Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

К вопросу о соотношении вменяемости и дееспособности

К вопросу о соотношении вменяемости и дееспособности

Холодковская Е.М. К вопросу о соотношении вменяемости и дееспособности

библиографическое описание:
К вопросу о соотношении вменяемости и дееспособности / Холодковская Е.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1958. — №4. — С. 45-48.

код для вставки на форум:

Вопросы, связанные с определением дееспособности — недееспособности психически больных, давно назрели и требуют своего разрешения. До настоящего времени здесь нет четких представлений о принципах судебно-психиатрических оценок различных нозологических форм. Судебно-психиатрическая экспертиза дает заключение о дееспособности лишь в тех случаях, когда речь идет о необходимости установления психического состояния того или иного лица в момент совершения какой-либо сделки, являющейся предметом судебного разбирательства, т. е. в отношении определенного конкретного дела. Признание же психически больного недееспособным вообще со всеми вытекающими отсюда последствиями (опека) не подлежит компетенции судебно-психиатрической экспертизы и должно проводиться в порядке, установленном существующим законодательством (ст. 103 КЗоБСО). Между тем врачи-психиатры не всегда учитывают особенности экспертизы в гражданском процессе, в связи с чем заключения о дееспособности истцов и ответчиков отличаются большой пестротой и неточностью. Экспертиза, связанная с гражданским правом, представляет большой интерес. В. П. Сербский указывал, что «душевное расстройство в праве гражданском представляет еще большее значение, чем в праве уголовном. Далеко не каждый душевнобольной совершает преступление. но зато каждый имеет какое-либо имущество. каждый, являясь гражданином, несет общие всем права и обязанности». Отсюда ясно, какое большое значение придавалось автором этого рода экспертизе.

Разрешая вопросы дееспособности, необходимо руководствоваться установлением не только диагноза, но и глубины психических нарушений. Как известно, в психиатрической клинике наблюдаются различные типы течения и исходов разных заболеваний. Поэтому, разрабатывая клинические критерии недееспособности, надо прежде всего решить, что понимать под названием «хронической душевной болезни», о которой говорится в законодательстве.

На современном уровне знаний психические заболевания рассматриваются в их динамике. Хронические формы болезни, равно как и дефектные состояния (компенсированные и декомпенсированные), обострение заболеваний или острые стадии прогредиентного процесса нуждаются в индивидуальной судебно-психиатрической оценке на разных этапах своего течения. Так, например, констатируя ремиссию, нужно установить наличие или отсутствие дефекта, его структуру, способность больного к компенсации. Большое значение имеет определение срока от начала ремиссии, так как именно в этом периоде выявляется дефект.

Чем меньше выражены психические изменения, тем легче больной устанавливает связи с окружающей средой, приспосабливаясь к «новым» Для измененной личности условиям.

Обычно большие трудности для судебно-психиатрической экспертизы представляют лица, страдающие шизофренией. Если острые психотические состояния исключают возможность больного «рассудительно вести свои дела», то легкие формы дефекта иногда не нарушают этой возможности. Судебно-психиатрический опыт показывает, что такого рода больные принимают активное участие в жизни, правильно учитывают ситуацию и ориентируются в ней. Состояние полной и стойкой ремиссии, граничащей с практическим выздоровлением, тем более не дает оснований для признания больного недееспособным. Все же, решая вопрос о дееспособности больных шизофренией, всегда надо помнить, что улучшение состояния может быть иногда только внешним, так как некоторые больные тонко диссимулируют патологические переживания. Однако в подавляющем большинстве случаев наличие бредовых идей приводит к болезненной трактовке происходящих событий и обусловливает неправильное поведение больного.

В некоторых случаях здесь следует ставить вопрос не только о недееспособности больного, но и об учреждении над ним опеки.

Частота припадков при эпилепсии не является еще критерием для определения недееспособности больного. Гораздо большее значение имеют состояния дисфории, прогредиентное течение заболевания с нарастанием слабоумия, частые сумеречные состояния, требующие длительного пребывания в стационаре.

Сложными для судебно-психиатрических оценок являются органические заболевания головного мозга, в частности послеинсультные состояния с расстройствами речи. Отличаясь большой динамичностью, послеинсультные состояния не идентичны по своей симптоматике, в связи с чем судебно-психиатрические выводы могут быть прямо противоположными. Большое значение имеет стадия заболевания (острая, подострая, хроническая). В таких случаях почти всегда экспертам приходится решать вопрос ретроспективно, определяя психическое состояние больного в момент совершения сделки. В период обследования подэкспертный может находиться в состоянии полной компенсации, т. е. быть вполне дееспособным, тогда как в период совершения сделки имелась еще острая послеинсультная симптоматика, вследствие чего он не мог «рассудительно вести свои дела».

В других случаях в связи с тяжелым органическим процессом головного мозга у больного могут нарастать явления слабоумия, которые отсутствовали при заключении сделки. Отмеченные особенности течения послеинсультных состояний всегда надо учитывать при вынесении судебно-психиатрического заключения.

Судебно-психиатрическая оценка лиц с явлениями врожденной интеллектуальной недостаточности не менее сложна. Наибольшую сложность представляют случаи, когда возникают сомнения в определении степени интеллектуальной недостаточности. Если будет доказано, что на протяжении многих лет эти лица были интеллектуально беспомощны, не могли адаптироваться к окружающей социальной среде, то можно с уверенностью утверждать их недееспособность. Если же выраженная интеллектуальная недостаточность отмечается только в момент обследования и противоречит объективным данным о прошлом исследуемых, указывающим на их способность удовлетворительно приспосабливаться к реальной жизненной обстановке, то нет достаточного основания для признания их недееспособными. Обнаруженная умственная неполноценность может явиться следствием агравации либо реактивных механизмов в связи с неблагополучно сложившимися ситуационными моментами, например невыгодно совершенной сделкой.

Как правило, действие статьи 8-й ГК РСФСР на психопатов не распространяется. Там не менее в исключительных случаях судебно-психиатрическая оценка психопатий может носить иной характер, и глубокие характерологические нарушения, патологическое развитие личности психопатов дает основание говорить об их недееспособности.

При преходящих психических расстройствах, например реактивных состояниях, инфекционных психозах или текущем фазами маниакально- депрессивном психозе, судебнопсихиатрическая оценка будет зависеть от связи заключения сделки с периодом психотического состояния. Если сделка по времени совпадает с острым болезненным приступом, экспертиза дает заключение о временной недееспособности исследуемого.

Изредка врачи-эксперты могут столкнуться со случаями симуляции или агравации болезненного состояния. Исследуемые, перенесшие в прошлом какой-либо психотический эпизод, пытаются отнести бывшие у них патологические переживания к периоду заключения сделки. Обычно ссылка на болезненное состояние бывает обусловлена желанием одного из участников сделки расторгнуть последнюю.

Следует указать, что понятие дееспособности—недееспособности не всегда совпадает с понятием вменяемости — невменяемости. Такое несовпадение этих двух понятий может возникнуть при оценке нерезко выраженного дефекта различной этиологии. Некоторые больные совершают преступление в состоянии экзацербации болезненного процесса (нестойкая ремиссия при шизофрении, органические заболевания головного мозга и др.) или в период очередного приступа маниакально-депрессивного психоза и т. д. К моменту же прохождения экспертизы психопатологические явления могут затихать, психическое состояние стабилизируется, на первый план вновь выступает (или отсутствует) психический дефект, наблюдавшийся у больных и до обострения заболевания. Совершенно естественно, что больной признается невменяемым, так как преступление совершено им в остром болезненном состоянии. Вместе с тем в момент обследования психические изменения личности выражены не столь значительно, чтобы можно было говорить о невменяемости или недееспособности на будущее время. Таким образом, в отношении совершенного преступления, равно как и в отношении одномоментного» гражданского акта (сделка), необходимо тщательно учитывать динамику дефектных состояний.

Читайте так же:
Чем поддержать больного с шизофренией

Особенно большое значение приобретает оценка этой динамики при наличии вопроса о длительном и систематическом выполнении субъектом своих гражданских прав и обязанностей, например о возможности больного состоять в браке и воспитывать своих детей. С этой точки зрения всегда возможно расхождение судебно-психиатрических решений, касающихся одномоментного гражданского или уголовного акта (сделка, преступление), с одной стороны, и вопросов семейного права — с другой.

Кроме того, и в отношении одномоментных актов, подпадающих под действие уголовного или гражданского права, также может быть расхождение в решениях. Лица с незначительным психическим дефектом могут быть и вменяемыми, и дееспособными. Вопрос здесь стоит в иной плоскости. В некоторых отдельных случаях по характеру свойственного больным дефекта они отличаются повышенной ранимостью, склонностью к различного рода обострениям — реактивным, соматогенным и др. Например, у больных, перенесших вспышку шизофрении, закончившеюся глубокой ремиссией, которую можно приравнять к практическому выздоровлению, в период следствия может возникать психогенно обусловленное обострение заболевания или реактивное состояние, иногда с длительным течением либо легко повторяющееся в условиях следствия Все это указывает на невозможность больных предстать перед судом и нести наказание, хотя в момент совершения преступления они могли отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

У больных эпилепсией с нерезко выраженными психическими нарушениями, не исключающими возможности регулировать свое поведение и учитывать последствия содеянного противоправного действия, могут в период следствия резко участиться припадки, дисфорические состояния, сумеречные расстройства сознания, указывающие на злокачественный тип течения болезни. Такого рода симптомы определяют необходимость ставить вопрос о невозможности больного предстать перед судом и отбывать наказание в дальнейшем.

Само собой резумеется, что стойкое ухудшение состояния может наблюдаться и при других нозологических формах (органическое поражение центральной нервной системы, пресенильные психозы и т. д.).

Мы полагаем, что в таких случаях речь должна идти не о невменяемости больных, так как в момент совершения преступления изменения личности были выражены у них не столь значительно, чтобы можно было ставить этот вопрос, а о применении к ним части 2-й статьи 11 УК РСФСР в связи с развившимися уже позже явлениями стойкой декомпенсации. Ведь в уголовном и гражданском процессе решение вопроса о вменяемости и дееспособности больных зависит от совмещения медицинского и юридического критериев. Оперируя только одним из этих критериев, можно придти к ошибочным выводам.

С этой точки зрения можно высказать предположение не о расхождении между понятиями вменяемости и дееспособности, а о психических особенностях личности больного, исключающих возможность нахождения его в местах лишения свободы. Без сомнения, такие больные встречаются не столь часто, и это положение не должно пониматься расширительно. Таким образом, если исключить временные психические расстройства (реактивные состояния, острые алкогольные, инфекционные психозы и др.), расхождение между понятием вменяемости и дееспособности, с точки зрения клинических особенностей личности, может наблюдаться лишь на различных этапах заболевания (при освидетельствовании больного в разное время, с учетом динамики заболевания) и полностью исключается при судебнопсихической оценке его психического состояния в какой-либо один определенный момент (решение о вменяемости и дееспособности одновременно).

Затронутые вопросы имеют большое значение для судебнопсихиат- рической практики и показывают необходимость разработки проблемы дееспособности психически больных и установления клинических критериев, определяющих правильность судебнопсихиатрических заключений в области гражданского права. Мы надеемся, что затронутые нами вопросы будут подвергнуты специалистами соответствующему обсуждению.

Недееспособность

Недееспосо́бность — неспособность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Человек, как правило, считается недееспособным в силу недостижения определенного возраста либо вследствие психического расстройства.

Содержание

Возрастная недееспособность [ править | править код ]

В России недееспособность признается за гражданином в силу недостижения им возраста 14 лет. С 14 же до 18 лет он является частично дееспособным, с 18 наступает полная дееспособность. В случае, когда законом допускается вступление в брак до достижения восемнадцати лет, гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения восемнадцати лет. При признании брака недействительным суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности с момента, определяемого судом.

В некоторых других странах (например, в Болгарии и Польше) дееспособность в полном объёме возникает, как и в России, по достижении гражданином восемнадцатилетнего возраста. Согласно английскому законодательству, полная правоспособность (как и совершеннолетие) наступает с началом дня, непосредственно предшествующего дню 21-го года рождения. Согласно швейцарскому законодательству, дееспособность наступает по достижении гражданином двадцати лет. Несовершеннолетние граждане в законодательстве некоторых стран обладают ограниченной дееспособностью: в Германии она возникает по достижении несовершеннолетним семилетнего возраста, в Польше — тринадцатилетнего [1] .

Недееспособность вследствие психического расстройства [ править | править код ]

Институт недееспособности в России [ править | править код ]

Признание недееспособным [ править | править код ]

Совершеннолетний гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над лицом, признанным недееспособным, устанавливается опека; при этом такое лицо полностью сохраняет правоспособность [2] :56 .

Читайте так же:
Боли в ногах при шизофрении

Дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи, близких родственников (родителей, детей, братьев, сестёр) независимо от совместного с ним проживания, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения. В заявлении о признании гражданина недееспособным должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о наличии у гражданина психического расстройства, вследствие чего он не может понимать значение своих действий или руководить ими. Судья в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным при наличии достаточных данных о психическом расстройстве гражданина назначает для определения его психического состояния судебно-психиатрическую экспертизу. При явном уклонении гражданина, в отношении которого возбуждено дело, от прохождения экспертизы суд в судебном заседании с участием прокурора и психиатра может вынести определение о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу [2] :57 .

Эксперты должны решать вопрос о наличии психического расстройства [2] :58 (медицинский критерий, согласно которому предпосылкой недееспособности являются нарушения психотического уровня с различным сочетанием продуктивных или дефицитарных расстройств [3] ) и о его влиянии на степень подэкспертного понимать значение своих действий и руководить ими [2] :58 (психологический критерий, традиционно именуемый также юридическим [3] ). При этом эксперты не вправе делать вывод о недееспособности: данный вопрос решается лишь судом [2] :58 . Экспертное заключение, как и все другие доказательства — объяснения заявителя, заинтересованного лица, его представителя и третьих лиц, показания свидетелей, консультации и пояснения специалистов, письменные и вещественные доказательства, аудиозаписи и видеозаписи, — не имеет для суда заранее установленной силы: доказательства оцениваются лишь в их совокупности. Суд вправе как принять экспертное заключение в качестве обоснования выводов суда, так и отвергнуть его [2] :59 .

Заявление о признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если это возможно по состоянию здоровья гражданина [2] :60 .

Согласно законодательству, при значительном улучшении психического состояния гражданина и отпадении оснований, в силу которых он был признан недееспособным, возможно принятие судебного решения о восстановлении его дееспособности и снятии опеки [2] :57, 68 .

Критика [ править | править код ]

Решение суда о признании гражданина недееспособным влечёт за собой автоматическую утрату им многих своих прав: права распоряжаться личным имуществом, местом жительства, участвовать в выборах [4] , вступать в брак, воспитывать детей, выбирать род занятий [5] :199 , подавать заявления в органы государственной власти, местного самоуправления и др., самостоятельно совершать завещание, сделки, быть усыновителем; без его согласия может быть произведено расторжение брака, усыновление его детей, обработка его персональных данных [2] :56—57 .

Правозащитные организации отмечают несовершенство института недееспособности и опеки в России, приводящее во многих случаях к ограничениям прав, несоразмерным интересам защиты лиц с психическими расстройствами, и к низкой правовой их защищённости [5] [6] [7] . В октябре 2009 года Комитет ООН по правам человека выразил озабоченность в связи с большим количеством лишённых дееспособности граждан в России и отсутствием процедурных и материальных гарантий против непропорционального ограничения их прав [6] .

Несовершенство существующей системы приводит к частым нарушениям прав недееспособных лиц [4] [5] :201 : например, к злоупотреблениям в целях присвоения имущества [4] [7] . Отдельной проблемой является низкий уровень правовой защищённости недееспособных, помещённых в психиатрические больницы и психоневрологические интернаты, и нередко их полная зависимость от этих учреждений, зачастую выполняющих функции опекунов [6] [8] :430 .

В 2015 году Уполномоченный по правам человека в РФ Э. А. Памфилова отметила, что, хотя законодательно недееспособные лица имеют право обжаловать судебные решения о признании их таковыми и обращаться в суды с заявлениями о восстановлении дееспособности, это право порой нарушается: Уполномоченному поступают жалобы на отказы судов принимать к рассмотрению заявления недееспособных лиц, пытающихся оспорить свой статус, причём эти отказы суды мотивируют именно недееспособностью заявителей [9] .

По мнению адвоката Ю. Ершова, члена Московской рабочей группы по реорганизации психоневрологических интернатов, многие пациенты российских психоневрологических интернатов (ПНИ) лишены дееспособности неправомерно. Как отмечает Ю. Ершов, судьи подходят к вопросам о лишении дееспособности излишне формально, почти всегда всецело полагаясь на заключение врачебной экспертизы и игнорируя возможность других доказательств, которые, возможно, могли бы его опровергнуть. Пациенты ПНИ фактически лишены права на защиту при лишении их дееспособности — им не дают возможности ознакомиться с заявлением, нанять адвоката, пригласить свидетелей и собрать документы. Порой экспертиза проводится заочно: при этом слово в слово переписывается заявление интерната, а сам пациент ПНИ членами экспертной комиссии не обследуется [10] .

В 2018—2019 годах в Москве произошло резкое (в несколько раз) увеличение дел по лишению дееспособности; лиц с психическими расстройствами стали намного чаще, чем прежде, отправлять в психоневрологические интернаты. Как отмечал в связи с этим юрист Павел Кантор, «Людям перед лишением дееспособности не разъясняют их права, не дают доступа к документам, после суда часто обманом отправляют в ПНИ, родственникам отказывают в участии в деле» [11] .

Изменения в законодательстве [ править | править код ]

В 2009—2010 годах профессиональными правозащитными организациями высказывались предложения по реформированию института недееспособности в России; проводились круглые столы, посвящённые этой тематике. Рекомендации, выработанные участниками круглых столов, направлялись в органы государственной власти [6] [7] [12] .

Федеральным законом от 06.04.2011 были внесены поправки в Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» и в Гражданский процессуальный кодекс РФ, согласно которым суд, принимая решение о признании гражданина недееспособным, должен предоставить ему право изложить свою позицию лично или через выбранных им самим представителей; психиатрическая помощь оказывается недееспособным без их согласия по просьбе или с согласия их законных представителей лишь в том случае, если недееспособные граждане сами не способны дать согласие на оказание психиатрической помощи; решение законного представителя или органа опеки и попечительства о помещении недееспособного гражданина в психиатрический стационар может быть обжаловано в суде [13] . Как отмечают правозащитники, данные нововведения носят прогрессивный характер и открывают путь для дальнейшего реформирования российского института недееспособности и опеки [14] .

Читайте так же:
Параноидальная или параноидная шизофрения правильно как

Федеральным законом от 30.12.2012 внесены поправки в Гражданский кодекс РФ: в соответствии с законодательной нормой, обозначенной в новой редакции п. 2 ст. 30 ГК РФ, в российское законодательство впервые введена правовая категория ограниченной дееспособности вследствие психического расстройства («гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий и руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности, в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство»). Данная редакция ст. 30 ГК РФ вступила в силу с марта 2015 г. [15]

Институт ограниченной дееспособности в других странах [ править | править код ]

В законодательстве многих стран, помимо понятия недееспособности, существует понятие частичной или ограниченной дееспособности — обычно применительно к несовершеннолетним, лицам, страдающим алкоголизмом и наркоманией, и лицам с психическими расстройствами в тех случаях, когда расстройство не даёт основания для полного лишения дееспособности, но при этом состояние лица обуславливает необходимость помощи для ведения его дел. Лицу, признанному ограниченно дееспособным, назначается попечитель или советник. У лица с психическим расстройством ограничиваются некоторые права (в первую очередь возможность заключения сделок, договоров без согласования с попечителем, за исключением незначительных, бытовых), использование которых без помощи советника или попечителя может принести вред психически больному.

Согласно Гражданскому кодексу Германии, лица, страдающие слабоумием, могут быть объявлены либо недееспособными, либо ограниченно дееспособными; ограниченные в дееспособности лица приравниваются по своей дееспособности к несовершеннолетним, достигшим семилетнего возраста. Для действительности изъявления воли лица, ограниченного в дееспособности, необходимо, если это изъявление воли не сводится лишь к приобретению юридической выгоды, согласие законного представителя.

В болгарском гражданском законодательстве существует понятие «полного запрещения» и «частичного запрещения». Лица старше 14-летнего возраста, которые по причине слабоумия, душевной болезни или физических недостатков не могут заботиться о своих делах, ставятся под полное запрещение, т. е. признаются недееспособными. Такие лица после достижения ими 18-летнего возраста, если состояние их не настолько тяжёлое, чтобы ставить их под полное запрещение, ставятся под частичное запрещение: они совершают правовые действия лишь с согласия своих родителей или попечителей, однако могут сами заключать обычные мелкие сделки и распоряжаться тем, что приобрели своим личным трудом.

Согласно польскому Гражданскому кодексу, ограниченной дееспособностью обладают несовершеннолетние, которым исполнилось 13 лет, а также лица, частично лишённые дееспособности «вследствие душевной болезни, умственной недоразвитости или иного психического расстройства, в частности ввиду алкоголизма или наркомании, если состояние этого лица не даёт достаточных оснований для полного лишения дееспособности, но это лицо нуждается в помощи для ведения своих дел. Над лицом, частично лишённым дееспособности, устанавливается попечительство».

Во Франции лицо, согласно судебному решению осуществляющее помощь гражданину, признанному ограниченно дееспособным, в ведении его дел, именуется «советником». Суд может назначить временную администрацию над гражданином, страдающим психическим расстройством, в случаях, когда болезнь имеет тенденцию к обратному развитию. Права временного администратора ограничены: он может в течение некоторого времени осуществлять опеку над имуществом больного и заботиться о его лечении.

В Италии ограниченно дееспособными признаются лица, которые страдают «нетяжёлой» душевной болезнью, расточители и алкоголики; над ними устанавливается попечительство.

В Венгрии опека как форма защиты лиц с психическими расстройствами заменена различными видами поддержки в принятии самостоятельных решений. В результате человек с психическим расстройством сохраняет свои права и самостоятельно, пользуясь поддержкой доверенных лиц, решает, как ему лучше поступить в той или иной ситуации [16] .

Стоит отметить, что с позиции Европейского суда по правам человека даже ограничение дееспособности гражданина, не говоря уж о полной недееспособности, допустимо лишь в том случае, если оно преследует законную цель защиты его прав или интересов, в частности для предотвращения нанесения ему вреда. Оно может применяться, только если возникает риск ущерба для самого человека вследствие его неспособности в полной мере понимать значение своих действий или руководить ими (человек может совершить какое-либо действие в ущерб своим интересам, например продать квартиру мошенникам, или не совершить какого-либо действия, например не обратиться за начислением пенсии) и только если убедительно доказано, что помощь, предоставляемая посредством поддержки в принятии решений, представительства членом семьи или иных мер, не достаточна для управления гражданином своими делами. Ограничение дееспособности должно затрагивать лишь конкретные сферы правоотношений (например, распоряжение недвижимым имуществом, денежными вкладами свыше определённой суммы), которые определяются судом в решении. Недопустимо учреждение общей опеки или попечительства в отношении тех сфер гражданских правоотношений, в которых нет риска ущерба для самого гражданина: ограничение дееспособности не должно ни при каких условиях касаться права совершать бытовые сделки повседневного характера (приобретение продуктов, книг, оплата проезда в городском транспорте и др.) [17] .

Признание гражданина недееспособным на основании статьи 29 ГК РФ

Признание гражданина недееспособным на основании статьи 29 ГК РФ

Недееспособность — это следствие нарушения функциональности сознания, которое обусловлено расстройством психики. Статус недееспособного возникает у гражданина на основании судебного решения. Его правовым последствием является невозможность участия недееспособного лица в сделках в качестве одной из её сторон лично. От имени недееспособного сделки совершает его опекун, но в пределах, которые обозначены законом.

Основным нормативным актом, устанавливающим правила лишения гражданина дееспособности, является ст. 29 ГК РФ. Она направлена на установление порядка признания недееспособным лица, страдающим расстройством психики. Если суд примет решение о признании лица недееспособным, то вместе с тем будет назначен опекун, который возьмёт на себя представительские функции и право совершать сделки от лица своего подопечного.

В п. 1 ст. 29 ГК РФ содержится ссылка на порядок признания недееспособным, установленный гражданским процессуальным законодательством. Речь идёт о гл. 31 ГПК РФ. Она содержит статьи, которые раскрывают особенности процедуры — от подачи заявления об ограничении дееспособности гражданина до его возможной отмены. Дело в том, что ст. 29 ГК РФ устанавливается правила, согласно которым статус дееспособного может быть возвращён в суде в силу улучшения состояния подопечного.

Некоторые ограничения могут быть установлены и применительно к частично здоровому гражданину. Это может произойти в силу его пристрастия к азартным играм, алкоголю, наркотикам, что вызывает неблаговидные последствия для членов его семьи. В таком случае применяется ст. 30 ГК РФ. Она охватывает все те случаи, когда тяжелого расстройства психики у гражданина нет, но есть некоторые отклонения, что требует особого контроля. В таком случае все значимые сделки лицо может совершать только с согласия попечителя. Процедура частичного ограничения дееспособности аналогична той, что принята для признания граждан недееспособными.

Читайте так же:
Кто более склонен к шизофрении

Правовую сущность опеки и попечительства раскрывает ст. 31 ГК РФ.

Практическое осуществление процедуры

Признание гражданина недееспособным происходит в силу наличия у него расстройства психики, которое должно быть выражено патологическим изменением интеллектуальных или волевых функций психической деятельность. Под интеллектуальными понимается отсутствия понимания значимости своих поступков, а под волевыми — утрату способности руководить ими. Такие дела рассматриваются судами в порядке особого производства. В основу судебного решения ложится заключение судебно-психиатрической экспертизы, направленной на выявление отклонений в психической сфере.

На практике это выражается в том, что гражданин наблюдается некоторый срок специалистами, которые проводят комплекс диагностических и специальных исследовательских мероприятий. В итоге собирается врачебная комиссия, которая выносит коллегиально решение о состоянии гражданина. Заключение экспертизы представляет собой развёрнутый и обоснованный ответ на вопросы суда об интеллектуальных и волевых функциях психики гражданина. Наблюдение может проводиться не только в условиях стационара, но и амбулаторно. При этом в назначенный день и час обследуемое лицо приходит к специалистам для проведения тех или иных исследований.

Фиксирование сведений о пациенте проводится в обычном порядке — заводится история болезни, где подробно описывается анамнез, психический и физический статус и проставляется диагноз. Соответственно, если никаких серьёзных нарушений не наблюдается, то делается запись о том, что психические функции соответствуют понятию «норма».

Гораздо проще проходит экспертиза лиц, которые уже имеют психиатрический диагноз. К примеру, если премьера шизофрении произошла ранее экспертизы, в срок, превышающий на год момент появления ходатайства, то дополнительное помещение в стационар может и не потребоваться. Больной приглашается на экспертизу, где констатируется очевидное.

В заключении же будет написано о том, что у лица имеется диагноз «параноидная шизофрения с нарушением эмоционально-волевой сферы, постоянный тип течения, злокачественная форма». В комментариях специалисты могут написать о том, что это тяжелый психиатрический диагноз, больные признаются недееспособными, а при совершении ими деяний опасного для общества характера — невменяемыми. И этого будет вполне достаточно.

Данное расстройство психики ещё и прогнозируемое с большим трудом. Если больной не проявляет никаких признаков обострения, то это не значит, что они не возникнут уже через час. В любом случае к нему следует относиться, как к потенциально недееспособному, даже тогда, когда он вполне рассудителен.

Ежегодно в суды поступает не менее 40 тыс. заявлений о признании граждан недееспособными. Примерно 15% из них остаются без рассмотрения, в силу самых разных причин, к примеру, отсутствия у заявителя полномочий. По мнению ВС РФ, ходатайство не может исходить даже от прокурора. Эта возможность дана только родственникам и сотрудникам медицинских заведений. Примерно в 98% случаев суды удовлетворяют прошения и признают лица недееспособными.

Проблематика недееспособности и случаев, связанных с ней

Проблемы возникают в основном с ситуациями, которые связаны с совершением невменяемыми каких-то действий, имеющих юридическую значимость, в период до диагностирования, экспертизы и вынесения соответствующего судебного решения. Подчас бывает довольно трудно доказать, что расстройство психики может длиться очень долгий срок, но в скрытой форме течения. Упомянутая выше шизофрения имеет стадию продрома, который может растянуться на годы.

Невозможно однозначно сказать о том, с какой степенью человек понимал юридическую значимость своих действий в этот период. Однако все психиатры поддержат мнение о том, что у шизофрении нет даты возникновения. Смело можно утверждать, что это расстройство длится всю жизнь. Поэтому имеет смысл добиваться того, чтобы все сделки лица, признанного недееспособным, имеющие тяжелые последствия, были признаны недействительными. Хотя получается такое далеко не всегда, и для этого находятся свои объяснения.

Второй тип проблематики порождают опекуны. Далеко не все из них действуют добросовестно, а некоторые и сами далеки от понимания юридических последствий своих деяний. Поэтому лишение лиц, страдающих расстройствами психики, дееспособности невозможно рассматривать абсолютной защитой их прав и законных интересов. Одна из новых проблем выявилась в ходе проведения реформы психиатрической службы в Московском регионе. В настоящее время многие представители общественности и правозащитных организаций заметили, что во многом она направлена на сокращение числа психиатрических больниц и создания на их базе интернатов, куда довольно активно пытаются направлять больных с бессрочной группой инвалидности.

Проблема ПНИ многократно поднималась на страницах различных СМИ. Сущность её в том, что оказавшиеся в интернате люди лишаются всяких прав и вынуждены довольствоваться тем режимом жизни и распоряжения своей недвижимости, которую им предложит администрация заведений. Сами же они обладают довольно высокой степенью изоляции от общества, поэтому о происходящем за стенами заведения узнать довольно сложно.

Между тем, основная роль опеки, определяемая ч. 5 ст. 11 ФЗ от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», сводится к тому, что она устанавливается для защиты прав и интересов психиатрических больных. Опекуны становятся представителями подопечных в силу закона, имеют возможность совершать от их имени и в их интересах все необходимые сделки.

Эта область права характерна тем, что в ней существуют различные постановления высших судов, которые остаются малоизвестными или не работают вовсе. Так, ВС РФ своим решением от 29 января 2007 г. признал недействующими аб. 2 п. 18 и аб. 3 п. 24 Положения о психоневрологическом интернате, утвержденного приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 27.121978 г. № 145. Они касаются того, что администрация ПНИ имеет право отбирать паспорт у тех лиц, которые помещены в интернат, но не являются недееспособными по решению суда. Однако исполнение оставляет желать лучшего. Практических у всех лиц, находящихся в ПНИ возникают трудности с расходованием личных средств, отбирают у них и паспорта.

Читайте так же:
Шизофрения от соли и спайса

В целом же у ВС РФ отсутствует какая-то чёткая позиция по данному вопросу, а систематизация данных не проводится. Можно подозревать, что в этой области сохраняются нарушения. Довольно часто изучение областными судами практики признания граждан недееспособными в районных выявляет, что слишком часто это осуществляется без их вызова в суд и даже для производства СПЭ.

Эксперты же делают выводы по выпискам из историй болезни, а из заключений большинства экспертиз, на деле не соответствующих требованиям закона, невозможно установить истинную картину болезни. Довольно часто проверки выявляют факты признания одиноких и пожилых граждан недееспособными, в результате чего они со временем теряют свои права на недвижимость.

Условия и порядок признания гражданина недееспособным

В силу предписаний ст.21 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе как в случаях и порядке, установленных законом. При этом закон допускает случаи вмешательства в сферу дееспособности гражданина, в частности, если это обусловлено наличием у него психического расстройства (душевной болезни или слабоумия), в силу которого он не может понимать значение своих действий или руководить ими.

Так, согласно п.1 ст.29 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства (душевной болезни или слабоумия) не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека.

Таким образом, для решения вопроса о признании гражданина недееспособным необходимо наличие в совокупности следующих условий:

  1. наличие у гражданина психического расстройства (душевной болезни или слабоумия);
  2. невозможность гражданином понимать значение своих действий и руководить ими.

В то же время гражданин, страдающий психическим расстройством, которое не лишает его способности понимать значение своих действий или руководить ими, не может быть признан недееспособным.

В соответствии с ч.2 ст.373 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) дело о признании гражданина недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия может быть начато по заявлению членов его семьи, а в случае их отсутствия — близких родственников, прокурора, органа опеки и попечительства, психиатрической (психоневрологической) организации здравоохранения. При этом к членам семьи относятся: супруг (супруга), дети и родители, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные лица, которые проживают совместно с гражданином, в отношении которого ставится вопрос об ограничении дееспособности, и ведут с ним общее хозяйство (п. 9 ч. 1 ст. 1 ГПК).

Такое право предоставлено в равной мере всем указанным в ч. 2 ст. 373 ГПК лицам, за исключением близких родственников, которые могут обратиться в суд с заявлением о признании гражданина недееспособным только при отсутствии членов семьи у этого гражданина.

Круг лиц, обладающих правом на предъявление требований о признании гражданина недееспособным, является исчерпывающим. При обращении с заявлением лиц, не указанных в ч.2 ст. 373 ГПК, судья отказывает в возбуждении дела, а в случае обнаружения данного обстоятельства в ходе судебного разбирательства прекращает производство по делу (ч. 3 ст. 362 ГПК).

Так, в заявлении суду заявитель А. указала, что ее отец К. в силу своего возраста и из-за умственного расстройства не может понимать значение своих действий.

В последние два года он является лежачим больным, страдает частичной потерей памяти, не может поддерживать беседу, не понимает о чем идет речь, не может сам одеваться и совершать гигиенические процедуры, плохо ориентируется в окружающей обстановке. Из-за болезни нуждается в опеке.

Просила признать отца недееспособным.

В судебном заседании супруга отца Н. ходатайствовала о прекращении производства по делу на основании ч.3 ст.362 ГПК, пояснив, что К. постоянно проживает с ней по другому адресу, ведет с ней совместное хозяйство. Его дочь А. не является членом его семьи и не обладает правом на обращение в суд с заявлением о признании К. недееспособным.

В судебном заседании прокурор также полагал, что производство по делу подлежит прекращению на основании ч.3 ст.362 ГПК.

Определением суда производство по делу прекращено, поскольку судом установлено, что заинтересованное лицо К. проживает с супругой Н. и ведет с ней совместное хозяйство. Заявитель (дочь) проживает по другому адресу, отец с ней не проживал в течение последних двух лет. Указание А. о приобретении для отца К. продуктов питания, медикаментов, одежды не свидетельствует о ведении совместного с ним хозяйства.

При кассационном рассмотрении дела определение суда осталось без изменения, а частная жалоба А. – без удовлетворения.

Заявление о признании гражданина недееспособным подается в суд по месту жительства данного гражданина, а если это лицо помещено в психиатрическую (психоневрологическую) организацию здравоохранения, — по месту нахождения психиатрической (психоневрологической) организации здравоохранения.

Согласно ч.4 ст.373 ГПК в заявлении о признании гражданина недееспособным должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие об умственном расстройстве, вследствие которого лицо не может понимать значения своих действий или руководить ими.

При этом психическое состояние гражданина определяется судебно-психиатрической экспертизой, поэтому ее назначение по делам о признании гражданина недееспособным является обязательным при наличии достаточных данных о душевной болезни или слабоумии гражданина. Такими данными являются, в частности, сведения, содержащиеся в выписке из истории болезни; справке о состоянии на учете и лечении в психиатрических лечебных учреждениях; свидетельстве об инвалидности в связи с психическим заболеванием и т.п.

Признание гражданина недееспособным является основанием для установления над ним опеки. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун.

Для назначения опекуна суд в течение трех дней со дня вступления решения в законную силу высылает его копию органу опеки и попечительства по месту жительства лица, признанного недееспособным (ч.5 ст.375 ГПК).

Судебные расходы по делу о признании гражданина недееспособным с заявителя не взыскиваются. Однако если судом будет установлено, что заявитель действовал недобросовестно с целью заведомо необоснованного лишения дееспособности гражданина, суд взыскивает с него все судебные расходы (ч.4 ст.375 ГПК).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector