Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шизофрения: плата за эволюцию

Шизофрения: плата за эволюцию?

Шизофренией страдают около 1% населения Земли, и на первый взгляд кажется странным, что, невзирая на разрушение личности, больные шизофренией выживают и передают свои гены потомкам.

Платой за развитие интеллекта в ходе эволюции, по мнению ученых, стала склонность современного человека к общим психозам. Вопреки популярному мнению, шизофрения не подразумевает «раздвоение личности». Больные страдают галлюцинациями, им кажется, что против них плетутся интриги и заговоры. Для больных свойственно дезорганизованное мышление и поведение с нарушением коммуникабельности и сосредоточением на абстрактной задаче.

Шизофрения – побочный эффект приспособления человека к окружающей среде. В ходе эволюции у человека возник творческий потенциал: язык, артистические навыки, способность решать проблемы, способность организованно работать в коллективе. Оборотной стороной творческой одаренности являются психические расстройства. Такие выводы прозвучали на слушаниях Королевского общества биологических наук Великобритании, сообщает Telegraph.

Из этого не следует, что все гении обязательно должны быть шизофрениками, но они точно имеют спектр генов, отвечающих за склонность к психозам. Чаще всего психическими болезнями страдают их родственники, а не они сами. Исследователи проанализировали 76 генов, связанных с психическими и умственными расстройствами, и обнаружили гены шизофрении DISC1, DTNBP1 и NRG1.

«Распространенность этого заболевания, несмотря на его отрицательное воздействие на человеческое здоровье и репродуктивность, является своего рода парадоксом, – считает доктор Стив Дорас (Steve Dorus) из университета Бата, исследователь феномена шизофрении. — Объяснением этому может стать существующая теория, что шизофрения частично является побочным продуктом адаптивных изменений в ходе человеческой эволюции. Мы обнаружили, что положительные эволюционные процессы воздействовали на некоторые гены, лежащие в основе заболевания».

Шизофрению исторически всегда связывали с творческим потенциалом, отсюда и возникла гипотеза, что она является побочным эффектом адаптивного расширения человеческих способностей. Профессор Рэй Персод (Raj Persaud), психиатр-консультант Бетлемской королевской больницы, высказывает следующее мнение: «Больные шизофренией мыслят нестандартно, что можно считать признаком высокого творческого потенциала. Но слабое место теории состоит в том, что создание культурно полезных изделий требует не только новых идей, но и аналитических и критических суждений. Скорее всего, разные комбинации одних и тех же генов отвечают и за шизофрению, и за творческую одаренность. Поэтому члены одной семьи могут демонстрировать признаки как того, так и другого». Например, известно, что дочь Джеймса Джойса и сын Альберта Эйнштейна страдали шизофренией, несколько родственников Бертрана Расселла также были шизофрениками.

«Шизофрения — цена, заплаченная человечеством за процесс эволюции, – добавляет профессор Дэвид Портеус (David Porteous) из Эдинбургского университета. – Что касается связи между шизофренией и творческим потенциалом, то на большинство пациентов она не распространяется. Больные не только не могут проявить свои творческие способности, они даже не в состоянии жить нормальной, полноценной жизнью».

Почему больные шизофренией не могут работать

Расстройства влечений непосредственно затрагивают сферу потребностей человека.

Потребности очень разнообразны. Многие из них имеют фундаментом физиологические функции. Пока действует сознание, все потребности преломляются через него. Сознание дает им оценку, выделяет из них первостепенные, разрабатывает планы, как достичь желаемого. В сознании отражается и получаемое удовлетворение — в форме чувства победы, повышения настроения. Но человеческая удовлетворенность эфемерна, недаром возник миф о Сизифе, и приходится заново стремиться к той же цели, которая ранее была достигнута. Устанавливаются круги жизненных явлений, которые вращаются энергией влечений.

Иногда элементы этих циклов начинают выходить за нормальные рамки и сопровождаются расстройством психических функций. В некоторых таких случаях направленность влечения противоречит моральным и иным законам, например, при педофилии. В других случаях вектор устремлений не запретен, однако действия по реализации влечения извращаются и принимают чрезмерные масштабы, как при булимии.

Читайте так же:
Деменция у детей при шизофрении

В современной международной классификации болезней можно выделить следующие группы расстройств влечений:

• Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ (примеры: алкоголизм, наркомания);

• Расстройства приема пищи (примеры: нервная анорексия, булимия);

— к азартным играм,

— к поджогам (пиромания),

— к воровству (клептомания);

• Расстройства сексуального предпочтения (педофилия, садомазохизм и т. д.).

Самыми распространенными из перечисленных расстройств являются алкоголизм и наркомания. В нашей стране на диспансерном учете находятся около 2 миллионов алкоголиков и порядка 700 тысяч наркоманов, хотя многие люди с зависимостями не попадают в поле зрения наркологов и психиатров. — Есть оценки, согласно которым, в России больных алкоголизмом не менее 3 миллионов, а больных наркозависимостью — от 3 до 8 миллионов.

По данным из США, больные нервной анорексией составляют примерно 0,5% от всех людей в молодых возрастных группах, причем соотношение женщин к мужчинам оценивается как 9:1.

Согласно результатам опроса, проведенного в Германии, включавшем несколько тысяч мужчин, 0,8% из них имели сексуальный контакт с детьми, то есть практиковали педофилию.

Все эти цифры говорят о масштабе проблем, связанных с нарушениями влечений.

В перечень расстройств влечений следовало бы включить разновидности компьютерной зависимости, но официально это еще не сделано.

Встречающиеся в нашей практике диагнозы:

«Синдром зависимости от алкоголя, средней стадии».

«Синдром зависимости от нескольких психоактивных веществ».

«Расстройство сексуального влечения в форме гомосексуальной педо-эфебофилии.» Фактически, последний диагноз подразумевает, что взрослый мужчина склонен к совершению действий сексуального характера в отношении мальчиков-подростков и юношей.

Существует взгляд, согласно которому к нарушениям влечений следует относить только такие сравнительно редкие расстройства как пиромания и клептомания, а наркотическая и алкогольная зависимость, сексуальные и пищевые расстройства очень специфичны и должны рассматриваться отдельно. Однако все перечисленные виды патологии имеют нечто общее, что следует обозначить как доминантность и деструктивность влечения.

Занимая центральную позицию в сознании, такое влечение подчиняет себе все стороны психической деятельности. Если какая-то функция психики, например, интеллект, является ещё сохранной, то влечение и эту функцию заставляет работать на себя (например, наркоман проявляет чрезвычайную хитрость, чтобы добыть очередную дозу). Напрашивается аналогия с водоворотом или, если хотите, с чёрной дырой. На периферии может быть лишь легкая рябь, — внешне человек иногда кажется вполне благополучным, а где-то в сердцевине психики — дезорганизация, деградация, потеря контроля. Именно поэтому расстройства влечения занимают особое место среди психических заболеваний и столь опасны.

Неудивительно, что патологические влечения нередко развиваются на фоне изменений центральной нервной системы, при которых появляются круги возбуждения. Примером могут быть больные с травмой головного мозга в анамнезе. Именно на органически неблагополучной почве возникают извращенные влечения сильной интенсивности, в том числе садизм.

Детально же процессы в нервной системе при патологии влечений еще не изучены, и не только они играют роль, но и социальные, и психологические факторы, особенно пример родителей.

Для данной группы заболеваний актуален особый психологический феномен — подмена реальности квазиреальностью, которая «проще», «новее», «молодежная», «для избранных» и т. п. Например, общечеловеческая культура заменяется псевдокультурой наркоманов со своей системой «ценностей» и со своим условным языком.

Другая частая особенность больных с расстройствами влечений — это культивирование внутренней убежденности, что никакого порабощения нет. Человек, якобы сохраняет свою автономность, — «брошу, когда захочу». — Очень распространенная психологическая ловушка.

Имеет смысл выставлять расстройство влечения как самостоятельный диагноз, даже если оно развивается на фоне другого психического заболевания, например, на фоне шизофрении. Это относится, в том числе, к зависимостям (алкогольной, наркотической). Ведь они имеют свой особый путь развития и свои особые проявления, а шизофрения может не только подстегнуть тот же алкоголизм, но и затормозить его или даже вызвать длительный перерыв в употреблении спиртного. Всё же, многие наши пациенты при развитии шизофрении не отказываются от алкоголя и наркотиков, а прибегают к ним как к средствам, временно облегчающим симптоматику психоза (но какой ценой!). Образно выражаясь, если больной шизофренией обычно говорит внутри себя: «Ничего не хочется делать», то при присоединении наркомании его мысли идут по измененному руслу: «Вообще-то ничего не хочется делать, но ради наркотика я готов горы свернуть».

Читайте так же:
Шизофрения у подростков история болезни

Если же психика не имеет серьезной сопутствующей патологии, то доминантное деструктивное влечение, само по себе, очень властно и негативно влияет на личность в целом и на такие процессы, как мышление и восприятие. Следственно, многое указывает на то, что нет психически здоровых педофилов, серийных насильников, не говоря уже о наркоманах или алкоголиках. Как показывает анализ конкретных случаев, при совершении правонарушений сексуального характера наблюдаются сужение сознания и парадоксальность восприятия (например, в протестах жертвы пациент улавливает «согласие»).

Тем не менее, несмотря на наличие психических отклонений, вопрос о вменяемости у таких пациентов решить бывает очень трудно, — то есть нелегко определить, отдавал ли человек, по своему психическому состоянию, отчет в противоправности своих действий и насколько он мог ими руководить. Сплошь и рядом встречаются ситуации, когда интеллект у правонарушителя весьма развитый, память не нарушена, в экономическом плане человек вполне адаптирован, но при любой возможности он совершает, к примеру, развратные действия в отношении несовершеннолетних. Решить вопрос о вменяемости — в компетенции учреждений, имеющих лицензию на проведение судебно-психиатрических экспертиз. К ним относится Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского Минздрава России.

Сходные трудности, но уже в компетенции нашей больницы, нередко имеют место, когда мы решаем вопрос, можно ли выписать больного, который уже какое-то время находится на принудительном лечении. И педофилы, и наркоманы, как правило, уверяют нас, что всё осознали и больше ни при каких обстоятельствах не вернутся к прежним своим склонностям. Требуется детальное психиатрическое освидетельствование с привлечением данных экспериментально-психологического исследования.

Расстройства влечений трудно поддаются терапии. Необходимо предпринимать усилия по следующим направлениям:

• Психотерапия, особенно — в группах.

• Изоляция от употребления.

• Лечение психопатоподобного, депрессивного и иных синдромов, возникающих по ходу заболевания.

Больные и не лечатся

Елена Кудрявцева и Наталия Нехлебова — о психическом состоянии россиян

На профессиональном круглом столе психиатры поставили диагноз российскому обществу. Главные проблемы — рост психических расстройств и нежелание обращаться к врачам.

Новый год в советской психиатрической больнице. Москва, 1988 год

Фото: Павел Кривцов / Фотоархив журнала , Павел Кривцов / Фотоархив журнала "Огонёк"

Мир понемногу сходит с ума, и Россия — в общемировом тренде. Каждый пятый житель нашей страны страдает тем или иным психическим расстройством, а каждый второй имеет шанс заполучить его в течение жизни.

На первом месте среди психических расстройств россиян — тревожные состояния, на втором — бессонница, следом идет депрессия и старческое слабоумие. При этом женщины более уязвимы: по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), депрессией (это статистика по миру) болеют порядка 26 процентов представительниц слабого пола и 12 процентов мужчин.

Все это только часть тревожной статистики, которую привел главный психиатр Минздрава РФ, директор Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. Сербского Зураб Кекелидзе в своем выступлении на круглом столе, посвященном 160-летию со дня рождения основателя судебной психиатрии в России Владимира Сербского. Из других выступлений ясно: приведенные цифры — только вершина айсберга. Отечественных психиатров тревожат глубинные процессы в обществе, в частности то, что волна недугов накрыла не только взрослых, но и детей.

Читайте так же:
Шизофрения и эндогенные заболевания шизофренического спектра

— Психические заболевания сегодня касаются примерно 20-25 процентов детей,— говорит главный детский психиатр Москвы Анна Портнова.— Самое большое количество расстройств приходится на возраст 6-7 лет, когда дети идут в школу.

Заболевание могут вызвать самые разные причины: переутомление, «неправильное обращение учителей с учениками», травля в школе и т.д. Если в более раннем возрасте ребенок из-за этих проблем впадает в апатию, теряет интерес к жизни, то в подростковом они грозят суицидами.

Профессор Кекелидзе отметил: Россия вписывается в мировые тенденции, но есть и особенности. Так, российские пациенты не лечатся. Те, кто ни разу не получал помощь психиатра, уклоняются от лечения в психоневрологическом диспансере или больнице из опасения получить клеймо «психа». А те, кто уже попадал в психиатрическую клинику, не могут вернуться за квалифицированной помощью из-за сокращения коек в стационарах и обвального закрытия кабинетов психиатров в поликлиниках.

Каждый десятый россиянин — в депрессии

Каждый десятый россиянин — в депрессии

— Происходит фактическое выдавливание психиатрических стационаров из центра города на периферию,— рассказал Зураб Кекелидзе.— Так было с Алексеевской больницей (в народе — Кащенко.— «О» ), в таком же положении другие блестящие клиники, которые становятся труднодоступными для пациентов и их родственников.

В целом сами медики замечают: после реформы законодательства о психической помощи в конце 2000-х больные с расстройствами психики во многом выпали из поля зрения государства. Так, для лиц с ограниченными возможностями созданы специальные квоты при приеме на работу, существуют госпрограммы по их интеграции в общество, а для людей, страдающих легкими психическими расстройствами, которых несоизмеримо больше, нет ничего подобного.

— Более того, так называемый мягкий учет, обозначенный в современном законодательстве об оказании психиатрической помощи, вкупе с закрытием профильных клиник привел к тому, что больным буквально некуда податься, они предоставлены сами себе,— рассказали «Огоньку» в кулуарах.— Особенно в глубинке, где людям с нарушением психики нужно преодолевать сотни километров до медцентров, где есть психиатры.

По словам собеседников «Огонька», еще лет десять назад к тем же пациентам с шизофренией врачи приходили на дом, выясняли их самочувствие, и при этом никто из больных не жаловался на нарушение прав. «Теперь больной остается наедине со своими тревогами и переживаниями, а врачи не имеют права поинтересоваться состоянием, пока тот сам не придет на прием. Но из-за особенностей восприятия, а иногда и бюрократических сложностей попасть на прием сложно. В итоге доходит до убийств близких, что можно было бы предотвратить, оказав помощь вовремя».

Врачи давно не могут никого принудить к лечению, но психиатрические клиники и сами специалисты в представлении большинства россиян несут на себе демонический отпечаток. Хотя, по утверждению врачей, современная психиатрия обходится максимально гуманно даже с тяжелыми пациентами.

Как в бывших соцстранах реформируют систему ПНИ

Как в бывших соцстранах реформируют систему ПНИ

— Когда я в первый раз увидела фильм «Молчание ягнят», где маньяк сидит в наморднике за решеткой, то пришла в ужас — в России такого просто не может быть,— рассказала «Огоньку» в кулуарах одна из докторов Института имени Сербского.— Даже Чикатило (серийный убийца, признанный виновным в убийстве 65 детей и женщин.— «О» ) сидел у нас без всяких решеток. Во всем Институте Сербского есть только одна смирительная рубашка, и то в музее!

Недоверчивое отношение к психиатрии приводит к существованию двойных стандартов.

— С одной стороны, общество выступает за то, что больных с той же эпилепсией и наркоманией не нужно ставить на учет в психоневрологические диспансеры, потому что тогда они не могут получить водительские права,— говорит Зураб Кекелидзе.— С другой — все хотят повысить безопасность дорожного движения. Но это взаимоисключающие вещи! Также у нас все говорят, что с психическими расстройствами нельзя призывать в армию, но одновременно не хотят, чтобы об этом появлялась пометка в военном билете (это может повлиять на прием на работу.— «О» ).

Читайте так же:
Я встречаюсь с девушкой у нее шизофрения

Исправить ситуацию может только поэтапное грамотное реформирование всей отрасли. Количество психических расстройств в России будет только расти. Причем речь в основном не о тяжелых патологиях, а о более «социально приемлемых» — депрессии, старческой деменции, неврозах. Беда в том, что, если их не лечить, они могут обернуться более серьезными проблемами, поэтому врачи приглашают всех в психиатрические больницы: «У нас очень хорошо, есть кинозалы, кругом цветут сады, пациенты могут свободно перемещаться по территории и уходить при желании домой»,— рассказывают они. По словам специалистов, важно понять, что психическое расстройство — такой же недуг, как ожирение или повышенное давление, который можно успешно вылечить. Если, конечно, вовремя за него взяться.

Лечебная тревога

Цифры

Динамика сокращения количества врачей-психиатров и коек в психиатрических больницах РФ особенно впечатляет на фоне того, что душевнобольных в стране с каждым годом все больше

«Больной шизофренией связывал себя, чтобы не навредить детям»

Сознание распадается на фрагменты, мышление и восприятие искажаются, а эмоции притупляются или становятся неадекватными – вот характерные признаки шизофрении, с которой сталкивается прямо или косвенно каждый сотый человек на планете. Нейропсихолог Маргарита Алфимова комментирует расхожие представления о шизофрении и рассказывает о поисках ученых в этой области.

Psychologies: Передается ли эта болезнь по наследству?

Маргарита Алфимова: На вероятность заболеть шизофренией влияет как набор генов человека, так и другие факторы, с генами никак не связанные. К ним относятся изменения в работе организма – и мозга в частности, которые могли произойти в результате родовой травмы, инфекции или недоедания матери в период беременности, жестокого обращения в детстве. По-видимому, есть и много других причин, которые наукой пока не установлены.

Может ли употребление наркотиков спровоцировать развитие болезни?

Наркотики несколько повышают вероятность развития болезни. Как показало недавнее исследование международной группы ученых во главе с доктором Жюльеном Вошером из Университетской больницы Лозанны, употребление марихуаны, даже непостоянное – от 5 приемов, увеличивает риск шизофрении примерно на 40%. Однако механизмы этого влияния пока изучаются.

Одна из хорошо обоснованных гипотез: употребление наркотиков нарушает созревание коры мозга у подростков. Важно отметить, что у некоторых людей наркотики могут вызывать психоз – относительно длительное состояние с бредом и галлюцинациями, которое очень сходно с тем, что наблюдается при шизофрении, но шизофренией не является.

Склонны ли больные шизофренией к насилию?

Не более чем другие люди. Вместе с тем насильственные преступления, которые они совершают, часто лишены, на взгляд здорового человека, всякой мотивации и так абсурдно жестоки, что привлекают большое общественное внимание. Это объясняется самой сущностью болезни. Ведь один из критериев постановки диагноза – бредовые идеи, которые не имеют адекватного объяснения и несовместимы с общепринятыми представлениями о порядке вещей.

Способны ли больные шизофренией брать на себя ответственность за свои поступки?

В целом – да. Когда мы говорим о недееспособности или невменяемости, имеется в виду не диагноз в целом, а конкретные особенности состояния, в котором было совершено преступление. В частности, человек может совершить преступление под влиянием бредовых идей или галлюцинаций. Больной либо не может противостоять этим симптомам эмоционально, либо теряет из-за них связь с действительностью.

Однако даже этим проявлениям болезни можно сопротивляться. Например, один больной связывал себя на ночь веревками, так как голоса «заставляли» его причинить вред собственным детям. Конечно, это особый случай, и единственный верный способ избежать трагических последствий – своевременно начатое лечение.

Читайте так же:
Можно ли победить шизофрению на начальной стадии

Может ли человек, который много лет живет рядом с шизофреником, «проникнуться» этим состоянием сам?

Состоянием в целом – нет. Однако существует довольно редкое явление – индуцированное бредовое расстройство, оно же синдром Ласега-Фальре или «помешательство вдвоем». Бредовые или галлюцинаторные образы и идеи больного начинает разделять близкий ему человек.

Это происходит в том случае, когда больной значим и авторитетен для того, кому эти идеи индуцирует, – например, бред больного отца может разделить его сын или дочь. Но авторитета все же недостаточно. Для того чтобы человек проникся чужими, и часто довольно необычными, идеями нужны еще и особые условия – повышенная внушаемость, недостаточно развитый интеллект или даже физически слабое здоровье.

Психиатры отмечают, что человек, разделивший бред с больным, может слегка трансформировать эти идеи, адаптируя их к реальности. Но повторю, это очень редкое явление, должно сойтись сразу несколько условий. Обычно близкие заболевшего как минимум понимают, что с ним «что-то не то». Заразиться шизофренией невозможно!

Как вести себя человеку, живущему с шизофреником? Как реагировать на его странные поступки и высказывания?

Бред невозможно развеять аргументами. В этом его природа. Так что спорить с больным скорее вредно, а поддакивать бессмысленно. Но близкие все же могут снизить вероятность нового приступа, если будут воздерживаться от прямой критики и раздражительного отношения к поступкам больного, постараются сохранять спокойную и доброжелательную атмосферу в семье.

Шизофрению нельзя вылечить?

Пока, к сожалению, речь не идет о полном излечении, но психиатры научились довольно успешно справляться с острыми проявлениями болезни, доставляющими наибольшие страдания больному и его близким, – возбуждением, бредом, галлюцинациями. Со временем у больного могут нарастать негативные симптомы – это и происходит в большинстве случаев: больной становится бездеятельным, незаинтересованным, у него пропадают силы и желание к чему-то стремиться. С этим пока не научились бороться с помощью лекарств. Некоторым в этих случаях помогает участие в различных психотерапевтических группах.

Правда ли, что одного гена шизофрении нет, но есть восемь различных комбинаций генов, которые способствуют развитию восьми типов шизофрении?

История о восьми вариантах шизофрении – следствие неточного толкования очень важной и интересной работы Роберта Клонингера и его коллег. Ее основной результат – не выделение какого-то числа наборов генов и соответствующих им форм болезни. Ученые показали, что у разных людей в основе шизофрении могут быть разные генетические причины (наборы генов), а оттого и симптомы будут отличаться.

Одни наборы оказались связаны с устойчивыми бредом и галлюцинациями и постепенным ухудшением психического состояния больного, другие – с определенными нарушениями, например, слуховыми галлюцинациями. Причем одна и та же форма какого-то гена может увеличивать риск развития болезни в одних случаях и снижать в других. Дело не в каждом конкретном гене, а в их сочетании, которое может вести – или не вести – к нарушениям в работе систем мозга, поломку которых мы называем шизофренией.

Какие исследования в этой области помогут понять природу болезни?

От погони за мифическим «геном шизофрении» ученые переходят к изучению того, как работают гены, взаимодействуя между собой и откликаясь на внешние воздействия. В частности, внимание привлекают процессы, называемые эпигенетическими. Они регулируют работу генов, заставляют одни гены в клетке «молчать», а другие «говорить».

Эти исследования должны объяснить, почему у людей с одинаковым набором генов шизофрения может проявляться по-разному. Кроме того, мы надеемся, что эпигенетика поможет понять, как события, произошедшие в раннем детстве или даже до рождения, способствуют появлению болезни много лет спустя – в юношеском и взрослом возрасте.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector