Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дима Зицер: «Школа — территория опасности»

Дима Зицер: «Школа — территория опасности»

Мы расспросили Диму Зицера, педагога, публициста, организатора школы неформального образования «Апельсин», о школьном неврозе, «готовности» к обучению, возрасте, когда надо идти в первый класс, и о том, что делать, когда ребенок говорит: «Не хочу идти в школу!».

— Мы, родители нынешних школьников, по себе знаем, что такое школьный невроз. Но наших родителей никто не учил, как помочь ребенку преодолеть это состояние, и мы справлялись с неврозом сами.
— Не справлялись! Выйдите на улицу, посмотрите вокруг — и увидите, как мы «справились». Лично я недоволен результатом! И формула, которая как будто логично напрашивается у многих родителей по отношению к детям «меня так воспитывали, и ничего», — это типичная формула жертвы насилия. Мы вынуждены оправдывать собственное детство — это отчасти естественно. Но действуя так, мы несём дальше все, с чем мы не смогли справиться сами.

— Получается, нам, родителям, нужно меняться?
— А задайте себе вопрос: «Мне надо меняться?». И если надо, и вы можете это сделать, конечно, стоит начать меняться!

— Мы хотели обсудить сегодня «школьный невроз» ребенка. Чтобы минимизировать возможность невроза, к школе нужно готовиться?
— Смотря кому! Родителям? Обязательно! Им нужно завести практику успокоения, медитации, заняться спортом. В этот момент родители, с одной стороны, продемонстрируют ребенку лучший в мире пример: я умею заниматься собой, я важен себе, а с другой — это поможет им отвлечься в те моменты, когда ребенок справляется с ситуацией без них. Мы, хоть и говорим про условный детский невроз, но понимаем — «ноги у него растут» из общественного невроза, из ситуации, когда родители перед 1 сентября впадают в замешательство, задавая себе вопросы: «А действительно, готов ли он к школе? Всё ли нормально? Должен ли я за него делать уроки или вместе с ним делать уроки?». Ребята, спокойно. Школа — лишь один из периодов жизни. Важный, но не более, чем остальные. Младенческий период хорош, зрелость — прекрасна, старость — интересна. А тут школа. Ну, школа.

— А кстати, «готов ли он к школе». Что такое «готовность ребенка к школе»?
— Эта формулировка, конечно, мне знакома. Но я считаю её 100%-ным обманом, подменой, потому что понимаю её так: сейчас ты — маленький негодяй, а жить начнёшь только тогда, когда пойдёшь в школу. И смотрите, в какой ловушке мы оказываемся: сначала ребёнок должен готовиться к детскому саду, потом к школе, потом к университету, потом к работе и, наконец, к… смерти. И в итоге выходит «подготовка к жизни» вместо жизни. Но ведь, когда ребенок пойдет в школу, ничего не изменится: он уже негодяй, и он им останется — ведь в существующей логике он начнет жить тогда, когда поймет, кем он хочет быть, когда он вырастет, когда получит профессию, когда… Когда-нибудь! «Готовность к школе» — тренд, играть в него в определённом смысле удобно. Но мы совершенно не обязаны поддерживать эту игру, не должны учить человека готовиться вместо того, чтобы жить. Выбор каждого родителя — играть в эту игру или нет. Подумайте сами, как можно близкому человеку диктовать всё время: то, что с тобой сейчас происходит — неважно! Куда важнее, что ты готовишься к очень-очень большому делу! И как в этой ситуации человек научится жить, обращать внимание на свои ощущения, мысли, на своих близких, если сейчас он не живёт, а готовится? Готовится к тому, что однажды всё начнётся?

— А влияет ли на психологическое состояние ребенка возраст, когда он пошел в школу?
— Я знаю случаи, когда совсем юные шестилетние люди приходили в первый класс, и все было хорошо. И знаю обратные случаи про восьмилеток. Отвечая на этот вопрос, я бы отталкивался не от возраста ученика, а скорее посоветовал родителям приостановиться и задуматься, чего они хотят. Сформулируйте честный ответ на вопрос: «Зачем мой ребёнок идёт в школу?». Поверьте, если вы не будете лукавить, то ответ может быть неожиданным и поможет вам выбрать школу. Или, например, выбрать не школу, а домашнее обучение.

— Вы сказали «выбрать школу», и во мне спусковым крючком сработал родительский стереотип: родители, когда впервые ведут ребенка в школу, то отдают его не в школу, а к конкретному учителю. Это правда?
— На самом деле тут другой стереотип. Вы сейчас использовали глагол, который по отношению к людям использовать нельзя — «отдавать ребёнка в школу». Вряд ли мы действительно хотим говорить о нашем близком человеке, как о чемодане или багаже? Что мешает нам сказать: «Он идёт в школу»? Неправда мешает — мы действительно ребенка «посылаем», «отдаем» — и в этот момент за углом начинается как бы неизбежное зло. А по сути вопроса: я думаю, что в начальной школе учитель — это очень-очень важно, поэтому в определённом смысле я разделяю идею, что ребенок идет не в школу, а к учителю. Поскольку в сегодняшней системе 80% времени человек взаимодействует с одним лицом, учителем начальных классов, конечно, важно, кто этот человек. Ещё бы!

— Вы сказали, что родители могут прийти к мысли о семейном обучении. В противовес этому скажу, что такая мысль закрадывается многим, но большая часть родителей её тут же трусливо отгоняет: «Я же не учитель, я не справлюсь, у меня нет опыта!». Как быть?
— Не обязательно самому быть талантливым учителем. Секрет в том, чтобы искать. Ведь, если не искать, — ничего не будет. Семейное обучение может быть устроено десятками разных способов. Это может быть объединение нескольких семей, где чей-то папа будет учителем биологии, а чья-то мама — учителем математики. Может быть объединение нескольких семей, которые находят лучшего в мире (на их взгляд) учителя географии, к примеру. А можно отыскать частную школу, где учеников в классе будет ровно трое, — и вашему ребенку будет обеспечен индивидуальный подход. Было бы желание искать!

— Вопрос, который волнует родителей, считающих, что у их детей шансов на школьный невроз больше, чем у других — высокий рост, маленький рост, заикается, носит очки, имеет лишний вес, слишком худой. Что посоветовать?
— Если человек растёт в принимающей атмосфере дома, принимает себя, живёт в гармонии, и если мы с вами договариваемся, что ребенок идёт всё-таки в комфортную среду, к хорошему учителю, который будет, в хорошем смысле, как наседка охранять и оберегать детей, если мы, родители, вовлечены в этот процесс и этот процесс общий — всё будет отлично. Подумаешь, маленького роста, и что? Прикольно! Он маленького роста, кто-то высокого роста, кто-то проглатывает слова, кто-то носит очки! Это во многом работа педагога — сделать так, чтобы дети понимали: прекрасно, что мы разные, а не наоборот. При сочетании этих факторов, где с одной стороны — покой, свобода, любовь, умение говорить и проговаривать, а с другой — грамотный педагог, мне кажется, все будет отлично.

Читайте так же:
Как лечат неврозы за границей

— В какой момент родителям нужно обратить внимание на то, что у ребёнка не всё гладко в школе? Есть какие-то «флажки», мимо которых нельзя проходить?
— У любого человека есть базисное право быть счастливым! Поскольку нам важно, чтобы ребенку было хорошо, то на него всегда нужно обращать внимание. Другое дело, что в силу самых разных причин взрослый мир по отношению к детскому часто действует по принципу: «Ну, что делать? Жизнь — это не пикник, надо потерпеть».

Но это не позиция любимого и любящего, а позиция надсмотрщика в тюрьме или дрессировщика. Отпуская ребенка в школу, родителю нужно быть очень внимательным, потому что школа — территория опасности. Впервые человек уходит от вас в неизвестный мир, который вы почти не можете контролировать. Поводы волноваться есть. Здесь вам поможет не тотальный контроль, когда вы формально спрашиваете у человека 7-9 лет: «Расскажи мне, что ты делал? Что происходило? Как дела в школе?», — а человеческие отношения. Когда вы обсуждаете, как проходит ваша и его жизнь, какие у вас новые ощущения, новые идеи, наблюдения. Еще один важный момент: ребенок должен знать, что вы, родители, всегда на его стороне, даже если он неправ. В этом разница между любимыми и нелюбимыми. Мне кажется, эта установка родителей очень важна для ребенка: «Я никогда не скажу, что ты маленький негодяй, даже если так сказала учительница. Никогда! Я буду сражаться за тебя, если будет нужно, как морской котик!».

— Есть ли категория детей, с которыми родителям нужно быть особенно внимательными?
— Я бы предложил родителям изменить лексику! Что значит «быть более внимательным к близким людям»? Когда мы влюблены в другого человека, мы внимательны к нему? Он нам важен? Да! Нам важно всё, что с ним происходит. Вот, собственно, и весь секрет. Может, это звучит как-то слишком просто, но ведь речь идёт о вашем самом близком и любимом человеке. Нет никакого неизбежного зла, всё зло создаётся обстоятельствами и нами самими. И если человек попадает в сложную ситуацию в школе, наша родительская функция состоит в том, чтобы защитить его почти любой ценой. И если нам лень его защищать, то мы придумываем всякие глупости: стерпится — слюбится, ничего не поделаешь, надо научиться терпеть. А иначе, если он будет слишком счастливым, то как же он будет жить? Мне кажется, это жуткая система координат.

— Дима, а можете расшифровать формулу «защитить почти любой ценой». Перевести в другой класс? В другую школу? Забрать из школы совсем?
— Давайте возьмём крайнюю точку. Ваш любимый человек оказался в беде. Что вы для любимого человека готовы сделать? Всё?

— Всё.
— И на это «всё» готовы все родители! Вот только дальше начинаются трактовки того, что такое «всё». И среди этих трактовок, к сожалению, довольно часто такое: ничего не поделаешь, надо, чтобы он научился исполнять волю существа, которое больше его по размеру (учительница говорит, а он должен выполнять: вне зависимости от того, нравится это ему или нет). А ведь что такое «защищать»? Защищать — это действительно защищать.

Поймите, что школа — заведение, которое государство организовывает по нашему заказу на наши деньги. И в этом случае следующий шаг сам собой приходит в голову: я — заказчик, государство с этим не спорит, оно просто делает то, чего мы не делаем сами. Делает, как умеет. Очень модно говорить, что государство всё глубже влезает в школьное образование. А мы влезаем? Мы идём в родительский комитет? Мы говорим, что не позволим обращаться с нашими детьми определённым образом? Говорим, что требуем уволить учителя, если он оказывается не таким, каким хотелось бы видеть учителя своего ребенка? Мы ничего этого не делаем. Так давайте начнём делать! Понятно, что ситуации бывают разные. Но в принципе весь секрет — в родительской активности. Защищать — это создавать условия, в которых человек сможет расти гармонично и счастливо.

— Ребёнок замыкается вечером, а утром говорит: «Не хочу в школу. Не буду просыпаться». Это уже невроз? Какие могут быть еще проявления невроза?
— Мы, родители, не должны общаться с собственным ребёнком как клинические психологи или врачи. Если между родителем и ребенком приняты человеческие отношения, как между близкими людьми, если ребенок понимает, что дома он может позволить себе быть собой — иметь право на грусть, радость, лень, безделье, на всё на свете, то родители, конечно, заметят необычные проявления в поведении ребенка. Ведь что такое невроз? Это «рассоответствование» — когда система не может выстроиться гармонично, когда человек не может позволить себе быть собой, когда он постоянно должен играть в какую-то игру, и у него происходит психологический сбой в системе. Проявляться это может десятками разных способов: и замыкание, и беспричинные слёзы, и беспричинный смех, и что угодно еще. Я всё время повторяю: если отношения строятся не в системе координат «воспитатель-воспитываемый», а в системе «любимый-любимый», то ребенок обязательно придет к вам за помощью в случае необходимости или, если вы предложите помощь, она будет принята.

— Дима, существует волшебная таблетка, которая спасет ребенка от большинства школьных проблем?
— Нам, родителям, нужно перестать быть уверенными в том, что мы знаем как надо. Мы с вами не знаем ничего. И хотя я с огромным уважением отношусь к учителям, но я вижу, что современные педагоги не знают, как сегодня учить, потому что мир очень изменился и меняется ежечасно. Единственный способ прожить школьный период без больших потрясений — идти рука об руку вместе со своим ребенком, сомневаясь, оглядываясь, пробуя, исследуя, ошибаясь и исправляя ошибки.

Читайте так же:
Лекарство от неврозов и панических атак

Родительский невроз: почему мы все время боимся наделать ошибок в воспитании

Родительский невроз: почему мы все время боимся наделать ошибок в воспитании - слайд

Каждый, кто любит почитать статьи по психологии, знает: во всех неудачах детей виноваты родители. Были слишком жесткими или слишком опекающими, не разрешали ничего или разрешали все подряд, хвалили слишком мало или слишком много. Мама двоих сыновей Елена Башкова пытается разобраться, как же все-таки нужно воспитывать детей, чтобы не наделать ошибок.

ЕЛЕНА БАШКОВА

Современные родители (не все, но многие) живут в постоянном страхе. Кажется, стоит тебе только отвернуться, и ребенок окажется под колесами авто, упадет с забытого на улице башенного крана или попадет в сети «Синего кита». Многие знания – многие печали. А недостатка в информации сегодня нет. Очень тонко и чрезвычайно тихо в многоголосом хоре пугающих голосов звучит голос разума, подсказывающий, что на Земле не существовало безопасных периодов, и нынешнее время далеко не самое страшное.

Казалось бы, живи и радуйся, особенно с учетом возможностей для тотального контроля – еще чуть-чуть и под кожу начнут вживлять датчики, как в одной из серий «Черного зеркала». Да и без них смартфоны, часы-трекеры и видеокамеры нам в помощь.

И все равно нам страшно. Ежеминутно и ежечасно. Мы боимся всего: открытых люков, наркотиков, буллинга, машин, маньяков, соцсетей и собственной тени. Причем последней — особенно, ведь никто (по нашему мнению) не имеет такого влияния на ребенка, как его родители.

От опасностей внешнего мира детей можно оградить, заперев их дома и наняв штук пять охранников (меньше не справятся). Но как защитить их от нас самих? От наших ошибок и несовершенства? Ведь сколько бы тренингов мы ни посетили, сколько бы умных книг ни прочли, жизнь снова и снова разбрасывает на родительском пути грабли.

От этого страха так просто не избавиться. А ведь именно он – основа родительского невроза. Его мама – книга по воспитанию, а отец – родительский форум. Пока их в нашей жизни немного, они вполне себе благо, но стоит превысить гомеопатические дозы и без скорой психиатрической помощи не обойтись.

«Одна моя знакомая вот так же следила за своим ребенком, оберегала его и опекала. А потом он вырос, вышел на улицу, и его сбила машина, так как не умел переходить дорогу. Моему уже три, и я читала – сейчас самое время приучать его жить самостоятельно».

«Да что вы? А вот моя знакомая вообще не следила за своим ребенком, и его тоже сбила машина. А вот следила бы, и этого бы не произошло».

Почитайте материнские форумы с мое и поймете – у детей очень мало шансов выжить в нашем полном опасностей мире. Но даже те счастливчики, которым повезет, скорее всего встретят старость неудачниками. По крайней мере, если не будут следовать рекомендации модного психолога.

«Говорите эти десять слов своему ребенку, и он вырастет безработным!», «Делайте так, и ваша дочь никогда не выйдет замуж!», «Хотите воспитать маменькиного сынка — поступайте таким образом!»

Не исключаю благородный посыл авторов статей, выходящих под такими заголовками. Возможно, они действительно хотят помочь детям и защитить их от морального насилия, которое вольно или невольно каждый родитель совершает хотя бы раз в жизни.

Но взгляните на данные материалы глазами родителя-невротика, и вы увидите другой посыл: «Ребенок – мягкий пластилин, из которого можно вылепить что угодно: успешного бизнесмена или безработного», «Родитель – это сапер. Стоит ему перерезать не тот провод, и взрыв неминуем», «Каждое твое слово имеет последствия. Этот «фарш» назад не прокрутить».

При этом информации о том, что такое «правильно», так много, и она столь противоречива, что особо чувствительных часто штормит из стороны в сторону. Особенно, если их не устраивает то, как воспитывали их самих. Вот и получается – как не надо делать, они усвоили, а как надо, никак не могут понять.

Лично мне помогает воображение. Я развиваю предложенный психологами сценарий до конца и понимаю – буду ли я следовать их рекомендациям или нет, ответственности не избежать и последствий тоже. И какими они будут, не знает ни один специалист.

Они говорят: «Ни в коем случае не делайте с ребенком уроки. Приучайте его к самостоятельности, ничего страшного, если он бросит школу и пойдет в ПТУ, это его выбор. В противном случае у вас вырастет инфантильный человек, не умеющий отвечать за себя и свои поступки».

Я говорю: «Ну, уж нет. Российское образование рассчитано на сверхлюдей. Остальным в той или иной мере нужна помощь. Особенно в период очевидной эмоциональной незрелости. Моя родительская задача – научить ребенка преодолевать лень и бороться со страхом трудностей. Моя цель (именно моя, у других, может быть, другая) – дать ребенку образование. А дальше пусть сам решает, что ему с ним делать».

Они говорят: «Опекайте девочек, если не хотите, чтобы из них выросла ломовая лошадь. Отношение к себе определяет отношение окружающих. Исходя из этого, она будет искать спутника жизни, и найдет такого же любящего и заботливого, как ее родители».

Я говорю: «Таки да, можно найти массу жизненных примеров, которые подтверждают правдивость данной теории, но… Есть много и обратных. У некоторых Золушек поиски принца растягиваются на всю жизнь. Другие, не дождавшись, соглашаются на то, что дают, и потом всю жизнь попрекают мужа в крушении надежд. Тяжелый случай. Такой же тяжелый, как и тот, в котором встречаются две независимые личности с установкой «рассчитывать можно только на себя».

Как ни поступай, каким рекомендациям ни следуй, никто не гарантирует, что ребенок вырастет счастливым и успешным. Но раз так, значит и в обратную сторону «работает». Значит, какие бы ошибки родители ни допустили, у ребенка всегда есть возможность их исправить в дальнейшем. Мало ли мы знаем случаев, когда не «благодаря», а «вопреки»?

Разумеется, я не собираюсь создавать детям трудности искусственно, чтобы, «как у того парня», через тернии к звездам. Я просто предоставила себе право на ошибку. На понимание того, что нет никакого правильно и не правильно. Что никто не знает, как то или иное наше слово отзовется, о каком именно событии выросший ребенок станет рассказывать на кушетке у психоаналитика. Я не снимаю с себя ответственность, но снимаю маску Кассандры. Я больше не прорицательница, предсказывающая будущее. Это мои дети, и кому, как не мне, решать, что им говорить и как воспитывать?

Читайте так же:
Боль в правом подреберье от неврозов

Я их больше не боюсь. Не боюсь быть строгой, жесткой, бескомпромиссной и контролирующей (последнее слово далось с особым трудом). Не боюсь быть мягкой, покладистой, все позволяющей разгильдяйкой, плюющей на учебу.

Не боюсь быть не цельной, сомневающейся, меняющей на переправе коней и методы воспитания, мечущейся, ищущей, ошибающейся, кающейся, извиняющейся.

Не боюсь контролировать и отпускать, забивать и не давать спуску, быть мудрой и глупой, слабой и сильной. Не боюсь быть собой. Такой, какая есть. Моим детям досталась очень несовершенная мать. И это единственное, что они не в силах изменить. Все остальное смогут исправить. Или не смогут, если не захотят, но в любом случае это будет уже их выбор и их ответственность.

При этом я вовсе не исключаю полезность книг и статей по психологии и с удовольствием почитываю признанных мастеров в этой области. Исключение делаю только для тех, кто жжет сердца императивом. Кто лишает меня выбора, кто утверждает, будто те или иные мои действия неминуемо породят негативные последствия. А еще я понимаю, что даже гениальные педагоги – всего лишь люди, и их опыт – это их опыт, а их взгляды – следствие их жизненного опыта и установок, с которыми мой опыт и взгляды вправе не совпадать.

Никто не знает, чем то или иное наше слово и действие обернется, но в этом и кайф. Если только научиться его ловить.

Чтобы не пропустить ничего полезного и интересного о детских развлечениях, развитии и психологии, подписывайтесь на наш канал в Telegram. Всего 1-2 поста в день.

Психотерапевт: лечить нужно не бессонницу, а депрессию и неврозы

Расстройствами сна страдают люди разных возрастов, но если в пожилом возрасте организму требуется меньше сна, чем прежде, то молодым людям бессонницу чаще всего стоит воспринимать как симптом более серьезного заболевания. О том, что делать, если не получается уснуть, как сделать пробуждение безболезненным и о ночных походах к холодильнику корреспонденту Sputnik рассказала врач-психотерапевт Минского областного клинического центра «Психиатрия-наркология» Ольга Зуева.

Если холодная подушка при бессоннице не помогает

— Когда я говорю, что не спится, мне обычно рекомендуют выпить какао. А что делать, если ни какао, ни целый сезон сериала перед сном не помогают?

Речь редко идет сугубо о бессоннице, которую, как правило, рассматривают как психосоматический синдром, сигнализирующий о других проблемах. Обычно люди начинают поход по врачам с визита к терапевту, тот отправляет к неврологу, если невролог не нашел причин бессонницы, пациент приходит к психотерапевту.

Бессонница — это частый симптом депрессии, тревожных расстройств, большинства неврозов. Чаще люди видят симптом, но не замечает других проблем, к сниженному настроению организм адаптируется довольно быстро, а вот когда нарушается сон, это сказывается и на трудоспособности, и на самочувствии. Всегда можно рассматривать медикаментозный вариант лечения. Есть группа препаратов, которые помогают регулировать сон, но риск приема таких медикаментов в зависимости, к которой они ведут. Потому на длительный период времени они не назначаются, зато подходят для ситуативной бессонницы, связанной с переменой часовых поясов, переходом от ночной работы к дневной или с острой ситуацией горя. В таких ситуациях снотворное — хороший вариант, который позволит поддерживать сон необходимое время.

— Достаточно ли подобрать правильные медикаменты, чтобы мирно засыпать и безболезненно просыпаться?

Норма приема снотворных препаратов — три недели, более долгий прием медикаментов приводит к зависимости. К сожалению, в инструкциях к ряду препаратов пишут, что зависимости они не вызывают. Это не так, долгий прием любых препаратов нарушает естественную формулу сна, и корректировать зависимость очень тяжело.

Кроме снотворных препаратов есть популярные средства — успокоительные чаи, сборы трав и нерецептурные снотворные препараты. Они могут облегчить состояние, если речь идет о ситуативной тревоге, например, накануне экзамена, но расстройство они не лечат. Если вам могут помочь традиционные средства — душ перед сном, холодная подушка и свежий воздух в комнате, не стоит обращаться к психотерапевту.

На пенсии не выспишься

— В каком возрасте люди чаще обращаются с жалобами на расстройство сна?

С возрастом потребность организма в сне снижается. Младенец может спать по двадцать часов, а у людей пенсионного возраста потребность в сне снижается до 4-6 часов.

Если с проблемами обращаются люди молодого возраста, скорее всего, речь идет о психологических трудностях. Есть небольшое количество людей, которым достаточно четырех часов для сна, и небольшое количество людей, которым нужно больше восьми часов, чтобы выспаться. Большинству молодых людей необходимо от шести до восьми часов, чтобы выспаться, все остальное — не норма. Если человек подолгу не может заснуть, речь, скорее всего, идет о тревожности. А вот ранние пробуждения — проснулся на рассвете, смотрю в потолок — это, вероятно, депрессивное расстройство.

У молодых людей до 25-30 лет сон регулируется проще, потому они способны на протяжении недели спать по четыре часа и отоспаться на выходных. Организм компенсирует нехватку сна в течение недели. Но с возрастом мозг теряет способность так гибко реагировать на недостаток сна, потому в пожилом возрасте важно придерживаться режима. Сна требуется все меньше, но достигнуть качества сна сложнее. Студент на паре поспал полчаса, проснулся — и бодр, а в сорок лет почти невозможно поспать немного днем и почувствовать прилив сил. Становится важен режим, своя постель, в которой спится лучше и которую нужно расстелить в определенное время.У людей пожилого возраста чаще бывают конфликты: спать восемь часов человеку уже не нужно, но у него появилось свободное время и он хочет потратить его на сон. Если в пожилом возрасте человек просыпается в пять утра — это не бессонница, а время для жизни, которое нужно заполнять не сном.

— Выходит, что тревожность становится причиной бессонницы, но и нехватка здорового сна приводит к повышению тревожности. С чего начинать борьбу за сон в этом замкнутом круге?

Врач всегда начинает с поиска причины, которая привела к нарушению сна, и далее есть два пути лечения. Первый — медикаментозный, и кто-то приходит сугубо за рецептом. Второй — психотерапевтический, и в таком случае терапевт начинает с работы с ситуацией, которая привела к бессоннице.

Читайте так же:
Можно ли пиво при неврозе

Бессонница и холодильник

Проблема в том, что нашей ментальности характерна стыдливость, и если человек не испытывает неловкости, говоря, что он сердечник, то сказать — у меня депрессия — считается чем-то непозволительным. Отсюда и нежелание работать с психотерапевтом.

— А кошмары — это нарушение сна?

Не бывает сна без сновидений, просто некоторые из них не остаются в памяти. Это может быть связано с тем, в какую фазу сна — быструю или медленную — человек просыпается. Также, как и состояние в момент пробуждения может зависеть от того, в какую фазу сна человек проснулся.

— Чтобы чем-то занять время без сна, многие идут к холодильнику. Это тоже тревожный симптом?

Вариантов может быть много: просыпаясь и засыпая, человек контролирует себя слабее, чем в течение дня, и если человек сильно ограничивает себя в питании в течение дня, в момент пробуждения просыпается и его тяга к еде. Если человек болен диабетом, организм может давать сигнал о нехватке питательных веществ посреди ночи, и это может стать причиной ночных пробуждений. Самый неприятный вариант, когда еда становится способом снизить тревогу.

Многие люди считают психику второстепенной и считают, что переживания должны заботить не так сильно, как физическое самочувствие. В итоге люди страдают, и пациентов с бессонницей очень много. Люди лечат ее самостоятельно в том числе и алкоголем, и это путь в никуда, потому что бокала вина перед сном очень быстро может стать недостаточно.

Тревожный невроз: симптомы и лечение тревожного невроза

Невроз тревоги — довольно распространенная форма невроза.
Сегодня каждый 50-й страдает неврозом тревоги. Бывает на разных этапах жизни. Причину тревожного невроза определить сложно. При этом важную роль играют биологические, психологические и экологические факторы.

Тревожный невроз или обычная тревога? Каждый из нас чего-то боится на мгновение, в определенных ситуациях, в какой-то момент жизни. В чем разница между нормальным легким тревожным расстройством и общим тревожным расстройством (ГТР)?

Что такое невроз страха.
Генерализованное тревожное расстройство или тревожный невроз — хроническое заболевание. Он показывает страх перед многими ситуациями, состояниями и вещами. Страх неопределенный и постоянный.
Люди, страдающие неврозом тревоги, почти всегда боятся. Страх не покидает их даже в объективно совершенно безопасных, даже расслабляющих ситуациях.
Характерно, что люди, страдающие неврозом тревоги, не помнят, когда чувствовали себя расслабленными. Чем неопределеннее страх, тем выше его сила.
Страх мешает больным заниматься многими видами деятельности, он может даже мешать их нормальному функционированию. В крайнем случае, больные никогда не выходят из дома, даже случаются галлюцинации.

Психологические симптомы невроза тревоги.
Генерализованное тревожное расстройство серьезно влияет на то, как вы думаете, ведете себя, чувствуете себя и даже на ваш образ жизни.
В его эмоциональной жизни преобладают: тревога и страх, чувство угрозы, ощущение нахождения на грани (нервы напряжены до последнего предела, пациент находится на грани паники, у него есть ощущение, что что-то вот-вот обрушится на него или он сделает что-то непредсказуемое) и безрецептурное агрессивное поведение, панические атаки, раздражение, нервозность, нетерпение, отвлечение, а также грусть, неуверенность и трудности с концентрацией внимания.

Тревожный невроз — физические симптомы тревоги.
Беспокойство и сильное психологическое напряжение вызывают множество соматических симптомов. Они часто настолько беспокоят, что еще больше усиливают тревогу.

Симптомы, которые испытывает пациент, включают:
головокружение, стеснение в горле, учащенное сердцебиение, повышенное потоотделение, короткое и поверхностное дыхание, сухость во рту, проблемы со сном или бессонница, вялость, покалывание и онемение в конечностях, мышечные боли.
Вы также можете испытывать боль в животе, диарею, головную боль, жажду, частое мочеиспускание, болезненные или нерегулярные периоды.

Причины тревожного невроза.
Они до конца не изучены, и набор факторов, вызывающих ГТР, немного отличается для каждого пациента. Известно, что беспокойство вызывается нарушениями секреции двух важных нейромедиаторов в головном мозге: серотонина и норэпинефрина.

Однако, помимо биологических факторов, не менее важны и психические факторы: отсутствие элементарного чувства безопасности, которое развивается в очень раннем детстве, эмоциональные конфликты, психологические травмы, ситуационный стресс, трудная жизненная ситуация или плохое здоровье (например, диагноз серьезного заболевания).

Лечение невроза тревоги.
При лечении невроза тревоги используются два основных метода: психотерапия и лекарства. Иногда бывает достаточно психотерапии, во время которой пациент учится не поддаваться приступам тревоги и мрачных мыслей, как перенастроить негативное мышление и изменить свои модели мышления.
Они также могут узнать об истоках страха, выявить ситуации, которые усугубляют его и развивают, и практиковать другие способы реагирования на такие ситуации с терапевтом. Однако иногда невозможно приступить к психологической работе из-за слишком сильного страха. Тогда нужно помочь себе фармакотерапией.

Я тоже борюсь с этим расстройством. У меня бывают разные стадии, самое главное — постоянно осознавать механизмы, ответственные за приступы паники. У меня уже был фармакологический эпизод. Я борюсь без наркотиков. Я даже завел блог, где поделился своим опытом с этой хренью. Если кто-то хочет почитать, приглашаю вас: она-потревожила. blogspot.com.
Согласен. Медикаментозная терапия. в среднем полгода — год и психотерапия, и это нормально, но через несколько лет у меня рецидивы и новая терапия.

Да, рецидив (без лечения) произошел более чем через полгода, тогда раньше и сейчас. Почему бы не попробовать гипноз? Я знаю, что он может чудесным образом подействовать на нас самих, и это то, что я хотел бы сделать в случае невроза, видимо, дает прекрасные результаты, но нужно найти кого-то по телефону, а не за деньги. Мы можем это сделать.

Это началось когда-то, я вернулся от друга. Меня поймали ночью, у меня был сильный пот, колебания температуры, одышка и сильнодействующий наркотик. На следующую неделю моему сердцу это надоело, потому что было больно, с меня хватит. Через неделю симптомы исчезли, и я снова стал спокойным человеком. Потом были эпизоды, когда это повторялось. Что интересно, мой невроз превратился в хронический. У меня это настолько интенсивно, что я не знаю, что с собой делать. Сейчас я просто чувствую страх, чувствую множество соматических симптомов, которые усугубляют это состояние. Иногда это проходит, а потом возвращается. Это затрудняет функционирование, я думаю, пора начинать исцеление, потому что у меня не хватило смелости сделать это раньше, я надеялся, что это пройдет само. Я не говорю, что это невозможно, но для меня это не прошло. Таблетки на травах с мелисой и другими травами дают мне многое, но это не так: / береги мою любовь.

Читайте так же:
Невроз и боли в половых органах

Только как не думать? Многие мне говорят: не нервничай, не волнуйся, не думай .. Но как? Даже когда он пытается что-то сделать, чем-то занять голову, он все равно испытывает вечную тревогу. У меня все время болит голова, руки трясутся, шея трясется. У меня болит грудь, у меня головокружение, понос. Все выше меня, я ни на что не чувствую, ничего делать не хочу, ничто не доставляет мне удовольствия, все меня мучает. Раньше мне помогала работа, я сосредотачивался и занимался своим делом, а теперь у меня даже приступы паники на работе. Я не могу расслабиться ни на мгновение. Я не могу спать по ночам. Меня все это охватило .. Я бы хотела спрятаться в своей комнате и поплакать или поспать .. Но я даже не могу себе этого позволить, у меня прекрасная трехлетняя дочка, и я знаю, что мне нужно выбраться из этого болота ради нее. Но как это сделать..
Здравствуйте. Наркотики помогают временно, но самое главное — контролировать эту чертову штуку, не вы, не первый, не последний, все больше и больше людей страдают неврозами. Надо научиться контролировать невроз. Такие приступы возникают после таких лекарств, как мозарин, пароген и т.д. К сожалению, мой друг, вы должны это пережить. Вот как действуют эти типы наркотиков. Конечно, этот тип атаки улучшается. Немного как на холме. Вы спускаетесь, чтобы потом взлетать, надо только научиться держаться в воздухе. Знаете, этот вид болезни лечит надолго. Это временные атаки. Лучше всего поменять диету, выпить успокаивающие травы (при желании можно купить транквилизаторы). Прежде всего, нужно устранить причину беспокойства, потому что она выдумана и воображена — нереально. Не бойтесь того, чего хочет невроз

У меня был тяжелый невроз больше месяца, возможно, из-за смены школы и других факторов. Это было сильное беспокойство и постоянные мысли о дыхании, которые превратились в ручное дыхание, и мне стало трудно нормально функционировать. У меня часто не хватало памяти. К счастью, это исчезло, когда я взялся за работу по дому и начал забывать об этом. Симптом беспокойства иногда возникает, когда я бодрствую, пью кофе и весь день сижу перед компьютером.

Здравствуй. Мне 26 лет, и весь мир рушится. Я не знаю, что со мной происходит, я всего этого боюсь. Первый раз это случилось в апреле, в сауне. Я чувствовал себя там странно и слабым, я выбежал оттуда, прыгнул в холодную воду, ничего не помогло, я почувствовал себя сумасшедшим. Я выбежал к машине, не вытирая волосы. Я всю дорогу плакал, боялся за свою жизнь, за свое психическое здоровье. На следующий день я пошёл прямо к психиатру. Этот меня полностью напугал, вначале сказал, что у меня психоз, а в конце разговора, что, может быть, у меня эпилепсия или опухоль мозга, порекомендовал мне пройти обследование и всё. Несколько дней я чувствовал себя так плохо, совершенно разбитым, ужасно странным, я вообще не знаю, как это назвать. Я стал обращаться за помощью к другому специалисту, обнаружил, что страдаю неврозом, лекарственными расстройствами и паническими атаками. Он рекомендовал мозарин и экстренный ксанакс. Мозарин приводил к нескольким приступам в день, и я поверил ксанаксу раз и никогда больше — я не мог восстановиться или двигаться в течение нескольких часов, и ему была помощь. Прекратил приём препарата, перешёл на триттико, принимала уже несколько дней (около 3 недель), уже было здорово. до четверга. ночью он схватил меня. панический наркотик, плачь, мне некомфортно, странно, что я глупый, боюсь.
Сегодня суббота, проснулся с такой же. Пожалуйста, помогите мне, что мне делать в таких ситуациях? Как вернуться к нормальной жизни? Боюсь, так и останется. ночью он меня схватил. панический наркотик, плачь, мне некомфортно, странно, что я глупый, боюсь.

Прежде всего, знания. Вот что показывает мой опыт. 12 лет назад, когда я еще учился в неполной средней школе, у меня были первые симптомы на уроке физики, и хотя я думал, что это просто желудочный грипп (холодный пот, диарея и т.д.), Внезапно после того, как я бросил и бросил школу Я чувствовал лучше. Позже было только хуже, потому что, не зная, что делать, и услышав через некоторое время диагноз врача, «ты только притворяешься, потому что не хочешь ходить в школу», стало только хуже. В конце концов, мне было трудно даже выйти из дома, но когда я все сделал правильно, я начал искать, читать много книг и пробовать много чего, и это начало налаживаться. Это правда, что у меня больше нет симптомов, и я справился с этим самостоятельно, но тогда, безусловно, было бы легче поговорить с кем-то из опытных. Но я все еще думаю что психотерапия сама по себе — это одно, потому что я встречал в комментариях много таких людей, как здесь, у которых были рецидивы или их состояние не улучшилось даже после многих лет психотерапии, и после разговора с ними о том, что они делают и делают ли они что-то для улучшения этого, оказывается, что многие упражнения, которые могут помочь им успокоить даже физические симптомы, которые часто являются самой большой проблемой, даже не осознают их. Как написал один нейропсихолог в одной книге: «Проблема с психотерапией состоит в том, что она чаще всего имеет дело с той частью мозга, которая вызывает мысленное беспокойство, но мало говорит о физической тревоге (которая вызывается другой частью мозга), а не есть лекарства, которые только облегчают симптомы, но не дают длительного результата ». По моему опыту, стоит принимать лекарства когда возникают действительно большие трудности, но старайтесь не зависеть от них. Если кому-то интересно, я пишу блог о неврозах, делюсь своим опытом, упражнениями и исследованиями о тревоге и о том, как эффективно избавиться от нее (отличное дополнение к психотерапии, потому что дает ясность о том, как мы реагируем на определенные вещи).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector