Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Япония: кризис во время кризиса

Япония: кризис во время кризиса

Как это ни парадоксально звучит, но, пожалуй, наибольшие экономические трудности в Азии сейчас переживает самая развитая страна данного региона — Япония. Возможно, потому, что, номинально являясь азиатской страной, она уже давно стала неотъемлемой частью наиболее развитой капиталисти­ческой зоны планеты.

Все 1990-е годы японская экономика находилась в рецессии. Эти годы полу­чили название потерянного десятилетия, а саму экономику того времени на­рекли «экономикой мыльного пузыря», который неизбежно должен был «лопнуть», так как тогда экономический рост базировался в основном на спекулятивных сделках с недвижимостью и ценными бумагами. На рубеже веков целенаправленными усилиями правительства и деловых кругов страны экономику, наконец, удалось вывести на рельсы стабильного, хотя и весьма умеренного по своим темпам, развития.

Но после самого длительного за все послевоенное время периода роста в те­чение пяти с половиной лет в начале 2000-х годов, в 2008 году экономика Японии вновь столкнулась с серьезными проблемами. По признанию офици­альных лиц, экономика вошла в рецессию, поскольку были зафиксированы отрицательные темпы экономического роста. Нынешнее состояние японской экономики, второй в мире после американ­ской, — это хороший пример того, что в случае глобальной рецессии может произойти со страной, производственные мощности которой сильно ориен­тированы на экспорт.

Хозяйственный спад в Японии в последнем квартале прошлого года продол­жался самыми быстрыми темпами с 1974 года, когда страну потрясли про­блемы, связанные с ценами на нефть, резко подскочившими в результате кризиса на Ближнем Востоке. В октябре-декабре 2008 г. валовой внутренний продукт /ВВП/ Японии сократился сразу на 3,2 проц. по сравнению с преды­дущим кварталом и упал на 12,1 проц. в годовом исчислении.

По предварительным подсчетам, обвал ВВП в этот отчетный период оцени­вался еще выше — в 12,7 проц., однако официальные власти внесли незначи­тельные поправки. Они, впрочем, не повлияли на мнение местных аналити­ков о том, что страна уже перешагнула черту, за которой начинается самый глубокий экономический кризис за всю ее послевоенную историю.

По данным правительства, хозяйственный спад в Японии продолжается. При этом японский валовой внутренний продукт под влиянием мирового финан­сового кризиса понес большие потери, чем в США и странах Европы. По оценке Международного валютного фонда /МВФ/, рост ВВП в Японии в 2009 году снизится на 5,8 проц., тогда как токийские финансисты прогнози­руют, что спад превысит 6 проц. Промышленное производство в стране только в январе текущего года сокра­тилось на 10,2 проц. по сравнению с декабрем. Этот важный показатель про­должает снижаться рекордными темпами уже три месяца подряд. В резуль­тате страдают все отрасли японской промышленности.

Проблемы японских экспортеров в нынешней ситуации еще более серьезны. В январе с.г. объемы отгрузок промышленной продукции упали на 11,4 проц. Выпуск автомобилей на заводах в Японии снизился в январе на 41 проц. по сравнению с тем же периодом прошлого года. Этот показатель стал наихуд­шим для японского автопрома за последние 42 года. Автомобильная про­мышленность Японии вместе с ее широкой базой поставщиков комплектую­щих деталей понесла серьезные потери в связи с сокращением выпуска авто­мобилей. Одна лишь транснациональная корпорация «Тойота мотор» снизила свой прогноз годовой чистой прибыли до 550 млрд. иен (5,5 млрд. долл. США), что составляет всего одну треть от объема ее прошлогодней чистой прибыли. Одновременно в январе также было зафиксировано и уменьшение объема экспорта японских автомашин на 9,1 проц. Подобная ситуация, указывают эксперты, связана с падением спроса на новые автомобили на ведущих рын­ках мира, включая США и Евросоюз. В общей сложности около 90 проц. потерь японской экономики под влия­нием кризиса вызвано резким спадом экспортных поставок.

Заметно меняется ситуация в сфере занятости. По оценке министерства здра­воохранения, труда и благосостояния Японии, с октября прошлого года почти 158 тыс. граждан страны потеряли работу. Корпорация «Сони» объявила о сокращении количества работников, занятых на своих разбросанных по всему миру заводах на 16 тыс. человек, что со­ставляет 10% их общей численности. Из них 8 тыс. — это постоянные работ­ники и столько же — временные. Это крупнейшее разовое увольнение в рам­ках одной компании в Японии. Оно объясняется глобальным падением спроса на продукцию компании в условиях мирового кризиса. Однако следует учесть, что здесь речь идет только о специалистах, принятых на работу на условиях временного или частичного найма. Постоянных рабо­чих волна сокращений коснулась в меньшей степени. Между тем, по оценке независимого исследовательского института «Дайва", в 2009 финансовом году, который начался здесь 1 апреля, японский бизнес сократит в общей сложности около 2.700 тыс. рабочих мест. В Японии в январе уровень безработицы составлял 4,1 проц. — относительно высокий уровень, учитывая стабильный уровень занятости, который страна сохраняет уже несколько десятилетий.

Когда появились первые признаки того, что ипотечный рынок США трещит по швам, многие аналитики были уверены, что Азия настолько самодоста­точна, что сможет безболезненно пережить неурядицы в американской эко­номике. Резкое падение японского экспорта — это предсказуемое явление, принимая во внимание, что страна поставляет за рубеж преимущественно товары дли­тельного пользования, в частности, автомобили. В периоды экономического подъема в США, как и в других странах мира, население начинает активнее покупать такую продукцию. В то же время именно на ней люди экономят, когда ситуация на рынке ухудшается. Этот банальный бытовой аспект сыграл плохую шутку с японской экономикой.

Разразившийся кризис также наглядно показал, что для Японии США явля­ются более значимым импортером, чем Китай. В этой связи Японии ничего не остается делать, как рассчитывать на скорейшее оздоровление американ­ской экономики. По данным японского минфина, впервые за последние 13 лет в январе этого года свой платежный баланс страна свела с рекордно высоким дефицитом. Дефицит торгового баланса, включая товары и услуги, также превысил 1100 млрд иен /свыше 11,5 млрд долларов США/. Под влиянием глобального эко­номического кризиса и сокращения потребительского спроса только в январе японский экспорт обрушился на 45,7 проц., импорт — на 31,7 проц.

Негативная ситуация в реальном секторе экономики усиливает давление на финансовые рынки, которые и без того находятся в напряженном состоянии из-за глобального кризиса. Под влиянием кризиса серьезно ослабла мощь японских финансовых институтов. Вопреки расхожему мнению о том, что японские банки, выжившие после крупномасштабной санации банковской системы 1990-х годов, вышли из нее «закаленными» и устойчивыми и даже начали скупать американских конку­рентов, на самом деле они снова сталкиваются с такими болезненными про­блемами, как падение стоимости ценных бумаг и рост «плохих займов». А поскольку банки неохотно ссужают деньги мельчайшим, малым и средним предприятиям, на которые в Японии приходится огромная доля ВВП, а также отраслям, испытывающим депрессию, существует большая вероятность того, что в стране значительно расширится череда банкротств компаний из-за «об­мелевших» потоков капитала.

Читайте так же:
Я подросток как справиться с депрессией

К ноябрю 2008 года в Японии уже потерпели банкротство 10 000 фирм, а за один лишь ноябрь их обанкротилось больше, чем за весь предшествующий год. Обращает на себя внимание тот факт, что среди них было свыше 30 ком­паний, зарегистрированных на фондовой бирже. Это рекордный показатель за весь послевоенный период. В 2008 году 80% банкротств были вызваны спадом в экономике и другими факторами, связанными с рецессией. Такие отрасли, как транспорт и оптовая торговля, которые сильно зависят от внутреннего спроса, пострадали осо­бенно сильно.

Банк Японии принял ряд мер по предотвращению сползания экономики на еще более низкий уровень под влиянием сжатого денежного предложения. В частности, он пересмотрел систему предоставления средств коммерческим банкам с тем, чтобы дать этим финансовым институтам возможность исполь­зовать низкопроцентные корпоративные облигации, предоставленные займы и другие активы в качестве дополнительного обеспечения. Как надеются экс­перты, эти меры приведут к тому, что коммерческие банки будут более охотно ссужать деньги небольшим компаниям и другим секторам экономики, которые в них особенно нуждаются.

Вашингтон предпринимает серьезные шаги по выходу из кризиса, однако эксперты полагают, что они начнут приносить ощутимые плоды не так бы­стро, как предполагалось ранее. До этого времени Япония должна прилагать собственные усилия, чтобы не допустить дальнейшего спада национальной экономики.

Ведущие политики и экономисты Японии рассмотрев складывающуюся си­туацию пришли к выводу, что если правительство страны не разработает стратегию выхода из кризисной ситуации и не предпримет для её реализации ряда решительных организационных, законодательных и практических мер, то дальнейшее углубление кризиса может привести к деградации производ­ства и к ещё большему ухудшению социально-экономического положения в стране.

Проанализировав текущее состояние на мировых рынках и оценив ситуацию в стране, японское правительство рассмотрело предложения ведущих поли­тических партий и одобрило «Комплекс стратегических мер по преодолению кризиса», которые были опубликованы 10 апреля 2009 г. В этом документе утверждалось, что Япония столкнулась с кризисом, характеризуемым двой­ной фазой воздействия на национальную экономику.

Первая краткосрочная фаза кризиса, была вызвана мировым финансовым кризисом и синхронно развивающимся глобальным спадом деловой активности. Для Японской эко­номики это выразилось в быстром сокращении объёмов экспорта продуктов и услуг при одновременном ухудшении финансового климата. В этих усло­виях возник риск дальнейшего снижения деловой активности в стране, со­провождаемый ростом безработицы и обострением социальной напряжённо­сти, что в совокупности приведёт к ухудшению состояния реального сектора экономики и к дальнейшей дестабилизации финансовой системы страны.

Предполагается, что вторая долговременная фаза этого кризиса в Японии будет носить структурный характер, связанный с глубокими изменениями во всех сферах экономической деятельности, происходящих в глобальной эко­номике. Это будет вызвано стремлением национальной экономики приспосо­биться к изменениям, происходящим в структуре потребления на внутренних и международных рынках, вызванных последствиями мирового кризиса.

Учитывая сложившуюся ситуацию, правительство страны намерено преодо­леть экономический кризис и обеспечить дальнейшее устойчивое развитие страны при выполнении трех следующих важнейших условий:

— необходимость обеспечения взаимодействия на общенациональном уровне, государственных, частных и общественных организаций в преодолении яв­лений, способствовавших порождению и развитию настоящего кризиса.

Все действия по преодолению кризиса должны находиться в полном соответ­ствии с текущими экономическими условиями. Предполагается, что возрож­дение экономической активности начнётся в конце 2010 г. благодаря поэтап­ной реализации стратегических мероприятий предусмотренных бюджетом на 2009 финансовый год.

На первом этапе основным приоритетом будет целенаправленное и эффек­тивное использование всех необходимых средств для замедления экономиче­ского спада при одновременном стремлении избежать негативных последст­вий кризиса во второй половине 2009 г.

На втором этапе, основной целью будет смягчение перехода от самой низ­шей точки кризисного падения экономики к её возрождению в период с конца 2009 г. и до конца 2010 г. На этом этапе приоритетным будет проведе­ние инвестиционной политики, направленной на развитие экономической инфраструктуры и инновационной деятельности, что обеспечит рост потен­циала национальной экономики.

На третьем этапе (с конца 2010 г.) предполагается начать уверенный подъём экономики с помощью объединения таких движущих факторов как развитие местных рынков и расширение экспорта новых продуктов и услуг, созданных благодаря успешной коммерциализации инновационных разрабо­ток.

Принятый правительством комплекс экономических мероприятий рассчитан не только на преодоление последствий сдвоенного кризиса, но и предусмат­ривает достижение долгосрочных стратегических целей.

«Самый настоящий пузырь»: как в США начался мировой финансовый кризис 2008 года

15 сентября 2008 года один из ведущих инвестбанков США Lehman Brothers обратился в суд с заявлением о своём банкротстве. Долги финансового гиганта составили $613 млрд.

Этот день принято считать отправной точкой острой фазы мирового финансового кризиса, который по масштабам уступает только Великой депрессии (1929—1933). Следом за Lehman Brothers в критической ситуации оказались и другие американские транснациональные банки — Bear Stearns, Merrill Lynch, Goldman Sachs, Morgan Stanley, а также ведущие ипотечные компании Fannie Mae, Freddie Mac и AIG.

Острейший кризис

Финансовому коллапсу предшествовал острейший ипотечный кризис в США, начавшийся в середине 2007 года. Правительство Соединённых Штатов стремилось сделать покупку жилья более доступной для малоимущих. В частности, американские власти практиковали искусственное ограничение роста ипотечных ставок.

Банки фактически заставляли снижать их требования к материальному положению заёмщиков. Одновременно рынок Соединённых Штатов заполонило множество ипотечных ценных бумаг, облигаций и других финансовых инструментов, которые были, по сути, ничем не обеспечены.

В первой половине 2000-х годов ситуация на ипотечном рынке США доходила до абсурда: банки порой даже не требовали первоначального взноса и сведений о заработной плате.

Как пояснил RT политолог-американист, член-корреспондент Академии военных наук Сергей Судаков, до 2008 года финансовая система США позволяла небогатым американцам покупать дорогое жильё в пригородах и приобретать автомобили почти на каждого члена семьи. Однако в первой половине 2007 года доля «проблемных» кредитов» достигла 12%, а долги домохозяйств — 127% от уровня доходов. Взявшие ипотеку малоимущие семьи уже не могли обеспечивать свои обязательства, а банки начали отказывать им в рефинансировании долгов.

В беседе с RT экс-зампред Центрального банка России, первый вице-президент Ассоциации региональных банков Александр Хандруев заявил, что главной причиной кризиса в США стали «хищнические действия финансовых корпораций». По его мнению, банки выпустили избыточное количество облигаций, «в основе которых лежали дешёвые ипотечные кредиты».

  • 15 сентября 2008 года индекс Доу-Джонса рухнул на сотни пунктов. Уже в октябре обвал фондового рынка стал рекордным для США за последние 20 лет
  • Reuters
  • © Brendan McDermid

«Кризис десятилетней давности возник из-за неконтролируемой выдачи ипотечных кредитов со сниженными требованиями при их получении. Это способствовало накоплению долговой нагрузки, а также формированию большого портфеля «токсичных» активов. А когда их истинная суть проявилась, то оказалось, что это самый настоящий пузырь», — пояснил Хандруев.

Как полагает эксперт, одной из главных причин катастрофы стала зависимость органов надзора от крупных финансовых корпораций. При этом, по его словам, в Lehman Brothers «до самого конца рассчитывали на поддержку государства».

Читайте так же:
Как избавиться от депрессии во время месячных

В июне 2018 года официальный представитель Международного валютного фонда (МВФ) Джерри Райс назвал кризис 2008 года «наихудшим» в современной истории. По его словам, последствия коллапса мировая экономика ощущает все последние десять лет.

Масштабное падение

Финансовый коллапс в США почти мгновенно отразился на глобальной экономике. В конце 2008 года последствия кризиса ощутила банковская система, а потом и реальный сектор Европы, России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Подавляющее большинство государств встретило 2009 год бурным ростом количества невыплаченных кредитов, масштабным падением промышленного производства и самым мощным со времён Великой депрессии увеличением безработицы.

По разным подсчётам, в 2009 году мировой ВВП сократился на 0,75—2,3%, мировая торговля — более чем на 10%. Валовой внутренний продукт РФ уменьшился на 7,9%, Германии — на 5,6%, Великобритании — на 4,3%, Франции — 2,9%, США — на 2,4%, Японии — на 5,4%.

Финансовый кризис в значительно меньшей степени затронул Китай, экономика которого с 1990-х годов росла в среднем на 10%. По данным Нацбанка КНР, в 2007 году ВВП Поднебесной увеличился на 14,2%, в 2008 году — на 9,6%, а в 2009 году — на 9,2%.

Чтобы поддержать банковский сектор, который занимается кредитованием населения и бизнеса, финансовые регуляторы ведущих стран понизили ключевые ставки, провели частичную национализацию экономики и оказали терпящим бедствие организациям помощь на триллионы долларов. Например, объём «антикризисного пакета» в ФРГ составил €500 млрд, а МВФ выделил заёмщикам $1,5 трлн.

Тем не менее обуздать кризис в 2008—2009 годах не удалось. В 2010-м обвал экономики вызвал колоссальный рост государственной задолженности. В критической ситуации оказалась Греция, на спасение которой была брошена львиная доля европейских финансовых резервов.

Кризис ударил по благосостоянию сотен миллионов людей. Граждане США, ЕС, РФ и ряда азиатских стран столкнулись с невозможностью своевременно выплачивать долги из-за массовых сокращений и отсутствия новых рабочих мест. В 2009 году проблема безработицы коснулась почти 200 млн человек.

«Трампо-бум»

По мнению Судакова, США не извлекли уроков из коллапса 2008 года и сейчас могут повторить те ошибки, которые совершали раньше.

«Вместо лопнувшего в 2008 году банка Lehman Brothes ныне все его функции продолжает выполнять Bank of America и Chase Manhattan Bank. А это значит, что вероятность нового эксцесса весьма высока и Трампо-бум может случиться в любой момент», — подчеркнул эксперт.

Теория большого долга: как крах золотого стандарта привёл к глобальному господству доллара

Судаков также считает, что Соединённые Штаты в настоящее время нуждаются в реформировании Федеральной резервной системы, которая была создана в 1913 году. «Если не будет реформироваться эта система, то уже в ближайшие год-полтора мы увидим предвестников кризиса, похожего на 2008 год», — заявил эксперт.

Александр Хандруев согласен с тем, что США продолжают совершать одни и те же ошибки. «Даже те поправки, которые были приняты в мае в Америке относительно регулирования банковской сферы, показывают, что влияние на рынок крупнейших банков будет лишь усиливаться», — сказал эксперт.

По его словам, сегодня стоимость финансовых активов по-прежнему чрезмерно завышена, а именно это и стимулирует образование финансовых пузырей.

«Динамика, с которой идёт разбухание фондовых индексов, уже в ближайший год может вызвать проблемы. Хотя, конечно, точно предсказать обвал не может никто», — подчеркнул Хандруев.

При этом замдекана факультета мировой экономики и политики ВШЭ Андрей Суздальцев в беседе с RT отметил, что экономики многих государств по-прежнему сильно связаны с финансовой системой США, а потому в случае повторения кризиса в Америке он непременно вызовет цепную реакцию.

«Многие государства сильно зависят от финансовой системы США, потому что основная конвертационная цель международной торговли — американские долговые обязательства, которые являются самой главной ценностью на мировых рынках заимствований», — пояснил в беседе с RT специалист Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

Комментарий: В 2009 году нас уберегли от новой Великой депрессии

Радикальные меры правительств и центробанков предотвратили перерастание рецессии в длительный и тяжелый спад. Остановить падение помогли совместные действия G20 и мощный рост китайской экономики, считает Андрей Гурков.

Логотип рубрики Комментарий

Новой Великой депрессии удалось избежать. Таков главный экономический итог 2009 года. Он войдет в историю Германии и Европы как год самого тяжелого кризиса со времен Второй мировой войны. Однако в будущие хрестоматии события минувших 12-15 месяцев включат еще и как пример весьма эффективного экстренного вмешательства государства в экономику. Настолько эффективного, что большинство европейцев последствий значительного сокращения валового внутреннего продукта пока особо даже и не почувствовали.

Государственное стимулирование и низкие процентные ставки

В индустриально развитых странах именно правительства, а также формально независимые от них, но тоже отстаивающие общегосударственные интересы центральные банки сыграли ключевую роль в борьбе с рецессией. Осознав осенью 2008 года всю серьёзность ситуации в глобальной финансовой сфере, они действовали решительно и радикально.

Политики пошли на радикальное увеличение бюджетных дефицитов и в целом государственной задолженности ради того, чтобы раздобыть десятки и даже сотни миллиардов долларов, евро или, скажем, фунтов для, во-первых, поддержки зашатавшегося станового хребта экономики — банковского сектора, а во-вторых, для финансирования программ стимулирования своих экономик.

Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle

Руководители центробанков, в свою очередь, снизили до рекордно низкого и даже минимального уровня те процентные ставки, под которые они обеспечивают ликвидностью коммерческие банки. Политика дешевых денег помогла ментально успокоить рынки и материально поддержать хоть какие-то формы деловой активности, пусть даже и биржевые спекуляции. Как только центробанки исчерпали возможности традиционного механизма снижения ставок, они тут же прибегли к другим, зачастую нетривиальным и новаторским методам снабжения рынка деньгами. Например, начали выкупать у инвесторов облигации.

«Слово года» и «человек года»

Об эффективности правительственных антикризисных программ косвенно свидетельствует хотя бы тот факт, что в Германии официальным «словом года» стало Abwrackprämie — так обозначали здесь ту самую премию в 2500 евро, которую государство платило при покупке нового автомобиля автовладельцам, сдавшим на утилизацию свою старую машину. Аналогичные программы стимулирования спроса на автомобили, введенные в доброй дюжине стран, в 2009 году фактически спасли от назревавшего коллапса мировой автопром — отрасль, пострадавшую от глобального кризиса, наряду с банковским сектором, в наибольшей степени.

Ну, а провозглашение американским журналом Time главы Федеральной резервной системы США Бена Бернанке «человеком года» является, несомненно, признанием той огромной роли, которую в борьбе с кризисом сыграли как сам руководитель главного центрального банка планеты, так и вся ФРС как таковая.

Читайте так же:
Можно ли самому избавиться от депрессии

Конечно, фигура «вертолетчика Бена», получившего это прозвище за метафорический призыв при необходимости разбрасывать деньги над пошатнувшимся финансовым рынком хоть с вертолета, далеко не бесспорна. Как не бесспорна и премия за утилизацию машин. У каждого радикального действия или сильного лекарства всегда имеются нежелательные побочные эффекты. С ними и мировой автопром, и экономика в целом могут столкнуться уже в ближайшие месяцы. Однако в обвальном 2009 году как раз эти действия, вне всякого сомнения, помогли не допустить перерастания рецессии в депрессию.

Совместные действия «большой двадцатки»

Руководители индустриально развитых стран сумели предотвратить вторую Великую депрессию еще и потому, что извлекли несколько главных уроков из первой всемирной экономической катастрофы. Так, они осознали фатальную ошибку своих предшественников, которые, поддавшись национальному эгоизму, в свое время действовали по принципу «каждая страна спасается в одиночку». На этот раз борьба с кризисом велась совместными усилиями, о чем свидетельствуют и скоординированные акции ведущих центробанков Америки, Европы и Азии, и согласованные действия в рамках Европейского Союза, и принятие глобальных решений в рамках вышедшей на мировую авансцену «большой двадцатки», в которой индустриальные государства объединились с наиболее важными странами с переходной экономикой.

Другой важнейший урок из депрессии 30-х годов прошлого века состоит в понимании необходимости уделять в разгар кризиса повышенное внимание социальным вопросам. «Почти что чудом» назвал один из видных немецких экономистов тот факт, что безработица в Германии в условиях обвального падения производства выросла, по сути дела, весьма незначительно. Чудо это объясняется, прежде всего, широким применением инструмента сокращенной рабочей недели, когда фирмы не увольняют персонал, а государство доплачивает работникам основную часть недополученной зарплаты.

Этот механизм не только позволил Германии избежать всплеска массовой безработицы с соответствующей социальной напряженностью, но и сохранить платежеспособность населения. А оно «отблагодарило» государство неожиданно высокой потребительской активностью, чем в нужный момент стабилизировало внутренний рынок.

Китай и Индия в роли экономических локомотивов

Одним из важнейших факторов, способствовавших выходу индустриальных стран из рецессии, стал также по-прежнему мощный рост китайской экономики, вовремя поддержанный из Пекина гигантской программой стимулирования конъюнктуры. В роли второго глобального локомотива выступила Индия. Место этих двух государств в мировой экономической «табели о рангах» кардинально изменилось, и это — еще один из главных итогов 2009 года.

Вместе с ним уходит в прошлое горячая фаза нынешнего кризиса. Сам же кризис далеко не закончился, и мы еще удивимся, насколько глубокими окажутся вызванные им структурные сдвиги и насколько серьезно изменятся из-за него наши потребительские привычки. Но это уже тема другого комментария.

Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle

Наука: что общего между нынешним экономическим кризисом и спадом ХIХ века

Ирина Лагунина: В прошлой научной рубрике нашей программы мы рассказывали о «кондратьевских» и «жугляровских» экономических циклах, названных так в честь экономистов Николая Кондратьева и Климента Жугляра. Что с точки зрения этих циклов можно сказать о сегодняшнем кризисе? По мнению наших экспертов, доктора философских наук Леонида Гринина и доктора исторических наук Андрея Коротаева, современный кризис во многом похож на кризис конца жугляровского цикла в 19 веке. И его опыт позволил смягчить остроту сегодняшних. Однако у глобальной экономики есть и уникальные свойства, которые ставят перед экономистами новые задачи. С Андреем Коротаевым и Леонидом Грининым беседуют Ольга Орлова и Александр Марков.

Александр Марков: Скажите, эти циклы Жугляра и Кондратьев, они всегда глобальные, во всем мире синхронные или они могут быть в разных странах неодновременно?

Леонид Гринин: Они часто глобальны, но бывает, что они охватывают отдельные страны, какие-то страны не попадают.

Ольга Орлова: Может быть такое, что в одной стране идет, допустим, спад, а в другой в это время фаза другая?

Андрей Коротаев: Синхронность циклов наблюдалась, наблюдается. В 19 веке синхронность была достаточно определенно выражена.

Леонид Гринин: В Соединенных Штатах опаздывал на три-четыре года цикл, потому что там мощное шло развитие. Сейчас в Китае можно говорить, что там продолжается подъем, а в Соединенных Штатах, в Европе, в России спад.

Андрей Коротаев: Нельзя исключить, что на самом деле кризис в Китае тоже произойдет, но просто с некоторым запаздыванием по времени. Не рискнем это твердо предсказывать, но может сказать, что, опираясь на аналогии с прошлым, это вполне возможно и кризис в Китае, но с лагом.

Ольга Орлова: Тогда давайте перейдем к современности и поговорим о том, как циклы Кондратьева и Жугляра могут наблюдаться в современных процессах, в современной экономике. Тем более, что вы говорили о том, что в нерыночной экономике, в социалистической наблюдать эти кондратьевские циклы довольно проблематично, а вроде бы Россия давно живет в рынке, примерно два десятилетия. Тогда расскажите, что же мы можем наблюдать.

Андрей Коротаев: Циклы Жугляра стали раньше всего прослеживаться, как легко догадаться, как следовало ожидать в английской экономике, которая шла в авангарде. Первый такой жугляровский кризис, в большой степени глобальный, охвативший заметную часть развитых стран мира — это 1825 год. То есть с 1825 года, видимо, можно вести историю глобальных кризисов современного типа. Вначале у них был период 11 лет, следующий кризис был в 1836 году, следующий кризис в 1847 году, следующий кризис произошел через 10 лет в 1857 году. В это время появилась теория, связывавшая эти циклы с циклами солнечной активности — 11 лет. Надо сказать, что неслучайно именно в это время Маркс и Жугляр сделали это открытие. Надо было приклиниться для того, чтобы сделать предположение об их периодичности. Когда два-три, можно гадать, но когда четыре кризиса идут с явной периодичностью, здесь можно говорить о том, что, возможно, здесь есть некоторая закономерность. После четвертого кризиса произошло их открытие Климентом Жугляром и Карлом Марксом. Потом в последующее время стало понятно, что периодичность в кризисах не такая уж правильная, колеблется в периоде от 7 до 11 лет. Следующий существенный момент: после Великой депрессии в мировой экономической мысли произошел прорыв, появилась теория Киннеса, ее модификации и был наработан инструментарий противодействия кризисам, антициклическое управление. И действительно, в 50-60 годы целому ряду западных правительств удавалось достаточно эффективно с кризисами бороться. Выявить угрозу приближения кризиса и предпринять эффективные меры для того, чтобы кризис максимально сгладить. В некотором смысле кризисы не исчезли, но они приобрели крайне сглаженный характер, стали выражаться не в абсолютном падении производства, а в переходе от очень высоких к просто высоким темпам экономического роста.

Леонид Гринин: Я как раз хотел добавить, что классические циклы Жугляра, они были связано с тем, что государство мало вмешивалось в экономику. Поэтому наиболее характерно было очень бурный подъем, он переходил в бум, перегрев, когда цены взлетали на все, начиналась спекуляция, кредиты были очень востребованы, в результате этого происходил перегрев экономики, после которого более быстрый крах происходил и спад. Это как раз было связано со стихийностью экономики, потому что предприниматели ищут возможность получить наибольшую прибыль, соответственно, они стараются вложить средства в наиболее прибыльные отрасли, которые в результате перегреваются. И опять же наибольшие прибыли чаще всего бывают в спекуляциях, то есть в покупках каких-то активов, недвижимости, ценных бумаг. И там развиваются так называемые пузыри, которые, когда это переходит все границы, могут лопнуть. То есть вдруг внезапно падают курсы. Эта стихийность, анархичность, о которой в том числе Маркс говорил, неурегулированность, она приводила к бурным спадам. Потом с помощью государства удалось снизить вот эту остроту кризисов. Но в настоящий момент проявились яркие черты классического кризиса Жугляра на новом уровне. Дело в том, что экономика стала глобальной, а на глобальном уровне никакой регуляции, регуляция на национальных уровнях уже не действует. Там действуют анархистские стихийные силы, капиталы переходят там, где кажутся наиболее выгодные курсы, быстро растут экономики. И в результате этого анархичность создает перегрев, пузыри, очень высокие цены на сырье. Поэтому мы видим, неслучайно возвращаемся к теории Жугляра, мы видим яркие черты на новом уровне. Поэтому возникает необходимость найти средства регулирования и на наднациональном уровне.

Андрей Коротаев:
Сейчас можно удивляться, до чего современный кризис похож на такой классический цикл конца цикла Жугляра 19 века. Я бы привел цитату из Туган-Барановского, который писал именно в начале прошлого века, описывая ситуацию 19 века. "Самое обыкновенное объяснение кризису, которое повторяется почти всеми писавшими о кризисах, заключается в следующем. Кризисы развиваются усилением спекуляции на товарном и денежном ринке. Свидетели из числа людей практики и науки, дававшие показания многочисленным английским парламентским комиссиям, исследовавшим причины кризиса, почти всегда указывали на обатрейдинг, как на главную причину кризиса. Обатрейд — трудно переводимое на русский язык слово, означает такое решение торговли, которое переходит должные границы, указываемые размером наличного капитала торговцев и потребностями рынка. Чрезмерное расширение торговли, всегда сопровождаемое злоупотребление кредитом, есть следствие усиления спекулятивного духа среди торговцев. Спекуляция на фондовой бирже приводит к созданию массы биржевых ценностей, значительная часть которых возникает не вследствие действительных потребностей страны, а исключительно в целях биржевой игры. Вполне естественно, что усиление спекуляции, расширение кредитов в конце концов должны приводить к крушению спекулянтов, ибо прочный успех могут иметь только такие предприятия, которые соответствуют условиям рынка и ведутся с достаточным количеством наличного капитала. А так как благодаря распределению кредитов в настоящее время между всеми отдельными хозяйствами существует тесная связь, то банкротство спекулянтов влечет за собой крушение всех остальных запутавшихся предприятий, наступает промышленный кризис". Вот просто написано больше ста лет назад, но, кажется, описание современного глобального финансового экономического кризиса.

Читайте так же:
Бывает ли депрессия у богатых людей

Александр Марков: Как вы думаете, есть реальная возможность какую-то глобальную регуляцию экономики осуществлять в масштабе всей планеты или это чисто фантазия?

Леонид Гринин: В общем-то это неизбежно, переход к таким формам. Но, конечно, пока точные механизмы непонятны. Так же как экономисты десятилетиями бились, чтобы найти способы регулирования в рамках национальных хозяйств. Например, были созданы центральные банки, которые позволили избежать очень многих биржевых и финансовых паник. Были созданы правила, запрещающие определенную деятельность и так далее. Точно так же и здесь, будут какие-то формулы, регулирующие те или иные действия, улучшат, скажем, определенные формы рейтинговых агентств, которые сейчас проводились.

Андрей Коротаев: Реальные шаги в этом направлении делаются. Судя по прошлому опыту, совершенно понятно, если научились регулировать достаточно успешно на национальном уровне и частично на наднациональном уровне.

Леонид Гринин: Начали борьбу с офшорами, например, куда уходило очень большое количество денег и которые создавали определенные возможности для спекуляции. Усилили борьбу за прозрачность банков. Это очень большой путь, потому что он требует ограничение национального суверенитета, он требует договоренностей, он требует решение проблемы с долларом, с ремиссией доллара. Но путь этот неизбежен. Сколько кризисов потребуется пережить, чтобы дойти до решения – это вопрос. Во всяком случае, не после этого кризиса все создастся. Но мысль уже активно заработала.

Ольга Орлова: Но с другой стороны, я напомню начало нашей беседы, вы сами говорили, как полководцы обычно, военачальники учатся на прошедших войнах, так экономисты учатся на прошедших кризисах. Если говорить о сегодняшнем моменте в таком случае, то его специфика по сравнению с прошлыми кризисами, где можно было научиться?

Леонид Гринин: Первое, о чем стали говорить президенты, экономисты: ни в коем случае нельзя вводить протекционистские барьеры, то есть запрещать импорт. Как было в период Великой депрессии, которая усилила в разы.

Андрей Коротаев: Казалось бы, естественная меры. Но мы видим, что наши машины, произведенные внутри страны, не продаются, совершенно понятно — запретить импорт иномарок, тогда "Лады" будут продаваться. Опыт Великой депрессии показал, что мера вроде бы очевидная, но опасная, потому что другие страны применят то же против тебя, в итоге пострадают все. Поэтому все-таки слухи о том, что политики и экономисты ничему не учатся, сильно преувеличены, все-таки чему-то учатся.

Леонид Гринин: Специфика в том, что кризис возник в ситуации, когда в мире возникло новое разделение труда. Кратко оно заключается в том, что промышленные производства выведены и выводятся в периферийные страны, а развитые страны, включая США, Великобританию, Испанию, все больше специализируются на производстве услуг. Услуги вообще занимают где-то три четверти, но финансовые услуги вообще занимают от 25 до 35%, и это самый быстрорастущий сектор. То есть по сути дела новое: все больше производится финансовых продуктов, соответственно, нужны меры регулирования, меры сертификации этих продуктов, возможность, чтобы не было токсичных вещей, чтобы была прозрачная отчетность в банках, чтобы отчетность в банках не подгонялась под рост активов. Получается, что чем больше у банка активов завышенных, тем лучше показатели. А в период кризиса наоборот рухнули, и банк или предприятие ничего не стоят. Вот эта регуляция финансового сектора, который стал ведущим в мире, представляет новую задачу.

Экономика стран Балтии демонстрирует гибкость и приближается к новой фазе подъема

Банк DNB опубликовал новейший ежегодный обзор экономических событий в странах Балтии „Baltic Economic Outlook. Spring 2015”. Ухудшение экономической ситуации в России в 2014 году стало серьезным вызовом для стран Балтии, но тем не менее Латвия, Литва и Эстония доказали свою эластичность, продолжив экономический рост, который, по мнению экспертов, в этом году ускорится в Латвии и Эстонии, а в следующем году во всех трех странах Балтии.

Читайте так же:
Депрессия у мужчин в 30 лет лечение

В прошедшем году страны Балтии ощутили серьезное влияние конфликта между Россией и Украиной. Геополитическая ситуация заставила крупных экспортеров уменьшить свою зависимость от восточного рынка, переориентировать внешнюю торговлю и искать новые пути экспорта в западные страны, что доказало гибкость стран Балтии и их способность адаптироваться. Экспорт всех трех стран Балтии в Россию резко сократился, но значительно вырос экспорт в еврозону.

Рост во всем регионе Балтии предполагается также в этом и следующем году, при этом прогнозируется, что темп в целом будет постепенно ускоряться, лишь в Литве в этом году возможно относительно небольшое торможение, вызванное слабым потреблением. Потенциальный среднесрочный темп роста во всех странах Балтии одинаков – примерно 4%, и, скорее всего, его удастся достичь в 2017 году, а согласно оптимистическому сценарию – уже в следующем году. Зарплаты будут расти, но в этом году снижение затрат по импорту будет удерживать инфляцию близко к нулевому уровню, в свою очередь в следующем году предполагается ее заметный рост.

„Экономики стран Балтии внутренне очень разнообразны. Их развитие основывается на высококвалифицированной рабочей силе с многосторонним багажом знаний и навыков, что открывает возможности для развития широкого спектра отраслей. У каждой из стран свои особенности, но есть и много общего, например, стремительное развитие экспорта коммерческих услуг в период преодоления кризиса. Исторически самые большие достижения в этой сфере у Эстонии, а Латвия и Литва догоняющие. Среди товарных отраслей в настоящее время для всех стран характерно стремительное развитие производства и экспорта мебели, хорошо развивается производство электроники. В свою очередь Литва стремительно увеличивает экспорт минеральных удобрений.

Рынок труда стран Балтии стремительно „разогревается”. Дальше всего процесс продвинулся в Эстонии, но сейчас этот процесс стремительнее всего в Латвии. В прошлом году уровень заработной платы во всех трех странах Балтии вырос более чем на 5% за год”, – комментирует эксперт по экономике банка DNB Петерис Страутиньш. Следует отметить, что наиболее резко брутто-зарплата росла в Латвии (6,6% — в 4-м квартале, считая в годовом разрезе), в свою очередь численность работающих – в Литве, на 1,8%.

Отличия заметны, если рассматривать тенденции кредитования. В 2014 году кредитование продолжало активизироваться в Эстонии – там самого низкого послекризисного уровня кредитных портфелей достигли уже в 1-й половине 2012 года. Напротив, в Литве и Латвии сокращение портфелей продолжается, в Латвии в прошлом году оно даже ускорилось, а в Литве близко к нулевой точке перелома. В январе был зарегистрирован рост портфеля домашних хозяйств на 0,4%, а общий объем кредитов для предприятий сократился еще на 2,5%. Эксперт банка DNB Петерис Страутиньш придерживается мнения, что наблюдаются признаки того, что в нынешнем году кредитование наконец активизируется и в Латвии, в начале года сокращение портфеля было меньше, чем в прошлом году, и имеются позитивные сигналы в области спроса на ипотечные кредиты.

Ожидается, что экономика Латвии в этом году в целом будет расти несколько стремительнее, чем в прошлом. В первом квартале она еще находилась в самой тяжелой точке из-за трудностей, связанных с российским экономическим кризисом, рост в годовом разрезе мог опуститься ниже уровня прошлого года, но в следующие кварталы достижения довольно резко улучшатся. Прогнозы роста экономики в стране увеличились с 2,5% до 2,8%. Главным источником роста в этом году еще останется частное потребление. Все яснее видно, что прошлогодняя сдержанность потребителей была преходящим явлением, в значительной мере имела место под действием психологических факторов. В течение нынешнего года постепенно улучшатся и достижения экспортеров, которые найдут альтернативу российскому рынку, кроме того стабилизируется ситуация и в самой России.

В Литве в этом году рост несколько приостановится – с 2,9% в прошлом году до 2,6% в нынешнем. В самой крупной экономике стран Балтии потребление в прошлом году росло стремительнее, и частично это было определено подготовкой к введению евро.

Как поясняет эксперт по экономике банка DNB П.Страутиньш, специфической проблемой для Литвы является затруднение с транзитом на границе Калининградской области. Ее экспорт в Россию сократился особенно резко – в январе в годовом разрезе на 40% (для произведенных в Литве товаров, за исключением транзита), и она не входит больше в ТОП-5 рынков, вследствие чего потенциал дальнейшего неблагоприятного влияния ограничен. Долгосрочную выгоду, например, сокращение обмена валют, затрат и процентных ставок, а также более существенные зарубежные инвестиции Литве может принести то, что она стала девятнадцатой страной-участницей еврозоны. Как историческое событие следует упомянуть и начало работы в январе терминала сжиженного природного газа (LNG) в Клайпеде. Это существенное достижение с точки зрения безопасности снабжения, и это является важнейшим аспектом, хотя сейчас дополнительную нагрузку на потребителей энергии создает финансирование вложений. Но компоненты затрат на инфраструктуру для поставляемого через Клайпеду газа могут сократиться, с привлечением большего количества клиентов в других странах, если будет полностью задействована мощность терминала или 3 млрд. кубометров в год.

Эстония, как и Латвия, в этом году будет находиться в фазе подъема бизнес-цикла. Главный аналитик по вопросам макроэкономики банка DNB в Литве Индре Гените-Пикчиене поясняет, что экономический рост Эстонии в значительной мере определен преодолением различных трудностей в секторе экспорта. Период осложнений для нее начался раньше, чем для Латвии и Литвы, когда стал ощущаться спад российского транзита и влияние кризиса в области электроники Финляндии. В начале прошлого года рост экономики Эстонии снизился почти до нуля. В течение года в целом он был более высоким или 2,1%, но почти полностью опирался на потребление домашних хозяйств, возросшее на 4,6%. Инвестиции в прошлом году даже сократились на 2,8%. „Но вложения в формирование основного капитала в Эстонии по-прежнему остаются самыми высокими среди стран-участниц ЕС в процентном отношении к ВВП или 25,8%, опережая соответствующие показатели Латвии и Литвы на 2,6 и 6,6 процентных пунктов. Это мощный аргумент в пользу более стремительного роста Эстонии в будущем, но тормозящее влияние может оказать доступность рабочей силы. Уровень безработицы в Эстонии самый низкий среди стран Балтии (6,6%), к тому же в прошлом году он сократился наиболее значительно (на 2,2 процентных пункта)”, – поясняет И. Гените-Пикчиене.

Информационный телефон +371 67 17 1880
(Пн. — Пт. 08.00 — 20.00)
Стоимость звонка зависит от тарифов, установленных вашим оператором.
© 2021. Luminor Bank AS

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector