Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Депрессивный невроз. Сопутствующие заболевания: гипертоническая болезнь I ст

Депрессивный невроз. Сопутствующие заболевания: гипертоническая болезнь I ст.

Сопутствующие заболевания: гипертоническая болезнь I ст.

Преподаватель: Лобачева Людмила Станиславовна

Куратор: Матыев Игорь Владимирович 514 гр.

Барнаул, 2008.

Паспортные данные

Семейное положение: вдова

Род занятий: инспектор по кадрам

Место жительства: Барнаул,

Жалобы

Жалобы на периодическую головную боль, локализующуюся преимущественно в теменно-затылочной и лобной областях. Головная боль усиливается к вечеру, при повышении артериального давления так же на боли в области шеи. Больная жалуется на плаксивость, повышенную раздражительность, нарушение сна, долго не может заснуть, иногда не может спать всю ночь, если засыпает, то сон поверхностный, чуткий. Иногда возникает чувство тревоги, причину которой больная не может четко определить. Отмечает жалобы на сильную утомляемость и слабость, сохраняющуюся в течение всего дня, пониженное настроение, нежелание заниматься домашними делами, и т.п. Также больная отмечает снижение памяти.

Считает себя больной в течении 3 месяцев, когда впервые отметила некоторые изменения в характере, выражавшиеся в повышенной эмоциональной лабильности «плакала часто и без особенной причины», раздражительности (при воспитании, беседе со своим ребенком). Отмечает, что настроение было чаще плохим, ощущала постоянное беспокойство за ребенка. Тогда же заметила, что стала быстро утомляться при психическом напряжении, сон стал хуже, стала забывчивой. Симптомы заболевания нарастали постепенно. Связывает заболевание со стрессом перенесшим после смерти мужа, так же новость о проблемах речи своего ребенка, обстановкой в профессиональной сфере и плохими отношениями с коллегами и начальством. Значительное ухудшение состояния больная отмечает в последние дни больная отмечала нарушение сна, возникновение чувства тревоги, стала раздражительнее. Отмечает снижение желания работать по дому, «вообще что-либо делать».

Наследственность: ближние родственники и родители больной психическими заболеваниями не страдали. Странности поведения членов семьи не отмечает. Вредностей во время беременности матери больная не отмечает. Сейчас проживает с сыном, в благоустроенной квартире. Бытовые условия удовлетворительные. Отношения с сыном хорошие. Очень привязана к сыну. Развитие больной: росла и развивалась нормально. Половая и семейная жизнь: живет с сыном. В течение жизни было 1 беременность и 1 роды, в срок. Венерологические заболевания отрицает. Сын здоров. Бытовые и материальные условия удовлетворительные.Перенесенные заболевания: ОРЗ, гипертоническая болезнь.

Состояние больной удовлетворительное, положение больной активное. Телосложение нормостеническое, подкожно-жировой слой умеренно развит. Кожные покровы сухие, чистые, тургор кожи слегка снижен. Периферические лимфатические узлы не увеличены. Температура тела нормальная. Перкуссия остистых отростков и паравертебральных точек безболезненна. Суставы не изменены. Дыхание везикулярное, с частотой 16/мин, хрипов в легких не выявлено. Тоны сердца ясные, ритмичные с частотой 62 уд/мин, АД 120/80. Живот мягкий, безболезненный, обычной формы, участвует в акте дыхания. Стул регулярный. Мочеиспускание регулярное, безболезненное. Периферических отеков не выявлено.

Общемозговые симптомы-головная боль.

Функции черепных нервов

I пара. Обонятельный нерв. Обоняние не нарушено.

II пара. Зрительный нерв. Зрение в норме. Цветоощущение в норме, поля зрения не изменены.

III , IV , VI пары. Глазодвигательный, блоковидный, отводящий нервы. В норме

V пара. Тройничный нерв. На коже лица и головы сохранена тактильная чувствительность. При давлении на точки выхода тройничного нерва болезненных ощущений нет. Корнеальный рефлекс отрицательный, функция жевательных мышц не нарушена, нижнечелюстной рефлекс отрицательный. Вкусовые ощущения не нарушены.

VII пара. Лицевой нерв. Глазные щели раскрыты равномерно. Сглаженности носогубной складки нет. Симптомы орального автоматизма отрицательные. Ассиметрии при исследовании состояния мимической мускулатуры не обнаружено. Вкусовые ощущения сохранены.

VIII пара. Слуховой нерв. Острота слуха на разговорную и шепотную речь не снижена.

IX , X пары. Языкоглоточный и блуждающие нервы. Фонация, глотание не нарушены. Мягкое небо подвижное. Глоточный рефлекс сохранен. Вкусовая чувствительность не нарушена. Частота пульса 62, ЧД 16.

XI пара. Добавочный нерв. Контуры и функции трапецивидных и грудинноключично-сосцевидных мышц в пределах нормы. XII пара. Подъязычный нерв. При высовывании изо рта язык не отклоняется. Речь не нарушена.

Чувствительность Поверхностная и глубокая не нарушены

Двигательные функции Походка – не нарушена. Активные и пассивные движения в пределах физиологической нормы, ограничений в суставах нет. Тонус мышц не нарушен. Контрактур не выявлено. Сила мышц рук и ног не снижены. Глубокие и поверхностные рефлексы: биципитальный ( C V — C VI ):триципитальный ( C VII — C VIII ):карпорадиальный (С V — C VIII ): брюшной верхний ( T VI — T VIII ): брюшной средний ( T IX — T X ): брюшной нижний ( T XI — T XII ): коленный ( L II — L IV ):ахиллов ( S I — S II ): подошвенный ( L V — S I ): в норме

Рефлекс Бабинского, Рефлекс Россолимо, Рефлекс Оппенгейма, Рефлекс Бехтерева-отрицательны.

Координация движении При проведении пальценосовой пробы наблюдается успешное выполнение ее правой и левой рукой. Пяточно-коленную пробу больная выполняет. При пробе на диадохокинез отмечается синхронность движений рук. В позе Ромберга с открытыми и закрытыми глазами больная устойчива. При ходьбе нарушений нет.

Вегетативные функции Со стороны вегетативной системы патологических изменений не выявлено.

Читайте так же:
Жжение в левой грудине при неврозе

Активность больной снижена, выражение лица грустное. В общение вступает легко, на вопросы отвечает по сути. Ориентировка во времени, месте и собственной личности сохранна. Внимание больной не снижено, отмечается акцентирование внимания на личных переживаниях. Память на давние события сохранена. Недавние события помнит хорошо. Не отмечается снижение долговременной и кратковременной памяти. Других нарушений памяти (обманы, замена) не отмечает. Интеллект соответствует образованию и социальному уровню, способность к абстрактному мышлению и обобщениям не нарушена. Хорошо выделяет общее, понимает скрытый смысл пословиц. Эмоции соответствуют состоянию больной, восприятию, действиям. Отмечается снижение общего фона настроения. Выражение лица и жесты соответствуют настроению. Отмечается снижение стремлений и желаний. Нарушений речевых и двигательных функций не отмечено. Больная хочет избавиться от это состояния, надеется на помощь доктора, верит в выздоровление.

Из анамнеза известно, что данное состояние больной связано со стрессом перенесшим после смерти мужа, так же новость о проблемах речи своего ребенка, обстановкой в профессиональной сфере и плохими отношениями с коллегами и начальством. Прослеживается связь психического состояния больной с психотравмирующей ситуацией. исходя из этого можно предположить, что больная страдает психогенным заболеванием. Известно, что критика к состоянию у больной сохранена, больная полностью ориентирована во времени, месте и собственной личности, это дает права предположить, что больная страдает неврозом. Данное ухудшение состояния больной выражается в проявлениях астенического синдрома (слабости, повышенной утомляемости, повышенной раздражительности) и депрессивного синдрома, т.е. в снижении настроения, ухудшении сна, снижении желаний. Т.о., учитывая возраст больной (44 лет) можно предполагать, что больная страдает депрессивным неврозом . Из анамнеза известно, что первые проявления заболевания начались 3 мес. назад, когда больная впервые почувствовала некоторые изменения в характере, выражавшиеся в повышенной эмоциональной лабильности, раздражительности, немотивированной тревоге, быстрой утомляемости. Состояние больной до сих пор не улучшалось. Известно, что больная страдает гипертонической болезнью, что также может явиться причиной заболевания. Из анамнеза жизни известно, что больная страдает гипертонической болезнью I ст.

Исходя из вышеперечисленного можно поставить предварительный диагноз: «депрессивный невроз. Сопутствующие заболевания: гипертоническая болезнь I ст.

Конверсионное расстройство

Конверсионное расстройство является формой соматизации—выражения психических явлений в виде физических (соматических) симптомов.

Конверсионное расстройство зачастую развивается в течение позднего подросткового или раннего зрелого возраста, но может возникнуть в любом возрасте. Она чаще встречается у женщин.

Клинические проявления

Симптомы конверсионного расстройства часто развиваются внезапно, а его дебют часто связывают с сильным стрессом. Как правило, симптомы включают явное нарушение произвольной двигательной или сенсорной функции, но иногда также тремор, нарушения сознания (что говорит о возможности наличия припадков) и ненормальное положение конечностей (что говорит о возможности наличия другого неврологического или системного соматического расстройства). Например, у больного могут быть нарушены координация движений или равновесие, могут развиться слабость, паралич рук или ног, потеря чувствительности в некоторых частях тела, судороги, отсутствие реакции на раздражители, слепота, двоение в глазах, глухота, потеря голоса, затруднение глотания, ощущение комка в горле или задержка мочи.

По мере развития заболевания эпизод может развиться один раз или спорадически повторяться. Обычно каждый эпизод заболевания протекает кратковременно.

Диагностика

Конверсионное расстройство диагностируется только после полного медицинского обследования и лабораторных анализов для исключения неврологических или системных соматических нарушений, которые в полной мере объясняли бы симптомы и их последствия. Важной характеристикой является то, что симптомы и признаки не соответствуют никакому неврологическому заболеванию. Так, они могут не соответствовать анатомическому распределению (например, сенсорные нарушения при множественном поражении нервных корешков), данные обследований могут варьироваться или результаты оценок меняться в зависимости от метода Например:

У пациента может отмечаться слабость подошвенного сгибания стопы в постели, но при этом он может нормально ходить на цыпочках.

В лежачем положении пациента, проверяющий врач чувствует рукой давление пятки «парализованной» ноги, когда пациент, преодолевая сопротивление, поднимает здоровую ногу (симптом Гувера).

Тремор изменяется или исчезает, когда пациент отвлечен (например, если его просят воспроизвести ритмическое движение здоровой рукой).

Во время вероятного приступа обнаруживается сопротивление открытию век.

Трубчатое нарушение поля зрения (туннельное зрение).

Кроме того, чтобы соответствовать критериям патологии, симптомы должны быть достаточно тяжелыми, чтобы вызывать значительные трудности или нарушения в социальной, профессиональной или другой сфере жизни пациента.

Лечение

Иногда применяется гипноз или когнитивно-поведенческая терапия

Большое значение имеет формирование доверительных взаимоотношений между врачом и пациентом. Наиболее эффективно лечение с привлечением разных специалистов психиатров, неврологов, терапевтов. После того, как врач исключил системное соматическое заболевание и убедил пациента в том, что симптомы не указывают ни на какое серьезное нарушение в организме, больному может стать легче, а симптоматика самостоятельно купируется с течением времени.

Следующие виды лечения могут быть весьма эффективны:

Гипноз может помочь больному справляться со стрессами и контролировать влияние психики на состояние здоровья организма.

Читайте так же:
Сколько длится психоз при лечении

Наркоанализ используют сравнительно редко; эта процедура представляет собой гипноз на фоне успокоительных средств, которые вызывают состояние дремоты.

В некоторых случаях эффективна психотерапия, включая когнитивно-поведенческое лечение.

Некоторым людям может помочь физиотерапия.

Любые сопутствующие психические нарушения (например, депрессия) также подлежат лечению.

История болезни по психиатрии истерический невроз

Истерический неврозИстерический невроз является проявлением душевного дискомфорта, а также перенесением внутреннего конфликта на соматическую почву. Заболевание является одним из форм нарушения психики, которая характеризуется желанием привлечь к себе внимание. Наиболее распространено развитие истерического невроза у людей со слабой и неустойчивой психикой.

Такие люди часто очень бурно переживают любые изменения в ситуации. Помимо этого, люди с незрелой психикой легко поддаются внушению, очень впечатлительны. У больных с истерическим неврозом замечаются нарциссические качества, которые проявляются в желании привлекать к себе внимание любыми доступными способами, иногда даже такие люди прибегают к манипулированию.

В практике специалистов данной сферы наиболее часто пациентами с истерическим неврозом являются дети из неблагополучных семей, например, родители употребляют алкоголь или страдают психическими заболеваниями. Что касается гендерного соотношения развития истерического невроза, так в данном случае женский пол встречается с проблемой намного чаще, чем мужской.

Причины

В психиатрии выделяют не один вид расстройства психики, который может привести к припадкам, и истерический невроз входит в этот список. Пациенты с шизоидным и возбудимым расстройством личности являются в зоне риска, и более подвластны данному состоянию.

Известный психотерапевт Фрейд в своей теории говорит о том, что любые проблемы с психикой возникают вследствие каких-либо травматических ситуаций в детстве. Также он отмечает и сексуальные комплексы как одни из причин развития истерии. Мнение может подтвердить то, что с таким заболеванием в основном пациенты сталкиваются в детстве или в период полового созревания.

Еще одной главной причиной являются резкие стрессовые ситуации, например, серьезная ссора в семье, конфликт, внезапная угроза для жизни. Чтобы выплеснуть эмоции пациент начинает истерить, тем самым он привлекает внимание посторонних людей и получает особую для себя выгоду, например, внимание и сочувствие.

Проявление болезни

Так как больные с истерическим неврозом всячески пытаются привлечь к себе внимание проявляется истерия очень ярко, но только лишь в том случае, что рядом находятся люди. Первый симптом – демонстративность. Любые жалобы и проявления заболевания никак не связаны с изменениями в организме пациента, вся симптоматика быстро появляется и также быстро заканчивается.

Клиническая симптоматика истерии проявляется двигательными нарушениями:

  • тремор пальцев;
  • нарушение координации;
  • потеря голоса;
  • мышечные тики;
  • судороги.

Вся симптоматика проявляется демонстративно больным, а при осмотре специалистов усиливается.

истерическая афонияДанному состоянию также характерна истерическая афония, которая проявляется громким покашливанием из-за пропажи голоса. Также больной сталкивается с заиканием, жалуется на паралич, который в свою очередь не сопровождается атрофией тканей. Паралич обладает своим главным отличием, а именно то, что больной четко показывает место локализации. Симптом паралича при истерии локализуется в нескольких местах, а именно:

  • мышцы рук до локтя;
  • мышцы ног до колена.

И в данном случае необходимо отметить тот факт, что такое проявление несовместимо с органическим поражением, связанным с неврологией.

При тяжелой форме недуга больные сталкиваются с частичным или полным параличом конечностей и мышц языка. Работоспособность мышечной системы в данных областях напрямую зависит от душевного спокойствия. Чтобы привлечь внимание больные могут падать в ложные обмороки, демонстративно заламывать руки, сбивается дыхание. Но если внимание больного в этот момент переключить и отвлечь его, вся эта симптоматика ослабнет или полностью прекратится.

Что касается сенсорных симптомов у людей с истерическим неврозом, так сталкиваются они со снижением, отсутствием или усилением чувствительности. Часто больные резко теряют слух или зрение, но это абсолютно не мешает им терять ориентировку в пространстве.

Вегетативная симптоматика у людей заканчивается лишь их фантазией. Пациент способен жаловаться на боли в любом из органов, но наиболее распространенные жалобы на сердце и ЖКТ. Нередко больные с истерией отказываются питаться из-за ложного спазма пищевода. К наиболее распространенным необоснованным жалобам относят следующие:

  • тошнота;
  • болевые ощущения в животе;
  • боли в сердце;
  • позывы к рвоте;
  • нарушение дыхания;
  • учащение сердцебиения;
  • замирание сердца.

При осмотре специалистами у пациента во многих случаях не диагностируют заболевания, которые могут вызвать данную симптоматику, поэтому ее считают необоснованной и ссылаются на нарушения психического состояния пациента.

Нередко жалуются на зуд и жжение кожи, а, чтобы подтвердить свои слова они способны показать расчесы на этих участках. Практически каждый случай характерен жалобами на головокружение и головную боль, ссылаясь, что у них есть патология мозга. В редких случаях люди с расстройством могут имитировать симптоматику аппендицита и астмы.

Во время любой ситуации, которая трудно воспринимается такими людьми, у них замечается резкое ухудшение состояния, которое можно перепутать с эпилепсией. Но в данном случае все это больше похоже на театрализованное действие и никак с реальным состоянием организма не связано.

Читайте так же:
Экспериментальные неврозы и их фармакологическая терапия

В такие моменты припадка пациент может упасть и занять позу дуги, но все он делает контролируя, чтобы не нанести себе реальную травму. Далее больной может махать конечностями, биться головой о пол, при этом ярко проявляя свои эмоции слезами или смехом, и все это чтобы повлиять на окружающих и показать, насколько им плохо.

Чтобы не перепутать с эпилепсией стоит знать, что во время истерики больной не теряет сознания, а зрачки продолжают реагировать на раздражитель. Чтобы вернуть истерика в нормальное состояние иногда достаточно громко крикнуть, вылить холодной водой в лицо или дать пощечину.

изменение цвета лица при истерииЕще одно отличие истерического припадка от эпилептического – цвет лица. В первом случае лицо пациента окрашивается в багрово-синюшный цвет, во втором же лицо краснеет, либо становится бледным.

Любые припадки людей с истерическим неврозом происходят на публике, что также отличает их от эпилептических. Длительность истерики также зависит от публики, например, если окружающие не будут обращать внимание и просто уйдут, истерика закончится. Далее больной может не помнить события и даже имя и фамилию, но это также ненадолго, и память восстановится быстро, ведь это приносит неудобство самому пациенту.

Диагностика

Главный признак в процессе диагностики невроза – серьезные жалобы на состояние здоровья при этом отсутствие серьезных органических нарушений. Поставить диагноз не сложно, и уже после осмотра педиатра или терапевта пациент отправляется к неврологу. Последний, в свою очередь, может обнаружить несовпадения симптомов и состояния организма, но в некоторых случаях у таких людей врач наблюдает усиление сухожильных рефлексов и тремор пальцев рук.

Но стоит отметить, что проявления припадков у детей до 4-5 лет, цель которых получить то, чего они хотят, говорит о примитивной истерической реакции и проявляются из-за психологического дискомфорта. Но обычно такие истерики проходят с возрастом, и дети старше 5 лет практически больше не проявляют такого поведения.

диагностика причин истерии в мртЧтобы проверить, действительно ли нет у больных истерией патологических изменений в организме, специалистами назначается ряд инструментальных исследований:

  • магнитно-резонансная томография;
  • компьютерная томография;
  • УЗДГ;
  • ЭЭГ;
  • ЭМГ.

По результатам ЭЭГ и ЭМГ специалисты могут поставить точный диагноз.

Методы лечения

Чтобы вернуть пациента к нормальной жизни должна проводиться психокоррекция. Например, больного отправляют на психотерапию. Но в данном случае важно, чтобы специалист не реагировал на все произносимые пациентом жалобы на состояние здоровья, так как это лишь будет провоцировать истерические припадки.

Курсы психотерапии проводятся не единожды, так как важно определить, какова первоначальная причина возникновения данного расстройства. Чтобы помочь больному психологом или психотерапевтом используется метод внушения, что приводит к адекватной оценке больного себя и всего, что происходит вокруг него. Также, для достижения положительной динамики во время лечения применяют трудотерапию. Именно этот способ поможет отвлекать внимание больного от невротического состояния.

Что касается медикаментов, так в данном случае применяют общеукрепляющие препараты. Если больной с высокой возбудимостью ему назначают лекарства, основанные на травах, например, валерьяна или пустырник. В редких случаях специалисты вынуждены назначать транквилизаторы в небольших дозах и не на длительное время. Если больной страдает от продолжительной бессонницы, ему назначают снотворные.

Прогноз и профилактические действия

Прогноз для людей, страдающих от данной болезни в основном благоприятный. Но существуют группы людей, которые требуют особого наблюдения или лечения. Например, дольше следует наблюдать за пациентами, у которых есть признаки сомнамбулизма, анорексии или были попытки самоубийства. Дольше лечить нужно больных художественного типа и с явлениями истерии, которые появились еще в детстве. Не наилучший прогноз для тех, у кого наблюдается истерический невроз и поражена нервная система или же сопутствующие тяжелые соматические заболевания.

Особое внимание к своей психике следует обращать людям художественного типа, а также родителям детей. Профилактика у детей заключается в:

  • ограничении воображения и фантазии ребенка;
  • обустройстве спокойной обстановки;
  • привлечении к хобби и спорту, общению с одногодками.

Важно также правильное воспитание, не нужно потакать капризам и чрезмерно опекать малыша. Воспитывайте в нем полноценную личность, и тогда вы точно не столкнетесь с проблемами психического состояния своего чада.

поиск причин истерииВзрослым людям важно не пропускать мимо психологические проблемы и стараться, как можно быстрее их решать.

Для этого существуют психологи, которые помогут вам с этим.

Такое внимание к своему психологическому состоянию отобразиться не только на вашем внутреннем состоянии и качестве жизни, но и защитит от истерического невроза.

История болезни по психиатрии истерический невроз

Фрагмент анализа истерии

(История болезни Доры) (1905 г.)

После длительных колебаний я все же пошел на то, чтобы выдвинутые мною в 1895 и 1896 годах утверждения о патогенезе истерических симптомов и о психических процессах при истерии подтвердить подробным сообщением истории болезни и лечения. Тут я не могу обойтись без предисловия, которое, с одной стороны, оправдывает мои действия в разных направлениях, а с другой стороны, оно должно удовлетворить ожидания публики.

Читайте так же:
Щит персея или психоз и реальность

Конечно, рискованно то, что я публикую результаты исследования, и именно настолько сильно поражающие и неприятные, что проверка со стороны коллег окажется просто невозможной. Но не менее опасно и то, что сейчас я начинаю делать доступным для всеобщего разумения особый материал, из которого мною получены те результаты. Я никак не смогу обойти упреки. Если ранее этот упрек проявлялся в том, что я совершенно ничего не сообщаю о моих больных, то теперь он будет гласить, что я сообщаю о моих пациентах то, чего нельзя сообщать. Я надеюсь, что и в том, и в другом случае недовольными окажутся те же самые лица, которые, используя новый предлог, только поменяют содержание своего упрека, и заранее отказываюсь когда-либо в будущем лишать этих критиков слова.

Публикация моих историй болезни все еще остается для меня трудно решаемой задачей, хотя я уже и не огорчаюсь более из-за этих неразумных недоброжелателей. Эти трудности частично вызваны технической стороной лечения, частично же они исходят из сущности самого заболевания. Если верно то, что причина истерических заболеваний лежит в интимной психосексуальной жизни больного и что истерические симптомы являются проявлением самых тайных, вытесненных желаний этих пациентов, то объяснение какого-либо клинического случая истерии не может быть ничем другим, как только открытием этих интимных переживаний и разгадкой этих тайн. Конечно же, эти больные никогда бы не заговорили, если бы им пришло в голову, что существует возможность научной оценки их признаний. Так же верно и то, что совершенно тщетно испрашивать у них самих позволения на публикацию. Обычно деликатные и робкие лица ставили бы в таких условиях на передний план обязанность врача сохранять тайну и высказывали бы сожаление из-за того, что при этом ученые вынуждены лишиться своей разведывательной функции. Но я полагаю, что врач берет на себя не только обязанности по отношению к отдельному больному, но и к науке. И к науке это, по своей сути, ничего другого не означает – как отношение ко многим другим больным, которые уже страдают от того же или еще будут страдать. Публичное сообщение того, что знают о причине и структуре истерии, становится обязанностью, а упущение – позорной трусостью, если при этом, конечно, можно избежать нанесения прямого вреда конкретному больному. Я считаю, что сделал все, чтобы исключить такой ущерб по отношению к моей пациентке. Я нашел человека, чья драма разыгрывалась не в Вене, а в расположенном в стороне небольшом городе. Таким образом, личность моей пациентки должна быть полностью не известна для Вены. С самого начала я настолько тщательно сохранял тайну лечения, что только один единственный, совершенно достойный доверия коллега мог знать о том, что девушка была моей пациенткой. После завершения лечения я выжидал еще четыре года возможности публикации, пока я не услышал об изменении в жизни пациентки, которое позволило мне считать, что ее собственный интерес к рассказываемым здесь событиям и душевным процессам мог бы теперь поблекнуть. Само собой понятно, что здесь не встретится ни одного имени, которое бы могло кого-либо из читателей, не принадлежащих к медицинскому кругу, навести на следы реальных людей. Впрочем, публикация в строго научном профессиональном журнале должна быть защитой от такого некомпетентного читателя. Естественно, я не могу воспрепятствовать тому, чтобы сама пациентка не ощутила мучительное чувство неловкости, если по какому-то случаю в руки ей попадет ее собственная история болезни. Но она не узнает из нее ничего более того, что она уже знает. Но можно поставить и вопрос, кто другой по этой истории болезни может догадаться, что речь идет о ее личности.

Я знаю, что имеется (по крайней мере, в этом городе) много врачей, которые – с достаточным отвращением – хотят прочесть одну из таких историй болезни не в качестве вклада в исследование психопатологии неврозов, а как один из предназначенных для их увеселения романов, в котором разоблачаются реальные люди. Этот род читателей я могу заверить, что все мои несколько позднее написанные истории болезни будут защищены от их проницательности подобными же гарантиями тайны. Но из-за таких устремлений я вынужден необычайно сильно ограничивать материал, находящийся в моем распоряжении.

В этой истории болезни, в которую я вынужден внести ограничения в связи с врачебной обязанностью сохранять тайну и из-за неблагоприятного стечения обстоятельств, со всей откровенностью будут обсуждаться сексуальные отношения, своими действительными именами будут называться органы и функции половой жизни. Целомудренный читатель на основе моего повествования может легко прийти к убеждению, что я не постыдился беседовать с юной персоной женского пола об этой тематике на таком языке. Вероятно, я должен теперь защищаться и от такого упрека. Но я просто прибегаю к праву гинекологов (или, скорее, намного скромнее, чем это) и объясняю как проявление одного из признаков перверзной и странной похотливости то, что кто-то должен предположить, что такие разговоры являются хорошим средством для возбуждения или удовлетворения сексуальных вожделений. В остальном я склоняюсь к желанию передать мое мнение об этом несколькими словами Рихарда Шмидта («Вклад в исследование индийской эротики», предисловие, 1902 г.): «Конечно, плачевно, что такие протесты и заверения должны занять место в научном труде, но не упрекайте меня за это, а обвините дух времени, в котором мы счастливо дошли до того, что теперь больше нет ни одной серьезной книги, которая была бы тесно связана с нашей жизнью».

Читайте так же:
Может быть слабость в ногах при депрессии и неврозе

Теперь я сообщу, каким образом в этой истории болезни я преодолел технические трудности, связанные с представлением сообщения. Такие трудности являются очень большими для врача, который должен проводить ежедневно шесть или восемь таких психотерапевтических лечений и не может даже делать заметки во время сеанса с больным, чтобы не пробудить этим недоверие больного и не помешать себе полностью охватить поступающий материал. Для меня все еще нерешенной проблемой является и то, каким образом мог бы я подготовить для сообщения историю лечения, продолжавшегося достаточно долго. В предъявляемом здесь клиническом случае на помощь мне пришли два обстоятельства: первое, то, что длительность лечения не превышала трёх месяцев, второе, что все объяснения группируются вокруг двух рассказанных в середине и в конце курса лечения снов, дословный сюжет которых записывался непосредственно после сеанса, и которые оказались надежной опорой для последующего переплетения толкований и воспоминаний. Саму же историю болезни я записал по памяти только после завершения курса лечения, поскольку мое воспоминание оставалось еще свежим, а в связи с интересом к публикации, – обостренным. Поэтому эта запись не абсолютно – фонографически – верна, но все же может притязать на высокую степень достоверности. В этой истории болезни ничего другого, что было бы существенно, не изменено, разве только то, что в некоторых местах поменялась последовательность объяснений, что я сделал из любви к логичности изложения. Сейчас я хочу подчеркнуть то, что можно найти в этом сообщении и что в нем опущено. Вначале эта работа носила название «Сновидение и истерия», так как она казалась мне особенно подходящей для того, чтобы показать, каким образом толкование сновидений включается в историю лечения и каким образом от такой помощи выигрывает работа по восстановлению забытого и объяснению симптомов. Не без основательных причин в 1900 г. я заранее предпослал кропотливое и глубокое исследование сновидений в задуманных мною публикациях по психологии неврозов («Толкование сновидений»). Конечно, и по тому, как ее приняли, можно увидеть, с каким недостаточным еще пониманием относятся коллеги к таким усилиям. При этом не обоснован упрек, что мои позиции из-за скудности материала не позволяют прийти к убеждению, опирающемуся на дополнительную проверку. Ведь каждый может для аналитического исследования привлечь свои собственные сны, а технику толкования снов легко изучить на основе данных мною указаний и примеров. Я должен сегодня, как и прежде, утверждать, что неизбежным условием для понимания психических процессов при истерии и других психоневрозах является углубление в проблемы сновидения, и что никто не имеет возможности продвинуться в этой области даже лишь на несколько шагов, если он хочет избежать такой подготовительной работы. Таким образом, в связи с тем, что чтение этой истории болезни предполагает знание толкования снов, оно окажется чрезвычайно неудовлетворительным для каждого, кто не владеет этим знанием. Он будет только неприятно ошеломлен, вместо того, чтобы найти в ней изыскиваемое объяснение и, конечно же, будет склонен проецировать причины этого неприятного изумления на автора, принимаемого за фантазера. В действительности такое неприятное изумление связано с проявлениями самого невроза; понимание скрыто от нас только из-за нашей врачебной привычки и вновь появляется при попытке объяснения. Полное устранение недоразумений было бы, конечно, возможно только тогда, когда бы нам удалось всецело объяснить невроз факторами, которые нам уже известны. Но все говорит в пользу того, что мы, наоборот, при изучении невроза получаем стимул для принятия и понимания многого нового, что позднее постепенно может стать предметом надежных знаний. Новое всегда пробуждает неприятное изумление и сопротивление.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector