Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нарушения личностно-мотивационной сферы

Нарушения личностно-мотивационной сферы

Патология личностно-мотивационной сферы в ситуации психического заболевания может наблюдаться в силу ряда причин. Одной из причин являются биологические ограничения, которые налагает на человека болезнь. Такова, например, природа нарушений личности при повреждении лобных долей мозга, при умственной отсталости, при эпилепсии. Эти ограничения могут являться как непосредственной причиной нарушений личности, так и опосредованной, через патологическую компенсацию органического дефекта . Другой причиной нарушения личностно-мотивационной сферы является нарушение социальной адаптации из-за психического заболевания и связанных с ним условий жизни. В МКБ-10 описывается хроническое изменение личности после психической болезни, которая переживается как эмоционально-стрессовая и разрушающая «Я». У таких людей наблюдаются: чрезмерные зависимость и требовательность по отношению к окружающим, убежденность в собственной измененности, ведущая к социальной изоляции, пассивность, снижение интересов, постоянные жалобы на болезнь, ипохондричность, значительное нарушение в социальном функционировании по сравнению с преморбидным уровнем. Иногда такого рода изменения встречаются уже на ранних стадиях развития заболевания (Еще одна причина – изначально искаженное развитие личности, которое способствует возникновению психической патологии. Единой патопсихологической классификации нарушений личности на данный момент не существует. К. Ясперс предлагает различать две разновидности патологических личностных типов: • аномальные личности, чьи поведение, состояние или характер отклонились от средних величин, т.е. так называемые «крайности». Эти случаи Ясперс не относит к патологии; • личности, больные в собственном смысле слова, у которых изменения произошли в результате болезненного процесса. Другую классификацию предлагает Б.В. Зейгарник, которая выделяет нарушения: опосредованности и иерархии мотивов, смыслообразования; подконтрольности поведения. Исходя из основных целей патопсихологической диагностики, мы можем предложить следующую обобщенную классификацию нарушений личности: • нарушения критичности, регуляции и контроля деятельности; Ясперс, К. Общая психопатология • нарушения мотивационно-потребностной сферы; • особые иррациональные убеждения относительно себя и окружающего мира (патологическая базовая схема в терминологии когнитивного подхода); • нарушения общения и социальной адаптации; • общая устойчивая патологическая трансформация поведения и взаимоотношений личности с окружающим миром (собственно расстройства личности либо же приобретенный личностный дефект, к которому, согласно МКБ-10, относятся: расстройство личности по органическому типу, шизофренический дефект). Нарушения критичности, регуляции и контроля деятельности наблюдаются при различных психических заболеваниях. Больной с подобными нарушениями отличается неадекватной самооценкой, невозможностью контролировать свои сиюминутные побуждения, осмысливать ситуацию и перестраивать поведение, у него снижена критика как своего состояния, так и ошибок в ходе патопсихологического исследования. В отдаленных последствиях черепно-мозговой травмы, нейроинфекций, при алкоголизме, при некоторых формах психопатий отмечаются неустойчивость самооценки, отсутствие контроля над импульсами. Для лобного синдрома характерны эйфория либо апатия (в зависимости от локализации поражения), снижение целенаправленности поведения, утрата побуждений, нарушение произвольного контроля над всеми психическими процессами, патологическая откликаемость внимания, отсутствие критичности и осознания болезни. При деменциях различной этиологии нарушения в определенной степени сходны с теми, что наблюдаются при лобном синдроме, однако отмечается и своеобразие, связанное с типом деменции и с выраженностью слабоумия. При олигофрениях отмечается недостаточная способность к волевой регуляции поведения, не вполне адекватная самооценка, недоразвитие целенаправленных форм поведения. Картина осложняется недостаточным усвоением социальных норм. При шизофрении могут наблюдаться абулия (волевая слабость), апатия, недостаточный учет в деятельности социальных мотивов, отсутствие критики к своему состоянию или же формальная критика. При психопатиях собственные патологические особенности личности и поведения воспринимаются как эго-синтонные . Нарушения мотивационно-потребностной сферы характерны для эпилепсии, шизофрении, зависимости от психоактивных веществ, нервной анорексии. Так, при шизофрении отмечается утрата мотивами побудительной силы, формирование особых, связанных с содержанием бреда и сверхценных идей устремлений. При эпилепсии и алкоголизме наблюдается «сдвиг мотива на цель». Иррациональная картина мира формируется при психозах, при тяжелой депрессии, психопатиях и выражается в особом, часто бредовом способе отражения окружающей ситуации, личностных свойств самого больного и особенностей людей, с которыми он взамодействует. Нарушения общения и социальной адаптации типичны для расстройств личности, шизофрении, раннего детского аутизма, эпилепсии; выражаются в частых межличностных конфликтах, невозможности наладить прочные взаимоотношения с окружающими, слабой способности приспосабливаться к изменяющимся жизненным обстоятельствам. Исследование личности проводится по следующим параметрам: • направленности личности (ценности, мотивы, интересы, убеждения, идеалы, планы на будущее); • самооценке; • способности к самоконтролю и регуляции поведения; • уровню притязаний; • устойчивым стереотипам поведения; • субъективной картине мира и картине болезни; • качеству межличностных отношений. При диагностике личности клиническому психологу важно по возможности определить, какие особенности сформировались до заболевания, а какие являются его следствием. Некоторые вопросы, имеющие отношение к психодиагностике личности, выясняются уже в ходе клинической беседы. Следует внимательно изучить амбулаторную карту больного, проследить его жизненный путь, оценки, которые дают ему окружающие, его отношение к собственной болезни, степень сохранности профессиональных навыков, увлечения. Интерес для психолога представляет не только поведение испытуемого в самой ситуации исследования, но и в коридоре, в палате, в общении с медперсоналом, родственниками и другими больными. Актуализация «мотива экспертизы» может способствовать более сохранному поведению в кабинете психолога по сравнению с привычными стереотипами. Аналогичным образом объектами агрессии больного чаще всего становятся близкие по отношению к нему люди, а не посторонние лица. Исследование критичности должно проводиться на протяжении всего патопсихологического исследования . Исследование личности с помощью формализованных методик подробно описано в работе В.М. Блейхера . Следует заметить, что ни одна из них не позволяет с уверенностью делать выводы о нозологической специфичности полученных данных. Например, повышение 8-й шкалы MMPI (шкалы шизофрении) не означает даже обязательного наличия шизоидных черт характера, не говоря уже о самой болезни.

Читайте так же:
Кому молиться об исцелении шизофрении

18.Основные признаки расстройства личности

Расстройства личности – патологические состояния, проявляющиеся обычно в детском или подростковом возрасте, характеризующиеся устойчивой дисгармоничностью психического склада, тотальностью, постоянством, эго-синтонностью и приводящие к социальной дезадаптации

Существует множество видов патологий личности. Их количество варьируется в зависимости от классификации. Тем не менее, большинство психиатров считает, что всего существует примерно два десятка видов личностных расстройств:

В особую категорию входят неуточненные расстройства, при которых наблюдаются основные признаки отклонений в психике, однако симптомы нельзя однозначно отнести к какому-либо из видов. Также существуют смешанные расстройства, при которых присутствуют симптомы различных типов.

Некоторые типы поведенческих личностных отклонений характерны больше для женщин, другие встречаются в основном у мужчин.

Когнитивная сфера у больных шизофренией

Курсовая работа посвящена теме когнитивных нарушений у больных шизофренией.

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной литературы.

Адресована студентам психологических вузов.

Данная курсовая работа посвящена исследованию особенностей когнитивной сферы у больных шизофренией.

Распространенность этого заболевания в мире достаточно велика, при этом шизофрения является тяжелым психическим расстройством, в особо тяжелых формах приводящим к сильной социальной и трудовой дезадаптации больных. От поддержки близких людей и принятия таких больных окружающими во многом зависит успешность лечения и реабилитации, поэтому необходимо сделать проблему шизофрении понятной актуальной для людей, не связанных с психиатрией и психологией.

Когнитивные расстройства являются ведущими в структуре шизофренического дефекта, их дополнительное осмысление и изучение очень важно для уточнения и совершенствования диагностических подходов, разработки новых, более эффективных методов лечения и последующей реабилитации пациентов.

Поскольку шизофреническое расстройство тесно связано с изменениями личности пациентов, их психических функций, и отсутствует объективная диагностика заболевания, то психологические исследования по данной теме выглядят весьма уместными и помогают глубже проникнуть в структуру болезни, понять закономерности ее развития, увидеть пути коррекции и помощи больным в их социальной адаптации.

Таким образом, исследование по данной теме выглядит весьма актуальным.

Целью данного исследования является описание когнитивных нарушений как ведущего компонента шизофренического дефекта.

Основными задачами являются: описание различных подходов к проблеме, экспериментальных исследований по данной теме, а также выявление психологической основы клинических проявлений при шизофрении и способов коррекции, обусловленных тесной связью психологических нарушений с психическим дефектом.

Объект исследования: когнитивные нарушения при шизофрении.

Предмет исследования: рассмотрение нарушений познавательных функций у больных шизофренией как основного компонента структуры этого заболевания.

Глава 1. Общие представления о шизофрении

1.1 История развития представлений о шизофрении

Начиная с Х I Х века предпринимались попытки выделить шизофрению из ряда психических расстройств, связанных с нарушениями когнитивных функций у пациента. Поскольку клинические проявления этого заболевания весьма разнообразны, дать точное определение этого заболевания, генетически его изучить и обеспечить объективную диагностику представлялось крайне трудным. Возможно, поэтому первые представления о шизофрении были толкованием ее как группы болезней.

«В основе представлений о шизофрении лежит концепция Е.Kraepelin (1896) о раннем слабоумии (dementia praecox).» 1 Эта нозологическая концепция получила широкое распространение и вместе с тем вызвала много вопросов у оппонентов, которые критиковали синдромальный принцип, положенный в основу систематики форм заболевания. Крепелин основывал свою концепцию на особенностях течения и исхода болезни. Уже начиная с Крепелина, исследователи придерживались точки зрения, что в основе шизофрении лежат биологические факторы, наследственная природа заболевания.

Дальнейшее изучение шизофрении напрямую связано с именем Е. Блейера (1911), который и дал название этой болезни (шизофрения, болезнь Блейера). Он считал основным диагностическим критерием шизофрении возникновение у пациента первого и основного симптома – нарушения мышления. Блейер также разделил симптомы этого заболевания на основные и вторичные. Наиболее важный, фундаментальный симптом – расстройство мышления характеризуется несостоятельностью ассоциативного процесса, другими основными симптомами являются аффективные расстройства, аутизм и амбивалентность. Дополнительные симптомы – бред и галлюцинации.

Дальнейшее развитие изучения шизофрении шло по путям. Предложенным Крепелином и Блейером. Их концепции развивались и уточнялись, психиатры стали отмечать такие особенности шизофрении, как прогредиентность (прогрессирование) ее течения и возможность как благоприятного, так и негативного исхода.

Помимо классических клинических исследований существуют подходы, трактующие шизофрению как состояние, имеющее исключительно психологические причины. «Так, K.Conrad (1959) рассматривает шизофрению с позиций гештальтпсихологии, N.Petrilowitsch (1996) — с точки зрения структурной психологии. Были сделаны также попытки понять существо заболевания с позиций психоаналитических и психодинамических концепций, а также с точки зрения философии экзистенционализма. Например, L.Binswanger (1963) считал шизофрению особым видом человеческого существования (экзистенции)» 1 .

В США с 30-х годов ХХ века вышли на первый план психодинамическая и психоаналитическая концепции, согласно которым шизофрения рассматривалась как «реакция личности». С 70-х годов ХХ века разработка этих направлений стала менее актуальной, уступив место нейробиологическому подходу.

Читайте так же:
Шизофрения с точки зрения магии

Современные исследования шизофрении в разных странах отличаются большим разнообразием. В зависимости от особенностей течения заболевания, его исхода, симптоматики диагностируют различные формы шизофрении.

Общими для американской и отечественной школ являются положения о разделении «истинной» («ядерной») шизофрении и так называемого «шизофренического психоза» (симптоматической шизофрении). Истинная шизофрения диагностируется при наличии деперсонализации, аутизма, эмоционального обеднения и внезапного начала и ощущения нереальности происходящего.

«В отечественной психиатрии нозологический принцип был сразу принят большинством психиатров [Сербский В.П., 1902; Суханов С.А., 1905; Бернштейн А.Н., 1912]. Систематике форм шизофрении посвятили свои исследования А.Н.Молохов (1948, 1960) и М.Я.Серейский (1954). Подразделение детской и подростковой шизофрении на вялотекущую (неблагоприятную) и острую (благоприятную) было осуществлено Г.Е.Сухаревой (1933, 1937).»

Несомненный вклад в изучение шизофрении внесло мультидисциплинарное исследование под руководством А.В. Снежневского. Клиническая картина заболевания изучалась в сочетании с психологическими, нейрофизиологическими, биохимическими, генетическими, эпидемиологическими и другими исследованиями.

1.2 Клинические аспекты нарушения когнитивных функций при шизофрении

Диапазон расстройств, свойственных шизофрении, очень широк. В зависимости от степени прогрессирования болезни они могут быть менее или более резко выражены.

Весьма характерны для шизофрении разнообразные расстройства мышления. «Отмечается утрата целенаправленности, последовательности, логичности мышления, его разорванность, нередки наплывы мыслей, содержание которых больной затрудняется воспроизвести, ощущение пустоты в голове. Процесс мышления утрачивает автоматический характер и становится объектом внимания больных, исчезает образность мышления, преобладает склонность к абстракции и символике, наблюдаются феномен соскальзывания, "закупорка" мыслей, обрывы мыслей (sperung). Наблюдается общее обеднение мышления или его необычность со своеобразием ассоциаций, вплоть до нелепых. При шизофрении типична "разноплановость" мышления, проявляющаяся в неоднозначности оценки тех или иных событий, когда одновременно используются как существенные, так и незначительные, второстепенные характеристики их. Наряду с признаками амбивалентности, проявляющейся невозможностью принятия решений вследствие одномоментного сосуществования двух противоположных мнений или оценок, больные в сложных ситуациях могут принять правильное решение, найти верный выход из создавшегося трудного, неординарного положения» 1 . Для больных шизофренией характерно расстройство, связанное с содержанием мышления – бред. Он может быть очень разнообразным: преследования, грандиозности, религиозный или соматический.

Расстройство формы мышления устанавливается путем анализа устной и письменной речи пациентов. Речь больных, грамматически правильная, тем не менее утрачивает адекватный коммуникативный характер, становится похожа на бесплодное рассуждательство, резонерство. Отмечаются такие особенности как неадекватные ассоциации, бессвязность, обстоятельность, словесная окрошка.

Расстройства мышления включают скачку мыслей, остановку или «блокирование» процесса мышления, нарушение внимания, обеднение содержания мышления и речи, снижение памяти, нарушение способности к абстрагированию, избыточность речи.

При шизофрении характерно эмоциональное обеднение, речь больных постепенно лишается различных интонаций, выражающих их отношение к высказываниям, общение с близкими и друзьями перестает быть значимым для больных, они становятся эмоционально холодны к окружающим, утрачивают чувства к значимым людям. Также сильно меняется мимика больных, внешний облик и манера поведения становятся несоответственными ситуации и общественным нормам. Реакция больных на высказывания и поступки окружающих может быть парадоксальной и непредсказуемой.

Для шизофрении характерны различные нарушения восприятия – это галлюцинации в одной из сенсорных модальностей, чаще слуховые.

Современная система описания клинических нарушений при шизофрении предполагает разделение их на негативные (дефицитарные) и позитивные (продуктивные) симптомы. Первые включают аффективное притупление, обедненность речи, небрежность, недостаточность мотивации, ангедонию, социальную изоляцию, когнитивные нарушения и дефекты внимания. Ко вторым относятся необоснованные ассоциации, причудливое поведение, галлюцинации и повышенная речевая продуктивность (в том числе, бред).

1.3 Психологический синдром шизофренического дефекта

Ведущим методическим принципом современной психологии является системный, деятельностный подход. В связи с этим при анализе патологии психической деятельности у больных шизофренией в качестве единой структуры рассматривается патопсихологический синдром «как система нарушенных психических процессов и свойств личности, составляющих основу шизофренического дефекта» 1 .

Ведущий компонент патопсихологического синдрома при шизофрении – нарушение потребностно-мотивационных характеристик социальной регуляции психической деятельности и поведения. Это проявляется в снижении социальной направленности личности, которая формирует характер активности человека во взаимодействии с миром. Здесь нужно, прежде всего, отметить нарушение потребности в общении, которое в клинической практике обозначается как аутизм.

Больные шизофренией, в связи с дефицитом потребности в общении, утрачивают такие качества личности, как сочувствие, сопереживание, способность понять другого. С аутистическими проявлениями тесно связаны нарушения социальных эмоций. «Особенно явно нарушение социальных эмоций у больных шизофренией сказывается в недостаточной сформированности и зрелости моральных чувств, основу которых составляет отношение к человеку, обществу. В моральных чувствах нечто объективное, общественно значимое, переживается как личностно значимое для человека» 1 . Для больных шизофренией также свойственна так называемая «диссоциация эмоциональной регуляции поведения»: даже в случаях достаточной сохранности и адекватности эмоций, они часто выражаются в гипертрофированной форме, а именно, в аффективно заряженном поведении больных.

Также для шизофрении характерна недостаточность волевых процессов, это выражается в снижении инициативности и контроля деятельности и поведения. «Снижение потребностно-мотивационных, эмоциональных и волевых компонентов психической деятельности самым тесным образом связано со снижением психической активности, поскольку все они являются как ее источником, побудителем, так и ее непосредственным выражением» 2 .

Мир психологии

Вы здесь: Студенты Лекции Патопсихология Школа Полякова

Читайте так же:
Явные признаки шизофрении у детей

Школа Полякова

Двигались в одном направлении с Зейгарник.

Поляков критиковал Зейгарник, что они выводят нарушения мышления в области других сфер.

В школе Полякова опирались на западные исследования. Использовали вероятностный подход для изучения шизофрении. Опирались на работы по эффекту сверхвключаемости при шизофрении.

Он заключил, что у больных шизофренией — существует нарушение механизма фильтрации исследования информации, который связан:

  1. либо с нарушением подкорковых структур мозга
  2. либо невозможность оттормозить эмоционально-насыщенные стимулы. Стимулы в силу эмоциональной заряженности оттормаживаются — возникают алогизма — нарушение логики.
  3. Невозможность удержания установки на выполнение задания.

Поляков использовал общие психологические базы. Выдвинул свою гипотезу — у больных шизофренией нарушается вероятностная структура прошлого опыта. Вследствие чего больные шизофренией используют с равной вероятностью как существенные, так и латентные признаки. Т.е. наблюдается нарушение избирательности признаков из прошлого опыта. В школе Полякова — эти нарушения избирательности проявляется не только в мышлении, но и в других видах познавательной деятельности.

Исследование Критской: изучалось восприятие речевых стимулов у больных шизофренией. На магнитофон записывались фразы специально организованные по правилам статистической организации речи. Фразы имели контекст, в конце стояло смысловое слово. На него накладывался шум. Уровень шума был разный: сильный, средний и слабый. На каждой фразе свой шум. Смысловое слово в конце было либо высоко-, либо низковероятным.

Например: Врач надел белый фартук. — Низковероятно.

Двор порос зеленой травой. — Высоковероятно.

И больные и здоровые при высоком уровне шума затруднялись дать ответ. При слабом — одинаково успешно справлялись с заданием. Задание достаточно простое. При средней интенсивности шума — шизофреники обнаруживали большую перцептивную точность, чем норма.

Исследования Богданова: особенности зрительного восприятия больных шизофренией. С помощью тахистоскопа — аппарата, контролирующего время экспозиции стимула (например: доли секунды). Больным предъявляли карточки с различными изображениями.

При первом типе — изображение расфокусировано. Нечеткое изображение по 3 степеням: слабая расфокусировка, сильная расфокусировка, средняя. При втором типе: изображение нестандартное, изображение привычное. Например: перевернутый кораблик, ваза с фруктами, в которой лежит лампочка.

В норме у испытуемых среди фруктов в нечетком изображении — увидят грушу. В шизофреников — лампочка. Если шизофреники трудоспособны — то они очень креативны.

Эксперимент Мережко. Исследовалась мыслительная деятельность больного. 2 типа экспериментов:

1. использовались задания на исследование структуры понятий (например: исключение предметов, сравнение понятий (река-озеро, соловей — воробей).

Мережко выявил, что больные используют латентные, побочные признаки для решения заданий, хотя правильное решение для них доступно. Больным часто доступнее решение, чем норме. Например: предложить как можно больше решений воробей — соловей. Больной придумает больше признаков для сравнения, чем здоровый.

2. Использование творческих задач, которые основывались на нахождении некого признака путем изменения стереотипа. Задание: предложить больному подумать, если бы у него были весы, спички, гири, кусок свечи, карандаш, ручка. И все это нужно уравновесить для того, чтобы они через некоторое время вышли из равновесия. Ответ: поджечь свечу.

Шизофреники часто эффективнее при решении таких задач.

Независимо от дефекта и длительности заболевания больные используют латентные признаки в ситуациях решения познавательных задач.

Некие особенности мышления проявляются до заболевания. Многие до заболевания пациента с особенностями мышления — в итоге заболевали. Особенности мышления — признак предрасположенности к заболеванию.

Нарушения мотивационной сферы у данных больных есть. Нарушение мотивационной сферы также влияет на заболевание.

Дети с симптомами шизофрении — их интересы больше связаны с социально-практической деятельностью, межличностными отношениями. Формирование личности отличалось от нормы.

В основе нарушений при шизофрении лежат особенности мотивационно-личностной сферы. Они являются доминирующими в структуре патопсихологического синдрома.

Нарушение личности

Изменения личности при шизофрении проявляются достаточно отчетливо и накладывают отпечаток на течение и исход болезни. В то же время остается неясным, какие особенности преморбидной личности сохраняются на всем протяжении болезни, какие изменяются под влиянием процесса?

По мнению W. Horan et al. (2005), больной шизофренией «активно выбирает или создает вокруг себя окружающие условия в соответствии с характеристиками своей личности, которые либо усиливают, либо ослабляют переживания по поводу происходящих событий».

Отметим, что литература, посвященная нарушению личности при шизофрении, сравнительно малочисленна. Этот факт отчасти можно объяснить сложившимся негативным стереотипом в отношении разрушительного влияния психоза на личность человека.

Исследования личности больного шизофренией актуально по отношению к этиопатогенетической модели этого психического расстройства («диатез-стрессовая модель»), в которой, помимо биологической предрасположенности к шизофрении, важное значение придается стрессу и умению психологически выдержать его нагрузку. Кроме того, представление о личности больного шизофренией играет важную роль в профилактике рецидивов шизофрении.

Литература, посвященная особенностям личности при шизофрении, значительное внимание уделяет стрессорам окружающей среды и эмоциональному климату семьи, в частности. Многие авторы подчеркивают, что эти факторы оказывают заметное влияние на характер течения шизофрении, частоту его рецидивов (Vaughn C. еt al., 1982; Ventura J. et al., 1989). Согласно Sanderson, Clarcin (2002), личностные опросники позволяют подобрать оптимальный вариант микротерапии больного шизофренией, последняя касается терапевтической среды, стратегии лечения, его форм и методов.

В настоящее время ряд клинических психологов обращается к проблеме взаимосвязи личности и клинической симптоматики психоза, включая особенности его течения и соотношения с когнитивным дефицитом.

Читайте так же:
Шизофрения и олигофрения чем отличаются

Для исследования личностных особенностей наиболее часто используются проективные методики (чернильные пятна Роршаха, тематический Апперцептивный тест — ТАТ и др.), различные личностные опросники.

Исследования изменений личности, развившихся в результате патологического процесса, предполагает, с одной стороны, анализ деятельности, мотивов (потребности, отношения мотивов к поставленным целям, динамика мотивов, их иерархическое построение, критичность и др.), отношений; с другой — изучение этапов формирования личностных особенностей, в первую очередь в контексте взаимоотношений, складывающихся в ближайшем окружении пациента. Несмотря на то что существуют методики, в первую очередь направленные на исследование личности (проективные методики, опросники), разделение методик на «личностные» и «не личностные» остается весьма условным (Зейгарник Б.В., 1986).

В зарубежной литературе большую популярность в последние годы в области оценки личности приобрела так называемую «модель пяти факторов». Она предполагает, что личность может быть описана в общих терминах пяти концепций: нейротизм (эмоциональный), экстраверсия (межличностный), открытость переживаниям (эмпирический), конформизм (мировоззренческий), добросовестность (мотивационный). Данная модель интегрирует точки зрения разных и отчасти конфликтующих школ (бихевиоризм, гуманизм, психоанализ, когнитивного развития и др.). Как полагают приверженцы модели, она обеспечивает концептуальную поддержку нескольких сотен специфических факторов личности. Однако некоторые важные характеристики личности, например, импульсивность, выпадают из модели. Критики последней также обращают внимание на ее чисто описательный характер. Наиболее часто используемой методикой, основанной на «пятифакторной модели личности», являются личностные опросники NEO (NEO-PI, NEO-FF1, NEO PI-R). Например, при исследовании личности оцениваются суперфакторы переработанного вопросника NEO-PI-R: эмоциональная стабильность — нейротизм, интроверсия — экстраверсия, закрытость — открытость новому опыту, антагонизм — доброжелательность к другим людям, несобранность — сознательность в деятельности. Опросники NEO содержат утверждения, составленные с целью определения основных компонентов личности высшего порядка.

Восприятие картинки с неопределенным сюжетом помогает понять динамику мотивационной сферы больного шизофренией. Так, Н.К. Кнященко (1965), используя картинки, осмысление которых опиралось на физиогномию изображенных персонажей («производственный» ТАТ Хекхаузена), обнаружил что больные, страдающие простой формой шизофрении, демонстрируют отсутствие направленности на поиски правильной интерпретации. В ответах пациентов просматривалась формальная констатация элементов картинки, при этом к ситуации не выражалось какого-либо отношения.

Изменения личности при шизофрении

  • Безразличное отношение к результатам деятельности
  • Сложность при необходимости идентификации цели деятельности
  • Недостаточная активность в процессе достижения цели, поиске вариантов решения проблемы
  • Неадекватная оценка своих возможностей
  • Снижение притязаний, слабость «регулятора динамики уровня притязаний»
  • Незаинтересованность в личностном росте, совершенствовании результатов деятельности
  • Отсутствие ориентации на общепринятые социальные нормы
  • Высокий уровень нейротизма
  • Низкий уровень экстраверсии
  • Недоброжелательное отношение к людям
  • Недобросовестное выполнение обязанностей.
  • Смещение смыслообразующей функции мотивов
  • Доминирование мотивов избегания

Исследования, направленные на изучение особенностей уровня притязаний у больных шизофренией, страдающих простой формой и вялым течением процесса, показали, что на выбор задания не влияет успешность решения предыдущих задач. Уровень притязаний в данном случае не формируется, нарушена адекватная самооценка своих возможностей. При этом высказывания больных не носят эмоциональной окраски, даже когда экспериментатор подчеркивает их ошибки (Бежанишвили Б.И., 1967).

Представляют интерес результаты исследований А.Б. Холмогоровой (1972), направленные на изучение особенностей уровня притязаний в зависимости от ведущего синдрома шизофрении (неврозоподобный, психопатоподобный, параноидный). Оказалось, что в группе больных с неврозоподобной симптоматикой перспективная цель носит статичный, не ориентированный на будущее характер (планируется лишь достижение уже полученного ранее лучшего результата). У больных как-бы отсутствовал «регулятор динамики уровня притязаний, стимулирующий к росту достижений». Также отсутствовала и ориентация достижений на «социальную норму». В динамике уровня притязаний доминировала мотивация избегания, были выражены защитные формы поведения. При психопатоподобном синдроме наблюдалось снижение ориентации на уровень достижений. Перспективная цель строилась без учета реальных достижений и их динамики и носила неадекватный характер. Здесь обнаруживались две тенденции: больные либо вообще игнорировали «социальную норму» выполнения, либо ставили задачу достичь ее сразу, без промежуточных этапов. При параноидном синдроме снижалась ориентация на уровень достижений, не учитывалась «социальная норма» и динамика достижений. Пациенты не могли полностью принять ситуацию эксперимента, искажая картину динамики.

Н.С. Курек (1982) с помощью различных методических приемов, раскрыл связь «адинамии уровня притязаний» со снижением активности больных шизофренией и нарастанием «шизофренического дефекта».

Механизмы измененного смыслообразования при вялотекущей шизофрении изучал М.М. Коченов (1978). Оказалось, что поведение больных шизофренией в ситуации экспериментально-психологического исследования имеет свои особенности: ориентировочный этап у них отсутствовал, они не выбирали «выигрышных» заданий и при этом брались за явно невыполнимые. Смещение смыслообразующей функции мотивов, отщепление действенной функции от «знаемой» нарушало деятельность больных и, возможно, являлось причиной изменения их поведения и личности. По мнению автора, редукция мотивов приводила к обедненной деятельности.

В работах, посвященных изучению личности больного шизофренией, было показано, что последние более невротичны и одновременно более интровертированы, чем здоровые люди. Этот факт отмечается как во время острой фазы заболевания, так и в течение длительного времени становления его ремиссии и влияет на качество жизни больного шизофренией. В то же время известно, что высокий уровень нейротизма и интроверсии считаются психологическими факторами, повышающими уровень риска возникновения шизофрении. Высокий уровень экстраверсии, напротив, существенно уменьшает вероятность появления этого психического расстройства.

Читайте так же:
Простая шизофрения что это такое

Исследователи из Новой Зеландии обнаружили, что высокий уровень нейротизма в возрасте 14 лет положительно коррелировал с симптомами психоза, появившимися между Выявленные корреляции продолжали отмечаться даже тогда, когда был установлен контроль над «осложняющими факторами детства» и коморбидными психическими расстройствами (Goodwin R. et al., 2003).

Высокий уровень нейротизма отражает особенности типа «организации личности», способствующей формированию и фиксации негативных когнитивных схем., которые, в свою очередь, являются «почвой» для частого появления негативных эмоций и возникновения ощущения потери контроля над окружающей ситуацией. Последнее обстоятельство увеличивает риск развития шизофрении. Кроме того, у больных шизофренией показатели нейротизма коррелируют с выбором неадекатной стратегии поведения (копинг-стратегии), что способствует злоупотреблению психоактивными веществами.

Высокий уровень нейротизма в какой-то мере объясняет неудовлетворенность медикаментозным лечением, отказ от вовлечения в общественную деятельность («сеть социальных связей»), в то время как высокий уровень экстраверсии положительно коррелирует с более высокой оценкой физического здоровья и позитивных эмоций. Отметим, что чем более выражена экстраверсия, тем ниже уровень профессионального функционирования сотрудника, чаще встречаются отказы от сотрудничества и плохое качество работы.

Склонность индивидов с высоким уровнем экстраверсии к поиску межличностной поддержки вместо решения проблем, при одновременно завышенном уровнем нейротизма, частично объясняют, почему подобная характеристика личности негативно сказывается на профессиональной деятельности больного шизофренией.

Низкий уровень экстраверсии обусловливает негативное отношение к межличностному общению («социальному взаимодействию»), в конечном счете ослабляя возможность и ухудшая качество социальной поддержки. Это делает человека, предрасположенного к шизофрении, более подверженным влиянию стресса. Согласно M. Kentros et al. (1997), выраженная интроверсия, приводит к тому, что больные отказываются от групповой терапии, но при этом позитивно относятся к лечению на дому

Высокий уровень нейротизма и низкий уровень экстраверсии представляют собой неспецифические факторы риска, поскольку предрасполагают к возникновению не только шизофрении, но и ряда других психических расстройств, например, депрессии или зависимости от табакокурения.

По данным L. Krabbendam, van J. Os (2005), часто возникающие и резко выраженные негативные эмоции напрямую способствуют развитию и сохранению бреда и галлюцинаций у предрасположенных к шизофрении лиц. Несколько ранее P. Lysaker et al. (2003) и T. Dinzeo et al. (2004) также обнаружили корреляцию между уровнем нейротизма и выраженностью позитивной симптоматики шизофрении.

Доброжелательность в общении предполагает также скромность и заботу о других, ее низкий уровень проявляется цинизмом, безразличием к проблемам окружающих людей, некомпетентностью и негативным отношением к любым формам сотрудничества. Отмечено, что люди с высокими показателями добросовестности склонны к обсессивно-компульсивным расстройствам, доброжелательности — к зависимому расстройству личности. Низкие показатели доброжелательности и добросовестности одновременно часто сочетаются с наличием антисоциального расстройства личности, криминальным поведением, агрессией. Этот факт приобретает определенный смысл в связи с тем обстоятельством, что среди больных шизофренией асоциальное поведение и склонность к употреблению психоактивных веществ встречается чаще, чем у здоровых лиц. Отмечено, что при неблагоприятном течении шизофрении недоброжелательность по отношению к людям усиливается.

У больных шизофренией стратегии межличностных отношений и стилей поведения в большей степени оппозиционны, чем у пациентов, страдающих некоторыми другими психическими расстройствами, например, депрессией (Bagby R. et al., 1997). Заметно усиливается недоброжелательность к людям у тех больных шизофренией, которые начинают употреблять психоактивные вещества (Reno R., 2004), обнаруживают нарастающую в своей выраженности продуктивную и негативную симптоматику, эмоциональную неустойчивость, недостаточный контроль над импульсами и враждебность (Lysaker P. et.al., 2003). В исследовании M. Kentros et al. (1997) было показано, что низкий уровень доброжелательности коррелирует с тяжестью негативной симптоматики (социальная изоляция) и депрессии.

В большинстве случаев больные шизофренией демонстрирует недобросовестное отношение к обязанностям. R. Gurrera et al. (2000) приводят данные о наличии слабо выраженной корреляции между уровнем добросовестности и возрастом начала шизофрении. Недобросовестность также сочетается с суицидальными тенденциями пациентов, страдающих шизофренией более 5 лет (Pillman F. et al., 2003).

Современные исследования личности больных шизофренией, в частности, проводимые на основании их самоотчетов, все же демонстрируют сохранность («стабильность и стойкость») ее многих характеристик, даже в момент обострения психического расстройства. По мнению H. Berenbaum, F. Fujita (1994), когнитивный процесс, ассоциированный с характеристиками открытости опыту (дивергентное мышление, способность найти новые и креативные решения и др.), отчасти напоминает когнитивный процесс, отличающий больного шизофренией (необычные ассоциации, искаженное восприятие, причудливое и магическое мышление и др.). Подобной точки зрения придерживаются не все исследователи, особенно те, которые подчеркивают связь cклонности к эзотерики и искаженного восприятия действительности с социоэкономическим статусом больных шизофренией (Camissa K. et al., 2005). По-видимому, открытость опыту в большей степени характерна для шизотипического расстройства, чем для шизофрении (Ross S. et al., 2002). Низкий уровень открытости опыту, вероятно, отражает особенности течения болезненного процесса, в частности, типичные для больных шизофренией ограниченные успехи в учебе и недостаток денежных средств. Повышенный уровень открытости обычно не сочетается с выраженной негативной симптоматикой (Kentros M.б et al., 1997).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector