Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Хуже, чем в тюрьме»: политзек Алексей Морошкин рассказывает о принудительной психиатрии

«Хуже, чем в тюрьме»: политзек Алексей Морошкин рассказывает о принудительной психиатрии

14 июня из психиатрической больницы в Челябинске вышел Алексей Морошкин. Там он провел более полутора лет после того, как его обвинили в призывах к сепаратизму за публикации во «ВКонтакте» о необходимости создания Уральской Народной Республики. Ему поставили диагноз «параноидальная шизофрения». На него также было заведено дело о вандализме в связи с тем, что бюст Ленина в Челябинске раскрасили в цвета украинского флага. По словам матери Морошкина, доказательств его причастности в деле нет, тем не менее следственные действия продолжаются. ОВД-Инфо поговорил с Алексеем Морошкиным о том, что происходило с ним в психиатрической больнице.

Какие условия были у вас в больнице?

— Сначала меня стали закармливать таблетками. У меня уже язык стал загибаться к нёбу. Ходить не мог.

Такое ощущение, знаете: стоишь — и не стоится, ляжешь — и не лежится. Что-то хочется делать постоянно, не знаешь что, неусидчивость такая, «неусидка» называется. Такое состояние, что жить невозможно.

Потом перестали давать много таблеток, все нормализовалось. Это продолжалось около месяца.

Вы знаете, что это были за лекарства?

— Нет, они не говорят, какие препараты дают. Рот проверяют, велят язык поднять — пьешь или не пьешь. Самое страшное — это уколы, которые в течение месяца рассасываются в организме. Таблетки еще можно спрятать, а от укола не спрячешься, его сделают, и тебя месяц трясет от одного укола. Потом мне их перестали делать. Они явно стали побаиваться, когда пошла огласка. Поэтому уже не закармливали меня лекарствами, создали мне более или менее сносные условия содержания, никто меня не трогал. Если бы огласки не было, все могло бы быть гораздо хуже.

Говорили ли они с вами про ваше дело, разговаривали ли на политические темы?

Но они сделали заявление в связи с тем, что вы считали себя политзаключенным.

— Да, такое было. Но это стандартная схема: человек должен признать, что он больной. Если ты этого не делаешь, для них это значит, что у тебя нет критического отношения и ты еще не выздоровел. Это общее отношение к пациентам. Если не признаешь, что ты больной, то просто оттуда не выйдешь.

Когда становилась известна дата очередного заседания суда, где вам могли продлить срок пребывания в больнице, отражалось ли это на поведении персонала?

— Да нет. Мне сразу сказали, что первые два раза мне будут продлевать срок, что у них такая практика.

Говорили, что статья у меня не из легких. Сейчас, мол, такое политическое положение в стране, сами поймите, борьба с экстремизмом. На зоне, мол, вы бы легко и недолго не сидели, поэтому и здесь будете сидеть подольше. И еще даже говорили, что моя статья приравнивается к терроризму, что экстремисты и террористы — это в одном ключе.

Это заведующая отделением говорила.

Было ли поначалу еще какое-то давление, ограничивали ли вас в чем-то , в чем не должны были?

— Там, в принципе, не в чем ограничивать, потому что ты и так во всем ограничен! Кроме лекарств, от которых может быть плохо, основное там — это абсолютная скука. Я читал журналы, книги, конечно. Но, честно говоря, такая атмосфера, что не читается. Об этом все говорят. В тюрьме читалось. Но в больнице вообще хуже, чем в тюрьме. В тюрьме и отношение персонала было лучше, там и на «вы» называли, и к тому, что ты политический, относились лучше почему-то . Вообще никаких нареканий у меня нет к персоналу. Дело в чем: тюрьмы активно проверялись ОНК (Общественными наблюдательными комиссиями за местами лишения свободы — ОВД-Инфо ), и это очень сильно содействовало улучшению условий, это прямо очень сильно чувствовалось, что там боятся ОНК. Чувствуется, что тюрьмы сильно подтянулись в области прав человека. А больницы не находятся в ведении ОНК, туда невозможен доступ, они не могут проверять и не могут воздействовать.

В этих больницах, в психушках, людей не лечат, их просто изолируют. По сути, это такие же тюрьмы.

Я очень много видел людей, которых туда помещали незаконно, наслышался историй, как родственники их сдают, и полиция может туда засылать неугодных. Есть, конечно, больные люди. Атмосфера в больнице, конечно, тем плоха, что в тюрьме ты находишься все-таки среди здоровых людей, а в больнице ты находишься, в основном, среди тяжело больных, и более или менее здорового человека это угнетает. Бывает даже не с кем пообщаться.

Сколько человек было у вас в палате?

— Я всегда лежал в палатах, где было мало людей. Они называются палатами для выздоравливающих. Человек десять-двенадцать там было всего лишь. Большие палаты — это человек двадцать, двадцать пять.

И какой контингент там, в основном?

— Я был на общем режиме, это обыкновенная больница, лежишь с обыкновенными больными. Есть еще спецрежим, там только уголовники лежат, только по статьям. На общем режиме была частая ротация больных — заедут, два месяца полежат, уедут. И человек десять принудчиков (находящихся на принудительном лечении по уголовной статье — ОВД-Инфо ), мы лежим там долго, годами.

Какие еще могут быть причины для принудительного лечения?

— Политический я там был один. А так — убийства, воровство.

Но при этом их не на спецрежим помещают?

— Там такая система: сначала их помещают на спецрежим или даже на спец с интенсивом, а потом переводят, понижают. После спеца с интенсивом просто спец, там два года отлежал, потом дают общий, еще два годика отлежит, и только тогда на свободу. Это тоже, мне кажется, несправедливо.

Почему простые больные люди вообще должны пересекаться с преступниками, которые лежат по статьям? Ладно, я политический, но представьте себе: психически больной убийца лежит вместе с нами, выздоравливает, так сказать.

Я считаю, что если ему дали спецрежим, то он уже должен со спецрежима и выписываться. Но вообще персонал больницы относится к принудчикам не как к больным, а как к зекам. Там все понимают, что мы просто отбываем свои сроки, мы не выздоравливаем, мы можем быть абсолютно здоровыми. Смотрят только на статью. Сколько тебе определено отсидеть, столько ты и будешь сидеть. В данном случае — лежать. Об этом все говорят, все это знают, и все с этим согласны.

Я так понимаю, что меня освободили только потому, что пришел новый ответственный за принудительное лечение, не знаю, как его должность называется. Сначала работала женщина, которая еще с советских времен занимала эту должность. А сейчас пришел новый человек более прогрессивных взглядов и меня отпустил пораньше.

А остальных?

— Тоже начал пораньше выписывать. Ну, он такой, более прогрессивных взглядов. «Эхо Москвы» слушает. Я удивился даже. Он услышал обо мне по «Эху Москвы» и передал это заведующей. Наверно, это какое-то впечатление на него произвело.

Читайте так же:
Знаменитые люди которые страдали шизофренией

Но прогрессивные взгляды означают, что он склонен более по-человечески относиться к тем, кто на принудительном лечении? Это на практике как-то отражалось?

— Я с ним встречался, когда он проводил комиссию для выписки, это происходит раз в полгода. Так он непосредственно не наблюдает больных, не ведет посещения. Видимо, он не считает, что мое преступление приравнивается к терроризму. В целом, я считаю, что меня так рано выписали, потому что было давление со стороны СМИ, правозащитников, и пришел человек более прогрессивных взглядов.

Как было со свиданиями, часто ли их давали?

— На общем режиме свидания два раза в неделю, по средам и воскресеньям. Это один из плюсов больницы по сравнению с тюрьмой.

Омбудсмен областной не приходил к вам?

— Нет. Приходили правозащитники, Щуры (Татьяна и Николай Щур, члены ОНК Челябинской области предыдущего созыва — ОВД-Инфо ). Больше никто.

Вы сказали, что в СИЗО было лучше, но ведь в какой-то момент вас там поместили в медсанчасть, где были тяжелые условия.

— Да-да . Лучше, если не считать «дурхаты». Я сначала сидел вообще хорошо — месяц в одиночной камере в ФСБшной тюрьме «семерке», потому что был следователь ФСБ (по словам Татьяны Щур, несколько лет назад СИЗО № 7 передали в ведение ФСИН, но неофициальный контроль ФСБ сохраняется — ОВД-Инфо ). Там чисто, все тщательно контролируется ОНК. Как в отеле. Потом, когда я стал числиться за судом, меня перевели на «однерку», централ местный (СИЗО № 1 — ОВД-Инфо ). Сначала я сидел в карантине, было весело довольно. Потом, видимо, поскольку я политический и могу влиять на других заключенных, распространять среди них экстремистские взгляды, я сидел в «двушках», хатах на двоих. Сидел с очень богатыми людьми, предпринимателями, которых обвиняли в мошенничестве. И у них все было — телевизоры, холодильники. Поэтому я сидел в комфортабельных условиях, и отношение сотрудников было замечательное. А потом, поскольку мне поставили невменяемость, меня перевели в так называемую «дурхату» — медсанчасть, для психически больных. И там был ад абсолютный.

Ничего не моется, грязно, из обоих кранов идет то одна горячая вода, то одна холодная. Вместо туалета вокзальная параша, из которой постоянно воняет. За окном псарня, собачий лай постоянно. И отношение другое, ни в баню нормально не сходить, ни на прогулку.

В общем, если бы я написал жалобу в Европейский суд, я бы однозначно выиграл. По сравнению с тем, какие туда подают жалобы на плохие условия содержания, я сидел в самых адовых условиях. «Дурхата» — это самый низ, худшее, что можно себе представить в СИЗО. И опять же контингент, люди, с которыми сидишь в «дурхате», это полный кошмар. Убийцы, те, кто проходит по статьям «изнасилование», «развратные действия в отношении малолетних», неоднократно судимые. Я там один был политический. Обычно же в СИЗО ранее судимые не контактируют с ранее не судимыми, их вместе не сажают. А в медсанчасти все вместе сидят — и те, у кого по пять, по шесть ходок, и я, который в первый раз.

Решение признать вас невменяемым было неожиданным, или какие-то намеки звучали до этого?

— Неожиданным было. Наверно, основную роль сыграло, что один раз я месяц был в психиатрическом стационаре, в открытом отделении, в 2003 году из-за депрессии.

Второе дело сейчас затихло, никто не появляется?

А к вам в больницу в связи с этим делом приходили?

— Посещали, да. Приходил следователь проводить следственные действия, ознакамливать с делом. Потом дело отправляли в прокуратуру, прокуратура возвращала, они снова проводили какие-то действия, снова ознакамливали с делом. А недавно пришли снова опера, снова Центр по противодействию экстремизму подключился. Незадолго до выписки приходили в больницу к заведующей, расспрашивали, кто ко мне приходит, пользуюсь ли я гаджетами. Провели еще один обыск в квартире, интересовались экстремистской литературой, какими-то связями, пытались найти краску, одежду.

Как вы думаете, что будет с этим делом?

— Не знаю. У них уже год и восемь месяцев идет расследование. Прокуратура так и не утверждает обвинительный акт. Они его давно закрыли бы, это было бы самое простое, но, видимо, оно для них слишком значимо, слишком принципиально. Насколько я понимаю, на них в свое время Москва давила, когда это произошло. Если бы просто краской покрасили — это одно, а то в цвета украинского флага.

Думаете ли вы о том, что делать дальше, чем заниматься?

— Пока еще ни о чем не думаю, со вторым делом хочу разобраться и тогда уже буду что-то решать. Сейчас я не могу никуда устроиться на работу.

Всюду, где нужна справка от психиатра, для меня дорога закрыта. Я должен в течение нескольких лет каждый месяц отмечаться у психиатра, получать в обязательном порядке лекарства, таблетки, уколы. Если я снова по каким-либо причинам, хоть планово, попадаю в психушку, я там буду обязан лежать как минимум сто дней, раньше меня не выпустят.

Это называется АДН (активное диспансерное наблюдение — ОВД-Инфо ).

Вас арестовали после того, как вы уехали из России, а потом вернулись. Почему так произошло?

— Я хотел убежать. Особо выбирать было не из чего. Понадеялся на людей, что они мне помогут, они пообещали помощь, а потом меня бросили, подставили, и я не смог никак закрепиться в Украине, поэтому пришлось возвращаться обратно.

Могут ли выселить психически больного человека

Могут ли выселить психически больного человека

Дети, пенсионеры, инвалиды, малоимущие

[stextbox defcaption=»true» collapsing=»true» collapsed=»false» mode=»css»]

Могут ли выселить психически больного человека? Согласно постановлению Верховного Суда №14 от 02.07.2009 г. каждая ситуация рассматривается в индивидуальном порядке с учетом интересов незащищенных слоев общества. Также к такому процессу могут подключаться прокуратура и органы опеки (ст. 45 и 46 ГПК РФ).

Психически больной человек иногда может не отвечать за действия своих поступков. Сложно жить с такими людьми в одном помещении. Еще тяжелее приходится соседям, потому что они не входят в число родственников, которые могут ограничить его дееспособность.

Однако согласно закону «О психиатрической помощи» человек не может быть ограничен в правах на жилище. Только участники семьи или родственник могут обратиться в суд с ходатайством о признании больного не способного к деятельности ст. 281 ГПК РФ по причине психического расстройства.

Суд выносит постановление о назначении экспертизы психиатрического характера в принудительном порядке. При вынесении решении об установлении лица неспособного к деятельности или ограниченным в деятельности судебные органы ставят в известность опекунский совет, который назначает куратора.

Читайте так же:
Шизофрения обострение как долго проходит

Мать или отец, супруг или супруга, дети, внуки, братья и сестры имеют приоритетное право стать кураторами ст.10. Закона «Об опеке и попечительстве». При назначении куратора учитываются родственные связи, моральные качества, способность выполнять обязательства, если возможно, берется во внимание желание подопечного.

Таким образом, для признания лица психически больным требуется заключение медицинской комиссии, а для признания неспособным к деятельности судебное решение.

В таком случае выселить психически больного человека будет проблематично. Любое действие подопечного будет находиться на контроле службы опеки. Только с разрешения опекунских органов и в его интересах можно совершить продажу, обмен или снятие с регистрации психически больного человека.

Но что делать, когда нет такого заключения и решения суда. У соседа явные признаки расстройства психики, а родственников нет. В этом случае соседям необходимо писать коллективную жалобу в органы полиции или прокуратуры. Эти органы могут ставить вопрос об установлении недееспособности лица в судебном порядке.
[stextbox mode=»css»]

ОснованияМогут ли выселить пенсионеров

Основание для выселения недееспособного (состоящего на учете в психоневрологическом диспансере)

Дети, состоящих на учете по делам несовершеннолетних в детских комнатах милиции, ничем не отличаются от других несовершеннолетних. Нахождение детей на учете в ПДН не является основанием для выселения. Права детей зависят только от того в каком качестве они живут в квартире.

Существуют три варианта:

  1. Ребенок проживает в квартире и является совладельцем жилья.
  2. Ребенок живет вместе с родителями, но не является владельцем части жилья.
  3. Несовершеннолетний живет вместе с родителями в квартире муниципалитета.

В первом случае несовершеннолетнего невозможно лишить прав на жилье ни при каких обстоятельствах. Даже продажа квартиры будет производиться с согласия попечительского совета. Если квартира с малолетними детьми продана, суд может признать сделку ничтожной.

Второй случай тоже сложный. Если несовершеннолетний живет с родителями, которые расторгли брак, а владельцем квартиры является отец, мать теряет право проживания и пользования, но не ребенок. Прекращение брачных отношений между родителями не дает право признавать детей бывшими членами семьи.

Третий случай также не дает оснований для отселения семьи с малолетними детьми ни при каких условиях. При выселении из квартиры по причине образовавшейся задолженности семья с детьми должна быть обеспечена иным жильем.

Таким образом, дети следуют за родителями до 18-летнего возраста. Единственное это то, что дети обретают ограниченную свободу по достижению 14 лет. Они могут совершать мелкие бытовые сделки. Например, устроиться на работу с неполным рабочим днем. Для осуществления крупных сделок, продажи части жилья, оформления дарственной, снятия с регистрационного учета необходимо будет согласие родителей, опекунов.

Защита от выселения с помощью опекунского совета и прокуратуры

Прокуратура обращается в судебные органы

Прокуратура обращается в судебные органы с целью защиты жилищных прав малолетних детей на основании ГПК РФ, ЖК РФ, СК РФ. Закон определяет факультативное и обязательное участие прокурорских работников в гражданском процессе.

На основании ст. 45 ГПК РФ представитель прокуратуры вступает в гражданский процесс и дает заключение по делам об отселении. При этом прокурор обязан принять участие в делах об отселении без предоставления жилища.

[stextbox mode=»css»]Статья 252 ГПК предусматривает обязательное участие прокуратуры при оспаривании нормативного документа, который нарушает права лиц, не достигших 18 лет. Если законодательно прокурор не обязан участвовать, то его присутствие факультативное.[/stextbox]

Защиту прав детей прокуратура осуществляет, руководствуясь СК РФ в случаях:

  • обращения в прокуратуру;
  • совершение незаконных сделок;
  • издание правовых документов с нарушением жилищных прав.

Поводом для осуществления прокурорских проверок служат обращения представителей по закону, кураторов и покровителей.

Служба опеки и попечителей служит сдерживающим фактором при совершении незаконных сделок. Она действует исключительно в рамках защиты интересов детей, недееспособных и ограниченных в действиях лиц.

Как избежать выселения психически нездоровому человеку

Прежде всего, психически больному человеку необходим опекун из числа родственников. Если таких родственников нет, то такое лицо помещается в психиатрический диспансер. В этом случае государство берет защиту его прав и свобод в лице лечебной организации. Она обращается в судебные органы с ходатайством о признании лица неспособного к деятельности.

Черный риелтор

Конечно, психически больные одинокие люди представляют большой интерес для черных риелторов. Кто в этом случае защитит права. Для этого существует прокуратура, которая проведет проверку и при установлении незаконности сделки обратится в судебные органы.

Кто может быть инициатором такой жалобы? Это могут быть соседи или представители жилищной организации, социальные службы. Если человек чувствует отклонения в психике, он может сам обратиться за медицинской или социальной помощью. До установления его адекватности лечебная организация берет его под свой контроль.

Ответственность опекуна при выселении

Кураторы несут ответственность в соответствии с законом «Об опеке и попечительстве». Основанием является ненадлежащее выполнение обязательств по охране и распоряжению имуществом.

За нарушение законодательства предусмотрена ответственность по административным и уголовным положениям. Это может быть вред имуществу, расходование средств и совершение сделок не в интересах подопечного. Опекунский орган может получить данные о нарушениях из анонимных источников, от подопечных, знакомых, соседей и воспитателей.

На основании ст. 35 Кодекса РФ об административных правонарушениях кураторы привлекаются к ответственности по административным положениям за невыполнение или несоответствующее выполнение обязательств в отношении подопечных лиц.

Отказ в выселении по медицинским показателям

Медицинские показатели

Медицинские показатели бывают различной группы. Одним из таких показателей является группа инвалидности. Наличие первой и второй категории инвалидности является причиной отказа в отселении в любом виде жилья, исключая ипотеку и коммерческое жильё.

Причиной отказа в отселении может быть наличие заболевания, которое нарушит привычный жизненный ритм лица.

Например, при отселении за долги по квартплате в другое жилье, судебные органы примут во внимание гипертонию выселяемого лица, повышенное кровяное давление. Если будет иметься заключение врачей о том, что человек страдает отдышкой и ему трудно передвигаться на дальние расстояния, а жилье находится далеко от социальных служб и лечебных учреждений, то процесс отселения не состоится.

Также это может касаться лиц, болеющих сахарным диабетом. В любых ситуациях решения судебных органов будет приниматься исходя из обстоятельств дела, индивидуально и только при наличии показателей, которые могут быть обеспечены в новом жилье.

Постановление Верховного Суда N 14 о слабозащищенных гражданах

Пленум Верховного Суда обратил внимание судебных инстанций на соблюдение прав и интересов лиц, слабо защищенных в социальном плане. Это инвалиды, малолетние дети, пенсионеры, неспособные лица к деятельности и малообеспеченные граждане.

Если в спорных делах принимает участие одна из этих категорий, то суд, прежде всего, всесторонне изучить обстоятельства дела и дать надлежащую оценку. При принятии решения судебные органы должны защищать интересы слабо защищенных лиц.

Кроме того, в судебном процессе, где затронуты права малолетних, пенсионеров, недееспособных лиц, инвалидов является обязательное участие органов прокуратуры. Данная категория лиц подвержена мошенническим схемам лишения жилой площади. В результате возросло количество лиц без определенного места жительства. Необходима не только правовая защита, но и охрана интересов.
[stextbox mode=»css»]

Читайте так же:
Шизофрения потеря памяти и мыслительной способности

Выселение материВыселение матери с несовершеннолетним ребенком

Заключение

Любой факт отселения из жилища неприятное событие в жизни. Несмотря на законодательную базу и многочисленные разъяснения Верховного суда, гражданский процесс остается не урегулированный. Нет единой практики применения законодательства, что порождает принятие решений с нарушением законных прав и интересов.

Жилищные дела рассматриваются в судах по несколько лет. Сложность и длительность вызвана соблюдением порядка подачи жалобы в Верховный суд. Без апелляционного решения суда жалоба в высшую инстанцию, Верховный суд, не может быть направлена. Именно категория жилищных споров преобладает в гражданских делах судов всех инстанций.

Если у вас возникли вопросы по теме данной статьи, вы можете задать их в комментариях либо написав дежурному юристу сайта. Также вы всегда можете позвонить нам по телефонам, указанным на сайте. Мы обязательно ответим и поможем.

Пять вопросов о невменяемости и о принудительном лечении

Пять вопросов о невменяемости и о принудительном леченииФото: Максим Платонов

На уходящей неделе ОНК Москвы сообщила, что казанский стрелок Ильназ Галявиев признан невменяемым по результатам психолого-психиатрической экспертизы. В СК РФ эту информацию опровергли — сообщили, что экспертиза еще не завершена. Если специалисты все же докажут, что Галявиев на момент преступления был невменяем, его отправят на принудительное лечение. Если нет — по предъявленной статье его ждет тюремное заключение вплоть до пожизненного срока.

В связи с этим информационным поводом «Реальное время» с помощью эксперта разбирается, каков механизм признания невменяемым, могут ли убийцу, признанного невменяемым, выпустить на свободу, и в каких условиях содержатся люди на принудительном лечении. Наш собеседник — врач-психиатр, судебно-психиатрический эксперт Кирилл Салов (Москва).

  1. Что такое невменяемость и как эксперты определяют, что человек невменяем?

Невменяемость предполагает состояние, под влиянием которого совершается общественно опасное (преступное) деяние, это опасное поведение для окружающих, которое обусловлено болезненными механизмами.

Одна из основных характеристик преступления — умысел. Если человек осознает последствия противоправных действий — это формула вменяемости. И в этом случае специалисты говорят, что преступление имеет место быть, потому что оно совершено с умыслом. Невменяемость же предполагает, что действия человека обусловлены болезненным поведением.

При этом даже наличие тяжелого психического расстройства еще не говорит о том, что человек был невменяемым на момент совершения преступления. Например, человек с шизофренией, совершивший два общественно опасных действия, может быть признан в одном действии вменяемым, а в другом — невменяемым. Когда проводится экспертиза для такого пациента, то определяется, насколько психическое расстройство могло лишить человека возможности понимать общественную опасность своих действий и руководить ими.

То есть эксперты должны установить, страдает ли человек тяжелым психическим расстройством, и определить механизм общественно опасного поведения. Их может быть два — положительный психопродуктивный симптом и негативный. К положительным мы относим галлюцинации, бред, когда больной реализует свои болезненные идеи и по бредовым мотивам совершает те или иные преступления — скрывается от мнимых преследователей либо нападает на них с целью защититься. Либо бывают галлюцинации, когда «голоса в голове» ему приказывают кого-то убить или нанести себе повреждение. В этом случае действия человека полностью подчинены болезненным переживаниям, которые полностью поглощают его и обуславливают его поведение. В таком случае и признается невменяемость.

А еще больной может быть психически нездоровым, но его могут не признать невменяемым, потому что не будут установлены конкретные механизмы, руководившие его поведением. Например, шизофреник пошел и украл бутылку водки или колбасу. Разве он сделал это по болезненным механизмам? Нет, он просто хотел выпить и закусить. Это действие никак не обусловлено наличием у него шизофрении. Ему не голоса сказали это сделать — это его целенаправленное поведение. В таком случае даже шизофреник будет признан вменяемым.

Есть еще состояние аффекта — это понятие в большей степени психологическое, его определение отдается на откуп судебным психологам. Аффект бывает физиологический и патологический. Физиологический аффект — это адекватная реакция на какой-то раздражитель. Например, мужчина пришел домой, увидел, что жена изменяет ему с другом, — он поскандалил, побил посуду и объявил о разводе. А патологический аффект — когда пришел, увидел и обоих зарезал, то есть очень сильная неадекватная реакция. Преступление, совершенное в аффекте, подходит под рубрику невменяемости.

Невменяемость подразумевает, что человек освобождается от уголовной ответственности. В этом случае мы говорим не о преступлении, а об общественно опасном действии. Преступление — то, что подразумевает умысел. Когда поведение болезненное, умысла нет, а человек подчинен болезненным переживаниям: голоса в голове говорят, или бредовое расстройство диктует определенный поступок.

В связи с этим он направляется на принудительное лечение. Ведь уголовная ответственность — это кара. Человек, лишенный свободы, осознает: я решил убить любовника жены и теперь за это буду сидеть. Он осознает, за что отбывает наказание. И это подразумевает его дальнейшее исправление.

А если человек делал все это без умысла, если он подчинен болезненным переживаниям, его нет смысла осуждать на срок лишения свободы, поскольку он не понимает, что происходит, почему он оказался в этих условиях. По его мнению, его действительно преследовали, предположим, сотрудники ФСБ, которые якобы представляли опасность для его жизни, и он убил одного из них. Им руководили его болезненные переживания, и он не будет понимать, за что он отбывает наказание, ведь его действиями руководили голоса в голове.

Почему-то у нас, если человек признается невменяемым и направляется на принудительное лечение, то общественность считает, что преступник таким образом избежал уголовного наказания. Хотя из практики я скажу так: встречаются пациенты, которые были и в местах лишения, и на принудительном лечении. И тенденцию я вижу обратную: даже находясь в болезненном состоянии, они наоборот пытаются скрыть наличие психического расстройства, чтобы попасть в тюрьму.

Вопреки расхожему мнению, принудительное лечение — это совсем не санаторий и не лагерь, в тюрьме свобода выражена больше, чем в стационаре. В стационаре человек вообще бесправен. В тюрьме он может есть, может не есть, может пожаловаться на грязное белье. В стационаре такого нет: если ты не хочешь кушать — тебе поставят зонд. Если ты будешь с кем-то конфликтовать — тебя привяжут к кровати. Так что это сугубо обывательское мнение, что преступник пытается откосить от тюрьмы и попасть на принудительное лечение.

Но и симуляции тоже встречаются и их много типов, все они хорошо изучены. Почему экспертиза проводится 30 суток? Тот же больной, который симулирует бред, отказывается есть, потому что якобы боится, что его отравят, может спокойно кушать передачки под одеялом, когда считает, что его никто не видит. А на стационарной экспертизе за людьми смотрят все, даже стены. Или, бывает, симулируют умственную отсталость, но в то же время тщательно изучают состав продуктов передачки, когда думают, что за ними никто не наблюдает. А когда нужно давать показания — прикидываются, что читать-писать не умеют.

У нас есть три типа стационара для принудительного лечения. В зависимости от тяжести психического расстройства, эксперты рекомендуют принудительные меры медицинского характера:
— либо в стационаре общего типа,
— либо в стационаре специального типа с более жесткими условиями,
— либо самое жесткое — стационар специального типа с интенсивным наблюдением (кстати, в Казани такой есть — Казанская психиатрическая больница с интенсивным наблюдением). Если во всех других больницах применяются общие психиатрические меры, хотя и усиленные — санитары, замки, режим и т. д., то спецтип с интенсивным наблюдением подразумевает то, что эта больница охраняется сотрудниками системы УФСИН, как и зоны.

У нас такого нет. Американская система подразумевает лечение со сроками, как в тюремном наказании, — там определяют срок в определенное количество лет.

У нас с точки зрения науки более правильный подход. Все сроки обусловлены степенью болезненного состояния — за какое время оно может быть купировано полностью. И, как показывает практика, все равно у нас эти сроки всегда намного больше, чем оно требуется. Шизофреник на принудительном лечении находится много-много лет, хотя на обычном лечении для этого отводится стандарт в 21 день. У тюремных заключенных хотя бы есть конкретный срок, через который они должны выйти. Преступник знает, что условно через 25 лет его освободят. На принудительном лечении такого понятия нет. Там — бесконечные процедуры, медосвидетельствования, и когда пациента выпишут — никому не известно. Учитывая же прецеденты, когда психиатры привлекаются к уголовной ответственности, если пациента выписали и в дальнейшем он совершил общественно опасное деяние, то, как правило, врачи перестраховываются и до последнего не выписывают.

После помещения на принудительное лечение первая комиссия проходит через 6 месяцев, а повторные — ежегодно. Общественно опасное поведение прогнозируется, для этого существуют много методик, шкал оценки. В процессе прохождения комиссий проводится большое обследование с выявлением всех шкал.

Существуют шкалы оценки прогнозирования общественно опасных деяний. И пока по всем этим шкалам не будет положительных результатов, пока не будет абсолютно купирована вся симптоматика психического расстройства и не достигнута стойкая ремиссия, пациента не выписывают. То есть все перестраховываются. И этим очень часто злоупотребляют. В России очень много пациентов, длительно отбывающих принудительное лечение, когда лечить-то там уже собственно и нечего. В таком случае мы просим изменить меру принудительного лечения со стационарного этапа на амбулаторный.

К сожалению, некоторые люди, вышедшие с принудительного лечения, через какое-то время иногда совершают общественно опасное деяние. Но это же не говорит о том, что их надо всю жизнь содержать в психиатрических больницах. Общественно опасное деяние подразумевает совокупность очень многих факторов — действуют как личность самого человека и его болезненных проявлений, так и внешняя ситуация. Если внешняя ситуация сработала и обычный человек нормально среагирует, то болезненный механизм не дает пациенту ответить адекватно. И это приводит к опасному поведению. Это все должно в совокупности случиться.

Это определяется психическим состоянием человека. Со стационарного этапа принудительного лечения человек всегда переводится на амбулаторный. Надо понимать, что это не врачи делают — встречается обывательское мнение: «годик полежит в дурке и выйдет». Да как выйдет-то? Все эти меры все равно обусловлены решением суда.

Комиссия врачей просто подает в суд заявление и говорит: «Да, на сегодняшний день мы считаем, что стационарный этап больше не нужен и пациента вполне можно перевести на амбулаторное принудительное лечение». А уже суд смотрит на это заключение и должен признать его мотивированным, убедительным, доказательным. Именно суд дает или не дает санкцию на изменение меры принудительного лечения. Очень часто бывает, что мы ходим, говорим: «Уважаемый суд, следует прекратить принудительное стационарное лечение». Но нередко в ответ бывает ответ: «Суду позиция ясна, но надо продолжить принудительное лечение сроком на год».

Амбулаторное принудительное лечение проходит в психдиспансерах по месту жительства. Тут тоже существуют свои регламенты. Врач должен видеть пациента в зависимости от его психического состояния с установленной кратностью — чем тяжелее состояния, тем больше кратность, но не реже одного раза в месяц. Врач вообще может потребовать, чтобы пациент приходил к нему через день или раз в неделю. Если же пациент не является в поставленный срок, врач уведомляет об этом полицию, которая обеспечивает принудительный привод человека в диспансер. Если состояние пациента на этапе амбулаторного принудительного лечения ухудшается — например, человек не пьет назначенные ему лекарства или начинает пить алкоголь — в таком случае врач может просить суд изменить меру на стационар, поскольку амбулаторный этап не подходит.

В какой-то момент и амбулаторное принудительное лечение прекращается, но человек остается на диспансерном учете. И там уже обычный участковый врач-психиатр его ведет. Пациенту вновь устанавливают срок явки с определенной периодичностью — в среднем раз в полтора-два месяца, когда выписывают лекарства. Но если этот пациент не явился, врач уже не будет подавать заявление в полицию, как это происходит при принудительном лечении.

Обычно хронические психические расстройства подразумевают пожизненное наблюдение. Такие пациенты и сами ходят к врачу, они же понимают, что болезненные переживания очень тяжки для них. Им плохо от этих переживаний, они не спят, их мучают голоса — они приходят к врачу и просят лекарства, чтобы облегчить эти состояния.

Резюмирую: все обусловливается наличием болезненной симптоматики. Бывает, что пациент после принудительного лечения повторно совершает общественно опасное деяние. В таком случае все начинается заново — привлечение к уголовной ответственности, назначение экспертизы, и не исключено, что повторное деяние будет совершено уже не по болезненным механизмам. Эксперты могут сказать: «Да, в анамнезе есть расстройство, было общественно опасное деяние, когда он был признан невменяемым, но сейчас, в этом конкретном случае, мы считаем, что он был вменяемым или ограниченно вменяемым». В таком случае отбывание срока будет сопряжено с лечением — и в тюрьмах есть психкорпуса. Возникает резонный вопрос: почему бы нам сразу невменяемого не направить в тюрьму, раз есть психкорпуса? Опять же это философский вопрос кары — человек должен понимать, за что он там находится. Если человек не понимает, что он совершил общественно опасное деяние, то смысла в отбывании наказания нет.

Аффективные расстройства

Аффективные расстройства настроения
Данные расстройства характеризуются нестабильностью и неустойчивостью настроения у детей, у подростков и взрослых. Изменения наблюдается преимущественно в сторону сильного депрессивного расстройства в качестве угнетения или маниакального подъёма настроения. Сильно изменяется интеллектуальная и моторная активность мозга.

Классификация выделяет следующие виды аффективных расстройств: сезонное, органическое, биполярное, рекуррентное, хроническое и эндогенное аффективное расстройство личности.

Среди большинства существующих в наше время нарушений, связанных с психиатрией, не самое последнее место занимает аффективное расстройство различной направленности. Данное расстройство является довольно распространённым по всему земному шару. По статистике, примерно каждый четвёртый житель планеты Земля страдает от того или иного нарушения, связанного с настроением. И лишь только двадцать пять процентов из этих больных получают достойное и грамотное лечение. В быту данный синдром принято называть депрессией. Данное состояние также довольно часто проявляется при шизофрении. Но самое страшное в том, что практически все люди, страдающие от данного недуга, попросту не осознают, что являются больными, и, следовательно, не обращаются за так необходимой им медицинской помощью.

Все заболевания данной направленности по мкб 10 можно разделить на три основные группы. Это депрессия, биполярное аффективное расстройство или бар, а также тревожное расстройство. По части классификации данных расстройств среди врачей и учёных идут постоянные споры.

Вся сложность заключается в том, что существует гигантское количество различных причин и симптомов, которые мешают дать более полную и качественную оценку. Кроме этого, большой проблемой является полное отсутствие качественных и комплексных методов оценки и исследования, опирающихся на различные физиологические и биохимические факторы.

Не утешительным является и тот факт, что расстройства, связанные с настроением могут спокойно перекликаться с симптомами многих других заболеваний, что мешает пациенту и врачам добиться точной информации о том, какой врач-специалист нужен в данном случае. Если у пациента есть скрытая депрессия, то он может годами быть под наблюдением многих терапевтов и лечащих врачей и принимать при этом медицинские препараты, которые ему совершенно не нужны и не способны дать действенного лечения. И лишь в некоторых случаях пациенту удаётся попасть к психиатру для дальнейшего лечения.

У всех подобных расстройств при несвоевременном лечении один прогноз. Человек становится изнурённым и подавленным, из-за проблем, связанных с психикой, могут разрушаться семьи, а человек при этом лишается будущего. Однако, как и в случае с любыми другими заболеваниями, существуют специфические способы и методики, направленные на лечение расстройств настроения, включая применение различных медикаментов и психотерапии.

Рассмотрим более подробно типы и модели расстройств аффективного спектра.

Депрессия
С данным словом знакомы все. Стрессовые и депрессивные состояния на нашей планете считаются самым распространённым заболеванием. Данный недуг характеризуется в первую очередь унынием, апатией, ощущением безнадёжности и полным отсутствием интереса к окружающей жизни. И это ни в коем случае не следует путать с обычным плохим настроением в течение нескольких дней. В классическом случае депрессии его причиной могут стать неправильные процессы обмена в головном мозгу. Продолжительность таких депрессивных приступов может длиться от нескольких дней и заканчиваться неделями и даже месяцами. Каждый последующий прожитый день пациентом воспринимается с тоской, как сущее наказание. Теряется желание жить, что часто приводит пациента к попыткам суицида. Некогда радостный и полный эмоций человек становится печальным, грустным и «серым». Пережить такой сложный период жизни способны не все, так как зачастую такие процессы могут сопровождаться одиночеством и тотальной нехваткой общения, любви, отношений. Помочь в этом случае сможет только своевременное вмешательство врачей, которое позволит сохранить ментальное и физическое здоровье человека.

В широких медицинских кругах выделяют такое расстройство как дистимия. По определению, данное расстройство является более мягкой формой депрессивного состояния. В течение долгого времени, возможно, на протяжении нескольких десятков лет, пациент испытывает постоянное грустное настроение. Для такого состояния характерно полное притупление всех чувств, которое постепенно начинает делать жизнь неполноценной и серой.

Депрессию также можно разделить на выраженную и скрытую. Когда она ярко выражена, на лице пациента можно увидеть так называемую маску скорби, когда лицо сильно вытянуто, губы на пару с языком сухие, взгляд грозный и устрашающий, слёзы не замечаются, человек редко мигает. Глаза чаще всего слегка прикрыты, уголки рта сильно опущены, а губы сжимаются. Речь не выражена, чаще такой человек разговаривает шёпотом или беззвучно шевелит губами. Больной постоянно горбится, а голова у него опущена. Человек часто может упоминать про своё отчаянное и тоскливое состояние.

Особым случаем в медицине является скрытая или маскированная депрессия. У таких пациентов чаще всего отмечаются заболевания различных органов и систем, на фоне которых и маскируется депрессия. Само расстройство уходит на второй план, а человек начинает активно лечить свой организм. Однако это не даёт особого эффекта, так как причина всех заболеваний кроется в психологической подавленности и депрессивном состоянии. Что характерно, сами пациенты могут полностью отрицать и не принимать своё состояние как депрессивное, всеми силами сосредоточившись на лечении болячек, вызванных депрессией. Чаще всего в этих случаях страдает сердечнососудистая система и желудочно-кишечный тракт. Отмечаются боли мигрирующего и локализованного типа. Имеют место упадок сил, слабость, инсомния и расстройства вегетативного типа. Всё это происходит с параллельным ощущением беспокойства, тревоги, неуверенностью в своих действиях и полной апатией к своей жизни, работе и любимым занятиям.

Обследования, сделанные врачами, обычно не дают никаких конкретных объяснений, связанных с жалобами больного на здоровье. Исключая все соматические заболевания и учитывая определённую фазность выявленных нарушений организма, врачи выделяют в качестве возможной причины всех недугов тревожное и депрессивное состояние, которое можно подтвердить путём наблюдаемого эффекта после начала психотерапии и приёма антидепрессантов.

Биполярное расстройство
Такое расстройство настроения представляется попеременным изменением состояния человека с депрессии на манию и обратно. Манией считается период времени, когда у человека отмечается чрезмерно завышенное настроение, активность и бодрость духа. Зачастую, такое состояние может сопровождаться сильной агрессией, раздражением, бредовыми, навязчивыми идеями. Биполярное расстройство личности в свою очередь тоже классифицируют в зависимости от того, как сильно оно выражено у пациента, а также в какой последовательности проходят фазы и как сильно они длятся по отдельности. Если данные симптомы выражены слабо, данное состояние человека можно называть циклотимией. Рассмотрим состояния мании более подробно.

Состояние мании
Ещё его называют маниакальным состоянием. Настроение кажется неестественным, темпы мышления и движений очень быстрые. Появляется оптимизм, оживает мимика. В эти моменты человеку кажется всё по плечу, он неутомим в своих желаниях. На лице постоянная улыбка, человек постоянно шутит, острит, и даже серьёзные негативные события считает сущим пустяком. Во время разговора принимает яркие, выразительные позы. Лицо при этом сильно краснеет, голос довольно громкий. Ориентация обычно не нарушена, а болезнь человек совершенно не осознаёт.

Тревожное расстройство
Данная группа расстройств отличается наличием тревожного настроения, постоянного беспокойства и чувства страха. Пациенты, страдающие данным расстройством, постоянно напряжены и ждут чего-то плохого и негативного. В особо тяжёлых жизненных ситуациях у них начинается так называемое двигательное беспокойство, когда человек мечется из стороны в стороны в поисках спокойного места. Со временем тревога нарастает и превращается в безудержную панику, которая резко снижает качество жизни человека и окружающих его людей.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector