Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шизофрения в новой международной классификации болезней — 11: забей, Сеня

Шизофрения в новой международной классификации болезней — 11: забей, Сеня!

Читал недавно занятную статью: американские коллеги писали о том, что мозг человека в течение 6 миллионов лет вначале увеличился в размере аж в четыре раза — предположительно с того момента, когда наши дорожки разошлись с прочими обезьяньими — но начиная с. тут одни считают, что с окончания последнего ледникового периода, другие — что ещё ранее, 25 тысяч лет назад — стал уменьшаться.

Но это, уточняют коллеги, устоявшееся мнение. Мол, они тут своё исследование провели и выявили другие факты: имеет место более свежее уменьшение человеческого мозга в размерах, и началось оно 3000 лет назад. И предлагают собственную версию причин такого усыхания. Дескать, виной всему разделение труда и активный обмен информацией.

Звучит в принципе логично: это раньше человек был вынужденно и швец, и жнец, и на гуслях игрец, и граблями гребец, и оралом орец, и оппонентам полный. простите, увлёкся. В общем, много навыков надо было для того, чтобы выжить и, паче чаянья, жить достойно. И в памяти много чего удерживать. А с разделением труда и появлением систем хранения информации, от книг и справочников до Гугла Всезнающего, такая необходимость не то чтобы исчезла — она стала не столь критичной для выживания и сносной жизни. А природная лень как бы не раньше нас родилась — и кто себя, скажите, будет специально заставлять овладевать навыками и знаниями, которые ему не особо нужны? Да единицы. А мозг — он себя ведёт в таких ситуациях подобно бицепсу: не качаешь — хиреет.

Причём тут шизофрения и международная классификация болезней в заголовке, спросите вы? А вот к чему.

Пусть и не по приоритетному принципу, но шизофрению всё же изучают. И много чего находят любопытного — и в особенностях клиники, и в механизмах развития, и в причинах, к этой группе болезней ведущих. А теперь посмотрите на три редакции МКБ, раздел, относящийся к шизофрении. Вот МКБ-9, принятая в 1975 году и просуществовавшая до начала девяностых:

Сразу уточню: советская редакция. Тут всё подробно и с учётом накопленных взглядов и знаний об этиологии, патогенезе, динамике и прочая, и прочая.

Вот классификация той же шизофрении в МКБ-10, что была принята ВОЗ в 1989 году и вводилась в обиход в начале девяностых:

Заметна тенденция к сокращению и упрощению. Впрочем, МКБ-10 вообще сделала шаг навстречу страховым компаниям и банкам данных — но при этом в сторону от докторов. Люди пытливые нашли в этой классификации много удивительного и замечательного (пусть не по теме шизофрении, но вам наверняка будет интересно):

Читайте так же:
Шизофрения это навязчивые мысли или нет

И вот очередная вершина медицинской научной (или всё же отчётно-статистической?) мысли, МКБ-11. Раздел «Шизофрения» в ней выглядит вот так:

Потрясающая лаконичность, не правда ли? Типа, забей, Сеня! Что тут думать? За тебя партия НИИ и университеты думают, ты работай давай, не напрягай уже мозжечок! Ты что, в медицину думать пришёл? Ответ неверный — ты пришёл сюда работать.

Вот такая, дорогие читатели, дебилизация и шаг от искусства к ремеслу и сфере услуг. Очередной. Потому что разделение труда. И это — окей, гугл, как лечить шизофреника с первым эпизодом по клиническим рекомендациям?

Рожать или не рожать при шизофрении?

Рожать или не рожать при шизофрении?

Существует около 200 версий причин возникновения эндогенного заболевания – шизофрении. Но самой убедительной мне представляется генетическая: рождаясь от обоих шизофреников, человек в почти 100 процентах случаев наследует болезнь.

А когда шизофреником является один из родителей, риск резко снижается и может составлять как 50, так и 35, и даже менее процентов. Но все же: рожать или не рожать?

Осознанное желание

Этот вопрос мне часто задают женщины, пациентки отделения, в котором я работаю вот уже 11 лет. Даже само наличие такого вопроса является для меня показателем относительной сохранности пациентки.

Судите сами, если психическое разрушение достигло высокого уровня, то никакой критики уже не бывает, либо бывает частичная или формальная. А тут такой зрелый вопрос, говорящий об ответственности женщины и ее способности к планированию будущего и принятию стратегически важных решений!

Обычно я спрашиваю: «А насколько сильно ваше желание стать мамой?»

По характеру ответа становится ясно, пытается ли женщина просто следовать общепринятой практике осуществления репродуктивной функции либо вне всякого «равнения на старших» она действительно хочет подарить миру нового человека и вложиться в его воспитание.

Мы начинаем прояснять, какова будет реакция женщины, если ребенок будет нездоровым?

Один из лучших ответов мне дала пациентка по имени Жанна, сказавшая: «Но ведь я уже сама «собаку съела» в вопросах психиатрии со своими двенадцатью госпитализациями! Неужели мне будет трудно помогать своему сыну или дочери, если они последуют моей дорогой? Уж дойду как-нибудь до психушки в часы посещений, принесу своему чаду вкусненького». В этом ответе много подлинной теплоты и материнского сострадания.

Таким, как Жанна, рожать не только можно, но и нужно: больным ли или здоровым окажется ребенок, мать уже изначально выражала готовность принять его любым.

Читайте так же:
Шизофрения как это определить сам человек

Совсем другой ответ мне дала Света. Ей ребенок представлялся бонусом, который приведет к пожизненному материальному содержанию мужчиной. Таким, как Света, я обычно рекомендую не использовать детскую тематику в манипулятивном ключе, а лучше после выписки пойти на личную терапию и попытаться начать жить в опоре на себя.

Рассчитать силы

В любом случае решение принимает сама женщина и помешать ей в этом не может никто, и шизофрения не является помехой. Речь не всегда может идти только лишь о шизофрении, эндогенными расстройствами являются также расстройства аффективного спектра, например, биполярные депрессивные расстройства.

Но если госпитализаций было многовато (больше десяти), и женщина имеет группу инвалидности по психическому здоровью, ее могут абортировать прямо в стенах ПБ, не спрашивая на это ее согласия. Это, конечно, грустный факт, но к нему прибегают в крайнем случае и, что называется, по показаниям, при злокачественном протекании болезни.

Женщины, как правило, не возражают против прерывания беременности, потому что на каком-то глубоком уровне, даже утратив критику, все же понимают, что им не справиться с выращиванием ребенка самим. «На себя бы хватило сил», – как правило, говорят они. И это истинная правда, т.к. такие пациентки едва справляются с уходом за собой. Многое еще зависит от наличия либо отсутствия помогающих родственников и степени их заинтересованности в судьбе больной.

Настя, молодая женщина с диагнозом шизофрения, плохо справлялась с материнскими обязанностями по отношению к двум малолетним дочерям. Настина мама, вместо того, чтобы помочь и в качестве бабушки осуществить уход и заботу о внучках, поместила их в детский дом, а саму Настю лишила дееспособности. Женщину ожидает пожизненное пребывание в интернате для психохроников.

Вот таким может быть «участие» родственников.

И все же решение о рождении ребенка должно принадлежать женщине, невзирая на наличие или отсутствие у нее психического диагноза, иначе мы можем прийти к идеологии фашизма. Чем гуманнее общество, тем выше уровень толерантности к тем, кто живет, выглядит и думает, отличаясь от группы нормы.

В случае наличия у вас психиатрического диагноза взвешивайте тщательнее все риски и собственные силы, так как может оказаться, что никто в вашем окружении не будет участвовать в воспитании ребенка.

Как нормально жить при шизофренией

24 мая 2020, 20:08
Касьянов Евгений

У лиц с шизофренией ожидаемая продолжительность жизни может быть сокращена на 15-20 лет из-за таких различных факторов, как повышенный риск онкологических, респираторных и сердечно-сосудистых заболеваний. При этом за последние годы мы наблюдали снижение смертности среди населения в целом, но это не относится к пациентам с шизофренией.

Читайте так же:
Острое полиморфное расстройство с элементами шизофрении

На сегодняшний день мало данных о том, как лекарства, используемые для лечения шизофрении, могут влиять на долгосрочное здоровье людей. Несмотря на то, что антипсихотики эффективны для предотвращения рецидива шизофрении, они связаны с повышенным риском таких неблагоприятных последствий, как кратковременное увеличение веса, метаболические нарушения и негативные сердечные эффекты. Может показаться логичным, что эти повышенные краткосрочные риски приведут к увеличению долгосрочных рисков для здоровья. Однако мы очень мало знаем о связи между длительным применением антипсихотиков и их влиянием на кардиометаболическую систему, заболеваемость соматическими заболеваниями и смертность от них.

Недавние данные плацебо-контролируемых рандомизированных клинических испытаний, систематических обзоров и мета-анализов, в которых рассматривались краткосрочные эффекты антипсихотиков, продемонстрировали, что прием антипсихотических препаратов снижает риск ранней смертности по сравнению с теми пациентками, кто не принимал их. Крупномасштабные обсервационные исследования также продемонстрировали, что смертность от всех причин снижается при приеме антипсихотических средств, и это объясняется более здоровым образом жизни, меньшим повышением уровня кортизола при психозе, и более активным взаимодействием со службами здравоохранения.

Taipale et al. в своём новом исследовании стремились изучить риск госпитализации из-за проблем с соматическим здоровьем и риск смертности от всех причин, связанных с антипсихотическими препаратами, в течение 20 лет.

В исследовании приняли участие все люди, лечившиеся от шизофрении в стационаре в Финляндии в период между 1974 и 2014 годами. Участники наблюдались с 1996 по 2015 год. Использовались две группы: когорта из 62 250 человек с шизофренией, и когорта из 8719 человек, которые пережили психотический эпизод, находились в больнице из-за шизофрении в период между 1996 и 2014 годами и не использовали антипсихотики в течение года до госпитализации. Данные регистратурного рецепта использовались для записи даты начала и окончания приема антипсихотических препаратов, назначенного количества и схем личного использования лекарств.

Все соматические и сердечно-сосудистые госпитализации были измерены в течение 20-летнего периода наблюдения. Они были проанализированы с использованием внутри-индивидуального дизайна, который подходит для повторяющихся событий. Смертность от всех причин, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и смертность от самоубийств регистрировали и анализировали с помощью многомерных скорректированных моделей регрессии Кокса. Модели были скорректированы с учетом пола, возраста, времени с момента постановки диагноза, предшествующего воздействия антипсихотических препаратов, использования других лекарств, несоблюдения, предшествующего суицидального поведения и физических сопутствующих заболеваний, а также других факторов. Анализ чувствительности также проводился для обеспечения статистической силы результатов.

В целом, исследование продемонстрировало, что применение антипсихотиков не было связано с повышенным риском госпитализации по соматическим или сердечно-сосудистым причинам у людей с шизофренией. Более того, применение антипсихотическов связано с уменьшением риска смертности от всех причин и смерти от самоубийств.

Читайте так же:
Шизофрения от соли и спайса

Как заключают авторы исследования, антипсихотики являются эффективными препаратами при эффективном использовании и при правильном управлении побочными эффектами. Побочные эффекты могут быть издержками улучшения психического здоровья, и результаты данного исследования, демонстрирующие снижение смертности, показывают, что это не следует недооценивать.

Материал подготовлен специально для раздела Шизофрения-Info

Оригинальная статья: Taipale, H., Tanskanen, A., Mehtälä, J., Vattulainen, P., Correll, C., & Tiihonen, J. (2020). 20‐year follow‐up study of physical morbidity and mortality in relationship to antipsychotic treatment in a nationwide cohort of 62,250 patients with schizophrenia (FIN20). World Psychiatry, 19(1), 61-68. doi: 10.1002/wps.20699

Ученые НИИ психического здоровья Томского НИМЦ нашли белки, которые могут стать биомаркерами шизофрении

GetCurDir(); $iPos2 = strrpos($sPath,»/»); $iPos1 = strrpos($sPath,»/»,$iPos2-strlen($sPath)-1); $sSub=substr($sPath, $iPos1+1, $iPos2-$iPos1-1); //echo «path=»».$sPath.»»; p1 = «.$iPos1.»; p2 = «.$iPos2.»; Sub = «».$sSub.»»
«; if (in_array($sSub, [«novosti»,»nii-onkologii»,»tnimts»,»obyavleniya»])) Шизофрения — опасный недуг, она часто дает о себе знать еще в подростковом возрасте и приводит к серьезным последствиям. Однако, если вовремя назначить правильную терапию, с диагнозом «шизофрения» можно вести нормальную жить, поддерживать социальные связи, работать.

Для того чтобы помочь человеку с таким заболеванием, врачу необходимо как можно раньше поставить диагноз. Сделать это не так просто, ведь симптомы во время приступа неспецифичны и похожи на проявления других психических болезней, например такой тяжелой, как биполярное аффективное расстройство (БАР), или маниакально-депрессивный психоз, как его называли раньше. При этом психиатр делает заключение исключительно на основании клинической картины и своего опыта, «анализа на шизофрению» не существует.

«Ученые во всем мире ищут биологические маркеры психических расстройств. Сегодня большие надежды возлагают на протеомику (область биохимии, которая занимается изучением белков. — Прим. ред.). В ее арсенале — сверхчувствительные масс-спектрометры, способные определять белки, содержащиеся в крови в очень малых количествах, но при этом имеющие реальное влияние на развитие болезни. Тем не менее белки, которые являются специфичными для шизофрении и биполярного расстройства и могли бы быть диагностическими маркерами, не найдены до сих пор», — рассказывает старший научный сотрудник лаборатории молекулярной генетики и биохимии НИИ психического здоровья Томского национального исследовательского медицинского центра РАН кандидат медицинских наук Людмила Павловна Смирнова. Недавно томским исследователям вместе с коллегами из Москвы, проводящими этот сложный анализ, удалось сделать существенный шаг в поиске биомаркеров шизофрении.

Ученые проанализировали сыворотку крови пациентов, страдающих шизофренией, биполярным аффективным расстройством, и здоровых людей. Все больные с психическими расстройствами были госпитализированы в стадии обострения и еще не начали проходить лечение.

Читайте так же:
Шизофрения не опасна для человека

Для того чтобы определить белки, которые могут свидетельствовать о патологических процессах, ученые использовали масс-спектрометрию. Это точный, но дорогой и трудоемкий метод, поэтому для анализа были случайным образом выбраны по 10 представителей каждой группы (больных шизофренией, БАР и здоровых людей), у которых было взято по 30—50 образцов крови. В каждой группе определили от 1 400 до 1 600 белков, после чего средствами биоинформатики и статистики выявили уникальные белки для групп пациентов с шизофренией и биполярным расстройством.

Всего было найдено 27 белков, связанных с шизофренией, и 18 — с БАР. Затем нужно было узнать количество этих белков в сыворотке крови у людей с шизофренией, БАР и здоровых людей. Его определяли с помощью иммуноферментного анализа (ИФА) у всех испытуемых в каждой группе.

Для этого были выбраны два белка, значимые для понимания того, как развивается шизофрения. «Мы показали, что у больных шизофренией, по сравнению с остальными группами, повышен ANKD 12, а при наиболее тяжелом проявлении шизофрении, кроме того, снижен кадгерин 5. Измерение количества этих белков методом ИФА, который доступен в большинстве медицинских лабораторий, уже способно помочь врачам поставить диагноз “шизофрения” и понять степень тяжести заболевания. Возможно, в дальнейшем, когда будут найдены другие подобные белки, на их основе создадут диагностическую панель лабораторных маркеров шизофрении. Мы сейчас как раз этим занимаемся в рамках гранта Российского научного фонда», — объясняет Людмила Смирнова.

Результаты, которые получили ученые, могут многое рассказать о возникновении и развитии (патогенезе) болезни — сегодня об этом известно крайне мало. «Все белки регулируют какие-то процессы в организме. Если количество того или иного белка увеличивается или снижается, значит, процесс, в котором он задействован, идет по-другому, чем в норме, — говорит Людмила Смирнова. — Набор белков, измененных при шизофрении, оказался связанным в первую очередь с иммунным ответом, клеточной коммуникацией, ростом и сохранением клеток, белковым обменом и регуляцией метаболизма нуклеиновых кислот. Мы только начинаем разбираться в этих связях, и тут тоже предстоит проделать большую работу».

Работа выполняется при поддержке гранта РНФ № 18-15-00053 «Поиск периферических маркеров, ассоциированных с нарушением миелинизации головного мозга и патогенезом заболевания при шизофрении» в лаборатории молекулярной генетики и биохимии ТНИМЦ РАН, заведующая лабораторией — доктор медицинских наук Светлана Александровна Иванова.

Результаты опубликованы в журнале первого квартиля BMC Genomics.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector