Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Научный журнал Фундаментальные исследования ISSN 1812-7339 Перечень ВАК ИФ РИНЦ 1,749

Методики изучения агрессивности и тревожности личности

Проблемы исследования эмоционально-личностной сферы в подростковом возрасте, являясь предметом многочисленных обсуждений и исследований в науке и практике, остаются и сегодня актуальными и современными. Социальное окружение, наличие или отсутствие семьи, отношения со сверстниками и взрослыми, современная подростковая субкультура – те факторы, которые, несомненно, влияют на эмоционально-личностное развитие и поведение подростка. Подростковый возраст, критический для любого человека, может быть весьма проблемным для воспитанников детских домов. Негативные проявления эмоциональной сферы (агрессивность, тревожность, субъективное переживание одиночества) подростков, оставшихся без родительского попечения, усложняются факторами депривации, психологической травмы разлуки с семьей, недостаточностью развития познавательных процессов. Фрустрация потребности в эмоциональном тепле со стороны близкого взрослого, отсутствие родительской любви и заботы, воспитание в условиях детского дома проявляется «расстройствами привязанности» [2], психической депривации [3], нарушениями мотивационно-потребностной сферы, личностной идентичности [6, 8]. Ранний детский опыт ребенка-сироты формирует один из серьезнейших феноменов сиротства – «утрату базового доверия к миру», которая проявляется в агрессивности, подозрительности, неспособности к автономной жизни. Это может отразиться на психоэмоциональном благополучии подростков, вызвать негативные личностные изменения, привести к неконструктивным формам поведения, сформировать устойчивую заниженную самооценку подростков [7, 8]. Агрессивная позиция ребенка-сироты по отношению к другим людям является следствием дефицита любви и нередко распространяется даже на братьев и сестер. Любые действия окружающих воспринимаются подростком-сиротой как повод для конфликта. Так же сильно выраженной может быть и агрессивность воспитанников в отношении взрослых [10].

Переживания подростка, связанные с одиночеством, попытки любыми средствами преодолеть одиночество часто становятся причиной отклоняющегося поведения, порождают трудности личностного развития. Чувство одиночества в подростковом возрасте остро воспринимается как заброшенность, покинутость, непонятость и отверженность. Переживание одиночества у подростка может перерасти в устойчивое негативное психическое состояние, накладывающее отпечаток на все остальные чувства и переживания и даже стать препятствием для личностного развития, привести к потере смысла собственного существования [4, 5, 11]. Немаловажная роль в формировании агрессивного поведения у детей, воспитывающихся вне семьи, отводится влиянию комплекса биологических и психологических факторов. К психологическим факторам агрессивного поведения относятся искаженная Я-концепция, неадекватная самооценка, фрустрированная потребность в признании, эмоциональная депривация.

Подростковая агрессия зачастую проявляется как защитный механизм тревоги. Их возникновение и проявление в подростковом возрасте связано с противоречивым, конфликтным характером «Я-концепции» подростка. Когда возникают трудности и сомнения в достижении успеха, отрицательный эмоциональный опыт подростка усиливается, закрепляется в поведении, компенсации, способах защиты и становится устойчивым личностным свойством [9]. Проявления агрессивности, тревожности, переживания одиночества во многом определяются стилями семейного воспитания, условиями социальной жизни и ближайшего окружения подростков, их индивидуально-типологическими особенностями и т.д.

Следует отметить, что современная подростковая субкультура включает в себя целый спектр асоциальных проявлений, расценивающихся подростками как норма. Подобная тенденция указывает на изменение общего мировоззрения в среде подростков, изменение системы норм и ценностей и, как следствие, изменение поведенческих реакций. Фактическим результатом этого является динамика индивидуальных переживаний подростка в сторону неустойчивости и негатива. Тем не менее семья является фактором, стабилизирующим эмоциональную сферу подростка. В данном контексте изучение агрессивности, тревожности и субъективного переживания одиночества подростков, воспитывающихся в семье и детском доме, нам представляется весьма актуальным.

В исследовании мы предположили, что изучаемые показатели эмоционально-личностной сферы подростков из родительской семьи будут менее выражены, чем у подростков из детского дома.

Для верификации данной гипотезы были сформулированы следующие задачи:

1. Изучить особенности эмоциональной сферы (тревожность, агрессивность, субъективное переживание одиночества) подростков из семьи и детского дома

2. Сравнить показатели средних значений изучаемых показателей в выборках подростков из семьи и детского дома по t-критерию Стьюдента.

3. Изучить и сравнить характер интеркоррелятов показателей агрессивности, тревожности и субъективного переживания одиночества подростков из семьи и детского дома.

Для решения поставленных задач исследования был применен следующий диагностический инструментарий: опросник Басса – Дарки для диагностики состояния агрессивности, шкала личностной тревожности А.М. Прихожан, шкала Тейлора и опросник Филлипса для изучения уровня тревожности, методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Рассела и Фергюсона.

Экспериментальной базой исследования были подростки из МАОУ СОШ № 127 г. Перми (49 человек, учащиеся 6–7 классов, из них 21 девочка, 28 мальчиков), а также воспитанники ГКОУ ПК «Детский дом № 3» г. Перми (учащиеся 6–8 классов: 24 мальчика, 16 девочек). Средний возраст всех испытуемых – 13–14 лет. Эмпирические данные были обработаны методами математической статистики (t-критерий Стьюдента и корреляционный анализ Пирсона) по программе Statistica-7.

Основные результаты исследования

Качественный анализ средних значений показателей в обеих выборках показал, что у подростков из детского дома индекс агрессивности выше средних значений, индекс враждебности выше средних нормативных значений в обеих выборках. Выше средних значений показатели тревожности и субъективного ощущения одиночества у подростков из детского дома.

В результате сравнения средних значений изучаемых показателей по t-критерию Стьюдента выявлено, что показатели косвенной агрессии и негативизма выше у подростков из семьи, нежели из детского дома (t-кр = –2,2*). В то же время показатель страха проверки знаний (t-кр = 3,25**) и несоответствия ожиданиям окружающих (t-кр = 3,77**) выше у подростков, проживающих в детском доме, нежели у подростков, проживающих в семье.

Читайте так же:
Улиткино пансионат для больных деменцией

Корреляционный анализ Пирсона выявил следующие взаимосвязи в выборке подростков из родительских семей: показатель субъективного ощущения одиночества положительно коррелирует с показателями физической агрессии (0,49**), раздражительности (0,31*) и обидчивости (0,39**). Корреляционных взаимосвязей между показателями агрессивности и субъективного ощущения одиночества в выборке подростков, воспитывающихся в условиях детского дома, не обнаружено. Вероятно, ощущение одиночества подростка из детского дома компенсируется какими-то психологическими защитами, связанными с чувством общности и социальной поддержки сверстников.

Показатель субъективного ощущения одиночества у подростков из семьи коррелирует с показателями школьной тревожности (0,34*), самооценочной тревожности (0,41**), межличностной тревожности (0,44**), общей тревожности (0,45**), (по методике А.М. Прихожан), тревожности по Тейлору (0,57**); общей тревожности (0,35*), переживанием социального стресса (0,41**), фрустрации достижения успеха (0,32*), страха самовыражения (0,48**), страха проверки знаний (0,38*) и низкой физиологической сопротивляемости стрессу (0,34*) по Филлипсу.

В выборке подростков из детского дома представлены две корреляционные связи показателя субъективного ощущения одиночества – с межличностной тревожностью (0,33*) и общей тревожностью (по методике А.М. Прихожан). Чем же объяснить данные различия? Вероятно, отсутствие связи между показателями тревожности и субъективного переживания одиночества может быть объяснено личностной незрелостью, недоформированностью механизма комплексного реагирования на ситуацию тревоги? В то же время переживание одиночества коррелирует с общей тревогой (диффузно, как общий механизм, с меньшей возможностью дифференциации и тонкого реагирования), а также с межличностной тревожностью (межличностные отношения являются для ребенка из детского дома очень значимыми, он не может компенсировать их отношениями в семье или вне школы, как это возможно для ребенка, живущего в семье).

Характер корреляций между показателями агрессивности и тревожности в выборке подростков из семьи оказался следующим: показатель физической агрессии положительно коррелирует с показателем страха самовыражения (0,59**), показатель раздражительности коррелирует с показателями школьной тревожности (0,33*), самооценочной тревожности (0,41**), общей тревожности (0,38*) по методике А.М. Прихожан и тревожностью по Тейлору (0,31*). Показатель вербальной агрессии коррелирует с показателем страха проверки знаний (059**), чувства вины – с общей тревожностью по Филлипсу (0,43**). Таким образом, у подростков, живущих в семье, физическая агрессия может проявляться как механизм защиты от тревоги в ситуациях выражения собственного Я, чувства вины и страха оценивания. Проявления тревожности, агрессивности и переживания одиночества могут закрепляться как в поведенческих паттернах, так и в личностных качествах подростков.

В выборке испытуемых из детского дома были выявлены следующие корреляционные взаимосвязи между показателями агрессивности и тревожности. Показатель физической агрессии положительно коррелирует с показателями самооценочной (0,33*) и межличностной тревожности (0,39*), страхом самовыражения (0,37*) и общей тревожности (0,36*). Показатель косвенной агрессии связан с показателем межличностной тревожности (0,33*), показатель раздражительности положительно коррелирует с показателями страха проверки знаний (0,34*) и страха несоответствия ожиданиям (0,32*). Показатель вербальной агрессии коррелирует с показателем межличностной тревожности (0,42**). Страх самовыражения – негативные эмоциональные переживания ситуаций, сопряженных с необходимостью самораскрытия, предъявления себя другим, демонстрации своих возможностей. В этом случае можно говорить о том, что агрессивное поведение подростков из детского дома сопряжено со страхом необходимости самораскрытия, предъявления себя, выстраивания межличностных отношений и несоответствия ожиданиям окружающих.

Таким образом, структуру симптомокомплекса эмоционально-личностной сферы подростков из детского дома характеризуют корреляты личностной тревожности (связанной с ситуациями, опасными для самооценки, самоуважения, самопринятия личности) и страхов и проблем отношений с другими людьми. Когда возникают трудности в межличностном взаимодействии, сомнения в достижении успеха, отрицательный эмоциональный опыт подростка усиливается, закрепляется в поведении, способах защиты и становится устойчивым личностным свойством [1, 7].

В целом, обобщая результаты исследования, мы сформулировали основные выводы.

1. Подростков – воспитанников детского дома отличает более высокий индекс общей тревожности, субъективного ощущения одиночества и агрессивности, нежели подростков, живущих в родительской семье. Индекс враждебности выше средних нормативных значений в обеих выборках. Подростков, живущих в семье, отличает более высокий уровень косвенной агрессии и негативизма, тогда как в выборке подростков из детского дома более выражен страх проверки знаний.

2. В выборке подростков из родительской семьи выявлены связи между показателем субъективного переживания одиночества и показателями физической агрессии, раздражительности и обидчивости, тогда как в выборке подростков из детского дома корреляции между показателями агрессивности и субъективного ощущения одиночества не выявлены.

3. В обеих выборках испытуемых подростков выявлены корреляты показателей агрессивности и тревожности. В выборке подростков, живущих в семье, показатель физической агрессии коррелирует с показателем страха самовыражения, показатели раздражительности и чувства вины связаны с показателями школьной, самооценочной и общей тревожности, показатель вербальной агрессии – с показателем страха проверки знаний.

4. В выборке подростков из детского дома показатели физической, вербальной и косвенной агрессии связаны с показателями самооценочной, межличностной тревожности, страхом самовыражения и общей тревожности, показатель раздражительности связан со страхом проверки знаний и несоответствия ожиданиям окружающих.

Таким образом, выявленные различия эмоционально-личностной сферы подростков из детского дома и семьи подтвердили в целом гипотезу исследования.

Статья подготовлена в рамках Проекта № 032-Ф Программы стратегического развития ПГПУ.

Рецензенты:

Щебетенко А.И., д.псх.н., профессор, ФБГОУ ВПО «Пермский государственный институт искусств и культуры», г. Пермь;

Хрусталева Т.М., д.псх.н., профессор, кафедра теоретической и прикладной психологии, ФБГОУ ВПО «Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет», г. Пермь.

Глава I. Теоретические основы агрессивности и тревожнос­ти личности.

1.1. Современные представления о содержании аг­рессивности и тревожности личности.

Читайте так же:
Деменция лакунарная и тотальная

1.2. Анализ понятия «субъективный контроль» лич­ности.

Глава II. Основные результаты выполненного исследования^ агрессивности и тревожности личности и их зави­симости от уровня субъективного контроля.

Приложения

2.1. Обоснование методики исследования агрессив­ности и тревожности личности и их зависимос­ти от уровня субъективного контроля.

2.2. Описание выполненного эксперимента.

2.3. Статистическая обработка результатов выпол­ненного эксперимента.

2.4 Использование метода множественной регрес­сии для оценки взаимосвязи шкал УСК с ме­тодикой Басса—Дарки и методикой Спилбер-гера. Заключение.

Из названия диплома следует, что основной задачей иссле­дования было выявление характера взаимосвязи между такими личностными характеристиками, как тревожность, агрессив­ность, с одной стороны, и степень интернальности/экстерналь-ности — с другой.

Для решения поставленной выше задачи были выбраны:

1. Методика Басса—Дарки для оценки уровня агрессивности;

2. Методика УСК для оценки уровня субъективного контроля.

3. Методика Спилбергера—Ханина — для оценки уровня тревожности.

По этим методикам было обследовано 60 испытуемых (из них 30 подростков в возрасте от 14 до 16 лет и 30 взрослых в воз­расте от 22 до 37 лет).

Обработка проводилась с помощью статистического пакета Stadia (Автор А.П. Кулаичев; регистрационный № 1205).

Ниже приведен список включенных в обработку показателей:

Методика Басса—Дарки

Х1 Физическая агрессия

Х2 Косвенная агрессия

Х3 Раздражение

Приложения

Х4 Негативизм

Х5 Обида

Х6 Подозрительность

Х7 Вербальная агрессия

X8 — Чувство вины

Методика УСК (уровень субъективного контроля)

Х9 Шкала общей интернальности

X10 Шкала интернальности в области достижений

X11 — Шкала интернальности в области неудач

X12 Шкала интернальности в семейных отношениях

X13 Шкала интернальности в области производственных отно­шений

X 14 — Шкала интернальности в области межличностных отноше­ний

Х15 Шкала интернальности в отношении здоровья и болезни Методика Спилбергера—Ханина

Х16 Ситуационная тревожность Х17 Личностная тревожность

Статистическая обработка результатов эксперимента была начата с того, что по всей выборке для каждой переменной были построены характеристики распределения — гистограммы. Для большинства переменных распределение оказалось близко к нормальному, и поэтому в дальнейшем были использованы па­раметрические методы статистического анализа.

Следующим шагом в дипломной работе явилась оценка раз­личий между взрослыми и подростками по всем показателям с помощью r-критерия Стьюдента. Достоверных различий между группами по всем показателям обнаружено не было (кроме по­казателя Хп интернальности в семейных отношениях; у взрос­лых этот показатель оказался значимо выше, чем у подростков, на 1% уровне значимости), поэтому в дальнейшем выборка рас­сматривалась как однородная.

Приложения

На следующем этапе была вычислена корреляционная мат­рица и проведен качественный анализ значимых корреляцион­ных связей. Оказалось, например, что показатели раздражения и негативизма положительно связаны с косвенной агрессией на 5% уровне. Те же показатели связаны с вербальной агрессией на 1% уровне значимости. Это означает, что большей величине аг­рессии соответствует большее раздражение и негативизм и т.д.

После качественного анализа матрица интеркорреляций под­верглась факторному анализу. По полученной факторной матри­це, которая включала 17 факторов, была проанализирована оценка вклада каждого фактора в общую дисперсию. Было выяв­лено, что вклад первых трех факторов составляет около 91%. По­этому в последующей операции вращения факторов по методу варимакс были выбраны первые три фактора. Они представлены ниже в таблице 1.

Приложения

Проанализируем полученную после вращения факторную матрицу. Согласно наибольшему факторному весу первый фактор можно назвать фактором общей интернальности. В этот фактор со значимыми и положительными весами вошли все показатели ме­тодики УСК. Кроме того, в этот же фактор со значимыми ве­сами и отрицательными знаками вошли показатели ситуацион­ной и личностной тревожности. Следовательно, высокая интер-нальность образует единый фактор с личностной и ситуацион­ной тревожностью.

Второй фактор можно назвать фактором «косвенной агрес­сии». Со значимыми весами в него входят практически все пока­затели методики Басса—Дарки. Подчеркнем, что, условно гово­ря, этот фактор оказался «чистым» фактором агрессивности, не связанным с показателями других методик.

Третий фактор, также условно, можно назвать фактором «чувства вины». Он интересен тем, что в него вошли некоторые показатели всех трех методик. Во-первых, с положительным значимым весом в него вошли показатели чувства вины (по ко­торому и назван фактор), обиды и подозрительности из методи­ки Басса—Дарки, ситуационной тревожности из методики Спилберга—Ханина и интернальности в области достижений. В этот же фактор с отрицательными знаками вошли показатели негативизма и вербальной агрессии. Таким образом, личностная тревожность положительно связана с чувствами вины, обиды, подозрительности и интернальностью в области достижений и отрицательно с негативизмом и вербальной агресиией.

Для того чтобы полнее выявить характер взаимосвязи между показателями, которые вошли в третий фактор со значимыми весами, эти показатели были использованы в методе множе­ственного регрессионного анализа.

Ниже мы приведем для примера анализ только одного рег­рессионного уравнения, в котором в качестве зависимой пере­менной была выбрана переменная Х17 личностная тревожность. В качестве независимых переменных в уравнении множественной регрессии были выбраны показатели Х4, Xs, Х6, Х7, Х^ и Х14 С по­мощь пакета STADIA былы получены следующие коэффициен­ты в уравнении множественной регрессии:

Приложения

У(Х17) = 2,18 + 0,005 • Х4+ 0,233 • Xs + 0,653 • Х6+ 0,010 • Х7 + + 0,465 • Х8 + 0,086 • Х14

При этом коэффициенты при переменных Х5, Х6 и X8 имеют уровень значимости близкий к 1%.

Читайте так же:
Антидепрессанты при деменции у пожилых

Согласно полученному регрессионному уравнению личност­ная тревожность в наибольшей степени детерминирована подо­зрительностью (0,653 • Х7), затем чувством вины (0,465 • Х&) и в меньшей степени обидой (0,233 • X5).

Приведенные выше статистические выкладки не охватывают всех имеющихся возможностей обработки экспериментальных данных. Они представляют собой пример того, как, имея опре­деленную совокупность экспериментальных данных, строить один из вариантов их статистической обработки.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Краткая классификация задач и методов их статистического решения представлена в таблице (модификация таблицы 1.2. из пособия Е.В. Сидоренко, 25, с. 34).

Рисунок несуществующего животного

Тест «Рисунок несуществующего животного» — одна из проективных методик исследования личности, автором которой является Майя Захаровна Дукаревич. «Рисунок несуществующего животного» используют для диагностики детей и взрослых: выявляют их личностные черты, бессознательные личностные конфликты, установки, влечения и потребности.

Содержание

Описание методики [ править | править код ]

Испытуемому предлагается придумать и изобразить несуществующее в природе животное и дать ему несуществующее имя. Требуемый материал: лист бумаги, простой и цветные карандаши. После того, как испытуемый закончил рисунок, его просят описать его и его образ жизни. Если рассказ о нарисованном персонаже оказался кратким или неполным, ему задают наводящие уточняющие вопросы (список вопросов ориентировочный) [1]  :

  • Чем оно питается?
  • Где живет?
  • Чем обычно занимается?
  • Что любит делать больше всего?
  • А чего больше всего не любит?
  • Оно живет одно или с кем-нибудь?
  • Есть у него друзья? Кто они?
  • А враги у него есть? Кто? Почему они его враги?
  • Чего оно боится, или оно ничего не боится?
  • Какого оно размера?

Метод данного исследования основан на теории психомоторной связи. Для диагностики психического состояния используется изучение моторики доминантной руки. Данный метод основан на исследованиях И. М. Сеченова, согласно которым всякое представление, возникающее в психике, любая тенденция, связанная с этим представлением, заканчивается движением (буквально — «Всякая мысль заканчивается движением»). [2]

Интерпретация [ править | править код ]

Cуществует несколько общих тенденций интерпретации рисунков: по виду начертания и смысловому содержанию рисунка можно изучить такие психические сферы как уровень агрессивности в целом, склонность к вербальной агрессии, боязнь агрессии и защитная агрессия, невротическая агрессия, уровень стрессоустойчивости испытуемого (реакция на эмоциональную нагрузку), а также выявить некоторые признаки психических патологий.

Общая оценка построения рисунка [ править | править код ]

Самый примитивный вид выполнения задания — изображение уже существующего в природе животного. Такой рисунок противоречит данной инструкции и говорит о низкой обучаемости, а также очень плохо развитом воображении. В отдельных случаях у испытуемого, неспособного изобразить несуществующее животное, диагностируют задержку психического развития. Однако стоить заметить, что данный вид выполнения задания не вызывает тревоги, если его выполнил ребенок дошкольного возраста. Задание, выполненное с нарушением инструкции, но все же находящееся на более высоком уровне — изображение животного из сказочного или мифологического мира. Нормально для детей 8—9 лет, для детей старшего возраста говорит о низком общекультурном уровне и плохо развитом воображении. Стандартное и наиболее часто встречающееся выполнение задания — изображение несуществующего животного из частей реально существующих. Говорит скорее об исполнительском характере личности, чем творческой направленности. Авторы таких рисунков обычно имеют рациональный подход к выполнению задач. Изображение человекообразного животного говорит о дефиците общения у испытуемого. Также может свидетельствовать об инфантильности. «Механизированное» несуществующее животное — признак неконформности и иногда даже низкой социализированности испытуемого. Животные, не имеющие органов чувств, обычно свидетельствуют о шизоидной направленности личности. Слишком вычурные изображения — признак демонстративной личности.

Оценка уровня агрессивности и тревожных состояний [ править | править код ]

Для выявления уровня агрессивности личности используют дополнительную методику — изображение «злого животного».

О низком уровне агрессивности говорит отсутствие у «злого животного» орудий нападения и агрессивной символики. Признаком вербальной агрессии считается изображение у животного зубов. О повышенной агрессивности испытуемого говорит наличие на рисунке острых шипов и выростов, вне зависимости от того, какие части тела они представляют.

При описании «злого животного» в силу социального контроля обычно отсутствуют яркое проявление агрессивных тенденций с подробным описанием его «злодеяния». В противном случае можно говорить об ослабленном социальном контроле личности.

Боязнь агрессии и защитная агрессия проявляются в рисунке в виде дополнительной физической защиты животного: панцирь, чешуя, броня, толстая кожа, а также изображение рядом с животным запасов пищи или помещение животного в аквариум, загон или клетку (стремление к изоляции от окружающего мира).

О тревожности испытуемого обычно говорит плотная штриховка и большие уши, о страхе — большие и ярко заштрихованные глаза. Также о тревожном состоянии часто говорит гигантский размер животного.

О невротической агрессии свидетельствует неблагоприятное место обитания животного, тщательная темная штриховка, выражение в описании животного невротических страхов, ощущении угрозы со стороны окружающего мира.

Некоторые признаки возможной психической патологии [ править | править код ]

Важно отметить, что ни один из отдельно взятых нижеприведенных признаков не может указывать на психическую патологию: состояние испытуемого следует диагностировать в комплексе с другими видами психологических исследований. [3]

  • Искаженная или поврежденная голова животного
  • Изображение внутренних органов животного, «рентгеновский» рисунок
  • Покалеченное животное, наличие ран и повреждений
  • Пустые глазницы, рот
  • Неравномерный, невротический способ штриховки и контура рисунка
  • При описании образа жизни нарисованного животного испытуемый застревает на теме смерти, убийства, страданий
Читайте так же:
Возникло заикание в 3 года

При наличии на рисунке нескольких из этих признаков обычно рекомендуется консультация психиатра.

Критика [ править | править код ]

Отсутствие теоретического обоснования трактовок [ править | править код ]

Первоначальный вариант методики содержал лишь своеобразный каталог интерпретаций деталей рисунка и при этом практически не содержал теоретического обоснования этих трактовок. Кроме того, рисунок мог оказаться недостаточно информативным ввиду своей лаконичности. Поэтому последующие исследования методики «Рисунок несуществующего животного» были направлены на её валидизацию и на восполнение этих недостатков. [4]

Дело Макарова [ править | править код ]

В 2010 году на чиновника Минтранса Владимира Макарова было заведено уголовное дело по обвинению в сексуальном насилии над собственной дочерью. Девочку доставили в больницу на бригаде скорой помощи после падения со шведской стенки, а после взятия анализа мочи, в котором якобы были найдены мертвые сперматозоиды, ее отцу были предъявлены обвинения в сексуальном насилии. Последующие независимые экспертизы показали, что следов мужского биологического материала, а также характерных морфологических повреждений на теле девочки обнаружено не было, но данные экспертизы в материалы дела не попали. Сама девочка обвинения против отца уверенно отрицала. Среди прочих доказательств в пользу обвинения была проведена психологическая экспертиза методом «Рисунка несуществующего животного» экспертом центра «Озон» Л. Соколовой. В ее экспертизе говорится: ««На фоне цветного изображения хвост повторно изображен черным цветом и плотно закрашен (данная особенность характерна для рисунков детей, имеющих опыт сексуального вовлечения), сам рисунок выполнен со значительным психомоторным напряжением… Особенности выполнения проективных методик косвенно указывают на то, что девочка вовлечена в сексуальные отношения со значимым взрослым». Однако данные экспертизы считать достоверными, а тем более достаточными для вынесения приговора нельзя. Коллеги Л. Соколовой выступили с критикой подобной интерпретации рисунка. В споре с директором психологического центра «Озон» Евгением Цымбалом профессор, эксперт центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Елена Дозорцева подняла вопрос не только о профессиональной состоятельности экспертизы, проведенной Л. Соколовой, но и ее правомерности (Соколова не обладает статусом эксперта). К подобным выводам пришли также психолог и руководитель проекта по профилактике семейного насилия в рамках правительственного гранта Альбина Локтионова и специалист-психолог Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербский. [5]

Диагностика агрессивности подростков

В психологии термин «агрессия» трактуется по-разному. Многие авторы исследования агрессивности предпочитают ей давать негативную оценку. Но так же существует и точка зрения на агрессию с позитивной стороны.

Основные определения агрессии в соответствии с основными психологическими теориями и концепциями агрессии и агрессивного поведения:

— под агрессией понимается сильная активность, стремление к самоутверждению. (Bender L.);

— под агрессией понимаются акты враждебности, атаки, разрушения, то есть действия, которые вредят другому лицу или объекту. Человеческая агрессивность есть поведенческая реакция, характеризующаяся проявлением силы в попытке нанести вред или ущерб личности или обществу. (Delgado H.);

— агрессия – реакция, в результате которой другой организм получает болевые стимулы. (Buss A.);

— агрессия – физическое действие или угроза такого действия со стороны одной особи, которые уменьшают свободу или генетическую приспособленность другой особи. (Uilson);

— агрессия – злобное, неприятное, причиняющее боль окружающим, поведение.

Имеющиеся определения можно условно разделить на 2 большие группы:

1. Представление об агрессии как мотивированных действиях, нарушающих нормы и правила, причиняющих боль и страдания. В этом плане различаются преднамеренная и инструментальная агрессия. Инструментальная агрессия — та, когда человек не ставил своей целью действовать агрессивно, но «так пришлось» или «было необходимо действовать». В данном случае мотив существует, но он не осознается. Преднамеренная агрессия – это те действия, которые имеют осознанный мотив – причинение вреда или ущерба.

2. Агрессия как акты враждебности и разрушения (поведенческая составляющая). Р. Бэрон и Д. Ричардсон дают такое определение: агрессия- это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающего подобного обращения.

По мнению этих авторов:

— агрессия обязательно подразумевает преднамеренное, целенаправленное причинение вреда жертве;

— в качестве агрессии может рассматриваться только такое поведение, которое подразумевает причинение вреда или ущерба живым организмам;

— жертва должна обладать мотивацией избегания подобного обращения с собой;

Из отечественных психологов эту точку зрения разделяют Т.Г. Румянцева и И.Б. Бойко. Они рассматривают агрессию как форму социального поведения, которое реализуется в контексте социального взаимодействия, но поведение будет агрессивным при двух условиях: когда имеют место губительные для жертвы последствия, и когда нарушаются нормы поведения.

В 1939 г. Долларом была предложена теория фрустрации — агрессии, в которой утверждается что:

— фрустрация всегда приводит к агрессии в какой-либо форме;

— агрессия всегда является результатом фрустрации.

В свете теории социального научения, предложенной Бандурой, агрессия рассматривается как некое специфическое социальное поведение, которое усваивается и поддерживается в основном точно так же, как и многие другие формы социального поведения. Теория социального научения рассматривает агрессию как социальное поведение, включающее в себя действия, “за которыми стоят сложные навыки, требующие всестороннего научения”. Например, чтобы осуществить агрессивное действие, нужно знать, как обращаться с оружием, какие движения при физическом контакте будут болезненными для жертвы, а также нужно понимать, какие именно слова или действия причиняют страдания объектам агрессии. Поскольку эти знания не даются при рождении, люди должны научиться вести себя агрессивно.

Читайте так же:
Методики диагностики тревожности в подростковом возрасте

Агрессия (от латинского «agressio» — нападение, приступ) рассматривается учеными как мотивированное деструктивное поведение (индивидуальное или коллективное), действие, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), приносящее физический ущерб либо уничтожение другого человека или группы людей, вызывающее у них психологический дискомфорт (отрицательные переживания, состояние напряженности, страх, подавленность и т.д.

Психологическая агрессия — это поведение, преднамеренно направленное на нанесение психологического вреда другому человеку в виде оскорбления, запугивания, формирования зависимости. Это воздействие, нарушающее психологические границы личности. Помимо оскорблений действием, такие проявления, как выставление кого-либо в невыгодном свете, очернение или публичное осмеяние, лишение чего-то необходимого и даже отказ в любви и нежности могут при определенных обстоятельствах быть названы агрессивными.

В современной литературе предлагаются самые разнообразные классификации агрессии и агрессивности. Одна из наиболее распространенных классификаций предложена такими авторами, как А.Басс и А.Дарки.

Басс предложил определение агрессии – это любое поведение, содержащее угрозу или наносящее ущерб другим. Они выделили пять видов агрессии:

— физическая (физические действия против кого-либо);

— вербальная (угрозы, крики, ругань и пр.);

— косвенная: направленная (сплетни, злобные шутки) и ненаправленная (крики в толпе, топание и т. д.);

— раздражение (вспыльчивость, грубость);

— негативизм (оппозиционная манера поведения).

Агрессивное поведение человека иногда определяется как «агрессия», а иногда — как «агрессивность». Нередко «агрессия» и «агрессивность» рассматриваются как синонимы. Однако, необходимо разграничивать понятия «агрессия» и «агрессивность». Агрессия- это поведение (индивидуальное или коллективное), направленное на нанесение физического, либо психологического вреда или ущерба. Агрессивность – относительно устойчивая черта личности, выражающаяся в готовности к агрессии, а так же в склонности воспринимать и интерпретировать поведение другого как враждебное. В силу своей устойчивости и вхождения в структуру личности, агрессивность способна предопределять общую тенденцию поведения.

Индивидуальные детерминанты агрессии имеют постоянный характер, они устойчивы. Человек склонен «тиражировать» удачные модели поведения, что в последствии закрепляется в довольно устойчивые черты личности, поэтому склонных к насилию лиц редко удается переделать с помощью широко используемых средств: усиления мер, увеличение срока наказания и т.д. Агрессия для них является средством достижения целей, а потому вполне приемлема. Она глубоко укоренилась в их личностной структуре и как модель поведения чрезвычайно устраивает, поэтому вряд ли они с готовностью откажутся отвечать ударом на удар. Ключом к решению этой проблемы может быть психотерапия, направленная на повышение уровня уверенности в себе, формирование более зрелого взгляда на жизнь и отношения с другими людьми.

Берковиц обратил внимание на то, что одна из главных проблем в определении агрессии в том, что в английском языке этот термин подразумевает большое разнообразие действий. Когда люди характеризуют кого-то, как агрессивного, они могут сказать, что он обычно оскорбляет других, или что он часто недружелюбен или же что он, будучи достаточно сильным, пытается делать всё по-своему, или, может быть, что он твердо отстаивает свои убеждения, или, возможно, без страха бросается в омут неразрешенных проблем.[6]

А.А. Романов перечисляет следующие основные признаки для классификации агрессии:

— направленность агрессии на предметный или животный мир, на другого, на себя;

— наблюдаемость — ненаблюдаемость как скрытое или открытое проявление агрессии;

— временные признаки, т. е. мера выраженности агрессии по частоте проявлений во времени и длительности состояний агрессии;

— пространственные признаки — в семье, на улице и пр.;

— по особенностям психических действий — физическая, вербальная; в агрессивных мыслях, чувствах и пр.;

— по социальной опасности агрессивных действий:

а) девиантные формы агрессии, нарушающие права других людей без юридической ответственности за собственное поведение;

б) делинквентные формы агрессии, нарушающие права других, социальные нормы с юридической ответственностью за агрессивное поведение.[5]

Цели, не предполагающие причинения ущерба, стоящие за многими агрессивными действиями, включают принуждение и самоутверждение. В случае принуждения зло может быть причинено с целью оказать влияние на другого человека или «настоять на своем». Широко распространенным способом проявления психологической агрессии является манипуляция (эмоциональный шантаж). Это такой вид психологического воздействия, который скрыто побуждает человека к действиям, не совпадающим с его желаниями и наносящими ему вред. Манипулятор расценивает собеседника не как партнера, а как предмет, который помогает или мешает. Главный смысл его действий самоутверждение за счет других, контроль и власть над людьми. Выражается психологическая агрессия в следующих основных формах:

— запугивание и угрозы;

— навязывание своих убеждений, советов, услуг, образа жизни;

— ущемление человеческого достоинства;

— принуждение (прямое или косвенное);

— вызывание чувства вины;

— хамство, прямая агрессия, оскорбления.

Психологическая агрессия обижает, злит, расстраивает людей, т.е. нарушает их психологическую целостность. Следует отметить, что в жизни чаще всего встречается сочетание некоторых или даже всех видов агрессии. Кроме того, разнообразие проявлений агрессивности у детей и взрослых можно группировать на виды как негативные свойства личности, проявляющиеся в отношениях с другими, в расстройствах поведения и эмоций, таких как деструктивность, жестокость, притеснение, конфликтность, враждебность, вспыльчивость и гневливость, мстительность и другие.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector