердолектом не сопровождается развитием экстрапирамидной симптоматики, клинически зна чимыми обменно-эндокринными изменениями.

В процессе терапии Сердолектом постепенно редуцировалась галлюцинаторно-параноидная симптоматика, уменьшилась выраженность эмоционально-волевых нарушений. Больной выписан из стационара, переведен на амбулаторную поддерживающую терапию.

После выписки из стационара выполнял все врачебные предписа ния, был полностью комплаентен. Терапия Сердолектом не сопровождалась развитием нежелательных эффектов. Колебаний массы тела не отмечалось, лабораторные показатели липидного и углеводного обмена были без отклоне ний.

В данном случае на терапии Сердолектом удалось добиться значительного улучшения состояния больного с прогредиентным вариантом шизофрении, резистентным к терапии как традиционными, так и атипичными антипсихотиками. При этом, переход на терапию Сердолектом позволил избежать прогрессирования появившихся ранее метаболических нарушений.

Значение слова ШИЗОФРЕНИЯ в Медицинском большом словаре

Шизофрения — психическое заболевание непрерывного или приступообразного течения, начинается преимущественно в молодом возрасте, сопровождается характерными изменениями личности (аутизация, эмоционально-волевые расстройства, неадекватное поведение), мыслительными расстройствами и различными психотическими проявлениями. Диагноз устанавливают на основании клинической картины, данных анамнеза, исключения органического фактора, способного вызвать клинически сходное расстройство. Частота — 0,5% населения. 50% коек в психиатрических больницах занимают больные шизофренией. Генетические аспекты. A priori наиболее вероятным представляется полигенное наследование. Ненаучное применение более широкого определения понятия шизофрения ведёт к увеличению оценки популяционной частоты до 3%. Доказано или предполагается существование нескольких локусов, способствующих развитию шизофрении (см. Приложение 2. Наследственные болезни: картированные фенотипы). Классификация — Формы — Параноидная — наиболее частая форма, в клинической картине преобладают галлюцинаторно-параноидный синдром, синдром психического автоматизма — Гебефренная — преобладает гебефренный синдром — Кататоническая — в клинической картине преобладает кататонический синдром — Простая — преобладает негативная симптоматика без психотических эпизодов — Резидуальная — нарастание негативной симптоматики после перенесённого в прошлом одного или нескольких психотических эпизодов — Типы течения — Непрерывный — отсутствие чётких ремиссий, неуклонное прогрессирование негативной симптоматики — Шубообразный — наличие полных ремиссий на фоне прогрессирования негативной симптоматики — Рекуррентный — негативная симптоматика отсутствует, в обострениях выражены аффективные расстройства, полные ремиссии. Клиническая картина полиморфная. Наблюдают разнообразные сочетания симптомов и синдромов. Негативные симптомы — решающие при диагностике. Негативные симптомы — Расстройства мышления — Разноплановость. Малозначимые черты обыденных вещей кажутся более значимыми, чем предмет в целом или общая ситуация. Проявляется неясностью, расплывчатостью, обстоятельностью речи. — Разорванность. Постепенное или внезапное отклонение в мыслительном процессе в сторону случайных ассоциаций, склонность к символическому мышлению, характеризующемуся сосуществованием прямого и переносного смысла понятий. Отмечаются внезапные и непонятные переходы от одной темы к другой, сопоставление несопоставимого. В выраженных случаях речь лишена смыслового значения и недоступна пониманию при внешне правильном её конструировании. — Sperrung (закупорка мышления) — внезапный обрыв мыслительного процесса. — Резонёрство — витиеватые бесплодные рассуждения. — Эмоционально-волевые расстройства — Эмоционально-волевой дефект. Угасание эмоциональных реакций, равнодушие, безразличие к окружающему. Парадоксальность, неадекватность эмоциональных реакций. Утрата интересов, отсутствие планов на будущее, бездеятельность. — Амбивалентность. Сосуществование двух противоположных тенденций (мыслей, эмоций, действий) по отношению к одному и тому же объекту у одного и того же лица в одно и тоже время. Проявляется невозможностью завершить те или иные действия, принять решение. — Аутизм. Бессознательное отстранение от внешнего мира, предпочтение ему мира собственных, оторванных от реальности, мыслей и фантазий. Проявляется пассивностью, безынициативностью, необщительностью. — Изменения личности — результат прогрессирования негативных симптомов. Проявляются в вычурности, манерности, нелепости поведения и поступков, эмоциональной холодности, парадоксальности, необщительности. Позитивные (психотические) проявления — Галлюцинаторно-параноидный синдром. Сочетание малосистематизированных, непоследовательных бредовых идей, чаще преследования, с синдромом психического автоматизма и/или вербальными галлюцинациями. — Синдром психического автоматизма (синдром Кандинского-Клерамбо) — Отчуждение или утрата принадлежности своему — Я — собственных психических процессов (мыслей, эмоций, физиологических функций организма, совершаемых движений и поступков), переживание их непроизвольности, сделанности, навязанности извне. Характерны симптомы открытости, отнятия мыслей и ментизм (непроизвольный наплыв мыслей). — Псевдогаллюцинации — Бред воздействия, преследования. Наблюдают бред метаморфозы (насильственное превращение субъекта в другое лицо, животное или неодушевлённый предмет), транзитивизм (всё лично испытываемое субъектом испытывают и окружающие). — Синдром Капгра (бредовая убеждённость в том, что окружающие люди способны менять свою внешность с определённой целью). — Аффективно-параноидный синдром — Депрессивно-параноидный синдром проявляется сочетанием, депрессивного синдрома, бредовых идей преследования, самообвинения, вербальных галлюцинаций обвиняющего характера. — Маниакально-параноидный синдром проявляется сочетанием маниакального синдрома, бредовых идей величия, знатного происхождения, вербальных галлюцинаций одобряющего, восхваляющего характера. — Кататонический синдром — Кататонический ступор. Характерны повышенный мышечный тонус, каталепсия (застывание на длительное время в определённом положении), негативизм (беспричинный отказ, сопротивление, противодействие всякому влиянию извне), мутизм (отсутствие речи при сохранном речевом аппарате). — Кататоническое возбуждение. Характерны острое начало, внезапность, хаотичность, нецеленаправленность, импульсивность движений и поступков, бессмысленная вычурность и манерность движений, нелепая немотивированная экзальтация, агрессия. — Гебефренический синдром. Характерны дурашливое, нелепое поведение, манерность, гримасничанье, сюсюкающая речь, парадоксальные эмоции, импульсивные поступки. Может сопровождаться галлюцинаторно-параноидным и кататоническим синдромами. — Деперсонализационно-дереализационный синдром характеризуется тягостным переживанием изменённости собственной личности и окружающего мира, не поддающейся описанию. Методы исследования. Эффективный тест для диагностики шизофрении отсутствует. Все исследования направлены в основном на исключение органического фактора, который мог бы вызвать расстройство — Лабораторные методы исследования: — общий анализ крови и мочи — биохимический анализ крови — исследование функций щитовидной железы — анализ крови на содержание витамина В12 и фолиевой кислоты — анализ крови на содержание тяжёлых металлов, лекарственных, психоактивных средств, алкоголя — Специальные методы — КГ и МРТ: исключают внутричерепную гипертёнзию, опухоли головного мозга — ЭЭГ: исключают височную эпилепсию — Психологические методы (личностные опросники, тесты [например, тесты Роршаха, MMPI)). Дифференциальный диагноз — Соматоневрологическиезаболевания — Злоупотребление психоактивными веществами (амфетамины, галлюциногены, алкалоиды белладонны, алкоголь, барбитураты, каннабиноиды, психостимуляторы) — Височная эпилепсия — Другие заболевания (порфирия, дефицит витамина В|2, отравления окисью углерода, тяжёлыми металлами, церебральный липоидоз, герпетический энцефалит, гомоцистинурия, болезнь Хантингтона, болезнь Галлервордена-Шпатца, метахроматическая лейкодистрофия, нейросифилис, нормотензивная гидроцефалия, пеллагра, СКВ, синдром Корсакова, болезнь Уилсона, опухоли головного мозга) — Психические заболевания: — реактивный психоз — симуляция — расстройства настроения — расстройство личности по шизоидному типу — шизоаффективные расстройства — паранойя. Лечение: — Психотерапия индивидуальная, семейная, групповая. — Социально-профессиональная реабилитация. — Психофармакотерапия — Препараты, дозы, длительность лечения подбирают индивидуально, строго по показаниям, в зависимости от симптоматики, динамики психического состояния, тяжести расстройства и этапа заболевания. — Следует отдавать предпочтение препарату, эффективному ранее у данного пациента. — Продолжительность лечения — 4-6 нед, затем при отсутствии эффекта — изменение схемы лечения. — Нейролептики: хлорпромазин (аминазин), левомепромазин, клозапин (азалептин), перициазин, галоперидол, галопери-дол деканоат, трифтазин, перфеназин (этаперазин), тиопро-перазин, пипортил (пипотиазин), трифлуперидол, сульпирид, карбидин, френолон (метофеназат), фторфеназин деканоат, флушпирилен, пенфлюридол, пимозид, тиоридазин, алимемазин. — Препараты лития: лития карбонат, лития оксибутират. — ТАД: амитриптилин, кломипрамин, людиомил (мапротилин). — Психостимулятор: сиднокарб. — Транквилизаторы: диазепам (сибазон), феназепам. Осложнения при лечении нейролептиками — Акинето-гипертонический синдром — . Клиника: маскообразное лицо, редкое мигание, скованность движений — Лечение: циклодол, акинетон, паркопан. — Гиперкинето-гипертонический синдром — Клиника: акатизия (непоседливость, чувство беспокойства в ногах), тасикинезия (неусидчивость, стремление беспрерывно двигаться, менять положение), гиперкинезы (хореиформные, атетоидные, оральные) — Лечение: циклодол, акинетон, паркопан. — Дискинетический синдром — Клиника: оральные дискинезии (напряжение жевательных, глотательных мышц, мышц языка, возникает непреодолимое желание высунуть язык), окулогирные кризы (мучительное закатывание глаз) — Лечение: циклодол (6-12 мг/сут), кофеин бензоат натрия 20% р-р 2 мл п/к, аминазин 25-50 мг в/и. — Хронический дискинетический синдром — Клиника: гипокинезия, повышенный мышечный тонус, гипомимия в сочетании с локальными гиперкинезами (сложные оральные автоматизмы, тики), снижение побуждений и активности, акайрия (назойливость), эмоциональная неустойчивость — Лечение: ноотропы (пирацетам 1200-2400 мг/сут в течение 2-3 мес), поливитамины, транквилизаторы. — Злокачественный нейролептический синдром — Клиника: сухость кожных покровов, акроцианоз, сальное гиперемированное лицо, вынужденная поза — на спине, олигурия, повышение времени свёртывания крови, повышение содержания остаточного азота в крови, почечная недостаточность, снижение АД, повышение температуры тела — Лечение: инфузионная терапия (реополиглюкин, гемодез, кристаллоиды), парентеральное питание (белки, углеводы). — Интоксикационный делирий развивается чаще у мужчин старше 40 лет (при комбинации аминазина, галоперидола, амитриптилина. Лечение — дезинтоксикация. Прогноз на 20 лет: выздоровление — 25%, улучшение состояния -30%, необходимы уход и/или госпитализация — 20% — 50% больных шизофренией совершают суицидальные попытки (15% с летальным исходом) — Чем старше возраст начала заболевания, тем благоприятнее прогноз — Чем сильнее выражен аффективный компонент расстройства, тем острее и короче приступ, лучше поддаётся лечению, больше шансов добиться полной и устойчивой ремиссии. Синонимы. Блейлера болезнь, Dementiapraecox, Психоз дискордантный, Слабоумие раннее См. также Паркинсонизм лекарственный МКБ. F20 Шизофрения МШ 181510,104760, 126451, 600511, "600850 Примечания. — пфропфшизофрения (от нем. Pfropfimg — прививка) — развивающаяся у олигофрена шизофрения — олигошизофреиия о пфропфгебефрения — шизофрения привитая — сенестическая шизофрения Губера — шизофрения с преобладанием сенестопатий в виде ощущений жжения, стягивания, раздирания, переворачивания и т.п. — шизофреноподобный психоз (псевдошизофрения) — психоз, схожий или идентичный по клинической картине с шизофренией. — шизофреноподобный синдром — общее название психопатологических синдромов, сходных по проявлениям с шизофренией, но возникающих при других психозах. — ядерная шизофрения (галопирующая) — быстрое развитие эмоционального опустошения с распадом ранее существовавших позитивных симптомов (конечное состояние).

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
В классе ребенок с шизофренией
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector