Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности нарушений мышления у больных простой и параноидной формами шизофрении

Особенности нарушений мышления у больных простой и параноидной формами шизофрении

Скрипка, Е. Ю. Особенности нарушений мышления у больных простой и параноидной формами шизофрении / Е. Ю. Скрипка. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2011. — № 5 (28). — Т. 2. — С. 102-103. — URL: https://moluch.ru/archive/28/3226/ (дата обращения: 25.10.2021).

Шизофрения — хроническое психическое заболевание, которое относится к группе психозов, т.е. психических расстройств, характеризующихся грубым нарушением контакта с реальностью, неадекватностью поведения, бредом и галлюцинациями. При шизофрении наблюдается распад внутреннего единства между чувствами, мышлением и волей, что лишает больного адаптации к социальной среде. Расстройства мышления, воли и эмоций придают поведению больного особый характер. Всё это происходит на фоне относительной сохранности памяти и формальных интеллектуальных функций.

Одной из причин различных взглядов на этиологию и патогенез шизофрении является высокая вариативность симптомов от формы к форме, различные виды течения, индивидуальные особенности проявлений заболевания.

Если говорить о нарушениях мышления, то, в зависимости от формы шизофрении, картина значительно различается. В настоящее время существует достаточно большое количество работ, направленных на изучение нарушений мышления при шизофрении, однако данный феномен представляется не исчерпавшим своего потенциала для понимания некоторых аспектов психической деятельности больных, а также для выделения особенностей применения различных методов диагностики.

Нами было проведено исследование, ц елью которого являлось определение специфики нарушений мышления, выявленной по данным пато- и нейропсихологического исследования у больных параноидной и простой формой шизофрении.

В исследовании нас, помимо основной цели, интересовало то, как позитивные и негативные симптомы проявляют себя в нарушениях мышления при различных формах шизофрении; является ли возможным сопоставить различные нарушения с особенностями мозговой организации; существуют ли особенности лево- и правополушарной симптоматики в зависимости от формы шизофрении.

Для проведения эксперимента было сформировано две независимых выборки. В первую вошли 9 пациентов с диагнозом F 20.0 – параноидная форма шизофрении по МКБ-10, во вторую – 9 пациентов с диагнозом F 20.6 – простая форма шизофрении.

Отбор испытуемых проходил с учетом диагноза, а также с личного согласия испытуемых. Все пациенты находились в состоянии ремиссии. Возраст испытуемых обеих выборок – от 26 до 47 лет. С каждым респондентом из двух выборок было проведено пато- и нейропсихологическое обследование.

В результате проведенного исследования были выделены некоторые закономерности. Для всех испытуемых характерны проявляющиеся в той или иной степени нарушения мышления. В группе испытуемых, больных параноидной формой шизофрении нарушения мышления выражены более резко, поскольку неадекватные, несоответствующие норме ответы проявлялись практически в два раза чаще, чем в группе испытуемых с простой формой шизофрении. Также подтвердилась гипотеза о существовании дифференциации в нарушениях мышления у больных параноидной и простой формой шизофрении:

Среди больных параноидной формой шизофрении более выражены виды нарушений, связанные с мотивационной сферой (по сравнению с простой формой): если среди больных простой формой чаще выступают псевдоабстрактные ответы, относящиеся к нарушениям обобщения, то среди больных параноидной формой – практически половину неадекватных ответов составляют разноплановые и резонёрские суждения. Также у больных параноидной формой шизофрении отмечалось большее количество нарушений логического хода мышления.

Читайте так же:
Художник который рисовал кошек шизофрения

Соотношение нарушений различных компонентов было следующим: у больных параноидной формой о нарушении операционального компонента свидетельствовало 25% неадекватных ответов, простой формой – 45%; о нарушениях логического хода мышления – 28% ответов у больных параноидной формой, 22% — простой формой; о нарушении мотивационного компонента – 47% ответов у испытуемых с параноидной формой, 33% — простой.

Также выявилась статистически значимая разница относительно левосторонней и правосторонней нейропсихологической симптоматики: у больных простой формой выявлялись сложности, связанные с выполнением заданий, в которых задействовано пространственное мышление, понимание эмоционального содержания и другими функциями, которые современные авторы приписывают деятельности правого полушария. Иными словами, функции, соотносимые с работой правого полушария, у них были угнетены, по сравнению с левополушарными. У больных параноидной формой шизофрении нарушения мышления свидетельствовали скорее о гиперактивности правого полушария (о чём мы могли судить по пробам на пространственное мышление, понимание грамматических форм, мышление аналогиями, синтез, символизм, продуцирование ассоциаций, продуцирование образов).

На данный момент считается, что при поражениях конвекситальных отделов лобных долей страдает произвольное, сознательное, опосредованное речью подчинение психических процессов и поведения в целом различным программам. При этом левое полушарие имеет большее отношение к произвольному контролю, чем правое, что объясняется связью с речевыми процессами. Правое полушарие – образное и эмоциональные формы регуляции поведения; такого рода регуляцию мы можем наблюдать у больных в состоянии декомпенсации, когда всё их поведение обусловлено структурой бреда либо галлюцинаторным синдромом.

Предположение об угнетении правого полушария при простой форме шизофрении и о гиперактивности правого при параноидной вполне сочетается с современными данными на этот счёт.

Что касается нарушений по факторам мозга, то следует отметить встречающиеся нарушения: — модально-неспецифических факторов (связаных с работой неспецифических срединных структур мозга (инертности — подвижности нервных процессов, активации — дезактивации, спонтанности — аспонтанности)) в большинстве у больных простой формой шизофрении (5 из 9 человек, параноидная – 2 из 9) – жалобы на заторможенность, снижение общей активности, нарушения динамики психических процессов;

— факторов, связанных с работой ассоциативных (третичных) областей коры. Они отражают процессы взаимодействия различных анализаторных систем, а также работу третичных зон — префронтальных и височно-теменно-затылочных зон (возникновение сложных галлюцинацинаторных образов – 8 из 9 больных параноидной формой шизофрении);

— факторов межполушарного взаимодействия. Обеспечивают закономерности совместной работы левого и правого полушария мозга, связаны со структурами мозолистого тела.

Выявленные закономерности могут быть использованы для повышения эффективности диагностической и коррекционной работы психолога с больными. В диагностической работе знание таких закономерностей может способствовать выбору наиболее чувствительных методов для конкретных форм шизофрении.

Зейгарник, Б.В. Патология мышления / Б.В. Зейгарник. – М. : Издательство Московского университета, 1962. – 380 с.

Рубинштейн, С.Л. О мышлении и путях его исследования / С.Л. Рубинштейн. – М. : Медицина, 1958. – 289 с.

Лурия, А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга / А.Р. Лурия . – М. : Академический проект, 2000. – 354 с.

Нарушение мышления

В истории изучения шизофрении отмечался особый интерес к особенностям познавательной деятельности больных. Процессы мышления здесь всегда были в центре внимания и учитывались как при дифференциальной диагностике этого заболевания с другими психическими расстройствами, так и при исследованиях, проводимых в рамках изучения патогенеза шизофрении (Поляков Ю.Ф., 1972).

Читайте так же:
Шизофрения общение сам с собой

Несмотря на то что традиционно с точки зрения психопатологии многие симптомы нарушения мышления при шизофрении рассматриваются в круге позитивной симптоматики, мы описываем в данном разделе часть этих расстройств, полагая, что они имеют прямое отношение к когнитивному дефициту и граница здесь отчасти носит условный характер.

С нарушениями мышления при шизофрении работает клинический психолог

Психопатологические синдромы, в частности дезорганизация мышления и речи, не равнозначны патопсихологическим и нейропсихологическим феноменам, хотя бы на том основании, что они находятся в разном «понятийном пространстве», относящемся к разным дисциплинам: медицина и клиническая психология. Для иллюстрации вышесказанного отметим, что остро возникающие дезорганизация мышления и речи могут быть обратимы по мере купирования психотического состояния, проявления когнитивного дефицита, напротив, отличаются своей стойкостью.

На протяжении ХХ века произошла определенная эволюция взглядов и даже терминов, касающихся нарушения мышления при шизофрении. Такие образные выражения и слова, как «разноплановость», «соскальзывания», «разрывы», «расщепление», «атаксия» мышления, постепенно уступали свое место более четким понятиям клинической психологии. Попытки же вывести из анализа клинических проявлений суть нарушений познавательной деятельности при шизофрении с методологической точки зрения были ошибочны.

Специфичные для шизофрении нарушения мышления заметны как во время рецидива, так и в ремиссии заболевания, они необычны и трудно объяснимы, иногда оставаясь в тени, иногда заметно отражаясь на поведении больного.

Нарушение мышления при шизофрении

  • Нарушение образного и абстрактного мышления
  • Актуализация «латентного фона» (акцент на второстепенных деталях)
  • Символизм
  • Неологизмы
  • Персеверации
  • Бесмысленные рифмы
  • Агглютинация понятий

Е.А. Шевалев еще в 1930 г. предложил выделять при шизофрении прелогическое (архаическое) мышление, символическое и идентифицирующее мышление, типологически близкие к магическому. Автор полагал, что подобное мышление является результатом недифференцированного объединения восприятия и мифологической поэтики, преобладания защитной силы формул и символов, замены естественных явлений сверхъестественными и доминирующего значения веры. Е.А. Шевалев считал, что мышление, лежащее в основе бреда воображения и острого чувственного бреда при шизофрении, сходно с прелогическим мышлением настолько, что сложно дифференцировать формальные расстройства мышления с расстройствами мышления по содержанию.

В разное время, в зависимости от доминирующих в научном сообществе идей, изменение мышления при шизофрении объясняли по-разному. Beringer (1936) писал о «недостаточности интенциональной дуги», при которой свои суждения больной каждый раз вынужден выстраивать заново, хотя и решая текущие задачи, но не используя при этом предыдущий опыт; Kleist (1942) пытался найти взаимосвязь патологии мышления с органическим поражением определенных областей мозга, R. Payne (1955) говорил о «нарушении коркового торможения», T. Weckowicz (1959) — об изменении «фильтрующей функции ретикулярной формации».

В отечественной клинической психологии получили известность работы Л.С. Выготского (1936) (концепция нарушения понятийного мышления при шизофрении) и Б.В. Зейгарник (1962) (патология мышления), посвященные изучению особенностей познавательного процессе при шизофрении.

Б.Ф. Зейгарник (1962) писала, что при явном патологическом характере мышления больных шизофренией для него не характерно «снижение» уровня понятийного мышления.

Ю.Ф. Поляков (1966, 1969, 1972) — руководитель лаборатории патопсихологии Института психиатрии АМН СССР в центр внимания своих экспериментально-психологических исследований поставил анализ структуры познавательных процессов при шизофрении (процессы сравнения, классификации, обобщения, решения проблемных задач и др.). Познавательные процессы при этом сопоставлялись с особенностями зрительного и слухового восприятия.

Читайте так же:
Лишат ли меня прав если у меня шизофрения

Психологический уровень для Ю.Ф. Полякова был промежуточным, связующим звеном между психопатологическим и патофизиологическим методами исследованиями.

Особенно детально в лаборатории патопсихологии Инстиута психиатрии АМН СССР была изучена юношеская шизофрения, характеризующаяся вялым (непрерывным, а у части больных шубообразным) типом течения (наличие четких негативных симптомов на фоне стертой позитивной симптоматики), на взгляд сотрудников лаборатории (Мелешко Т.К., Богданова Е.И., Абрамян Л.А. и др), рельефно демонстрирующая основные нарушения мышления при этом заболевании.

Ю.Ф. Поляков отмечал (1972), что некоторые исследователи, на основе своих экспериментально-психологических и литературных данных, стремятся определить роль нарушений познавательных процессов при шизофрении и ошибочно сопоставить ее с механизмов ее развития.

С психодинамической точки зрения патология мышления при шизофрении объяснялась нарушением социальных связей, регрессом к предущим стадиям развития либидо. В последнем случае просматривалась и связь с идеями J. Jackson, писавшего о том, что душевные болезни возвращают человека на более раннний онто- и филогенетический уровень.

Для мышления больного шизофренией характерна актуализация «латентного фона», второстепенных деталей, использование при обобщении малозначимых признаков понятий.

Незначительные черты общей концепции, фрагменты, детали которые не актуальны для нормальной целенаправленной психической деятельности, занимают доминирующее место, становятся преобладающими.

Больной шизофренией может оперировать неологизмами — словами с особым сочетанием (смешением) слогов, имеющими для него особый и только ему понятный смысл.

Он придумывает слова, склонен к повторению одних и тех же слов и высказываний (персеверация), может бессмысленно рифмовать слова, исходя из звуковых ассоциаций.

Границы между понятиями как бы стираются, а сами понятия утрачивают свой первоначальный смысл. В ряде случаев отмечается агглютинация (контаминация) образов и понятий. Последний симптом можно встретить в творчестве некоторых художников (И. Босх, С. Дали) или поэтов и писателей (Д. Хармс, К. Бальмонт).

Проективные методики клинической психологии, в частности тест Роршаха, использовались достаточно активно при исследовании больных шизофренией. С помощью подобных методов анализировали мотивы и тенденции личности в процессе познавательной деятельности.

При интерпретации пятен Роршаха больной шизофренией может одновременно видеть в одном фрагменте несколько образов.

Опосредование понятий с помощью графических образов при шизофрении недостаточно способствует запоминанию и воспроизведению. Наряду с адекватными во многих случаях используются отдаленные, стереотипно повторяющиеся графические образы.

Прерывистость мыслей и инородные мысли, как и переживание отнятия мыслей, представляют собой сравнительно частое явление при шизофрении.

При шизофрении нарушено образное мышление. Эксперименты, в которых на фоне проведения фМРТ, требовалось создать определенные образы, показали, что больные шизофренией демонстрируют функциональную гипофронтальность и снижение активности префронтального дорсолатерального кортекса.

В литературе встречаются указания на то, что эти результаты, возможно, обусловлены нарушением процессов мотивации при шизофрении. Дефицит мотивации — почти обязательный симптом шизофрении, заметно осложняющий изучение когнитивных нарушений. Интересно отметить, что при предоставлении финансовых стимулов, мотивация выполнения каких-либо действий при шизофрении усиливается. С усилением мотивации действительно повышается активность префронтального дорсолатерального кортекса.

Читайте так же:
Отношение к болезни при шизофрении

При шизофрении пациенты, даже на протяжении длительного времени страдающие этим психическим расстройством, могут демонстрировать возможность выполнения определенных мыслительных операций, требующих кратковременной концентрации внимания, например, сложные цифровые операции или игра в шахматы. Этот факт некоторые авторы начала ХХ века объясняли тем, что при шизофрении нарушен процесс мышления, но сохранены предпосылки интеллекта (Gruhle H., 1922). Об отрыве мышления от опыта вследствие «разрыхления ассоциаций» при шизофрении писал E. Bleuler (1911), подчеркивая что это ведет к формированию ложных, не соотвествующих прошлому опыту связей.

Мы уже отмечали, что лица, предрасположенные к шизофрении, так же как и родственники больных, иногда обнаруживают сходные особенности процессов мышления.

У многих талантливых математиков или игроков в шахматы среди родственников часто встречаются больные шизофренией.

Экспериментально-психологическое исследование (ЭПИ)

Экспериментально-психологическое исследование — это метод, позволяющий выявить особенности психики путем применения специальных тестов или создания специальных контролируемых условий. ЭПИ проводит психолог или врач, имеющий специальную подготовку в области медицинской психологии. Цель такого исследования — выявить нарушения психических процессов (восприятия, памяти, внимания, мышления, интеллекта и др.) и вообще личности.

Если речь идет о пациенте с психическим расстройством, то особое внимание уделяется маловыраженным, «замаскированным» нарушениям, которые могут не проявляться при клиническом обследовании. Например, с помощью специальных приемов удается установить характерные для шизофрении искажения процесса обобщения, когда заболевание еще в самом начале и общее нарушение мышления еще не проявилось. Или при начинающемся слабоумии: тонкие нарушения памяти и внимания также могут быть установлены только с помощью специальных психологических методик. У больных с дефектами психики ЭПИ позволяет оценить наиболее сохранные стороны личности, навыки и умения. Кроме того, специальные приемы помогают обнаружить те болезненные переживания, которые пациент не раскрывает (скрытую депрессию, психотравмирующие ситуации и т.п.).

Если же ЭПИ проводится в отношении здорового человека, оно может быть направлено на более глубинное исследование личности, определение индивидуальных особенностей психики с тем, чтобы получить возможность более детально разобраться в психологической проблеме, с которой обратился пациент; помочь ему разрешить конфликты в семье или в коллективе; решить проблему профориентации или поиска других жизненных ориентиров.

В целом, ЭПИ позволяет получить более развернутую и объективную информацию о состоянии различных психических сфер личности, а это может быть очень полезно для постановки основного диагноза, выяснения глубины и характера поражений и оценки эффективности проводимого лечения. Кроме того, данное исследование помогает в решении вопросов о профессиональной пригодности, трудовой, военной и судебно-психиатрической экспертизы.

Направляя больного на психологическое обследование, врач-психиатр должен четко сформулировать вопросы, на которые он хотел бы получить ответ. Например, необходимо выяснить уровень интеллекта, наличие нарушений мышления, характерных для шизофрении; изменений памяти и внимания, присущих органическому поражению мозга; личностных особенностей при неврозах и психопатиях и т.д.

Медицинский психолог представляет врачу полученные результаты обследования больного и их толкование. Для клинического диагноза эти данные служат только вспомогательным материалом, их окончательная оценка остается за врачом.

Методик проведения ЭПИ довольно много. Самые распространённые из них направлены на решение следующих задач:

  • Определение типа личности и особенностей характера.
  • Выявление своеобразия мышления, конкретности, поверхностности или неопределенности суждений:
  • Определение способов психологической защиты и типов реагирования в критических ситуациях.
  • Обнаружение симптомов утомляемости, ослабления внимания, снижения темпа психической деятельности;
  • Выявление расстройств памяти и т.д..
Читайте так же:
Как определение шизофрении по глазам

Запись на консультации производится круглосуточно
по телефону в Н.Новгороде (831) 429-05-83.

У комиков выделили признаки легкой формы психоза

Роуэн Аткинсон

Как показывает исследование ученых из Оксфордского университета, такие люди обладают типичными признаками шизофрении или маниакально-депрессивного психоза.

По мнению ученых, такое устройство личности помогает им нестандартно мыслить и придумывать смешные шутки.

Больше всего исследователей поразило сочетание у комиков интровертного состояния и экстравертной импульсивности.

Идея о том, что творчество в искусстве и науке связано с проблемами психического здоровья, не нова.

Однако до сих пор не проводилось исследований о связях некоторых черт комиков с психозом (бред или галлюцинации, которые присутствуют при шизофрении и биполярном расстройстве).

Исследователи Оксфордского университета и фонда Berkshire Healthcare изучили данные анкетирования 523 комиков (404 мужчин и 119 женщин) из Великобритании, США и Австралии.

Ярко выраженные черты

Им было предложено заполнить онлайн-анкету для измерения психотических черт у здоровых людей.

Измерения проводились по четырем параметрам — психотическим чертам личности:

  • Необычные переживания (вера в телепатию и паранормальные явления)
  • Когнитивная дезорганизация (отвлекаемость и трудности в сосредоточении мыслей)
  • Интровертивная ангедония (снижение способности чувствовать социальные и физические удовольствия)
  • Импульсивные несоответствия (тенденция к импульсивному, антиобщественному поведению)

В качестве контрольной группы выступили 364 актера других жанров и 831 представитель нетворческих профессий. Все они также заполнили анкеты.

Исследователи обнаружили, что у комиков все психотические черты были более ярко выражены, чем у представителей иных профессий.

Больше всего ученых поразило сочетание у комиков интровертного состояния — ангедонии — и экстравертной импульсивности.

У актеров других жанров были выражены лишь три типа психотических черт, без склонности к интроверсии.

Мыслить нестандартно

"Креативные элементы, необходимые для создания юмора, поразительно похожи на элементы, характеризующие когнитивный стиль поведения людей с психозом — шизофренией и биполярным расстройством", — отмечает профессор Гордон Клэридж из департамента экспериментальной психологии Оксфордского университета.

По его словам, сам по себе шизофренический психоз может иметь пагубные последствия для чувства юмора, но в "меньших дозах" может увеличить способность людей придумывать необычные вещи или мыслить нестандартно.

Маниакальное мышление, которое находится в одном ряду с биполярным расстройством, может помочь людям сочетать несочетаемое для оригинального комического эффекта, говорит Клэридж.

"Комики, как правило, немного замкнуты, по большей части они — интроверты, которые не всегда хотят общаться, и их комедийность представляет собой своего рода метод самолечения", — отмечает профессор.

"Психоз не является проблемой личности, это более тяжелое расстройство, — говорит доктор Джеймс Маккейб из института психиатрии Королевского колледжа в Лондоне. — Люди, старадающие психозом и шизофренией, обладают очень слабой способностью оценивать юмористические материалы".

Впрочем, по его мнению, исследование больше проясняет различия между артистами разных жанров, нежели сходства между комиками и людьми, страдающими различными формами психозов.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector