Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Будто внезапно оказался на; подводной лодке» Проблемы с; психикой имеет каждый третий россиянин. Что делать их; близким

«Будто внезапно оказался на подводной лодке» Проблемы с психикой имеет каждый третий россиянин. Что делать их близким?

10 октября ежегодно под эгидой ВОЗ отмечается Всемирный день психического здоровья. По данным Центра социальной и судебной психиатрии Сербского признаки нарушения психического здоровья имеет каждый третий россиянин. Одно из самых распространенных заболеваний — шизофрения, в среднем от нее страдает один процент в популяции. В глазах общества диагноз «шизофрения» — приговор. Но большинство психических больных при грамотной терапии и психологической поддержке могли бы практически ничем не отличаться от здоровых. С чем приходится сталкиваться пациентам и их близким, какие меры поддержки для родственников сегодня разрабатывает экспертное сообщество в партнерстве с фармкомпанией «Гедеон Рихтер» — в материале «Ленты.ру».

Переходный возраст

В семье москвичей Михайловых (имя изменено) — двое сыновей. Разница между ними семь лет. Когда старшему Игорю исполнилось 15, то есть он вступил в период пубертата, родители стали замечать, как меняется характер сына. Негативно реагировал на замечания, начинал яростно спорить практически на пустом месте, мог уйти надолго из дома, не предупреждая. Мог делать какие-то эпатажные вещи. Например, на спор с друзьями ткнул себе сигаретой в глаз.

— У него было поведение, которое часто обществом неприемлемо, но в то же время для подростка вроде бы нормально, — рассказывает Елена, мама Игоря. — Мы обращались к психологам, но они обычно говорили: «А что вы хотите, это переходный возраст, гормональный всплеск». Я внутренне соглашалась, так как действительно ничего сверхъестественного за сыном не замечала, думала, что это особенности характера, что он подрастет — и все пройдет.

«Особенности характера» усугублялись. Игорь закончил школу, самостоятельно поступил на бюджетное отделение института. Учился вроде бы неплохо, но вскоре учебу бросил. Сказал, что пойдет работать и заодно решит, как дальше жить.

— У него была постоянная смена деятельности, — продолжает Елена. — Возьмется за одно дело, не закончит — тут же хватается еще за что-то. С одной стороны, вроде бы нормальное явление для любого человека, не все способны довести до конца. Но когда это идет регулярно — напрягает. Устроится на работу, пройдет три месяца — уходит. На новой — снова жалуется, что там плохие люди, хотят ему навредить, поэтому опять увольняется. Если дома что-то не нравилось — мог хлопнуть дверью и тут же уехать куда-то: в Иркутск, Петербург, Сочи.

Вначале родственники особого значения этому не придавали. Вернее, родителям, конечно, не нравились метания и бесконечные поиски сына. Они ему высылали деньги на аренду жилья, собирали вещи в дорогу. Но думали, что это сложности характера, надо просто это пережить.

В новом городе Игорь мог прожить самое большое восемь месяцев. Заканчивалось все, как правило, нервными срывами, юноша попадал в больницу. Там ставили диагноз — депрессия, стресс. Выписывали успокоительные. И все начиналось по кругу.

Диагноз «шизофрения» Игорю поставили только в 24 года. Однажды он позвонил матери и сказал, что у него галлюцинации. Он постоянно видит инопланетян и с ними разговаривает, а также пытается поговорить с птицами. Родители вызвали скорую.

По словам Елены Михайловой, когда появился официальный диагноз, с одной стороны, стало легче: она перестала просить сына «остепениться», «подумать о будущем», так как поняла, что это невозможно. Однако восприятие болезни и у родственников, и у самого пациента было, да и сейчас остается очень тяжелым.

— Первое время было ощущение социального вакуума, будто внезапно оказался на подводной лодке, — поясняет Елена. — Многое еще неясно: как теперь изменится жизнь, что надо делать, а чего делать не надо. Как справляться с тяжелыми чувствами, как принять то, что жизнь семьи никогда уже не будет прежней, а сын уже никогда не будет таким, каким его знали и любили.

Родственники, конечно, задают вопросы врачам. Но ответ обычно стандартный: «У всех болезнь развивается по-разному. Надо наблюдать, что будет у вас». Как замечает Михайлова, в некоторых психиатрических стационарах для родственников проводятся тренинги, на которых специалисты рассказывают, как лучше выстраивать взаимоотношения с больными шизофренией.

— Надо понимать, что у семей, где есть психически больной родственник, денег остается немного, — добавляет Елена. — Средства уходят на лекарства, сиделок, на еду — то есть на самое необходимое. Мы нашли сообщество, которое занимается поддержкой пациентов с шизофренией. Там родители могут получить консультацию. И для больных много разных мероприятий: кружки, театральная секция. Когда встречаешься с людьми с такими же проблемами и разговариваешь с ними, свои несчастья переносить гораздо легче.

Читайте так же:
Шизофрения когда передается по наследству

Игорь часто лежит в больницах. Выходит оттуда практически здоровым на вид человеком. Но ремиссия длится не больше трех месяцев. Главным образом из-за того, что он отказывается принимать лекарства. Если родственники настаивают, говорит, что они его специально хотят погубить. Диагноз отрицает. Затем начинается новое обострение. Он может общаться с цветами дома — все горшки с растениями усыпаны конфетами, так Игорь их кормит. Угощает деревья и кусты на улице — с балкона кидает им крупу, хлеб.

Одни дома

В переводе с древнегреческого шизофрения означает — «расщеплять, раскалывать мысль». Согласно определению ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), шизофрения — тяжелое психическое расстройство, для которого характерны нарушения мышления, восприятия, эмоций и поведения.

По данным медицинских исследований, в мире один человек из ста сталкивается с этой болезнью. От нее никто не застрахован. Тайна болезни учеными до сих пор не разгадана, хотя гипотез много. Основная — шизофрению вызывает «поломка» генов, которая может передаваться по наследству.

Чем больше родственников болеют шизофренией, тем выше риск заболевания. Считается, что если болен кто-то из родителей, шанс заболеть у ребенка — 10 процентов. У тех, чей близнец страдает шизофренией, вероятность столкнуться с этой патологией составляет 50 процентов. Однако заболеть могут и те, у кого в родословной не было «странных» предков. Кроме генов, среди факторов риска шизофрении — неблагоприятное влияние на внутриутробное развитие ребенка, стрессы в детстве и юности, социальная среда и прочее. Самый частый возраст старта шизофрении — от 16 до 30 лет.

Поскольку шизофрения — одно из самых распространенных в мире психических заболеваний, Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) по инициативе компании «Гедеон Рихтер» провел исследование социального имиджа болезни.

По данным социологического опроса, россияне в целом неплохо осведомлены о болезни — 20 процентов респондентов заявили, что хорошо знают о болезни и симптомах; 70 процентов отметили, что знают о расстройстве в общих чертах; четыре процента рассказали, что люди с шизофренией есть среди их родственников. С помощью результатов опроса можно составить топ проблем, с которыми чаще всего сталкиваются люди с психическими расстройствами и их семьи. На первом месте — сложности с трудоустройством (это отмечают до 40 процентов респондентов).

Другая проблема — стигматизация болезни в обществе. По данным опроса ВЦИОМ, 38 процентов россиян готовы посочувствовать людям с психическими расстройствами, 34 процента — жалеют их, 26 процентов — боятся. При этом 38 процентов респондентов считают, что психических больных нужно изолировать от общества. А 49 процентов россиян вообще уверены, что шизофрениками часто прикидываются, чтобы избежать уголовной ответственности.

— В последние годы произошел резкий негативный поворот общества в отношении психически больных лиц, они считаются изгоями, — отмечает вице-президент Российского общества психиатров, профессор кафедры психиатрии факультета дополнительного профессионального образования РНИМУ им. Пирогова Петр Морозов. — В стране, где традиционно с огромным сочувствием относились ко всем сирым, убогим и юродивым, где душевнобольные почитались и опекались, проживали издревле при монастырях, наблюдать такой поворот в сторону бесчувствия и отсутствия сострадания — это трагедия.

Социологи ВЦИОМ установили взаимосвязь: если у респондентов в окружении не было болеющих шизофренией, то они чаще склонны приписывать психическим больным отрицательные черты, называя их хитрыми, непостоянными, опасными. Те, кто лично сталкивался с такими пациентами, называли их уязвимыми, чувствительными и очень творческими.

Один из главных социальных мифов о шизофрении — то, что больные агрессивны и опасны. Из-за этого «странных» людей стараются избегать. Но, как говорят психиатры, люди с шизофренией, если они лечатся, не опаснее, чем психически здоровые. Если болезнь запущена, они действительно могут стать опасными, но главным образом для себя. Согласно медицинской статистике, около 12 процентов лиц с шизофренией совершают суицид.

— Мой мальчик совершенно не агрессивен, он только стремится со всеми поговорить, ему все любопытно, — говорит Елена. — Может, например, подойти к кому-то и попытаться помочь донести тяжелый груз. Люди, если с ними незнакомцы на улице здороваются и улыбаются, странно это воспринимают. А тут — тем более, начинают опасаться: а что это ему надо? Некоторые и в морду могут дать. Я не могу сына одного даже в магазин отправить, потому что боюсь за него.

И тебя полечат

Как объясняет профессор Петр Морозов, шизофрения до сих пор считается неизлечимой. Однако у 25 процентов больных отмечается «долгая и стойкая ремиссия», они практически ничем не отличаются от здоровых. Еще 50 процентов — пациенты с неустойчивым состоянием, периоды ремиссии у них сменяются обострениями. И оставшиеся 25 процентов — самые тяжелые больные, которым лечение практически не помогает. Обычно они находятся в стационарах.

Читайте так же:
Ясновидение это шизофрения или нет

Все симптомы шизофрении делятся на две группы: позитивные и негативные. Первые — это навязчивые идеи, бред, расстройство речи. Их называют позитивными вовсе не из-за того, что они положительно влияют на пациента, просто эти симптомы добавляют новых красок в течение болезни. К негативным явлениям врачи относят апатию, асоциальность.

С позитивными проявлениями шизофрении медицине удавалось справляться, но препаратов против социальной изоляции, отсутствия мотивации, расстройства волевой сферы до недавнего времени практически не было. Но, как поясняют психиатры, именно эти проявления болезни выталкивают до 60 процентов больных за пределы социума. В 2015 году на рынке в США появился препарат, разработанный компанией «Гедеон Рихтер». Он одновременно борется и с позитивными, и с негативными проявлениями шизофрении. В 2017 году препарат стал использоваться в Европе. В этом году появился на российском рынке.

— Я, конечно, мечтаю, что мой Игорь когда-нибудь войдет в длительную ремиссию, — признается мать. — Но. Иногда думаю о том, что с ним станет, когда нас не будет. Сейчас начинает активно развиваться система сопровождаемого проживания. Там ждут людей с ментальными особенностями, но только не пациенты с шизофренией. Их боятся даже там.

Ликбез для мам

Кроме терапии современными препаратами для восстановления пациентов с шизофренией необходима социализация. А здесь главную роль играет работа с родственниками пациента. Совместно с врачами и родственниками больных фармацевтическая компания «Гедеон Рихтер» подготовила серию советов о том, как лучше обустроить максимально комфортную и безопасную среду для людей с шизофренией. На первый взгляд, они слишком простые и рутинные, но, как говорят родные пациентов, в свое время именно такого «рутинного» ликбеза им остро не хватало. «Лента.ру» приводит выдержки из памятки.

— Старайтесь поддерживать жизнь пациента на привычном для него до постановки диагноза уровне. В случае или по мере нарастания симптомов будьте готовы обеспечить:

Безопасность дома

— Используйте небьющуюся посуду и вилки с закругленными зубчиками; закрывайте острые углы на мебели специальными насадками; покупайте одежду, которую легко снять/надеть (через голову или на молнии); положите родственнику в верхнюю одежду записку с домашним адресом или наденьте ему часы с GPS-навигатором; вмонтируйте поручни для поддержки, если они необходимы (например, рядом с кроватью, чтобы было удобнее вставать, или в ванной, чтобы за них было удобно держаться).

— Внедряйте вспомогательные средства в жизнь пациента в соответствии с его симптоматикой.

— Если физическое или психологическое состояние ухудшается и родственникам становится сложнее ухаживать за ним, лечащий врач может рассмотреть вопрос о помещении его в больницу. При неэффективности всей доступной терапии может быть рассмотрен вопрос о помещении пациента в специализированный интернат.

Быт и домашние обязанности

— Объясните родственнику, чего делать нельзя (например): самому включать газ; выходить на улицу, не предупредив об этом; брать острые и опасные предметы, не предупредив об этом.

— И что ему надо делать обязательно (например): регулярно принимать лекарства, назначенные врачом-психиатром; вовремя принимать пищу; соблюдать гигиену; поддерживать порядок в своей комнате.

— Если пациент проявляет негативизм (делает «назло»), и ранее вы за ним этого не наблюдали, с этим симптомом следует обратиться к врачу для возможной коррекции терапии.

— Обучите своего близкого новым и посильным для него домашним обязанностям, за которые он будет отвечать. Это могут быть: мытье посуды, уборка, стирка, прогулки с животными, покупки в магазине и т.п.

— Не забывайте отмечать успехи — это очень мотивирует человека продолжать активные действия. Поощряйте родственника так, как это обычно происходило в семье до постановки диагноза. Старайтесь не выделять его среди других членов семьи и не акцентировать внимание на его заболевании.

Деменция.ру

Сайт о проблеме деменции для пациентов и их родственников

Показания и противопоказания к приему в дом-интернат (инструкция)

О медицинских показаниях и противопоказаниях к приему в дома-интернаты

Утверждено Министерством здравоохранения СССР от 5 сентября 1978 г. № 06-14/12 по согласованию с Госкомтруда СССР от 7 сентября 1978 г. N 2495-МК

I . «Дом-интернат», «Пансионат ветеранов труда»

Приему в «Дом-интернат», «Пансионат ветеранов труда» подлежат престарелые и инвалиды, нуждающиеся по состоянию здоровья в бытовом обслуживании, уходе и медицинской помощи при отсутствии у них показаний к стационарному лечению в учреждениях здравоохранения.

Противопоказанием к направлению в учреждения данного типа являются психические заболевания, за исключением неврозов, неврозоподобных состояний при соматических заболеваниях, легкой степени дебильности, судорожных синдромов различной этиологии с редкими (не более 1 раза в 2-3 месяца) припадками, без слабоумия и выраженных изменений личности.

II. «Психоневрологический интернат»

В психоневрологический интернат принимаются лица с умственной отсталостью в степени выраженной дебильности, имбецильности и идиотии, а также лица, страдающие затяжными формами психических заболеваний, состояние которых характеризуется отсутствием острой психотической симптоматики, наличием слабоумия или грубых проявлений психического дефекта:

Читайте так же:
Я люблю человека с шизофренией

а) шизофрения с выраженным дефектом личности вне обострения психотической симптоматики;

б) различные формы эпилепсии с явлениями слабоумия и редкими (не более 5 раз в месяц) судорожными припадками и эквивалентами;

в) последствия черепно — мозговых травм с явлениями слабоумия;

г) последствия инфекционных и других органических заболеваний головного мозга (энцефалиты, туберкулезные менингиты, менингоэнцефалиты, сифилис мозга и др.) с явлениями слабоумия;

д) последствия хронического алкоголизма с явлениями выраженного органического слабоумия;

е) сосудистые и сенильные заболевания с явлениями слабоумия без выраженного психомоторного беспокойства и длительных или рецидивирующих состояний измененного сознания.

Противопоказанием к направлению в психоневрологический интернат являются острые и подострые стадии психических заболеваний и состояния обострения хронического психического заболевания; психические заболевания, характеризующиеся выраженной психотической симптоматикой, грубыми нарушениями влечения и расстройствами поведения, опасными для самого больного и окружающих (половые извращения, гиперсексуальность, садистические наклонности, склонность к агрессии, побегам, поджогам, дромомания, отказы от пищи, суицидальные тенденции и т.д.):

а) любые приступообразные или прогредиентно текущие психические заболевания со склонностью к частым обострениям или рецидивам болезни с частыми декомпенсациями, нуждающиеся в специальном стационарном лечении;

б) эпилепсия и судорожный синдром другой этиологии с частыми (более 5 раз в месяц) припадками, склонностью к серийным припадкам, эпилептическому статусу, сумеречным состояниям сознания, дисфориям;

в) хронический алкоголизм, наркомании, а также другие психические заболевания, осложненные хроническим алкоголизмом или любыми видами наркоманий;

г) выраженные депрессивные и маниакальные состояния различного генеза, затяжные реактивные состояния;

д) выраженные психопатоподобные синдромы, а также психопатии аффективные, эксплозивные, параноидные, паранойяльные, истерические.

III. «Детский дом-интернат»

В детский дом — интернат для детей с аномалиями физического развития принимаются дети с сохранным интеллектом и с нарушениями опорно — двигательного аппарата, не передвигающиеся без посторонней помощи, не обслуживающие себя в силу тяжести двигательных нарушений, требующие индивидуального ухода, со следующими заболеваниями:

— церебральными параличами различной этиологии;

— последствиями полиомиелита в восстановительном и резидуальном периоде;

— различными врожденными и приобретенными деформациями опорно — двигательного аппарата;

— артрогриппозом, хондродистрофией, наследственными дегенеративными и нервно — мышечными заболеваниями.

Противопоказанием к приему в дом — интернат для детей с аномалиями физического развития являются психические заболевания, олигофрения всех степеней, частые эпилептиформные припадки; психопатоподобные расстройства поведения, некомпенсированная гидроцефалия.

В детский дом — интернат для детей с аномалиями умственного развития принимаются дети со следующими заболеваниями и состояниями:

— олигофрения в степени имбецильности, идиотии;

— эпилепсия (в том числе симптоматическая) с редкими (не чаще 5 раз в месяц) припадками при наличии слабоумия;

— шизофрения с выраженным дефектом без продуктивной симптоматики;

— слабоумие после перенесенных органических поражений головного мозга;

— умственная отсталость всех степеней, включая дебильность при наличии грубых нарушений двигательных функций, затрудняющих обучение во вспомогательных классах соответствующих специализированных школ — интернатов (не передвигающиеся без посторонней помощи, не обслуживающие себя в силу тяжести двигательных нарушений, требующие индивидуального ухода);

— слепота (слабовидение) или глухота (слабослышание) с умственной отсталостью всех степеней, включая дебильность при наличии грубых нарушений двигательных функций, затрудняющих обучение в специализированных школах — интернатах.

Противопоказаниями к направлению в детский дом — интернат для детей с аномалиями умственного развития являются:

— шизофрения с наличием продуктивной симптоматики, без выраженного дефекта личности;

— эпилепсия с частыми (более 5 раз в месяц) припадками, склонностью к серийным припадкам, эпилептическому статусу, сумеречным состояниям сознания, дисфориям;

— психопатоподобная симптоматика в рамках любой нозологической принадлежности;

— психические заболевания, сопровождающиеся грубыми нарушениями влечения и расстройствами поведения, опасными для самого больного и окружающих;

— любые психические заболевания, при которых возможно обучение ребенка в общеобразовательной школе или специализированных учреждениях просвещения.

Общими противопоказаниями к приему в дома — интернаты являются:

— туберкулез в активной стадии процесса;

— заразные заболевания кожи и волос;

— острые инфекционные заболевания;

— злокачественно протекающие опухолевые заболевания и рецидивы злокачественного процесса;

— лица, у которых при поступлении в дом — интернат обнаружена повышенная температура или сыпь неясной этиологии, подлежат направлению в другие учреждения здравоохранения.

Психологи рассказали, почему нельзя запрещать детям смотреть сериал «Игра в кальмара»

почему нельзя запрещать детям смотреть сериал «Игра в кальмара»

Редакция киноканала Cinema обсудила с психологами что делать родителям, у которых ребёнок увлекся сериалом «Игра в кальмара», нужно ли запретить просмотр (спойлер — не нужно) и как на подростке могут отразиться подобные шоу.

Самым обсуждаемым сериалом недели стало южнокорейск ая «Игра в кальмара». Сюжет, где люди вынуждены по тем или иным причинам принимать участие в играх на выживание, появлялся в кинематографе не раз. Но никогда это не вызывало такого резонанса — сериал привл ё к внимание подростков по всему миру, в том числе и в нашей стране, несмотря на возрастную маркировку 18+ . Что в свою очередь вызвало беспокойство родителей.

Читайте так же:
Шизофрения и признаки шизофрении у детей

Нужно ли запрещать ребёнку смотреть сериал?

В сериале, действительно, содержится много сцен насилия. Проигравшие гибнут, люди забывают о чести и совести, в надежде стать победителем, предают друг друга. И желание родителей запретить детям смотреть подобный контент понятно. Однако, по словам доктора психологии, автора книг, создателя цифрового университета Skillfolio.ru Виктории Шиманской никакого смысла в запретах нет: «Нельзя навязывать своё мнение, говорить: «какой ужас, это смотреть нельзя», это только вызовет обратный эффект, ситуацию сопротивления».

Разговор нужно повернуть в другую сторону, склонить ребёнка к размышлению, к определенным выводам, советует психолог. Сюжет фильма дает возможность обсудить с подростком тему личных границ, проблему насилия, объяснить, что никто не может его бить или делать то, что ему неприятно, рассказать, как не попасть в такую ситуацию. «Важно задать правильные вопросы. Первый вопрос: а как тебе сериал, на что ты обратил внимание, и дальше — как ты думаешь, вот в этом моменте, когда все голосовали, кто-то голосовал за, кто-то против. Почему люди вообще согласились на это? И тогда этот сериал может стать серьёзным поводом для рефлексии, а не конфликта», — добавляет Виктория Шиманская.

Эксперт телеканала «Доктор», клинический психолог, врач-невролог Татьяна Соцкова поддерживает мнение, что запретами можно только подогреть интерес к просмотру, тем более во времена, когда любой контент можно найти на закрытых площадках: «Если подросток начал смотреть, то запрещать смысла нет, это вызовет ещё больший интерес. Правильнее посмотреть тогда вместе с ним и обсудить после. Что он там увидел, что увидели вы, что его впечатлило, что его задело». Психолог обращает внимание на положительный финал сериала, где, несмотря ни на что, герой встал на сторону добра, а человек, придумавший игру, потерпел поражение. «Для кого-то это история про насилие, для кого-то про деньги, а для кого-то про межличностные отношения — предательство, манипуляции. Каждый увидит своё, и потом можно вместе это всё обсудить. Найти какие-то выводы и общие смыслы. Не зря это самый популярный сейчас сериал», — говорит Татьяна Соцкова.

Анна Быкова, педагог, психолог, автор книг о воспитании детей серии «Ленивая мама» поддерживает коллег и считает, что запретами можно только нарушить эмоциональный контакт с подростком, но ничего не добиться: «До определенного возраста, пока вы можете контролировать то, что смотрит ребёнок, во что играет, это имеет смысл. Но как только возможности контролировать контент у вас нет, потому что ребёнок уже не все потребляет дома (он ходит в гости к друзьям, в школу, где на переменах дети достают телефоны и пр.), то тогда запрет бессмысленный». Специалист также рекомендует совместный просмотр сериала: «Если у подростка возник интерес к сериалу, то лучше посмотреть его вместе. И спрашивать: что тебе здесь нравится? Смотреть на его реакцию, смотреть на его эмоции, потому что в фильме не только насилие. В сериале много тонких психологических моментов, и может ребёнка в большей степени интересует не кровь, а взаимоотношения, мотивация людей. Через вопросы вы больше узнаете о своем ребёнке, чем через запреты».

Чем картина привлекла подростков?

В отличие от многих фильмов про смертельные игры, визуальное решение «Игры в кальмара» очень красочное и необычное. Мрачным здесь как раз предстает реальный мир, где у людей много проблем, где всегда темно. В бункере, где проходят игры, много света, всё раскрашено в яркие цвета, есть все атрибуты детства: качели, горки, куклы, рисунки на стенах. Сами игры, в которых соревнуются герои — традиционные забавы детей, только выбывание из игры фактически означает смерть для игрока. В фильме есть некая таинственность — распорядители носят маски и не имеют права их снимать. Но только ли это привлекает подростков?

« В целом здесь очень чётко выделен типаж участников — люди, находящиеся в крайне тяжёлой жизненной ситуации. Они все в состоянии долга, каждый в меру своего положения, и здесь важно увидеть, как идет принятие решения, изменение сознания человека. Причем каждый из них находится в этой ситуации один на один. Каждый из участников не просто в безвыходном положении, им реально некуда идти, и у них нет альтернативы», — объясняет Виктория Шиманская .

« Все те ценности, которые мы прививаем детям — ценность человеческой жизни, уважение к другому, здесь мы видим полное разрушение этих ценностей и фокусировку на ценности денег. Это как такая большая аллегория с современным миром», — считает Татьяна Соцкова

Читайте так же:
Шизофрения и учеба в вузе

Как просмотр может отразиться на ребёнке?

У родителей логично возникает вопрос, как может просмотр таких шоу отразиться на неокрепшей психике подростков.

Влияние сериала индивидуально и зависит от возраста ребёнка и его типа нервной системы, полагает Татьяна Соцкова. Кто-то вообще никак не отреагирует, на кого-то сериал произведет чуть больший эффект, а у впечатлительного ребёнка может повыситься уровень тревожности, мнительности, возбудимости.

« Думающий, рефлексирующий подросток может здесь поразмыслить и даже в чём-то мощно мотивироваться, но если это человек с созревающей психикой, то могут быть последствия, перенесение сюжета в реальную жизнь. Здесь с ребёнком важно говорить об общих ценностях и о смысле жизни», — подчёркивает психолог.

Анна Быкова также считает, что дело не в сюжете, а в личных особенностях ребёнка: «Здесь возникает вопрос: смотрит он это один или в компании с родителями. Разница в том, что если это «семейный» просмотр, то родители могут параллельно осуществлять своё воспитание, оставлять комментарии по поводу действия героев. Одно дело смотреть сюжет, другое дело, как этот сюжет будет восприниматься. Кто-то посмотрит и скажет, что это плохо, что он бы никогда так не поступил, а другой человек может посмотреть и сделать противоположные выводы. И вот какие выводы сделает конкретный человек, на это уже влияет не сам замысел сериала, сколько весь предыдущий опыт и личные особенности человека». Специалист также обращает внимание, что фильмы с насилием были всегда, но нельзя проследить прямую причинно-следственную связь между жестоким контентом и агрессивным поведением детей. Как правило, дети смотрят подобные сериалы из любопытства или чтобы не отрываться от друзей, коллектива, суметь поддержать разговор в компании. «Это может никак не отразиться на его дальнейшем поведении, если уже сформированы нравственные опоры. У него уже привиты нравственные критерии, он на это посмотрит как на некую вымышленную историю, страшную сказку», — комментирует Анна Быкова.

Возможности восстановления конструктивной активности и самоэффективности средствами мотивационного тренинга у больных шизофренией в условиях психоневрологического интерната

Е.В. Таккуева 1 , М.Е. Сиснева 2 , А.Б. Холмогорова 3
1 Отдел обучения и развития ООО «Шереметьево VIP», Москва, Россия
2 Межведомственная рабочая группа по разработке основных подходов к реформе психоневрологических интернатов при Министерстве труда и социальной защиты РФ, Москва, Россия
3 Лаборатория клинической психологии и психотерапии ФГБУ «Московский научно-исследовательский институт психиатрии» Министерства здравоохранения, Москва, Россия
РЕЗЮМЕ.
Актуальность. В 2012 г. Российская Федерация ратифицировала Международную конвенцию о правах инвалидов. Важнейшими принципами конвенции являются полное и эффективное вовлечение и включение лиц с инвалидностью в общество,их принятие в качестве компонента людского многообразия, равенство возможностей.В связи с задачей реформирования психоневралогических интернатов (ПНИ), особую актуальность приобретают научные исследованияпсихологических методов социализациипациентов, проживающих в ПНИ через активизацию и развитие их психологических ресурсов исоциальных компетенций.
Материалы и методы. В 2018–2019гг. на базе ГБУ ПНИ № 18, 22, 30 г. Москвыбылипроведенызанятия пяти групп мотивационного тренинга, направленного на активизацию и развитие ресурсов социальной адаптации больных шизофренией, проживающих в ПНИ. Общее количество участников в каждой группе – от 6 до 10. Длительность занятий одной группы – 8 недель.В исследовании эффективности мотивационного тренинга участвовали 25пациентов, возраст 20–70 лет; 13 женщин и 12 мужчин, образование – среднее и высшее,длительность заболевания более 5 лет, с диагнозами «шизофрения», «шизотипические и бредовые расстройства», «психопатоподобная шизофрения»(F20–F29, F21.4 по МКБ-10). Исследование проводилось до и после тренинга с использованием самооценочных методик: шкалы социального избегания и дистресса SADS (Уотсон Д., Фрэнд Р., адаптация В.В.Красновой, А.Б.Холмогоровой, 2011), методики «Диагностика самоэффективности» (Маддукс Дж. и Шеер М.,адаптация А.В.Бояринцевой, 2011), методики «Индикатор копинг-стратегии» (Амихран Д., адаптация Н.А.Сироты, В.М.Ялтонского, 1995),методики«Комплаентность» (Холмогорова А.Б., Рычкова О.В., 2013), Анкеты обратной связи от участников тренинга ведущим.
Результаты.Проведенное исследование эффективности мотивационного тренинга, показало, что предлагаемая программа способствует позитивным изменениям в мотивационной сфере больных: возрастает самооценка эффективности в межличностной сфере, чаще используются важная конструктивная стратегия (поиск социальной поддержки), возрастает готовность к сотрудничеству со специалистами и желание продолжать психологическую работу, направленную на реинтеграцию в общество.
Вывод.Предварительно можно сделать вывод об эффективности предлагаемого оригинального варианта мотивационного тренинга для решения задачи повышения ресурсов социализации больных шизофренией, проживающих в ПНИ. Перспективы исследовательской работы состоят в расширении выборки, сопоставлении ее результатов с контрольными группами пациентов, не получающими данного вида помощи, а также получении данных об отсроченных результатах и наличии реальных сдвигов в социальной адаптации пациентов в течение года и более.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector