Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Для шизофрении нашли новое лекарство

Для шизофрении нашли новое лекарство

Экспериментальный препарат против шизофрении действует на все симптомы болезни.

От шизофрении есть много лекарств, но все эти препараты созданы более десяти лет назад. У многих из них есть серьёзные побочные эффекты. Самые старые антишизофренические лекарства вызывают симптомы, похожие на болезнь Паркинсона: мышечный тремор, проблемы с координацией и т. д. Препараты следующего поколения избавлены от таких «побочек», но, с другой стороны, они часто провоцируют появление лишнего веса, повышение уровня холестерина и сахара в крови.

Кроме того, все подобные лекарства нацелены лишь на определённую группу симптомов: они предназначены, чтобы снимать галлюцинации, бред, спутанность мышления. То есть эти лекарства действуют на психические особенности, которых нет у здоровых людей, но которые есть у больных, и примерно у 70% пациентов такие симптомы удаётся ослабить. Но у шизофрении есть и другие проявления – негативные, когда какая-то психическая функция ослабляется. Например, больным шизофренией трудно ощутить удовольствие, они отстраняются от других людей, у них страдают эмоции, которые становятся сильно сглаженными – и вот подобные симптомы, увы, никуда не уходят, даже если галлюцинации и прочее удалось подавить.

Исследователи из Йеля и фармацевтической компании Sunovion Pharmaceuticals описывают в New England Journal of Medicine новый препарат (названный пока SEP-363856), который может стать удачной альтернативой другим антипсихотическим лекарствам. Как именно действует препарат SEP-363856, в точности пока не известно, однако мы знаем, что рецепторы в мозге, с которыми он работает – это не те рецепторы, с которыми работают другие лекарства.

Старые препараты действуют на дофаминовый рецептор D2. Как можно понять по названию, с ним связывается дофамин – одна из молекул-нейромедиаторов, которые нейроны используют для передачи друг другу электрохимических сигналов. Дофамин нужен самым разным нервным центрам; в частности, его используют зоны мозга, управляющие движениями (поэтому некоторые антипсихотические препараты и бьют по этой функции), его используют центры, отвечающие за мотивацию и чувство удовольствия, и от дофамина и его рецепторов зависит когнитивная пластичность и стабильность у человека. D2-рецептор давно стал мишенью для антипсихотических лекарств, но, повторим, те лекарства, что действуют на D2, чреваты заметными побочными эффектами.

Новый препарат действует на другой рецептор – TAAR1. Он тоже регулирует динамику дофамина, но делает это иначе: с самим рецептором TAAR1 связываются молекулы-аналоги нейромедиаторов дофамина, серотонина и адреналина, которые циркулируют в нервной системе помимо самих нейромедиаторов. Таких молекул-аналогов очень мало, тем не менее, они заметно влияют на интенсивность сигналов, которые передаются с помощью дофамина, серотонина и адреналина.

В экспериментах с препаратом SEP-363856 участвовали 245 пациентов в возрасте от 18 до 40 лет, все с ранней стадией шизофрении. У тех из них, кто принимал экспериментальный препарат, симптомы снизились на 20%, и это касалось именно всех симптомов, то есть пациенты не только стали меньше галлюцинировать, у них стали выправляться эмоции, способность чувствовать удовольствие и т. д.

В дальнейшем будут нужны более масштабные и более длительные испытания в клинике: во-первых, чтобы увидеть, есть ли у SEP-363856 какие-то побочные эффекты, которые проявляются в течение долгого времени, и во-вторых, чтобы понять, можно ли как-то усилить эффективность препарата. Так или иначе, исследователи надеются, что новое лекарство оправдает ожидания, и его можно будет использовать для лечения тех больных, на которых не действуют обычные антипсихотические препараты.

Препараты нового поколения для лечения шизофрении

Определение уровня рисперидона в крови, используемое для контроля лечения шизофрении, биполярного аффективного расстройства и других психических заболеваний.

Синонимы русские

«Рисполепт», «Рилептид», «Риспердал», «Рисдонал», «Торендо».

Синонимы английские

Метод исследования

Поляризационный флуороиммуноанализ (ПФИА).

Единицы измерения

Нг/мл (нанограмм на миллилитр).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не принимать пищу в течение 2-3 часов до исследования, можно пить чистую негазированную воду.
  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

Рисперидон это один из атипичных антипсихотических препаратов, назначаемых при лечении шизофрении, биполярного аффективного расстройства и других психических расстройств. Его уровень в крови в значительной степени зависит от индивидуальных особенностей метаболизма этого препарата у пациента. Поэтому при назначении рисперидона целесообразно проводить лекарственный мониторинг.

Определение рисперидона имеет особое значение при отсутствии ответа на терапию им. В такой ситуации низкая концентрация препарата в крови может указывать на несоблюдение пациентом лекарственного режима.

Лекарственный мониторинг позволяет своевременно откорректировать дозу препарата и предотвратить появление побочных эффектов рисперидона. Это имеет особое значение, учитывая, что развитие побочных эффектов часто приводит к нежеланию пациента следовать лекарственному режиму и самостоятельной отмене препарата. К наиболее частым побочным эффектам рисперидона относятся экстрапирамидные расстройства (паркинсонизм, акатизия, дистония), тошнота, рвота, увеличение аппетита и веса и слабость.

При использовании рисперидона в 40-60 % случаев наблюдается гиперпролактинемия. В связи с этим при назначении этого препарата рекомендуется регулярно контролировать уровень пролактина. Несмотря на то что рисперидон в меньшей степени, чем другие атипичные нейролептики, связан с риском сахарного диабета и дислипидемии, при его назначении рекомендуются периодические анализы глюкозы натощак и липидограмма. Также, учитывая случаи лейкопении, нейтропении и агранулоцитоза при применении атипичных нейролептиков, при использовании рисперидона у пациентов с лейкопенией или историей агранулоцитоза в анамнезе целесообразно проводить периодический контроль клинического анализа крови.

Читайте так же:
Шизотипическое расстройство это вялотекущая шизофрения

Назначение дополнительных лекарственных средств влияет на метаболизм рисперидона. Наиболее значимые фармакологические взаимодействия обнаруживаются при комбинации рисперидона с селективными ингибиторами обратного захвата серотонина и противосудорожными препаратами. Так, при совместном назначении рисперидона и флуоксетина отмечается увеличение концентрации рисперидона на 75 %. При совместном назначении рисперидона и карбамазепина уровень рисперидона, наоборот, снижается на 50-70 %.

При проведении лекарственного мониторинга необходимо учитывать некоторые особенности фармакокинетики рисперидона. Так, метаболизм этого препарата преимущественно происходит в печени, поэтому заболевания печени (вирусные гепатиты, хроническая почечная недостаточность) могут оказывать значительное влияние на уровень препарата в крови. Основной метаболит рисперидона (9-гидрокси-рисперидон) дает те же самые психотропные эффекты, что и рисперидон. Поэтому для более точного лекарственного мониторинга целесообразно определение концентрации как самого препарата, так и его метаболита. В плазме рисперидон находится преимущественно в связанном с белками состоянии. Недостаток белкового питания и острое или хроническое воспаление, сопровождающиеся качественным и количественным изменением белкового состава крови, могут влиять на степень связывания рисперидона с белками, скорость его элиминации и в итоге на его концентрацию в крови.

«Добиться максимально благоприятного для пациента эффекта»

Венгерская фармкомпания «Гедеон Рихтер» еще с советских времен занимала ключевые позиции в области психиатрии

Венгерская компания Gedeon Richter — одна из старейших фармацевтических компаний Европы. Она первой из иностранных фармпроизводителей открыла больше 20 лет назад свое производство в России. Сегодня Gedeon Richter известна обширным портфелем препаратов для женского здоровья. Но компания была пионером поставок в Россию антипсихотиков, производила и производит всемирно известный галоперидол. Габор Орбан, генеральный директор Gedeon Richter, отмечает, что возвратить утраченное лидерство компании в психиатрии призван новый препарат для лечения шизофрении — карипразин, который уже успешно применяется в США и Европе, а в нынешнем году стал доступен и в нашей стране.

Габору Орбану важно, чтобы компания Gedeon Richter обладала максимальной устойчивостью в быстроменяющемся мире

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ / купить фото

Габору Орбану важно, чтобы компания Gedeon Richter обладала максимальной устойчивостью в быстроменяющемся мире

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ / купить фото

Сплоченное сообщество

— Вы профессиональный финансист и до прихода в Gedeon Richter не были связаны с медициной и здравоохранением. Как получилось, что вы возглавили фармкомпанию?

Габор Орбан, генеральный директор венгерской фармацевтической компании Gedeon Richter

— Сильными сторонами компании всегда были медицинские компетенции, разработка новых продуктов, взаимодействие с профессиональным сообществом. Но ко времени моего назначения совет директоров Gedeon Richter принял решение усилить управленческую составляющую, и тут мой опыт оказался востребованным. Конечно, чему-то пришлось учиться в процессе, знакомиться со спецификой бизнеса, чтобы эффективнее выстраивать диалог со сложившейся до моего прихода командой.

Времени на раскачку у меня почти не было: практически одновременно с моим назначением на пост руководителя компании нам пришлось столкнуться с серьезными вызовами, связанными с нашим препаратом эсмия. Он показан для лечения миомы матки и является практически единственным безоперационным решением этой проблемы. Европейские регуляторы инициировали исследование негативного воздействия на состояние печени, которое могло быть связано с приемом препарата. В качестве временной меры предосторожности было рекомендовано на период дополнительного изучения препарата перестать выписывать его пациенткам. Поскольку эсмия — высоковостребованный препарат, это решение негативно сказалось и на наших финансовых показателях. Для меня это оказалось своеобразным испытанием огнем, водой и медными трубами. Но наша команда справилась: нам удалось удержать экономические показатели в 2018 году на должном уровне и избежать ущерба для репутации. В том числе и потому, что мы были максимально открыты, взаимодействовали с органами власти и ничего не скрывали ни от общественности, ни от врачей, ни от пациентов. Сегодня эсмию снова принимают пациентки по всему миру: мы внесли разъяснения в инструкцию по применению препарата, проинформировали об этом специалистов здравоохранения, реализовали все те меры, которые нам предписал европейский регулятор.

Я работаю в компании уже три года и теперь вполне свободно могу обсуждать не только финансовые вопросы, но и медицинские, фармацевтические.

— Значит, за это время вы прониклись спецификой бизнеса, работы, которой занимаетесь?

— Могу абсолютно точно сказать, что она мне по душе. Трудно оставаться равнодушным, работая в сфере, которая помогает пациентам с серьезными заболеваниями жить дольше и лучше, в сфере, которая предлагает новые решения для того, чтобы люди оставались здоровыми.

В фармацевтике работают те, кто хорошо понимает свою миссию, ясно видит свою цель, это сплоченное сообщество увлеченных людей.

Это очень затягивает.

— Сформулируйте миссию компании Gedeon Richter.

— Она заключается в том, чтобы обеспечивать пациентов безопасными, эффективными и качественными препаратами по доступным ценам для повышения качества их жизни.Мы хотим, чтобы у людей всегда были нужные лекарства независимо от того, кто их приобретает — сами пациенты и их родственники или государство. Мне кажется, что основатель компании Gedeon Richter согласился бы с нами.

— На каких областях терапии сосредоточена компания?

— Более половины оборота Gedeon Richter обеспечивают две области. Это женское здоровье — препараты для планирования беременности и профилактики заболеваний репродуктивной сферы, а также препараты для лечения некоторых гинекологических заболеваний. Вторая область — неврология и психиатрия. В этих областях мы проводим новые исследования и разработки, рассматриваем потенциально привлекательные бизнесы для приобретения с целью расширения портфеля. Но производим мы и другие лекарственные средства, например для лечения расстройств желудочно-кишечного тракта, респираторных, сердечно-сосудистых заболеваний.

Читайте так же:
У сестры моего мужа шизофрения

Добавленная ценность

— Компания Gedeon Richter стала пионером локализации производства в России, построив завод еще до объявления стратегии «Фарма 2020». Как сейчас обстоят дела на производстве?

Gedeon Richter

— Наше предприятие в Егорьевском районе Подмосковья — одно из наиболее передовых в структуре Gedeon Richter. Оно стало первой зарубежной производственной площадкой компании за пределами Венгрии. Сегодня мы являемся крупным инвестором региона, ответственным работодателем, активно развиваем нашу российскую площадку. Примечательно, что объем выпуска продукции на ней растет, причем динамичнее, чем на других наших заводах.

— Если возникнет переизбыток препаратов, произведенных в России, что будете делать?

— Правильнее было бы говорить не о переизбытке, а о наращивании объемов и развитии экспортного потенциала: Вы же знаете, что скоро в полную меру заработает рынок стран ЕАЭС, и мы должны быть готовыми к тому, чтобы снабжать жителей этих стран нашими препаратами. Недавно мы начали поставлять препараты, выпущенные в России, в страны СНГ и некоторые страны Восточной Европы, в том числе Венгрию. Но в любом случае основной рынок для сбыта российской продукции — внутренний: 60% того, что обращается в России, произведено в Подмосковье.

— Какова позиция компании в отношении дженериков?

— Разработка и производство дженериков лежат в основе нашей стратегии. Это то, что обеспечивает нам стабильный и более или менее предсказуемый доход, некоторую базу. Но мы понимаем, что ни один воспроизведенный продукт в жестком конкурентном окружении не может стать блокбастером и обеспечить взлет. Поэтому наш драйвер роста — это инновационные оригинальные продукты. Причем это могут быть как наши собственные уникальные разработки, как в случае с карипразином, так и приобретенные продукты или компании. Например, последние годы мы расширяем нашу линейку препаратов для женского здоровья за счет покупки новых молекул, технологий, гаджетов для контроля женской репродуктивной функции, эти продукты находятся на разных стадиях разработки.

— Каковы планы компании по выпуску комбинированных препаратов?

— Комбинированные препараты занимают определенную нишу в портфеле нашей продукции, так как они весьма востребованы пациентами, ведь они повышают комфортность лечения, приверженность назначенной терапии. Этот подход отлично работает, например, в кардиологии. У нас есть препарат эквамер — комбинация трех действующих веществ, которая помогает одновременно нормализовать артериальное давление и предотвратить развитие атеросклероза. Пациенту вместо трех пилюль надо принять одну капсулу, что гораздо удобнее. Такие препараты правильнее было назвать не инновационными, а препаратами с добавленной ценностью.

— Назовите, пожалуйста, мировые бестселлеры компании.

— Конечно, основной наш бестселлер — это группа оральных контрацептивов, в разных странах они выходят под разными торговыми названиями. Они входят в мировую тройку лидеров по продажам, в этом направлении мы признанные эксперты. Сейчас мы возлагаем большие надежды на наш премьерный флагманский продукт карипразин для лечения шизофрении, который в Европе и России реализуется под брендом реагила. И эти надежды оправданны: мы видим огромный спрос на него в тех странах, где он уже присутствует. Среди других наших хорошо известных и популярных препаратов: кавинтон для улучшения метаболизма головного мозга, мидокалм для лечения боли и мышечного напряжения при заболеваниях опорно-двигательного аппарата, панангин для профилактики и при комплексном лечении сердечно-сосудистых заболеваний.

— Сколько компания тратит на разработку инновационных препаратов, на R&D?

— Ежегодно мы отчисляем больше 10% от общей выручки группы компаний, которая включает и наш дистрибуторский бизнес в Венгрии и Румынии. Если считать только выручку от непосредственного фармацевтического производства, то этот показатель — 12%.

Стирая грани

— Какова динамика продаж карипразина, вашего нового инновационного препарата, с которым вы в 2019 году вышли на лекарственный рынок России?

— В США, где карипразин присутствует под торговой маркой врейлар, он остается наиболее быстро набирающим объемы продаж препаратом среди антидепрессантов, несмотря на то что вышел он на этот рынок около трех лет назад. В прошлом году его продажи в США составили почти полмиллиарда долларов США. В Европе продажи начались в этом году, где-то они коммерческие, в каких-то странах карипразин включен в программы государственных гарантий. Однако подводить итоги европейских продаж пока преждевременно.

— Как встречают карипразин профессиональное, пациентское сообщества?

— Мы видим, что реакция на появление этого препарата единодушно положительная. Общее мнение: карипразин дает очень хороший эффект. Врачи отмечают, что это первый за многие годы препарат, который обладает широким спектром действия при меньшем объеме побочных эффектов. Это говорит о принципиально новом качестве жизни пациентов. Карипразин борется не только с позитивной симптоматикой заболевания (бред, галлюцинации и т. д.), но и с негативной (апатия, безынициативность). Его применение может вернуть пациента в социум, снять бремя с родственников или опекунов.

Расширять присутствие

— Каким вы себе представляете пациента, для которого предназначены препараты компании?

— Наш пациент очень разный. Это и пожилые люди с сердечно-сосудистыми и неврологическими расстройствами, и женщины самого разного возраста, в том числе репродуктивного, планирующие рождение ребенка. Это и совсем молодые пациенты, которые столкнулись с проблемами психического характера, это и дети с инфекционными заболеваниями. Кроме того, создавая препараты, мы думаем и о врачах: именно им важно назначить то лечение, которое будет действенным и которому будут привержены пациенты.

Читайте так же:
Влюбилась в парня с шизофренией

— Каким правилам надо следовать средней по мировым меркам фармкомпании, чтобы выстоять на жесткоконкурентном мировом и национальных рынках?

— Самое главное помнить о том, чем ты отличаешься от других, развивать и усиливать это отличие.

Важно постоянно искать свою нишу, осваивать сегменты рынка, где можно приобрести конкурентное преимущество.

Например, в сравнении с компаниями «большой фармы» мы имеем значительное конкурентное преимущество в сегменте препаратов для женского здоровья. Другим направлением является поиск возможностей дать пациентам те препараты, потребность в которых до сих пор не удовлетворена. К примеру, мы открыли молекулу, на основе которой создано уникальное лекарство для людей с психическими расстройствами, обладающее огромным потенциалом. Важно для нас и создание комбинированных препаратов, то есть препаратов с добавленной ценностью.

— Ваша личная цель, главная задача на посту генерального директора компании?

— Я стремлюсь к тому, чтобы компания Gedeon Richter обладала максимальной устойчивостью в нашем меняющемся мире. Чтобы никакие внешние факторы не могли снизить нашу прибыльность и лишить возможности продолжать работу во благо пациентов. Поэтому мы будем работать над развитием нашего продуктового портфеля в тех областях, где у нас крепкие позиции, чтобы закрепить наше лидерство. Кроме того, нужно обеспечить наличие профессиональных сильных специалистов на основных направлениях работы компании. Они смогут позаботиться и о финансовых показателях, и о создании и продвижении препаратов, и об инновациях, и, конечно, об интересах пациентов.

Много смыслов

— О чем вы разговаривали и о чем договорились с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым, с которым в нынешнем году вы встречались дважды?

— Это не секрет. Наша компания исторически содействует развитию российской фармацевтической промышленности. Яркий пример тому — наш подмосковный завод, его участие в пилотных проектах, таких, например, как маркировка лекарственных средств. На встречах с министром мы говорили о дальнейшем развитии нашего российского завода и повышении его экспортного потенциала, а также о трансфере технологий выпуска тех продуктов, которые физически не могут быть произведены на предприятии Gedeon Richter в России.

Отмечу, что я был глубоко впечатлен профессионализмом и открытостью господина Мантурова. Нашу встречу совсем нельзя было назвать протокольной: в ней было очень много смысла. Ведь господин министр и сам раньше занимался бизнесом, поэтому мы быстро нашли общий язык.

— Как вы оцениваете уровень сотрудничества российского государственного аппарата и частного бизнеса, в вашем случае — международного?

— Как исключительно профессиональное и конструктивное. И это притом, что порой требования российских регуляторных органов жестче аналогичных требований в странах Европы и в США.

— Правильно ли я понимаю, что Gedeon Richter развивается в России абсолютно свободно, конечно, с учетом действующих регламентов и стандартов, но без всякого давления и диктата со стороны власти?

— Зачем правительство Венгрии сохраняет за собой четверть пакета акций Gedeon Richter?

— С точки зрения венгерского правительства компания имеет стратегическое значение для экономики страны.

— В любой компании должна быть сила, которая обеспечивает ее устойчивость. Где-то такой силой являются основатель компании, члены его семьи, мажоритарные акционеры. Gedeon Richter может работать без участия профессиональных инвесторов как независимая компания, в том числе благодаря участию правительства (основатель компании трагически погиб в годы Второй мировой войны.— “Ъ” ). Компаний такого размера и статуса, как мы, в Венгрии очень мало.

Помочь обществу по-другому взглянуть на мир

— В чем ваша карьерная цель?

— В карьере, мне кажется, я достиг некоего предела: стал руководителем компании, которая помогает людям меньше болеть, дольше и качественнее жить.

— Как ваш переход в Gedeon Richter приняли в семье?

— С гордостью, ведь быть директором одной из крупнейших в Венгрии компаний — это очень престижно!

— Что вы рассказываете детям, родным, друзьям о работе в компании?

— Как вы, наверное, поняли, мы очень гордимся тем, что компании удалось создать препарат, который в корне меняет прежний подход к лечению психических расстройств. Поэтому я много рассказываю близким о наших усилиях в области помощи людям, страдающим психическими заболеваниями. Это огромная ответственность и честь — помочь пациентам вернуться в социум и помочь им по-другому взглянуть на мир.

Фармакоэкономический анализ классических и атипичных лекарственных препаратов в лечении шизофрении

Цель – комплексная фармакоэкономическая оценка применения антипсихотических лекарственных препаратов на амбулаторном этапе для поддерживающей терапии шизофрении.

Материалы и методы. Анализ проводился в два взаимодополняющих этапа: эпидемиологического исследования, описывающего аспекты ведения пациентов с шизофренией на амбулаторном этапе, и последующего фармакоэкономического моделирования. Оценивали две медицинские технологии: лечение классическими антипсихотиками (КА) и лечение атипичными антипсихотиками (АА). На основании результатов ретроспективного изучения амбулаторных медицинских карт больных были определены основные характеристики популяции пациентов для клинико-экономического анализа и показатели эффективности. Учитывали прямые и косвенные затраты. Были выполнены анализы эффективности затрат, инкрементальный анализ, анализ «влияния на бюджет».

Результаты. Определена стоимость ведения больных шизофренией с точки зрения бюджета здравоохранения и с позиции общества, целесообразность и эффективность наблюдаемых затрат для различных временных промежутков – 6, 12 и 24 мес. Рассмотренные варианты стратегий с применением АА являлись более ресурсоемкими медицинскими технологиями в сравнении с КА для бюджета здравоохранения. Внедрение в клиническую практику воспроизведенных АА даже при условиях 100% замены ими референтных лекарственных препаратов не привело к сокращению затрат ниже уровня КА. По итогам анализа «затраты-эффективность» в отношении показателя «доля стабильных пациентов» при горизонтах моделирования 6 и 12 мес. применение воспроизведенных АА отличалось большей экономической эффективностью в сравнении с КА. При увеличении периода наблюдения до 24 мес. описанный эффект теряется и наименьший показатель CeR характерен для КА. Для критерия «количество дней в год вне госпитализации в ДС и ПБ» применение АА отличалось большей эффективностью затрат только в условиях 100% применения воспроизведенных АА и при горизонте моделирования в 12 мес., при этом по отношению к стратегиям референтных АА и АА при совместном использовании референтных и воспроизведенных ЛП применение КА оставалось более экономически рациональным вне зависимости от длительности наблюдения.

Читайте так же:
Шизофрения классификация диагностика и этиология

Заключение. По результатам моделирования продемонстрированы экономически рациональные возможности применениях обоих классов антипсихотиков и спрогнозированы необходимые уровни распределения их долей в лекарственном обеспечении больных шизофренией на амбулаторном этапе: не менее 15,6% для АА с целью терапии трудоустроенных пациентов; сохранение охвата лечением КА на уровне не менее 60% для оптимального ресурсосберегающего эффекта их использования; демонстрация экономической целесообразности применения АА при замене референтных воспроизведенными в объеме не менее 70% (при условии их сравнимой эффективности и безопасности).

Ключевые слова

Об авторах

Вилюм Ирина Александровна – врач-клинический фармаколог; ассистент кафедры клинической фармакологии и доказательной медицины.

Университетская набережная, д. 7-9, Санкт-Петербург 199034, Россия; наб. р. Фонтанки, д. 154, Санкт-Петербург 190103.

Андреев Борис Владимирович – д. м.н., профессор зав. кафедрой фармакологии; врач-клинический фармаколог

Университетская набережная, д. 7-9, Санкт-Петербург 199034, Россия; наб. р. Фонтанки, д. 154, Санкт-Петербург 190103; ул. Меньковская, д. 10, с. Никольское 188357, Гатчинский р-он, Ленинградская обл.

Проскурин Максим Александрович – специалист кафедры математического моделирования энергетических систем, факультет прикладной математики – процессов управления.

Университетская набережная, д. 7-9, Санкт-Петербург 199034, Россия; наб. р. Фонтанки, д. 154, Санкт-Петербург 190103.

Балыкина Юлия Ефимовна – к. ф.-м.н., доцент кафедры математического моделирования энергетических систем, факультет прикладной математики – процессов управления.

Университетская набережная, д. 7-9, Санкт-Петербург 199034, Россия; наб. р. Фонтанки, д. 154, Санкт-Петербург 190103.

Список литературы

1. Гурович И. Я., Любов Е. Б. Фармакоэпидемиология и фармакоэкономика в психиатрии. М. 2003; 264 с.

2. Гурович И. Я., Любов Е. Б. и соавт. Стоимостный анализ бремемни шизофрении в России. Социальная и клиническая психиатрия. 2002; 12 (3): 46-55.

3. Rise DP. Economic burden of mental disorders in the USA. Econom.Neurosc. 1999; I: 40-44.

4. Ястребов В. С. с соавт. Экономическая оценка масштаба вложений и потерь вследствие психических заболеваний: методология ииседования и социально-экономический прогноз последствий. Социальная и клиническая психитария. 2009; 19 (4): 21-28.

5. Белоусов Ю. Б. с соавт. Фармакоэкономическая эффективность атипичных антипсихотиков у больных шизофренией. Психиатрия и фармакотерапия. 2007; 9 (4): 49-55.

6. Белоусов Ю. Б. с соавт. Мультифакторный клинико-экономический анализ эффективности применения современных атипичных антипсихотиков у больных с шизофренией. Качественная клиническая практика. 2011; 1: 51-57.

7. Крысанов И. С. с соавт. К анализу влияния на бюджет применения зипрасидона в психиатрической практике РФ для поддерживающей терапии больных шизофренией. Социальная и клиническая психиатрия. 2017; 27 (2): 88-94.

8. Омельяновский В. В. Сравнительный клинико-экономический анализ медикаментозного лечения пациентов с шизофренией антипсихотическими препаратами первого и второго поколения в таблетированной форма. Социальная и клиническая психиатрия. 2013; 23 (2): 73-83.

9. Крысанов И. С. с соавт. Фармакоэкономический анализ применения сертиндола для поддерживающей терапии больных шизофренией. Качественная клиническая практика. 2016; 4: 27-34.

10. Етобаева И. Г., Лубсанова С. А., Тыхеева Н. А., Роднаева О. А. Фармакоэкономические аспекты терапии шизофрении атипичным антипсихотиком сероквелем по данным ГБУЗ РПНД (г. Улан-Удэ). Современные проблемы науки и образования. 2015; 1(1): 13-24.

11. Крот К. В. с соавт. Анализ «влияния на бюджет» современных ЛП для лечения шизофрении: региональные аспекты. Качественная клиническая практика. 2016; 1: 34-40.

12. Janicak P. G. The CATIE study and its implications antipsychotic drug use. Essent Psychopharmacol. 2006; 7: 53-63.

13. Kahn R. S. et al. Effectiveness of antipsychotic drugs in firstepisode schizophrenia an schizophreniform disorder: an open randomized clinical trial. Lancet. 2008; 371: 1085-97.

14. Вилюм И. А., Андреев Б. В., Проскурин М. А., Балыкина Ю. Е. Фармакоэкономическая оценка использования антипсихотических лекарственных средств на амбулаторном этапе терапии шизофрении. ФАРМАКОЭКОНОМИКА. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология. 2018; 11(1): 3-18. https://doi.org/10.17749/2070-4909.2018.11.1.003-018.

15. Вилюм И. А., Андреев Б. В., Проскурин М. А., Балыкина Ю. Е. Клинико-экономический анализ использования антипсихотических лекарственных препаратов в стационаре для лечения шизофрении. Клиническая фармакология и терапия. 2018; 27 (2): 69-76.

16. Об утверждении отраслевого стандарта «клинико-экономические исследования. Общие положения»: приказ №163 Министерства Здравоохранения Российской Федерации от 27.05.2011.

17. Авксентьева М. А., Герасимов Б. В., Сура М. В. Клинико-экономический анализ (оценка, выбор медицинских технологий и управления качеством медицинской помощи). Под ред. П. А. Воробьева. М. 2004; 404 с.

Читайте так же:
Я вылечил шизофрению у своего ребенка

18. Белоусов Ю. Б. Планирование и проведение клинических исследований лекарственных средств. М. 2000; 579 с.

19. Основные понятия в оценке медицинских технологий: метод. пособие. Под. ред. А. С. Колбина, С. К. Зырянова, Д. Ю. Белоусова. М. 2013; 42 с.

20. Walley T., Haycox A., Boland A. Pharmacoeconomics. Elsevier Health Sciences. 2004; 216 с.

21. Josephine A. Mauskopf et al. Principles of Good Practice for Budget Impact Analysis: Report of the ISPOR Task Force on Good Research Practices – Budget Impact Analysis. Value in Health. 2007; 10 (5); 336-347.

22. Постановление Правительства РФ от 19.12.2016 N 1403 «О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

23. Генеральное тарифное соглашение по Санкт-Петербургу. [электронный ресурс] URL: http://www.spboms.ru/kiop/main?page_id=338. Дата обращения: 18.04.2018.

24. Государственный реестр лекарственных средств. [электронный ресурс] URL: http://grls.rosminzdrav.ru/Default.aspx. Дата обращения: 18.04.2018.

25. Российский фармацевтический портал «ФАРМ-индекс». [электронный ресурс] URL: https://www.pharmindex.ru/. Дата обращения: 18.04.2018.

26. Федеральный закон от 29.12.2006 N 255-ФЗ (ред. от 03.12.2011) «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

27. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, официальный сайт. [электронный ресурс] URL: http://petrostat.gks.ru/. Дата обращения: 18.04.2018.

28. Лехт С. с соавт. Сравнительная эффективность и переносимость 15 антипсихотических ЛП при шизофоении: мета-анализ множественных терапевтических подходов. Социальная и клиническая психитария. 2016; 26 (2): 65-71.

29. Davis J. M. et al. A meta-analysis of efficacy of secondgeneration antipsychotics. Arch. Gen. Psychiatry. 2003; 60: 733-759.

30. Newton A. S. Antipsychotics in adult with schizophrenia: comparative effectiveness of fist-generation versus second-generation medications a systematic review and meta-analysis. Ann. Int. Med. 2012; 157: 498-511.

Для цитирования:

Вилюм И.А., Андреев Б.В., Проскурин М.А., Балыкина Ю.Е. Фармакоэкономический анализ классических и атипичных лекарственных препаратов в лечении шизофрении. ФАРМАКОЭКОНОМИКА. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология. 2018;11(2):9-24. https://doi.org/10.17749/2070-4909.2018.11.2.009-024

For citation:

Vilyum I.A., Andreev B.V., Proskurin M.A., Balykina Yu.E. Pharmacoeconomic analysis of using typical and atypical antipsychotics in schizophrenia. FARMAKOEKONOMIKA. Modern Pharmacoeconomics and Pharmacoepidemiology. 2018;11(2):9-24. (In Russ.) https://doi.org/10.17749/2070-4909.2018.11.2.009-024

alt=»Creative Commons License» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

Прием антипсихотических препаратов (нейролептиков) в высоких дозах приводит к уменьшению объема мозга

Чем больше нейролептиков принимает больной, тем больше мозговой ткани он теряет

Шизофрения — одно из самых загадочных психических заболеваний. Психиатры не знают причин ее возникновения и до настоящего времени не могли обнаружить никаких сопутствующих болезни изменений в мозгу. Недавно специалисты Университета Айовы (США) под руководством профессора Нэнси Андреасен опубликовали в журнале The American Journal of Psychiatry данные многолетних наблюдений, из которых следует, что

средний объем мозговой ткани больных шизофренией исходно меньше, чем у здоровых людей, причем в ходе болезни и лечения размер мозга продолжает уменьшаться.

Авторы работы уверяют, что это самое представительное по продолжительности и количеству пациентов исследование с использованием результатов магнитно-резонансной томографии (МРТ).

Ученые наблюдали за 202 пациентами, которым каждые полгода с момента первого проявления заболевания делали МРТ мозга. В некоторых случаях наблюдение продолжалось 15 лет, и исследователи накопили большой объем данных, который позволяет проследить, как меняется мозг в зависимости от хода болезни и лечения. Как показал анализ сканов, средний объем мозга пациентов, страдающих тяжелыми формами шизофрении, изначально меньше, чем у здоровых людей. Исследователи предположили, что какие-то факторы влияют на ткань мозга еще до того, как человек обнаружит симптомы заболевания.

Специалисты ссылаются на несколько исследований, в том числе своих собственных, согласно которым у больных шизофренией и размер черепа меньше, чем у среднего здорового человека. Поскольку развитие черепа завершается в первые годы жизни, уменьшение его размеров может быть связано с осложненным течением беременности или вирусной инфекцией.

Во время болезни объем мозговой ткани продолжает уменьшаться, активнее всего процесс идет в течение двух лет после первого приступа, затем стабилизируется.

С потерями ткани связаны также длительные рецидивы болезни, особенно длительные психозы.

Исследователи отмечают, что полученные ими результаты помогут врачам определить наиболее эффективный период для предотвращения потери мозговой ткани и других негативных последствий болезни. Предотвращать болезнь — это замечательно, но вопрос в том, как этого добиться. Больным шизофренией назначают антипсихотические средства (нейролептики), которые, по данным исследователей, тоже эффективно уменьшают мозг. Хотя результаты отличались для разных пациентов, общая закономерность прослеживается четко:

чем больше нейролептиков принимает больной, тем больше мозговой ткани он теряет.

По словам профессора Андреасен, авторы работы были обескуражены такими результатами и два года проверяли их, прежде чем решились опубликовать. Эти данные меняют взгляд на применение антипсихотических препаратов. Об отказе от них речь не идет. До появления этих лекарств тысячи хронических больных не могли жить вне стен психиатрической клиники. Благодаря современным нейролептикам многие из них социализированы и могут вести плодотворную жизнь. К тому же без лекарств пациенты будут страдать от тяжелых рецидивов болезни, которые также приводят к уменьшению объема мозговой ткани. Но теперь, назначая препараты, надо учитывать новые побочные действия нейролептиков на мозг.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector