Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я в армии и все плохо. Не хочу жить

Я в армии и все плохо. Не хочу жить.

Здравствуйте. Мне 19 и у меня такая проблема. Это длится уже очень давно ещё с начальных классов. Я с детства не особо общительный, у меня низкая самооценка, мне нечего не интересно, мне на все плевать. Я не знаю чего хочу от жизни. Мне лень что-то делать. Я человек бесцельный, скучающий, одинокий, апатичный, меланхоличный, слабый и завистливый. И совершенно не знаю что с этим делать, я ненавижу сам себя за все это, но ничего не могу с этим поделать.

Все началось со школы. В школе я учился на тройки, одноклассники меня не любили потому что считали тупым и слабым. Они меня оскорбляли, унижали, пацаны издевались, били, потому что я был слабый и боялся дать сдачи, а я ныл постоянно и терпел. Я пытался как то нормально общаться с ними но не выходило. Отца родного я не знаю и не видел его. В детстве мать жила с отчимом а я у бабушки и воспитывала она меня. В детстве отчим меня не любил, потом я немного подрос и стал лучше ко мне относится. Я не гулял на улице потому что не с кем было, я вырос дома.

Потом я окончил школу и пошёл учился в ближайший колледж так как денег не было где то в другом месте учится да и я не умён. Со мной попали 2 одноклассника в группу только тогда я стал с ними нормально общаться и они мне стали друзьями. В колледже общался нормально со своей группой,остальные группы просто не замечали меня. В 2013 году летом познакомился с девушкой на свадьбе сестры троюродной и стал с ней встречается. Расстались в 2014 из за меня потому что я такой. Я очень сильно и очень долго переживал. Я вырос и слушаю тяжелую музыку и только она дает мне душевный покой.

Сейчас я в армии и все плохо. Отношение не очень сослуживцами, я туплю на всякой фигне я ни хочу ни чего делать и бывает такое паршивое настроение что даже хотелось покончить с собой.

Автор вопроса: Сергей Возраст: 19

На вопрос отвечает психолог Журавлёв Александр Евгеньевич.

Совершенно грандиозные комментарии с советами! Вероятно, эффект празничных дней налицо: энергию девать некуда. В-общем-то, и бегать, и Богу молиться, и забить на все — вбсолютно нормальные идеи, в каждой из которых есть зерно рационального и терапевтического подхода! Но! Вот ведь в чем дело: Парень долгие годы живет с ощущением невостребованности и один на один с этим демоном по имени «бесцельность». Или , что точнее, бессмысленность! Здравствуйте, Сергей. Сейчас начну с Вами спорить. Отлично, что написали. Отлично , что волнуетесь. И это первое противоречие: раз волнуетесь, раз Вас беспокоит собственная жизнь, есть страх, то апатия тут совершенно точно ни при чем! Нет апатии, Сергей! Есть другое . Есть специфический характер, самооценка, уровень восприятия и некоторая инфантильность. Второе противоречие: раз есть зависть, то и прогресс возможен! Зависть — двигатель прогресса!)))) Это , конечно, шутка, но в ней есть очень большой и правильный смысл. Мы словом «зависть» называем кучу оттеночных состояний и реакций: -захотелось пальто, как в телевизоре, — зависть! — захотелось побить мировой рекорд — а это что? — хочется ощущать полноту жизни, как ровестники, с девчонками мутить, жить на 100 процентов, профессию иметь, деньги и т.д. — зависть? И часто это состояние гложет и не дает покоя. Да. Но в каком-то случае такая зависть придает сил, мотивирует, а в каком-то наоборот, отнимает, иссушает, обездвиживает! Нам надо сделать так, чтобы Ваша завистливость Вам помогала. Надо менять способ мышления, образ мышления!

Простой прием — рефрейминг. Это умное слово обозначает простую штуку: надо переименовать , дать другие , позитивно окрашенные, названия ситуациям и состояниям, воспринимаемым Вами, как дискомфортные и болезненные .

Например, то, что Вы привыкли обозначать, как «зависть», назовите «двигатель прогресса». Или «амбициозность». Или «желание быть на уровне», «ориентир» и т.д.

Ведь Ваша зависть — это не состояние вообще, а нечто адресное, фокусированное на ком-то или на чем-то.

Надо создать новое обрамление давно переживаемым Вами состояниям.

События тоже можно «обновить», «раскрасить», дав им новую , позитивную «рамку»:

Скажем, практически все, что сейчас с Вами происходит, я бы обозначил, как ПОИСКИ СЕБЯ!

Да, Сергей, мальчикам вообще это свойственно — мучительно искать себя, узнавать мир путем проб и ошибок, выстраивать систему координат!

Видите, сколько разных граней можно разглядеть в том, что Вы ошибочно называете апатией.

Запомните! Поиски себя — процесс трудный и часто НЕ РЕГЛАМЕНТИРОВАННЫЙ! То есть, сколько потребуется, столько Вы и будете в поисках.

И чтобы это не было бесконечно, надо научиться еще одному конкретному и простому приему. Самоконтроль, Сергей. Контролировать надо себя, свои мысли, ход мыслей, слова . Поступки и связанные с ними эмоциональные состояния — само собой.

А что собственно контролировать-то?

Про рефрейминг мы поговорили — вот Вам и контроль над словами и мыслями. Но этого недостаточно!

Вы должны ( ДОЛЖНЫ) забыть два слова , два процесса:

КРИТИКУ И САМОКРИТИКУ!

Не критиковать других и себя! Себя Вы должны научиться хвалить! Хвалить за конкретные вещи:

Вы в армии? Справляетесь? Стараетесь справляться? — Похвалите себя!

Вы «отловили» в голове какую-то негативную идейку и переделали ее в позитивную — похвалите себя!

Заметили что-то хорошее? Рассмеялись? Что-то придумали? Научились чему-то? Заставили себя над чем-то поработать? Похвалите себя! Хвалите себя всегда, не дожидаясь чужих оценок или вопреки им!

Сережа далеко не всегда уныло-слабый! Ведь ему приходилось справляться с очень трудными для мальчишки вещами! Например, жизнь с отчимом! Уже это много чего стоит! Много Вы знаете ребят, у которых было такое детство?

Вам надо усиленно работать над своей памятью! Вспоминать, вспоминать и вспоминать те моменты, когда Вы проявляли свою силу! Я никогда в жизни не поверю в то, что таких моментов не было!

Вспоминайте! Вспомнив, обязательно говорите вслух «Я — сильный»!

Самосознание формируется не сразу. Это работа. На земле нет никого, кто шел бы по жизни исключительно через солнечные дни и по ковру из роз! Все до единого переживают неудачи и разочарования! Нет вечно молодых и вечно живых людей!

Да, приходится работать над собой, менять себя.

Самое плохое состояние вовсе не зависть, а обида! Вот что действительно пожирает! Обида на жизнь, на родителей, на самих себя! С этим тоже надо бороться, ибо обида любит маскироваться! Например, в жалость!

Как бороться с обидой? — Проще простого!

Читайте так же:
На ногах уже нет равновесия утром агрессия ночью депрессия

«Я прощаю себя за то, что сейчас я не такой, каким бы я хотел себя видеть!»

Эти волшебные слова реально помогают, если повторять их как можно чаще — 100 раз подряд! Можно даже их писать!

Точно такую же форму можно использовать , для слов прощения в адрес кого-то: «Я прощаю . за то, что он не такой, каким бы я хотел его видеть».

Этот процесс называется аффирмативная терапия. По сути, тоже контроль и работа над самосознанием.

Сразу «улететь в космос» у Вас не получится. Поэтому, требовать от себя чрезмерного не стоит — это глупо.

Но постепенно , последовательно, Вы будете двигаться в нужном направлении!

Бывает так, что ОНО накатывает волной и ты чувствуешь себя бессильным и безвольным! Не надо давить себе на мозги — просто сделайте несколько активных глубоких приседаний с выпрыгиваниями. Вам сразу станет лучше. Гарантирую!

Это уже включатся гормоны.

Видите? Есть масса интересных приемов доя того, чтобы себе помочь. Именно себе! Именно самому!

Держитесь! Переживете и станете умней и сильней! Все будет хорошо. И с девушками все наладится, ведь после такой работы над собой Вы почувствуете уверенность!

И спортом надо заниматься. Хоть чуть-чуть, но регулярно. И молиться надо! Тоже ведь — вариант аффирмативной терапии))))!

В там и смыслы появятся! Новые смыслы! Интересные и полезные. Потому, что будет меньше обиды и освободится место для чего-то другого.

«Бомжизм» как беда и философия

Об авторе: Анна Кроткина – американский журналист, преподаватель университета Вашингтона и Ли, штат Вирджиния.

сша, общество, бездомные, бомжи, экономика, политика

В США умеют показывать красивую любовь. Кадр из фильма «Путешествия Саливана». 1941

а прошлой неделе внимание мое привлекла следующая заметка на сайте CBSNewYork: «Бездомный мужчина, арестованный за то, что ударил женщину по лицу и выбил ей зуб, был снова арестован менее чем через 24 часа после освобождения.

Согласно новым городским законам (позволяющим отпускать на волю без залога арестованных за мелкие преступления до решения суда), он был освобожден через день. Но в тот же день Уэбб был снова арестован за агрессивное требование милостыни возле входа в банк в Гринвич-Виллидже.

Следователи говорят, что Уэбб имеет историю нападений на женщин без всякой причины».

Заметка сопровождалась фотографией темнокожего всклокоченного мужчины. Лицо его, искаженное гримасой, показалось мне знакомо – я его раза два видела на улице в замызганной куртке с грязным бумажным стаканчиком в руках, в который шарахающиеся в сторону прохожие и не думали кидать деньги.

В настоящий момент количество бездомных в США насчитывает больше 550 тысяч. Некоторые ночуют на улице, но большинство проводят ночь в специальных убежищах, дающих временный приют и пропитание. Каждый год правительственные учреждения проводят перепись бездомного населения, пытаясь рассчитать затраты, которые понадобятся на хотя бы частичное решение проблемы. В 2019 году Нью-Йорк, например, потратил 3 млрд долл. на помощь не имеющим дома и крова.

Большая часть бездомных в Америке сосредоточена в больших городах.

В Нью-Йорке более 60 тыс. бездомных, из которых на улице живут около 3 тыс. Согласно некоторым опросам, 76% уличных бездомных страдают тяжелыми психическими заболеваниями, 46% – алкоголизмом и наркоманией.

В моем районе в Манхэттене я знаю бездомных в лицо. На углу моей улицы обитает чернокожий парень лет 35 в женской одежде и ярко-синими тенями на веках. Иногда он просит денег, и я даю ему скопившуюся у меня мелочь. Еще через несколько кварталов подле витрины магазина женского белья на куче тряпья обычно лежит одутловатый белый мужчина. Время от времени я вижу его сидящим, и тогда, когда я прохожу мимо, мне слышно, как он яростно бормочет: «Это вы мне мешаете, а не я вам».

С наступающими холодами уличные бездомные спускаются в метро и ночуют в поездах и на платформах. Часто, вытянувшись во весь свой рост, они спят на лавочках в поездах, и пассажиры, стараясь не дышать смрадным запахом немытого тела и испражнений, жмутся к противоположной стороне вагона.

Недавно эта ситуация привлекла внимание губернатора Нью-Йорка Эндрю Куомо, который, надо сказать, в метро ездит нечасто. Выступая на местном радио, он заявил: «Количество бездомных растет в метро Нью-Йорка. Это просто деградация и снижение качества жизни, которые все более ощутимы – вы можете это видеть и чувствовать. Вы входите утром в вагон, где человек, который явно не в себе, оставался там с прошлого вечера. Вам приходится выйти из вагона из-за запаха и грязи. Так что это очень реальная проблема». Спящие в метро бомжи, сказал губернатор, мешают «работе публичного транспорта и комфорту пассажиров».

По мнению губернатора, 500 дополнительно нанятых полицейских помогут обеспечивать соблюдение правил публичного транспорта и улучшить для пассажиров «качество жизни» в метро.

Дональд Трамп редко согласен с губернатором Нью-Йорка. С тех пор как Трамп поменял свое официальное место жительства в Нью-Йорке на Флориду, между губернатором штата и президентом тлеет война.

Пока штатом управляет такой человек, как Куомо, пишет в своих твитах Трамп, «Нью-Йорку далеко до величия».

«Отделались от Трампа, и слава Богу. Он все равно никогда налоги не платит», – парировал Куомо.

Но в вопросе, касающемся бездомных, разногласий нет даже у заядлых политических противников.

Недавно в интервью с Fox News Трамп тоже отметил, что «очень серьезно» смотрит на проблему с уличными бомжами в городах Америки.

«Люди, живущие так, живут в аду, – сказал Трамп. – У некоторых из них есть психические проблемы, когда они даже не знают, что так живут… Но мы не можем позволить им так жить. Мы не можем разрушить наши города». «У нас есть люди, которые работают в этих городах, они работают в офисных зданиях, – продолжил Трамп. – Чтобы попасть в здание, им нужно идти мимо таких сцен, когда трудно поверить, что такое бывает».

Политики согласны, что быть бездомным плохо, да и жить в окружении бомжей – тоже не подарок. Но настоящее решение этой проблемы продолжает быть неуловимым.

1-15-1350.jpg
Этот контраст я увидела сама, и такие живые
картинки повсюду. Фото автора

По мнению активистов, план Куомо негуманный и несостоятельный. Арестовывать бездомных в метро – это просто брать проблему и переносить ее временно на другое место, считают они.

Еще более проблематичны пожелания Трампа очистить центры городов от бездомных, запретив им бомжевать на улицах и перевозя их в убежища на городских окраинах.

Недавно апелляционный суд, влияющий на законодательство Западного побережья, постановил, что арестовывать или преследовать в судебном порядке людей за то, что они спят в общественных местах, если им некуда идти, неконституционно. Это решение суда может повлиять и на другие регионы, пытающиеся не позволять людям спать на улице.

Читайте так же:
Моей мамы больше нет я в депрессии

А когда-то это было романтикой

Откуда же возникло такое количество бездомных, наводнивших большие города Америки?

Бомж – явление не новое. В ХIX веке бездомных, странствующих по стране в поисках работы, называли бродягами. Оседлым и религиозным американцам бездомность представлялась вызовом и угрозй традиционной морали, основанной на идее семьи и дома.

С бродягами боролись полиция, церковь и религиозные общества, которые видели любую работу как лекарство от бродяжничества. Но, несмотря на все усилия религиозных общин и полиции, количество бродяг в Америке XIX века продолжало расти. Виной тому была нарастающая урбанизация. До 1820-х годов менее 7% американцев жили в городах и бродяг никто не видел.

Растущая индустриализация XIX века привела ко все возрастающей миграции в такие города, как Бостон, Нью-Йорк и Филадельфия. Городские отчеты о бродяжничестве (государство всегда было обеспокоено этой проблемой) свидетельствуют о росте количества неприкаянных граждан.

В 1850-е годы бродяг нередко арестовывали и отправляли в полицейские участки, где для их содержания были отведены специальные камеры. Но к 1870-м годам никаких полицейских участков уже не хватало. С появлением поездов людям в поисках работы уже не надо было стаптывать башмаки на бесконечных дорогах. Железная дорога сделала бродяжничество более комфортным и более распространенным.

Знаменитый журналист, фотограф и реформатор Якоб Риис, автор фотографий жизни городских трущоб, эмигрировал в Америку в 1870 году в возрасте 21 года. В первые 3 года жизни в Америке он присоединился к «великой армии бродяг», ищущих работу по всей стране. Вот что он позднее писал на эту тему: «Откуда эта армия бездомных мальчиков? Ответ дают нам толпы матерей, которые круглый год ходят в полицейское управление и спрашивают о пропавших парнишках… Шаблонное обещание чиновников, что он «вернется, когда проголодается», не всегда сбывается. Скорее он ушел, потому что был голоден».

Эта «армия» молодых, трудоспособных белых мужчин, свободных от семейных уз, не боящихся неизвестности и открытых всем ветрам, сделалась объектом поэтического воображения американцев.

«Дерзкий и беззаботный, я приветствую бегущую вдаль дорогу. Здоровый, свободный мир открыт для меня», – писал в середине XIX века американский поэт Уолт Уитмен.

За Уолтом Уитменом последовали Брет Гарт, Синклер Льюис и Джек Лондон. Они писали о «зове дороги» как о побеге от занудства жизни и однообразия работы. Сегодня мало кто станет романтизировать бездомных и «зов улицы». Контингент бомжей радикально изменился, как и причины, ведущие к жизни без крыши над головой.

К 50-м годам ХХ века в послевоенной процветающей Америке бомжи почти исчезли.

Количество их резко увеличилось лишь к концу 1970-х годов, когда значительное число психически больных людей были выпущены из психиатрических лечебниц. Произошло это в результате движения за гражданские права и свободы 1960-х годов. Со временем движение за расширение прав докатилось и до пациентов в психушках. Новые законы позволяли людям с психологическими проблемами делать свой собственный выбор – где им жить, как лечиться и лечиться ли.

В результате новоприобретенной свободы число пациентов в государственных больницах сократилось с 535 тыс. в 1960 году до 137 тыс. в 1980 году. В это же время многие больницы потеряли значительную часть финансовой поддержки государства и были вынуждены выписывать неготовых к этому душевнобольных.

Одновременно с этим финансирование государством жилья и коммунальных услуг тоже оказалось неадекватным, так как именно в это время жилье в городах начало неуклонно дорожать и, отметим, продолжает дорожать по сей день. В результате огромное количество бывших пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями оказалось на улице.

Но это не все – во многих городах было отменено уголовное наказание за публичное опьянение, и тот, кто раньше попадал в тюрьму за пьянство, теперь оставался на улице – свободным человеком, хоть и без крыши над головой.

Со временем к этой массе людей с нездоровой психикой присоединились бедные люди и даже целые семья, которые по той или иной причине не справились с все возрастающей квартплатой и были выселены арендодателем.

В это же самое время в ответ на очевидно нарастающее число бездомных право человека на жилье было внесено некоторыми штатами в их законодательство.

В Нью-Йорке фундамент такого законодательства заложил во время Великой депрессии 30-х годов мэр города Фиореллo Ла Gуардиа. Он убедил избирателей штата утвердить конституционную поправку, узаконивающую помощь нуждающимся. «Помощь, поддержка и уход за нуждающимися являются общественными проблемами и должны предоставляться государством», – гласил теперь закон штата.

Но в 1969 году 29-летний юрист Роберт Хейс, глядя на кучкующихся в его районе бездомных, пришел к выводу, что город и штат пренебрегают своими юридическими обязательствами.

Работая на общественных началах, Хейс подал коллективный иск от имени трех бездомных. Эти люди утверждали, что город или полностью отказывал им в помощи с ночлегом, или предлагал в качестве жилья грязную и битком набитую людьми комнату в муниципальном убежище, где они не чувствовали себя в безопасности.

К ужасу городской администрации (Нью-Йорк всегда страдал от проблем с бюджетом), суд штата вынес решение в пользу истцов и приказал городу предоставить убежище всем, просящим о помощи.

Вскоре после решения суда более тысячи человек стали каждый вечер требовать ночлега, и город должен был во что бы то ни стало предоставлять им жилье.

1-15-3350.jpg
А тут я не поняла. тоже, как у нас, мусорная
проблема? Фото Reuters

Решение судьи в пользу бездомных не сослужило хорошую службу только одному бомжу города – Роберту Каллахану, истцу, чьим именем было названо это судебное решение. Вскоре после победы в суде он перепил и был найден мертвым на одной из улиц Нью-Йорка.

На сегодня каждый большой город Америки насчитывает десятки убежищ для бездомных. И хотя не все бездомные хотят ими воспользоваться, выбор весьма обширный. В больших городах есть убежища для мужчин, есть отдельно для женщин, есть для семейных людей с детьми. Некоторыми убежищами заведует государство. Убежища поменьше спонсируют частные НКО, связанные нередко с религиозными организациями. Государство в этом деле охотно сотрудничает с религиозными институтами.

О том, как протекает жизнь в этих временных пристанищах, я расспросила волонтера по имени Ридж Монтез, проработавшего три года в одном из нью-йоркских убежищ.

«Я работал в небольшом убежище, организованном синагогой. Убежище было только для мужчин, и там было десять коек. В основном постояльцы были одинокие бессемейные люди за 50. Изредка приходили молодые люди, бежавшие от семейных конфликтов». (По стране 60% бездомных составляют белые американцы, но в убежище, где работал Монтез, афроамериканцы были в большинстве. – А.К.). Большинство этих мужчин страдали депрессиями, биполярным расстройством, у некоторых была шизофрения. Мы не спрашивали об их проблемах, но люди сами часто говорили, какой у них диагноз, – могли сказать, например, что опоздали, потому что заходили в аптеку за таким-то лекарством. Некоторые из этих людей получали государственное пособие, были люди, у которых была работа на несколько часов в день.

Читайте так же:
К чему может привести стресс и депрессия

Мужчины приходили вечером к шести. В подвале синагоги была кухня, где волонтеры готовили еду – кто что умел. Часто это были макароны или запеканки. Всегда был салат. А на десерт был всегда покупной торт. Обитатели убежища ели, потом мыли посуду и раскладывали кровати. Могли принять душ, который был на этаже.

Рано утром был подъем. Кровати должны были быть убраны. Перед уходом обитатели завтракали – для этого были в холодильнике молоко и сухая каша», – рассказывает Монтез.

Монтез в основном работал в ночную смену – смотрел за порядком и улаживал вспыхивающие конфликты. Убежище не позволяло обитателям приносить алкоголь, наркотики и оружие. «Но примерно двое из десяти эти правила нарушали и за это бывали выдворены на улицу», – говорит он.

«Нередко по ночам возникали ссоры. Однажды, дело было в три утра, один из мужчин обвинил других в краже. Пришлось уговорить всех открыть свои мешки и сумки и показать содержимое. Конечно, пропавший предмет нашелся в мешке скандалившего».

Изредка кто-то из этих людей находил работу и, получив от государства дотацию, оплачивающую часть квартплаты, мог снять свою квартиру; иногда люди получали дешевую квартиру от государства. «Такая квартира – это главная мечта всех в убежище», – говорит Монтез.

В редких случаях кто-то решал уехать из Нью-Йорка и поселиться в другом месте с родственниками или знакомыми. Тогда он получал от государства билет на автобус или поезд. Но в основном, говорит Монтез, обитатели убежищ живут там годами, не умея изменить ситуацию.

В современном мире никто, включая самих бездомных, не идеализирует жизнь без дома и крова. Республиканцы, демократы, государственные чиновники, гражданские активисты и религиозные организации – все согласны в этом вопросе. Но это единство мнений не привело пока к такому консенсусу, который мог бы помочь решению актуальнейшей проблемы. n

Берут ли в армию с депрессией?

Осень — самое депрессивное время года. Летние каникулы и сезон отпусков закончились. На смену солнцу и теплу пришли пришли серые дождливые дни, холод и слякоть. Хочется одного: отключить телефон, больше спать и вообще не выходить из дома. И уж точно нет настроения проходить призывные мероприятия. Знакомая картина? В этой статье я расскажу, берут ли в армию с депрессивными расстройствами и какую категорию годности может получить призывник.

Николаева Анна

Юрист Службы Помощи Призывникам

Депрессия: берут ли в армию?

По закону с депрессией в армию не берут. Согласно Расписанию болезней, призывники, у которых дополнительное обследование подтвердит диагноз, подлежат освобождению от призыва на срочную службу.

Депрессивные состояния могут быть вызваны разными причинами, начиная от тяжелых жизненных обстоятельств и заканчивая генетической предрасположенностью. В зависимости от повода и особенностей проявления выделяют две основные формы расстройства: невротическую (приходящую) и эндогенную (аффективную). Хотя категории годности при каждой из этих форм могут отличаться, сам процесс призыва для молодых людей и с невротической, и с эндогенной депрессией будет схожим. Сначала им вручат повестку на медкомиссию в военный комиссариат. Во время медицинского освидетельствования у психиатра они получат направление на дополнительное обследование в психоневрологический диспансер для уточнения диагноза.

Уточнение диагноза на дополнительном обследовании от военкомата происходит на основании комплекса соматических проявлений:

Симптомы депрессии

Симулировать заболевание не рекомендую. В психоневрологических диспансерах работают квалифицированные специалисты, они легко отличат действительно больного призывника от симулянта.

Наши клиенты не служат в армии

Наша работа — помогать призывникам получать освобождение от призыва в армию по состоянию здоровья. Позвоните нам по телефону 8 (800) 333-53-63: узнайте о наших услугах или получите бесплатную консультацию по своей ситуации.

Обращайтесь, мы будем рады вам помочь!

Категории годности при депрессии

Постановка категории годности при невротических и аффективных депрессивных состояниях имеет свои нюансы. Например, чтобы получить освобождение от призыва при невротической форме, важно, чтобы приступ проявился непосредственно к моменту проведения призывных мероприятий. При кратковременном расстройстве, которое возникало несколько лет назад и закончилось выздоровлением, освидетельствование будет проводиться по пункту «г» статьи 17 Расписания болезней. В таких случаях призывная комиссия утвердит категорию годности «Б-4».

При эндогенной депрессии освидетельствование будет проводиться по 17 статье Расписания болезней. Подобные депрессивные состояния, в том числе легкой степени тяжести, считаются несовместимыми с армейской службой. С эндогенной депрессией в армию не берут. Призывник освобождается от службы и получает военный билет с непризывной категорией годности.

Мы запустили бесплатный сервис «Карта здоровья призывника». Пройдите небольшое тестирование и узнайте, какие у вас могут быть непризывные заболевания.

«Иногда депрессия может перейти в скрытую форму и проявляться в виде симптомов, характерных для других невротических заболеваний. Например, в виде тревожности, панических атак, болей или ломоты в теле. В таких случаях, если призывник сумеет доказать свой диагноз, он также сможет претендовать на освобождение от военной службы».

Освобождение от армии по депрессии на практике

Главная проблема при освобождении от армии при депрессивных состояниях — недоверие со стороны врачей. Большинство призывников, испытывающих расстройство, либо справляются с проблемой самостоятельно, либо обращаются в частные клиники/к частным специалистам. И только единицы решаются обратиться в ПНД — психоневрологический диспансер.

Пренебрежение бесплатной медициной или страх перед ПНД могут обернуться против призывника. Причина в том, что военные комиссариаты запрашивают сведения из диспансеров, и если ваша история болезни будет абсолютно чиста, врач может проигнорировать ваши жалобы и документы от частного психотерапевта.

Такие ситуации нередки. Кроме того, они могут сочетаться и с другими нарушениями. Так в нашей практике был случай, когда призывнику с расстройством выставили категорию годности «Б-4». Особое удивление вызвало то, что призывная комиссия вынесла решение до того, как молодой человек сдал анализы от военкомата.

Мы сразу же обжаловали решение о призыве в армию, а когда угроза призыва миновала — занялись подготовкой к следующей медкомиссии, собрали и приобщили к личному делу призывника все необходимые медицинские документы. И хотя мы проделали огромную работу, в следующем призыве психиатр вновь проигнорировал документы и выставил призывнику категорию «Б». Когда мы заявили, что не согласны с категорией и будем её обжаловать, главный врач позвонил врачу, занимающемуся освидетельствованием в городском военкомате, и обсудил законность призыва с данным диагнозом. После чего мы сопроводили призывника на очное КМО и без жалобы добились постановки категории «В».

Остались вопросы после статьи? Позвоните нам по телефону 8 (800) 333-53-63, и мы обязательно на них ответим.

Парень ушел в армию, как успокоиться?

Здравствуйте,мне 18 лет. Два дня назад проводила своего парня в армию. Мы встречаемся с ним 5 месяцев, безумно любим друг друга. Когда он ушел, я постоянно плачу, ничего практически не ем, не могу найти ни одного занятия,чтоб отвлекало от мыслей о нем, не могу учиться, ни чего не могу,каждое утро просыпаюсь со слезами. Когда мы начали встречаться, он заполнил буквально всю мою жизнь, а сейчас как-будто кусок чего-то из души вырвали. С родителями тоже постоянные ссоры и скандалы. Друзья не поддерживают. Такое ощущение,что я осталась совсем одна. Все напоминает о нем. Даже музыку слушать не могу.

Читайте так же:
Как вы справляетесь с осенней депрессией

Плюс ко всему еще и осень пришла. Подскажите, как успокоиться, вернуться в жизнь?

Получено 3 совета – консультации от психологов, на вопрос: Парень ушел в армию, как успокоиться?

Утешением Вам будет то, что он не умер. Он жив, а значит, по прошествии какого-то времени Вы сможете быть вместе, если захотите.

Другой вопрос, что похоже, Вам не к кому обратиться за поддержкой: С родителями ссоры, подруги не понимают. И скорее важно то, как Вы выражаете свои переживания, хотите ли, чтобы они Вас поняли? А когда поймут, какого рода поддержки хотите от них? Чем конкретнее Вы это для себя сформулируете, тем больше шансов будет у Вас эту поддержку получить, а значит легче пережить разлуку и встретиться с ним с бОльшей радостью.

Если Вам не удастся ни у кого получить поддержку, обращайтесь.

Так же Вы можете писать мне на почту: Nastushamay@mail.ru

Здравствуйте, Татьяна! Вы были поглощены и отношениями и им самим вот и забыли про саму себя, про свои интересы и потребности и поэтому сейчас при расставании Вы чувствуете душевнй вакуум и пустоту, которую не знаете как заполнить! Но — Ваш молодой человек просто шел в армию — Вы же можете заодно заняться собой и обратить как раз внимание на саму себя, свои интересы- Вы можете познать и раскрыть саму себя — и помните, если Вы будете интересны самой себе, то и молодому человеку тоже (и знаете, молодые люди бояться того, что отношения могут их поглотить, поэтому в этой разлуке есть и плюсы) — Вы сможете и узнать себя, и ему понять и расставить приоритеты в отношениях. Вы можете му писать и делиться с ним своими переживаниями, успехами и неудачами. поверьте — эта хандра пройдет — ведь Вы все равно вместе, пусть и на расстоянии! Татьяна, если Вам самой сложно будет разобраться в себе и заполнить пустоту — можете смлео обращаться ко мне — звоните!

Татьяна, важно принимать себя как личность, не впадать в зависимость, чувствовать себя цельной личностью, тогда и не будет такого «раздрызга» в состоянии!

«Он заполнил буквально всю мою жизнь» — а где же Вы сама? Потерялись? Зажались? Уничтожились? Вот и результат — тело и душа растерзано, тем более, что еще и психосоматика «как-будто кусок чего-то из души вырвали» (с дыркой в душе. негоже девушке жить, у Вас столько еще впереди прекрасного!).

Парню что, легче от того, что Вы рыдаете и бездельничаете? Служба в армии — это этап в жизни. Его жизни.

А уж музыка тут при чем? И осень в чем провигилась? Жизнь — течет независимо от Вашего настроения. «У природы нет плохой погоды» и т.д.

А тема про созависимость и неприятие себя как цельной личности — это с психологом. И рану душевную важно «залатать» (не нитками, конечно). Обращайтесь.

«Мне сломали всю жизнь»: истории женщин, чьи сыновья погибли в армии

Ольга Тетерина, 49 лет, Могоча (Забайкальский край)

Артем Тетерин погиб 26 марта 2017 года. Его нашли повешенным на границе лесопосадки и поля. По версии следствия, Артем совершил самоубийство.

Про Артема

Артем был любознательным и умным ребенком, к 20 годам перечитал много литературы. Я говорила ему, что в интернете есть куча разной информации, а он отвечал: «Мама, мне интереснее и приятнее читать бумажные носители». Сын занимался спортом, играл на пианино, любил ходить в лес за грибами и ягодами. Всегда помогал семье по хозяйству, поддерживал нас. Любил компьютеры — мог и разобрать, и собрать.

Учеба всегда была у него на первом месте. Однажды меня вызвали в школу, потому что «мой сын общается с плохой компанией». Артем был спокойный, а эти ребята — шумные. Я ответила, что он самостоятельный и разберется, с кем дружить.

Он с отличием окончил университет ЧГУ в Чите по специальности «Инженер по обогащению драгоценных металлов». Параллельно с отличием окончил компьютерный техникум. Несправедливо, что когда Артем поступил в ЧГУ, там отменили военные кафедры, которые заменяют службу, а когда выпустился — их вернули.

Артем получил повестку в армию, когда учился в магистратуре в МИСиСе. Я хотела прилететь и помочь, а он говорил: «Мам, да не надо». В итоге пошел к юристам при университете, которые сказали, что никакой ошибки нет и он должен идти в армию. В 2016 году у студентов было по две отсрочки. Первую сын использовал во время учебы в ЧГУ, а вторую не смог. Его забрали 16 июля без объяснения причин, а после он планировал продолжить учебу.

У нас с ним были очень близкие и доверительные отношения. Как‑то раз я разговорилась с мамой его одноклассника и сказала, что мы разговариваем каждый день утром и вечером. Она удивилась и ответила, что общается с сыном гораздо реже.

Про атмосферу в части и поиски сына

Артем служил в Переславле-Залесском в трех часах езды от Москвы. Изначально он спокойно отзывался о службе, но в сентябре, по его словам, атмосфера стала напряженная. Он просил деньги, чтобы ездить и забирать какие‑то посылки. Потом узнала, что почтовое отделение было в пяти минутах ходьбы от казармы. Хотела приехать к нему, но он отговаривал. Я привыкла, что Артем самостоятельный, и даже не думала, [что с сыном случится что‑то плохое].

В армии давали телефон только в определенное время. Никого не волновало, что у Артема с семьей разный часовой пояс, но мы все равно очень много общались. Перед тем, как произошла трагедия, он не выходил на связь несколько дней, и я начала переживать.

Мне стало очень плохо. Я отпросилась с работы и ушла домой. Первым, кому я сообщила о случившемся, был муж. Младший сын тоже почти сразу узнал о пропаже брата, потому что видел наше состояние. Он очень тяжело воспринял это — его рана до сих пор не затянулась. Мы всей семьей ждали, пока Артем найдется . Каждый день мне по пять раз названивали из части. Военные думали, что он поехал домой, но я чувствовала, что это не так.

Читайте так же:
Нужно ли оставлять человека в депрессии

Артем не вернулся, поэтому мы с мамой, которая только выписалась из больницы после операции, полетели на его поиски. В Москве офицеры-контрактники встретили нас и привезли в Переславль, где находилась рота. Мы пообщались с военными, ничего толком не узнали и поехали в часть — провели в пути около восьми часов.

Наше общение с офицерами тоже было странным: с их стороны почти не было инициативы. Но я верила, что сын жив и что с ним все в порядке. Была цель — найти Артема, и это придавало мне сил.

Через неделю у военных пропал к нам интерес. Они даже забрали машину, которую выдали для поисков. Периодически следователь приглашал нас в часть для дачи показаний. Я писала заявление о пропаже сына, но его приняли со скептицизмом и словами: «Вы знаете, сколько людей пропадает». Оно ничего не дало.

Мы искали Артема больше месяца . Помню снег по колено и ледяной дождь. Местные жители активно помогали нам: рассказывали, что видели, обходили окрестности. Несколько раз я ездила в его университет в Москву — думала, вдруг он там, но все было напрасно.

После нашего возвращения домой, мне начали звонить незнакомые люди, которые от лица Артема просили денег на еду, одежду и вернуть долги. Но у нас с сыном было кодовое слово, которое мы придумали после его отъезда на учебу, чтобы защититься от мошенников. Как только я просила его назвать, все кидали трубку. Было понятно, что кто‑то решил поживиться.

Еще пять месяцев прошли в ожидании. Офицеры говорили, что Артем просто убежал и где‑то ходит. Я верила, потому что в армии много стресса. После произошедшего к нам домой приходили и вежливые военные. Говорили, что если Артем найдется, то они сделают все возможное, чтобы он остался в Могоче и дослужил в местной части. Это успокаивало.

Как проходил суд и похороны

Я хорошо запомнила повара этой части. Она рассказала, что в роте Артема было несколько старших ребят, которые самоутверждались за счет других, а командование не обращало на это внимания. Они заставляли мальчиков ходить гуськом, били, вынуждали учить устав наизусть, оскорбляли . Все остальные, с кем удалось пообщаться, ничего не знали либо просто делали вид. На даче показаний повара уже не было, потому что «она отработала и уволилась». Я добивалась, чтобы эту женщину пригласили в суд в качестве свидетельницы, но этого не произошло.

В конце марта знакомые из Переславля позвонили и сказали: «Оля, нашли твоего сына. Срочно приезжай». На следующий день я связалась с офицером части и спросила: «Вы ничего не хотите сообщить?» Он ответил: «Нет, все в порядке». И только через несколько часов попросил приехать на опознание.

На опознании нам предоставили тело другого человека . Мы потребовали провести независимую платную экспертизу, но наш следователь пообещал сделать все бесплатно. Через пару недель оказалось, что для экспертизы не хватило материалов. Не знаю, кто был этот парень, но точно не мой сын.

Артема похоронили в апреле — тогда я увидела его первый раз. Не знаю, где и как его нашли, подробности никто не рассказал. Тело доставляли поездом люди, не связанные с воинской частью.

Суд проходил только против одного парня, Усуба Аджояна. Возможно, он задел и других ребят или был агрессивнее остальных. Ему дали три года колонии-поселения за нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, которые повлекли тяжкие последствия. Аджоян не признал вину.

Свидетелями выступали сослуживцы Артема и продавщица из магазина, куда ребята постоянно бегали. Она говорила, что видела моего сына в тот день. По версии суда, он ушел в магазин и не вернулся. Не представляю, как она определила, кто заходил. Мальчишки одинаковые, в одной форме. В их части пятеро носили очки, в том числе и Артем. Более того, продавщица ни разу не явилась в суд — ее показания зачитали из материалов дела.

Три года в колонии-поселении — это очень мало за убийство человека. Мне буквально сломали жизнь, я осталась без старшего сына, без помощи, без поддержки, без внуков. Считаю, что виновата армия. Мой ребенок пошел туда не добровольно, его забрали и должны были нести большую ответственность за его жизнь . И тем не менее никто не отвечает за такие трагедии.

Я не верю, что это было самоубийство. Мой сын — человек с образованием, хорошими перспективами. И его мировоззрение, восприятие… Мы с фондом «Право матери» пытаемся обжаловать приговор, но заниматься этим очень сложно.

О жизни после гибели сына

Последние четыре года — очень тяжелые для нашей семьи. Моя мама умерла в 2017 году, не выдержав случившегося. Но мне много помогали и морально, и финансово: челябинская организация «Комитет солдатских матерей», родственники, знакомые.

Когда все это произошло, я начала пить успокоительные и принимала их два года. Без них вообще не смогла бы двигаться дальше. Потом врачи сказали, что нужно отменить их, иначе возможно привыкание. Психологически мне было очень сложно сделать это, я даже уволилась, потому что началась страшная депрессия. В тот период со мной невозможно было общаться, я постоянно срывалась. Сейчас я гоню все мысли о том, что случилось с Артемом, потому что это приносит невыносимую боль .

Периодически я поддерживаю связь с фондом «Право матери». Раньше постоянно сидела на сайтах солдатских матерей, но сейчас стараюсь абстрагироваться. И здоровье, конечно, уже не то.

Анна Стельмух, 41 год, Белоозерский

Ярослав Лихаузов погиб во время учений 13 марта 2020 года. Его тело нашли на полигоне. По версии следствия, это было самоубийство.

О детстве сына

Ярослав был скромным, добрым и общительным ребенком. Он с пяти лет просился в школу, но в таком возрасте логопедическая комиссия не пустила его из‑за проблем с произношением. Всю программу первого класса мой сын прошел еще в садике, поэтому на занятиях ему было скучно. Учительница говорила про него: «Мальчик светлый, но ему неинтересно. Он уже все знает».

В школе Ярослав был тихий, никого не обижал и не давал отпор, ему было проще уйти от конфликта. Однажды одноклассники истоптали его одежду на физкультуре. Решила поговорить с учительницей, а она сделала вид, что ничего не заметила. Однажды Ярославу вырвали из дневника страницу с оценками за четверть и толкнули в лужу. В итоге отец отдал его на карате, но после нескольких занятий сын сказал: «Мне это не надо. Я не хочу драться».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector