Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нарушения общения при шизофрении с точки зрения нейронауки 1489 // Индекс востребованности Суммарное число скачиваний PDF-файла статьи (с 2015 года); $(target_items). each(function(i) $( body ). append( tooltipText ); var my_tooltip $( # name i); $(this). removeAttr( title ). mouseover(function() ( display: none ). fadeIn(400); ). mousemove(function(kmouse) ( left: 15, top: 15 ); ). mouseout(function() ut(400); ); ); $(document). ready(function() simple_tooltip( #article_downloads_cnt, downloadsTooltip ); ); // >

Нарушения общения при шизофрении с точки зрения нейронауки 1489

Нарушения общения при шизофрении являются одним из наиболее ярких проявлений заболевания и входят в число фундаментальных симптомов болезни — в «четыре А» Е. Блейлера — в форме представлений об аутизме. Закономерно поэтому, что изучение нарушений общения было одним из важнейших направлений работы Юрия Федоровича Полякова и его коллег [1]. В результате серии исследований ими была сформулирована идея о том, что «психологическую основу аутизма составляют недостаточность потребности в общении и связанное с ним снижение социальной направленности и социальной регуляции деятельности и поведения. Следствием этого является снижение социальной активности, недостаточное развитие социальных эмоций, формирование особого диссоциированного типа познавательной деятельности вследствие снижения ее детерминации факторами прошлого опыта» (c. 235 [2]). В этих представлениях подчеркивается тесная связь между мотивационными и когнитивными нарушениями при шизофрении, причем снижение потребности в общении рассматривается как первичное по отношению к целому ряду других проявлений болезни. В то же время в западной клинической психологии в 20 веке существовали две независимые линии исследований общения при шизофрении. В рамках одной из них преимущественно анализировали особенности коммуникаций больных, нарушения которых выводились из патологии нейрокогнитивных процессов – внимания, памяти, формирования понятий [8, 9]. Вторая была связана с представлениями о социальной ангедонии – неспособности переживать удовольствие от общения. Социальная ангедония рассматривалась как основной фактор генетической предрасположенности к шизофрении и ключевой аспект негативной симптоматики, лежащий в основе нарушений социальных взаимодействий больных [15]. В современных исследованиях эти две линии трансформировались в область изучения социальных когниций и в область изучения социальных мотиваций и эмоций. Социальные когниции представляют собой совокупность психических процессов, связанных с обработкой информации о социально значимых стимулах. Они включают в себя несколько взаимосвязанных конструктов, таких как распознавание эмоций, построение моделей психического (theory of mind, TOM), социальное восприятие и социальное знание (понимание социального контекста ситуации на основе знания социальных и коммуникативных правил, ролей), а также атрибутивные стили. Следует отметить, что из них при шизофрении наиболее изучено нарушение распознавания мимической экспрессии эмоций и TOM
[3, 12].
Нарушение социальных мотиваций и эмоций изучается в последние годы в контексте представлений о негативной симптоматике. Выделяют две относительно автономных составляющих негативных симптомов – снижение экспрессии эмоций (эмоциональная уплощенность, бедность речи) и редукцию мотивации (безволие/апатия, ангедония/необщительность). Последнюю рассматривают как ключевой фактор, лежащий в основе негативных симптомов и определяющий социальную адаптацию больных [5, 10].
Недавно был предпринят ряд попыток интеграции данных о нейрокогнициях, социальных когнициях, мотивации и реальном поведении больных в социуме (функциональном исходе) в единую модель болезни с помощью анализа путей. В некоторых из этих моделей сделан акцент на различия между социальными когнициями, социальной компетентностью (т.е. способностью к эффективному межличностному взаимодействию) и применением социальной компетентности в реальной жизни. Большинством авторов выявлена связь, ведущая от нейрокогниций к социальной компетентности через социальные когниции [7, 17]. В то же время вопрос о месте нарушений мотивации в модели шизофрении не решен. Имеются данные в пользу различных точек зрения. Так, например, Couture et al. [17] в качестве показателя мотивационных аспектов поведения использовали оценку негативных симптомов и получили две статистически равнозначные модели. Согласно одной из них, негативные симптомы и нейрокогниции были взаимосвязаны, и каждый их этих доменов влиял на исход: негативные симптомы как непосредственно, так и через социальную компетентность, а нейрокогниции – через социальные когниции и далее через социальную компетентность. Такая модель соответствует представлениям о снижении мотивации как об одном из источников нарушений нейро-, социальных когниций, социальных навыков и в конечном итоге реальных социальных взаимодействий при шизофрении. Во второй модели негативные симптомы частично опосредовали влияние других доменов на исход. Вторую модель можно объяснить тем, что мотивация определяет, будут ли когнитивные способности и социальная компетентность реализованы в жизни. В работе Gard et al. [11] модель, в которой мотивация была каузальным фактором вариативности нейрокогниций, а от них пути вели к социальным когнициям и исходу, хуже объясняла данные, чем модель, в которой мотивация служила посредником между социальными когнициями и исходом. В этом исследовании мотивацию оценивали с помощью опросника, и она отражала интерес к окружающей жизни. Выявленные связи авторы объясняют тем, что при шизофрении дефицит социальных когниций может вести к отсутствию положительного подкрепления социальных взаимодействий и к снижению вследствие этого мотивации к последующим коммуникациям, что и проявляется в виде негативных симптомов.
В последнее десятилетие быстро растет число исследований социальных когниций и негативных симптомов при шизофрении методами нейронауки. Толчком для этого послужили данные, согласно которым после редукции позитивных симптомов качество жизни больных зависит от наличия и степени когнитивного дефицита и негативной симптоматики. Когнитивные и негативные симптомы болезни стали рассматриваться как потенциальные мишени для медикаментозного воздействия. При этом нарушения социальных когниций были включены в перечень основных компонентов когнитивного дефицита при шизофрении [16]. Для разработки соответствующих лекарств понадобились трансляционные исследования, с помощью которых психические феномены можно перевести на язык биологических процессов. В настоящее время в рамках социально-аффективной нейронауки сформированы представления о «социальных мозговых модулях», или нейронных системах, обладающих определенной специфичностью относительно обработки информации о социальных объектах по сравнению с другими объектами физического мира [4]. Так, круг структур, связанных с восприятием мимической экспрессии эмоций, включает в себя в качестве основных кластеров отделы миндалины/парагиппокампальной извилины и фузиформной извилины. Миндалина играет ведущую роль в распознавании биологической значимости стимулов, сигналов опасности, в том числе разгневанных и испуганных лиц; она вовлечена в быструю автоматическую обработку социальных сигналов. Нижневисочная часть фузиформной извилины опосредует восприятие лиц. У больных активация этих отделов при восприятии лицевых эмоций снижена, так же как и некоторых отделов дорсальной префронтальной коры и базальных ганглиев, а в области островка – структуры, связанной с осознанием и регуляцией собственных эмоций, повышена [13].
Нейросеть, активирующаяся при решении задач с высокой нагрузкой на ТОМ, в качестве ключевых узлов вовлекает обширную зону вентромедиальной префронтальной коры (вмПФК), включая часть передней поясной извилины, а также задние отделы верхней височной борозды и височно-теменное соединение. В нее, по-видимому, входят и другие височные отделы неокортекса и миндалина [14]. Височно-теменное соединение преимущественно активируется при решении задач, требующих суждения о чужих мыслях, особенно о ложных представлениях второго порядка (мыслях одного человека о мыслях другого), а вмПФК связана с иными аспектами репрезентации ментальных состояний людей, включая намерения. У больных шизофренией нарушения ТОМ коррелируют с нейроанатомической и функциональной недостаточностью этих отделов мозга. В частности, обобщенные данные указывают на снижение у них вызванной ТОМ-задачами активации вмПФК, височных регионов и таламуса при повышении активации в соматосенсорной и задней поясной коре [18]. Височные отделы и вмПФК играют важную роль и в применении социальных знаний и атрибуции социально-значимых качеств. В целом можно говорить о комплексе гибких, зависящих от контекста и степени произвольного контроля, перекрывающихся нейросетей, опосредующих различные аспекты социальных когниций [4].
В отличие от представлений о нейроанатомической организации социальных когниций, представления о том, какие нейротрансмиттерные системы вносят наибольший вклад в их обеспечение, остаются неразработанными. Ситуация с социальной мотивацией/ангедонией иная. Исследования на животных позволяют говорить о том, что в социальных взаимодействиях большую роль играет мезокортиколимбическая сеть обработки информации о награде. Ее принципиальным компонентом являются проекции дофаминовых нейронов вентральной покрышки в вентральный стриатум (прилежащее ядро), образующие мезолимбическую систему подкрепления. Показано участие этой системы в формировании различных форм привязанности у животных и человека, в механизме сопоставления выгод и потерь от предстоящего действия и в научении на основе подкрепления [21]. Эти представления стимулировали исследования активности вентрального стриатума в связи с социальной ангедонией. Выяснилось, что у больных шизофренией при ожидании награды имеет место недостаточная активация вентрального стриатума. При этом больные, как правило, не отличаются от контроля по активации данной области мозга во время получения награды. В совокупности с другими исследованиями эмоций при шизофрении, этот факт позволил пересмотреть взгляды на социальную ангедонию и заключить, что центральным компонентом негативных симптомов следует считать редукцию побудительной силы мотивов, а не неспособность испытывать удовольствие [5]. Следует отметить, что согласно классическим представлениям, патология дофаминергической системы является центральной для шизофрении. При этом когнитивные и негативные симптомы долгое время связывали с недостаточностью дофаминовой сигнализации преимущественно в лобной коре. Синтезируя имеющиеся представления, Barch и Dowd [5] предложили модель, согласно которой нарушения дофаминергической трансмиссии при шизофрении могут быть фактором, объясняющим дисфункции различных узлов и связей внутри префронтально-стриатной системы, которая участвует в трансляции информации о награде в побудительные мотивы и поведенческий ответ организма. Эти узлы включают в себя: 1) стриатум, связанный с научением на основе подкрепления, 2) орбитальную префронтальную кору, которой приписывают приписывание определенной ценности цели/награде на основе учета потребностей организма, 3) переднюю поясную кору, отвечающую за оценку количества усилий, необходимых для достижения цели/награды, и 4) дорсолатеральную префронтальную кору, дисфункция которой ведет к неспособности использовать репрезентации эмоционального опыта, предыдущих наград и мотивирующих целей для управления текущим поведением.
Интересно отметить, что аномалии дофаминергической трансмиссии, играющей важную роль в научении на основе подкрепления, могут быть привлечены для объяснения связи между редукцией мотивационно-эмоциональных компонентов общения и нарушением избирательности актуализации знаний из памяти на основе прошлого опыта, постулированные в работах Ю.Ф. Полякова с коллегами. В широком смысле подкрепление представляет собой способ формирования и усиления ассоциаций через опыт. Фазовые выбросы дофамина играют важную роль в подкреплении [20], соответственно дисфункция этого механизма может вести к ослаблению влияния опыта на формирование ассоциативной семантической сети памяти.
Помимо дофаминовой сигнализации, внимание в связи с социальными взаимодействиями привлечено и к другим нейромедиаторам и нейропептидам, в частности к окситоцину [6]. При этом многие современные данные о роли нейромедиаторов и нейропептидов в социальных взаимодействиях получены методами молекулярной генетики, а именно с помощью трансгенных мышей. Для изучения различных аспектов «общения» у мышей разработан ряд парадигм. Так, социальное приближение обычно оценивают как расстояние между двумя незнакомыми животными, помещенными в новую среду, или как время, которое пара проводит в определенном видо-специфичном социальном взаимодействии. Имеются приемы и для изучения собственно мотивации. Например, в недавней работе показано, что у мышей с генетически обусловленной гиперэкспрессией рецепторов дофамина DRD2 в стриатуме нарушена оценка привлекательности награды и как следствие механизм взвешивания выгод и потерь. В отличие от «диких» собратьев, трансгенные мыши ели то, что дают, и не нажимали на рычаг, чтобы получить то, что вкуснее [19].
У человека связь между генами и поведением изучают с помощью метода ассоциаций, для чего сравнивают лиц с разными формами определенного гена по поведенческим признакам. Исследования социальных когниций и социальных мотиваций этим методом находятся в самом начале. С целью выяснения роли дофаминовой трансмиссии в нарушениях общения при шизофрении мы провели у больных и здоровых поиск ассоциаций между распознаванием эмоций, ТОМ, и оценками социальных навыков и коммуникабельности, полученными с помощью различных психометрических инструментов, с одной стороны, и генами, кодирующими рецепторы дофамина типа 2 (DRD2) и типа 4 (DRD4) и фермент COMT, разлагающий дофамин, с другой. Рецепторы DRD2 можно рассматривать как важный фактор функционирования мезолимбической системы мотивации/подкрепления, в то время как DRD4 и COMT являются такими факторами для работы префронтальной коры. В отсутствие корреляций между геном DRD2 и изученными признаками, мы обнаружили у больных влияние гена СОМТ на успешность решения задач на ложные представления второго порядка у женщин и на негативные симптомы у мужчин. Более выраженные нарушения в обоих случаях наблюдались при наличии генотипа, кодирующего низкоактивную форму фермента и ведущего к повышению уровней дофамина в лобной коре (носительство аллеля Met). Общий паттерн взаимосвязей между различными признаками позволил предположить, что у женщин ассоциация данного гена c ТОМ, по-видимому, опосредована повышенной реакцией обладательниц аллеля Met на стресс, вызванный остротой состояния, и ее последствиями для когнитивного функционирования. Эти данные показывают, что молекулярно-генетические исследования могут прояснить не только биологические, но и психологические механизмы нарушений отдельных компонентов социальных когниций при шизофрении.
Приведенный краткий обзор свидетельствует, что поднятые в работах Юрия Федоровича Полякова и его коллег проблемы взаимосвязи мотивационно-потребностных и когнитивных особенностей социальных взаимодействий больных остаются актуальными. Современная нейронаука позволяет исследовать эту проблему на новом – биологическом – уровне организации поведения, с привлечением животных моделей и экспериментальных приемов, которые выявляют реакции человека и процессы внутри него, обычно скрытые от глаз стороннего наблюдателя. Накопленные к настоящему моменту данные складываются в чрезвычайно сложную, хотя еще далеко не полную, картину взаимосвязей между различными проявлениями нарушений общения при шизофрении, раскрывая множество потенциальных путей, через которые патология мозга может влиять на снижение коммуникабельности больных.
Работа выполнена при поддержке грантом 12-06-00040-a Российского фонда фундаментальных исследований.

Читайте так же:
Диагноз шизофрения и аутизм у ребенка

Лечение шизофрении

Шизофрения является одним из наиболее серьезных и продолжительных заболеваний психики человека.Лечение шизофрении нужно начинать сразу же после того, как Вами были обнаружены какие-либо подозрения по этому поводу. Обратите внимание на важное предостережение от специалистов клиники Rehab Family –промедление с отведением близкого человека на консультирование к высококвалифицированному специалисту по данным психическим расстройствам может стоить ему драгоценного шанса на спасение от страшной болезни. Своевременное предотвращение дальнейшего прогрессирования недуга – это шаг к здоровой психической жизни для близкого Вам человека.

Лечится ли шизофрения

Дать однозначный и точный ответ на вопрос: лечится ли шизофрения, очень непросто. Лечением шизофрении занимается уже не одно поколение врачей, психоаналитиков, психиатров и целителей. На сегодняшний день современная медицина может значительным образом ослабить симптоматику данного заболевания и обеспечить больному устойчивую, продолжительную ремиссию, которая будет практически равносильна излечению.

Как лечить шизофрению

Ответ на вопрос: как лечить шизофрению в значительной мере будет зависеть от того, насколько быстро будут выявлены признаки недуга. Курс лечения назначается специалистом в области психиатрии зависимо от клинической картины, течения болезни и стадии заболевания. Ведущие российские специалисты по лечению психических расстройств (таких как шизофрения) из клиники Rehab Family утверждают, что от того насколько быстро будет поставлен диагноз будут существенно зависеть шансы на менее опасное протекание болезни как для самого человека, страдающего шизофренией, так и для окружающих его людей. Профессиональные психотерапевты и психоаналитики с многолетним стажем назначат пациенту грамотно подобранный индивидуальный лечебный курс, а также научат родных и близких людей больного правильно устанавливать с ним коммуникацию и строить разговор.

Лечение шизофрении в Москве

Лечение шизофрении в Москве можно считать достаточно развитым. В столице России лечением этого страшного недуга занимается немалое количество клиник, однако, специфичность данной болезни обуславливает определенные условия необходимые для действительно эффективного лечения:

  • Возможность стационарного лечения, так как шизофрения требует длительной терапии. Кроме того, часто причины болезни могут быть в семье пациента, так что его изоляция часто оказывает благотворное влияние на лечение заболевания;
  • Наличие бригады психиатров быстрого реагирования, готовой прийти на выручку при обострении болезни;
  • Наличие специалистов в области психиатрии, имеющих солидный опыт работы в данной сфере;
  • Наиболее современные и безопасные методики лечения шизофрении.
Читайте так же:
Шизофрения на фоне умственной отсталости

Все вышеперечисленные условия есть в профессиональной московской клинике Rehab Family, опытные специалисты которой всегда готовы прийти на помощь близкому Вам человеку.

Шизофрения лечение общением

Как известно, данный недуг характеризуется паранойей, бредом, а также эмоционально-аффективными расстройствами, которые наблюдаются у больного в определенной последовательности. Довольно часто шизофрения возникает именно в молодом возрасте, но также возможно ее появление у детей и людей преклонного возраста. Если диагностируется шизофрения – лечение общением осуществляется комплексно с психотерапевтическими процедурами и применением лекарственных препаратов. Как нами уже говорилось ранее, одной из причин появления шизофрении может быть длительное уединение и неблагоприятное общение в семейной зоне. Таким образом, лечение общением – это очень важный аспект в коррекции симптомов этой болезни, широко применяемый специалистами клиники Rehab Family.

Как вылечить шизофрению

Одним из проверенных временем ответов на вопрос: как вылечить шизофрению является лечение больного в стационарных условиях:

  • во-первых, больной будет круглосуточно пребывать под чутким присмотром специалистов;
  • во-вторых, пациент будет полностью лишен наиболее усугубляющего недуг фактора – одиночества.

Как лечить шизофрению у мужчин

Следует заметить, что при определении врачами вариантов как лечить шизофрению у мужчин, подходы специалистов несколько разнятся от аналогичного лечения этого недуга у женской части населения. Дело в том, что для того чтобы ликвидировать продуктивные симптомы женской половине нужны увеличенные дозы нейролептиков по сравнению с мужской половиной. В какой-то мере в этом и заключается парадоксальность: доза нейролептиков для худенькой девушки может быть намного больше по сравнению с дозой для весьма габаритного мужчины. В основном, препараты применяются идентичные, как для лечения недуга у мужчин, так и у женщин.

Незнакомцы в нашей постели: ЗППП с неожиданной стороны

Иллюстрация: Маша Млекопитаева

Читайте так же:
Шизотипическое расстройство это вялотекущая шизофрения

Заболевания, передающиеся половым путем (ЗППП), сопровождают человечество практически всю его историю. Так, во время Первой мировой войны в армии США из-за венерических заболеваний не могли воевать 18 000 солдат в день. Во время Второй мировой в 1944 году эта цифра сократилась до 600 человек в день. Лечение половых инфекций было стратегической задачей и могло напрямую повлиять на победу или поражение армии: так, в 1943 году лечение гонореи проводилось в госпитале в течение 30 дней , а уже в 1944-м курс занимал пять дней и мог быть проведен без госпитализации. Интернет крайне упрощает поиск случайного секса: найти партнера на вечер не проблема, и выбор уже не ограничен посетителями ближайшего бара, что способствует распространению болезней.

ВОЗ бьет тревогу: каждый день в мире 1 миллион человек заражается одной из половых инфекций, полмиллиарда являются носителями генитального герпеса и 290 миллионов — вируса папилломы человека (ВПЧ). Сифилисом во время беременности заражаются почти миллион женщин в год, в результате 200 тысяч детей оказываются мертворожденными.

Из восьми основных венерических инфекций четыре — сифилис, гонорея, хламидиоз и трихомониаз — излечимы, хотя, по последним данным, резистентность гонореи к антибиотикам растет. Другие четыре вирусных заболевания — ВИЧ, гепатит B, генитальный герпес и ВПЧ — остаются неизлечимыми, хотя в настоящий момент доступны достаточно эффективные прививки против гепатита B и ВПЧ, а ВИЧ и герпес можно относительно эффективно держать под контролем с помощью антивирусных препаратов.

При, казалось бы, широкой доступности информации о контрацепции и соответствующих средств число зараженных растет — прежде всего среди юношества. Так, в США молодые люди 15–24 лет составляют четверть сексуально активного населения — 50% заболевших.

Причин этому несколько.

Прежде всего это стигматизация тем, связанных с сексом и сексуальными инфекциями в том числе. Пока мир медленно движется ко все более гуманному отношению к здоровью человека и постепенно учится говорить о различных телесных и психических болезнях, отношение к половым инфекциям остается близко к религиозному «наказанию за грех похоти». Во многих странах медицинская помощь в этой области отделена от основной медицины, диагностика не является легко доступной, а полученный диагноз сопряжен с таким стыдом, что речь о его раскрытии или свободном обсуждении даже не ведется — что способствует дальнейшему распространению инфекций.

Читайте так же:
У моей девушки шизофрения что делать

В своей блестящей книге Strange Bedfellows («Незнакомцы в постели») Айна Парк, врач с многолетним опытом и профессор Университета Калифорнии, развеивает многие мифы о половых инфекциях. Например, что риск тем выше, чем выше количество партнеров, как пытается донести религиозная догма. По данным одного из исследований, приведенных в книге, у посетителей конкретных шести баров Колорадо-Спрингс риск заразиться гонореей был в 300 раз выше, чем у посетителей других баров по соседству. Закрытость круга общения (маленький город, узкая страта) и тип людей, которые присутствуют в этом круге, по исследованиями Парк, повышает риск заражения куда больше, чем количество партнеров. Встречаться с десятками и даже сотнями партнеров последовательно, с регулярным тестированием, менее рискованно, чем с несколькими партнерами одновременно.

Не только религиозные традиции и страхи приводят к стигматизации ЗППП — часто ей активно способствуют и фармацевтические компании. Так, например, вирус генитального герпеса, который вообще не считался чем-то особенным до 1967 года, в 80-е оказался на обложке «Таймс» под заголовком «Проказа XX века» — это была часть маркетинговой кампании, запущенной разработчиками «Зовиракса». За этим последовала серия истерических статей и выступлений, в которых вирус называли очередным — неизлечимым — наказанием за промискуитет. О том, что человечество жило с этим вирусом тысячи лет примерно так же, как с кишечной палочкой или стафилококком, в панике забыли.

Стигма ведет к тому, что диагнозов страшатся, стыдятся, их не разглашают — это не позволяет врачам определить заболевание и отслеживать его распространение, а пациентам — получать медицинскую помощь. Стигма ведет к тому, что человек начинает верить, будто ему подконтрольны все риски, связанные с ЗППП, а заражение является стыдом и грехом. Меж тем заразимся ли мы, зависит от нас самих лишь частично: презервативы рвутся, тесты дают ошибочные результаты, иммунная система иногда дает сбои, а 70% пар сталкиваются с изменой. В Англии и Австралии, например, существуют сервисы и протоколы, с помощью которых можно анонимно известить партнера о наличии у него инфекции, не афишируя того, что именно ты его заразил, но, даже несмотря на это и усилия медицинских систем по отслеживанию заражения, чаще всего информирование остается на совести человека, а это, как известно, вещь ненадежная.

Лучшей защитой от половых инфекций по-прежнему остаются барьерные методы, однако использование их, несмотря на все риски, не является распространенной привычкой: одно из недавних исследований в США показало, что среди молодых людей только половина (53%) использовала презерватив в последнем сексуальном контакте, а в оральном сексе эта цифра вообще ужасающе низка — всего 2% используют презерватив или другие барьерные методы контрацепции регулярно. При этом появление антибиотико-резистентной гонореи связывают именно с оральным сексом. Одно из исследований рассмотрело 46 причин, по которым люди решают пользоваться или не пользоваться презервативом. На стороне ответственного отношения к собственному сексуальному здоровью были рациональные причины: забота о себе и партнере, следование социальным нормам и желание продемонстрировать свое ответственное отношение. На другой стороне были в основном причины эмоциональные: неудобно, лишает удовольствия, неумение пользоваться, стыд, неловкость, страх потери эрекции или страх «испортить момент». Иными словами, стигма и табуирование, которые оказывают прежде всего эмоциональное воздействие, никак не помогают распространению здоровых привычек в сексе.

Даже запугивание, которое считается универсальным способом заставить людей следовать тем или иным формам поведения, зачастую действует противоположно. Так, например, эпидемия ВИЧ положительно повлияла на использование презервативов практически во всех странах мира. Однако появление профилактического лекарства, снижающего шанс заразиться ВИЧ в случае контакта на 99%, привело к тому, что принимающие его перестают пользоваться презервативами, тем самым повышая заболеваемость другими половыми инфекциями.

С повышением риска инфицирования связывают также моду на активное удаление волос в интимной зоне, особенно если это делается непосредственно перед сексом и с помощью бритвы или жесткой эпиляции. Спринцевание и обеззараживание влагалища с помощью всевозможных химических препаратов также повышает риск заражения, а не понижает его.

Говоря о том, как нам, человечеству, живется с нашими «незнакомцами в постели» — вирусами и бактериями, — сложно не упомянуть достаточно новый фронт исследований нейробиологии.

Началось все с кошек. Чешский ученый Ярослав Флегр уже много лет занимается изучением влияния токсоплазмы, переносчиками которой являются кошки, на нервную систему и психику человека. Исследования о том, как токсоплазма влияет на крыс, существуют давно: зараженная токсоплазмозом крыса меняет свое отношение к опасности — запах кошки становится для нее привлекательным, а само зараженное животное становится более сексуально привлекательным для партнера и заражает популяцию. Иными словами, кошкина инфекция захватывает крыс и ведет их на съедение.

Читайте так же:
Шизофрения и любовь к богу

Флегр же не первый десяток лет проводит исследования влияния токсоплазмы на людей. Так, он обнаружил, что заражение токсоплазмозом делает мужчин более сексуально привлекательными, интровертными и склонными к риску, а женщин — более активно ищущими контакта, открытыми и экстравертными. Несмотря на скандальность выводов, профессор биологии, нейроэндокринолог Роберт Сапольски из Стэнфордского университета считает их значимыми. Более того, ученые связали наличие в организме токсоплазмы с повышенным риском ДТП, развитием шизофрении и интересом к экстремальным сексуальным практикам. Похожее поведение обнаружили и у ВИЧ-инфицированных: в фазе активного заражения вирус толкает мужчин к более активному сексуальному поведению, тем самым распространяя себя.

Возможно, по мере развития нейробиологии мы по-другому взглянем на уравнение «половые инфекции — результат промискуитета» — и порядок окажется обратным. Возможно, очень многое из того, что мы считаем своей сексуальностью, принципами или частью личности, — лишь действие невидимых «товарищей по постели». Но, пока это остается полем для фантазий и спекуляций, точно ясно одно: мир захватили котики.

Как шизофрения влияет на жизнь?

Помните, что людям, страдающим шизофренией, нужно время, — сосредоточьтесь на небольших, но достижимых целях. Говорите и общайтесь просто — правильные формулировки очень важны.

У всех больных шизофрения протекает по-разному. Клинические проявления и тяжесть симптомов могут варьировать, но практически всегда они оказывают негативное влияние на личную жизнь человека, а также его семью и друзей. Больным шизофренией редко удается поддерживать крепкие отношения. Для родных и близких таких пациентов существуют информационные ресурсы со сведениями том, чем они могут помочь. Следует помнить, что поддержка очень важна. Чтобы быть готовым оказать помощь, необходимо понять, как шизофрения влияет на личную жизнь человека. Подробные сведения представлены ниже.

Нарушение функционирования
Человеку, страдающему шизофренией может быть трудно выражать эмоции и продуктивно действовать в повседневной жизни 1 . Выразительность мимики, речи и жестов, как правило, снижается 2 . Тревожность, связанная с галлюцинациями или бредовыми идеями, может вызывать сильный стресс и влиять на социальное взаимодействие 2 . Больные нередко испытывают чувство стыда или вины, что отрицательно сказывается на отношениях даже с самыми близкими друзьями или семьей. Родственникам пациентов с шизофренией следует помнить, что общение очень важно. Женщина, чей брат страдал шизофренией, пояснила, что он чувствовал себя более расслабленно, когда она спокойно реагировала на его поведение и слова, обсуждала бытовые вопросы 3 .

Социальная изоляция
Симптомы шизофрении могут казаться непонятными или опасными для тех, кто находится рядом с больными. Это приводит к тому, что диагноз «шизофрения» становится синонимом замкнутости и необщительности. К сожалению, стигматизация, связанная с диагнозом, по-прежнему очень сильна, и это в существенной мере влияет на способность больных интегрироваться в социальную жизнь. Осознание болезни близкого человека приносит страдания, и поэтому родственники пациентов с шизофренией нередко чувствуют гнев, относятся к ситуации чрезмерно критично и очень переживают. Такое состояния часто называют повышенной эмоциональной экспрессивностью 4 . Необходимо помнить, что больные шизофренией очень чувствительны и чутко реагируют на внешние стимулы. Повышенная эмоциональная экспрессивность может привести к развитию нового психотического эпизода или госпитализации 5 . Тем не менее общение с больными возможно. Многие из пациентов с шизофренией считают, что межличностное взаимодействие можно сделать одним из обязательных пунктов ежедневного расписания. Это может быть просто выход из дома или посещение кафе, общение на форуме специализированного онлайн-сообщества или группе в социальной сети 6 .

Отсутствие мотивации
Вследствие негативных симптомов большинство пациентов с шизофренией теряют интерес к личной жизни, работе или учебе. У многих больных наблюдается трудность концентрации внимания на задачах, отсутствие энергии и мотивации 1 . Им может быть сложно выполнять привычные действия. Такие пациенты могут полностью утратить трудоспособность в зависимости от того, насколько выражены симптомы. Учитывая сложности при выполнении задач, у пациентов с шизофренией нередко отмечаются низкая самооценка и чувство неполноценности. Поэтому очень важно сконцентрироваться на положительных аспектах их жизни. Необходимо ставить небольшие реалистичные цели, выбирать работу либо осваивать навыки, которые вызывают чувство радости или удовлетворения. К примеру, один из больных рассказал, что устроился на работу внештатным специалистом. Четкие сроки сдачи проекта помогали ему оставаться сосредоточенным, но, если он чувствовал себя плохо, мог спокойно покинуть рабочее место 6

Больные, страдающие шизофренией, а также их близкие должны знать достоверные факты об этом заболевании. Важно использовать надежные источники информации и отделять правду от вымысла. Узнайте больше о признаках и симптомах шизофрении, на которые следует обращать внимание, и о том, как помочь другим людям с этим заболеванием.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector