Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Только по рецепту

Только по рецепту

Согласно статистике Минздрава, в 2018 году 3 933 156 россиян обращались в больницы с различными психическими расстройствами. Большинство из них наверняка получили необходимую помощь: психофармакология сегодня движется быстро, и расстройства, которые не умели лечить еще 30 лет назад, сегодня успешно купируются при помощи медикаментов. Редакция N + 1 совместно с компанией «Гедеон Рихтер» рассказывает о том, как развивалась и развивается психофармакология и что ждет эту область исследований в ближайшее время.

Чем лечили раньше

В начале XX века, на заре психофармакологии, исследователи активно экспериментировали с различными веществами в поисках препарата для облегчения симптомов мании, депрессии и других психических расстройств. До открытия антидепрессантов в 50-х годах прошлого века для лечения депрессий активно применялся опиум, а также кофеин, женьшень и прочие тонизирующие препараты растительного происхождения.

В 1949 году было обнаружено антиманиакальное действие солей лития. Австралийский исследователь Джон Кейд вводил урат лития (кислая соль лития + мочевая кислота) морским свинкам, которых препарат сильно успокаивал. Ученый пришел к выводу, что мании у пациентов с различными психическими расстройствами вызывает недостаток лития в организме, который в то время уже использовался в медицине как лекарство от подагры и ревматизма, а с середины XIX века — для облегчения приступов эпилепсии.

Препарат протестировали на больных маниакально-депрессивным психозом: приступы стали реже, но побочные эффекты от передозировки были страшными — например, использование лития в качестве заменителя поваренной соли (в нее добавляли литий, чтобы компенсировать его недостаток в организме больного) привело к смерти пациентов.

В США использование лития находилось под запретом вплоть до 1970 года. Сегодня препараты на основе лития используются для лечения биполярного расстройства и в профилактике его обострений. Препараты-стабилизаторы настроения, куда сегодня, кроме лития, входят вальпроаты, ламотриджин и другие лекарства, получили общее название нормотимики.

Первый антидепрессант был открыт случайно. В 1957 году у препарата ипрониазид, который применялся для лечения туберкулеза, обнаружили побочный эффект: получавшие его пациенты испытывали легкое возбуждение.

В 1952 году психиатр Жан Деле представил положительные результаты лечения депрессии изониазидом (это еще одно лекарство от туберкулеза), а вслед за ним в 1953 году американские психиатры Макс Лурье и Гарри Зальцер сообщили, что препарат помогает в 60 процентах случаев борьбы с депрессией. Эффект исследователи назвали антидепрессивным, а препарат — антидепрессантом.

Стоит отметить, что сегодня в некоторых странах изониазид изъят из оборота по причине неблагоприятного соотношения риска и пользы при лечении депрессии. Однако он остается в арсенале врачей в качестве препарата комбинированной терапии туберкулеза.

В ход шли и хирургические методы. В 1942 году неврологи Уолтер Фримен и Джеймс Уоттс опубликовали отчет о 136 успешных операциях по иссечению одной из долей мозга (лоботомии). По их мнению, хирургическое вмешательство спасало от неврозов, психозов и депрессии.

Лишь позже выяснилось, что лоботомия, по сути, уничтожает и меняет личность человека. Постепенно этот метод перестали использовать.

Первым препаратом-антипсихотиком в 1952 году стал хлорпромазин. Первоначально он использовался как лекарство от аллергии, но затем стал применяться и для облегчения симптомов шизофрении.

Также в 1952 году из растения раувольфия змеиная был выделен препарат резерпин, который также стал применяться в качестве нейролептика. Со временем резерпин уступит место более эффективным препаратам — синтетическим нейролептикам и антипсихотикам первого поколения (галоперидол, трифтазин и тиопроперазин), чуть позже появились современные атипичные нейролептики, которые пациенты переносят лучше.

Современный виток развития психофармакологии, начавшийся в середине 90-х годов, связан с исследованиями дофаминовых рецепторов и их роли в высшей нервной деятельности.

Действующее вещество новых препаратов выступает частичным агонистом и антагонистом некоторых дофаминовых и серотониновых рецепторов, что эффективно для лечения шизофрении, маниакальных и депрессивных эпизодов биполярного расстройства и в качестве средства дополнительной терапии при большом депрессивном расстройстве.

Как ищут новые лекарства

С конца 80-х годов прошлого века для поиска новых химических соединений, способных стать основой для лекарства, использовался метод высокопроизводительного скрининга (перебора). Суть метода заключается в поиске соединений, которые лучше всего соединяются с определяющими ход заболевания белками-мишенями — лигандами.

Лекарственное вещество связывается с центром белка и изменяет его работу. Многие заболевания обусловлены нарушением функций нескольких белков и кодирующих их генов.

Взаимодействие лекарства и белка похоже на закрывание и открывание замка ключом. Молекула, которая может взаимодействовать с центром белка-мишени, должна соответствовать ряду параметров (от строения кристаллической решетки до физических требований). Чаще всего она подавляет (ингибирует) активность взаимодействия белка с другими молекулами — и способствует излечению.

Современный метод поиска — виртуальный скрининг. С помощью суперкомпьютеров разработчики лекарств в поисках лиганда могут быстро перебирать десятки и сотни тысяч соединений из баз данных. Но даже с учетом скорости работы суперкомпьютера поиск подходящего соединения из всех зафиксированных в базе занял бы слишком много времени.

Читайте так же:
Эффективное средство для лечения невроза

Поэтому на практике исследователи задают условия сходства искомых соединений с существующими лекарствами — этот процесс называется drug-likeness.

Например, задается молекулярный вес соединения, параметры водородной связи и так далее. Из соединений формируются библиотеки, содержащие миллионы различных веществ, причем с параметрами по каждому из них.

Процесс скрининга выглядит просто: на тестовую систему с тысячами лунок, где содержится белок-мишень, распределяют исследуемые вещества. Дальнейшая работа ведется с теми лунками, где обнаруживают биологическую активность.

Исследователи выявляют активные молекулы (прототипы) и передают их для дальнейших исследований медицинским химикам, фармакологам, молекулярным биофизикам. В прототип вносят необходимые изменения, а затем начинаются доклинические испытания (на животных, затем — на группах пациентов).

«Хотелось бы развеять несколько мифов относительно психофармакологических препаратов. Во-первых, большинство психотропных средств не вызывают зависимости, кроме узкой группы препаратов (бензодиазепиновые, транквилизаторы и снотворные), а также корвалола и аналогичных ему препаратов, содержащих фенобарбитал. Основные психотропные средства — антидепрессанты и нейролептики — не вызывают привыкания и зависимости, и длительные курсы под контролем врача зачастую позволяют избежать хронификации психических заболеваний и сформировать стойкую ремиссию, а зачастую — полностью излечиться», — говорит врач-психиатр Игорь Потапов, заведующий отделения нелекарственных методов лечения с блоком интенсивной терапии Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени Сербского (НМИЦПН) Минздрава РФ.

По словам Потапова, второй миф, будоражащий сознание, гласит, что психофармакологические лекарства «отравляют организм». Однако большинство медицинских препаратов при правильном их применении, по показаниям и под контролем врача, позволяют избежать побочных эффектов, которые, разумеется, могут иметь место.

«Дело в том, что врачи знают профиль побочных эффектов и учитывают его при подборе конкретного препарата для пациента. Например, некоторые антидепрессанты могут снижать аппетит, а другие — его повышать. И это знание помогает врачу назначить препарат, повышающий аппетит, пациенту, у которого депрессивное состояние сопровождается сильным дефицитом массы тела из-за снижения аппетита, или даже полного отказа от еды, что нередко случается с пациентами, которые страдают депрессией. Но, как я уже говорил, современные психотропные средства имеют благоприятный профиль переносимости и мало чем отличаются от других лекарств, применяемых в медицине», — поясняет эксперт.

Препарат для лечения острого психоза у пациентов с шизофренией прошел второй этап испытаний

По словам психиатров, если препарат будет одобрен впоследствии, это станет революцией в лечении шизофрении.

Человеческий мозг

Человеческий мозг

Компания Karuna Therapeutics из Бостона объявила об успешном завершении второго этапа испытаний препарата KarXT, цель которого — лечение острого психоза у людей, страдающих шизофренией. Согласно пресс-релизу, опубликованному на сайте Karuna, KarXT продемонстрировал статистически и клинически значимое среднее снижение общего балла по рейтинговой шкале позитивных и негативных синдромов (PANSS) в сравнении с плацебо. PANSS предназначена для количественной и структурной оценки психопатологических синдромов.

KarXT — по сути, комбинация ксаномелина — нового агониста мускариновых рецепторов, способных менять активность клеток, на которых они находятся — и троспиума, применяющегося для снижения тонуса гладкой мускулатуры мочевыводящих путей. Препарат предназначен для лечения психоза и сопутствующих ему симптомов посредством преимущественной стимуляции мускариновых рецепторов в центральной нервной системе (ЦНС).

Как рассказал профессор факультета психиатрии Колумбийского университета Джеффри Либерман, результаты испытаний, в которых участвовали 182 больных шизофренией, действительно впечатляют. По его словам, если KarXT впоследствии будет одобрен, это станет огромным шагом в лечении пациентов с шизофренией. Кроме того, новый, революционный препарат показал хорошую общую переносимость и отсутствие большинства побочных эффектов.

«Эффективность антипсихотических средств была ограничена частыми и серьезными побочными эффектами лекарств первого и второго поколения, которые тяжелы для многих пациентов: они потенциально вредны и приводят к высоким показателям отказа от лечения или рецидивов. <…> Ко всему прочему, KarXT может стать новым методом терапии, который способен предложить надежную эффективность при отсутствии побочек, таких как набор веса, тремор, седативный эффект, невнятная речь и тревожность», — добавил Либерман.

Тем не менее запор, тошнота, сухость во рту, диспепсия и рвота все же сопутствовали приему KarXT. Стив Пол, исполнительный директор Karuna, также сообщил, что в дальнейших планах — изучить, можно ли назначать KarXT не только как монотерапию, но и вкупе с современными атипичными антипсихотиками: например, арипипразолом, рисперидоном и оланзапином. Третий этап испытаний KarXT надеются начать к концу 2020 года.

По данным Всемирной организации здравоохранения, на сегодня психоз — третье по распространенности заболевание в мире. При этом как минимум треть людей, лечащихся от шизофрении, не реагируют на предлагаемые медиками стратегии лечения, а более 70 процентов прекращают прием препаратов спустя уже 18 часов после начала терапии.

Читайте так же:
Эдас при неврозах для детей

Ранее японские ученые обнаружили биомаркер шизофрении в волосах, а исследователи из Университета Вандербильта в США определили 104 гена, которые способствуют развитию этого тяжелого заболевания у человека.

Неотложные состояния при болезни Паркинсона

Болезнь Паркинсона (БП) – хроническое прогрессирующее заболевание головного мозга, преимущественно связанное с дегенерацией дофаминергических нейронов черной субстанции с накоплением в них белка α-синуклеина и образованием особых внутриклеточных включений (телец Леви), которое проявляется сочетанием гипокинезии с ригидностью, тремором покоя и постуральной неустойчивостью, а также широким спектром немоторных проявлений (психических, вегетативных, сенсорных и др.) [1, 2].

Хроническое медленно прогрессирующее течение процесса при этом заболевании может меняться с развитием острой декомпенсации БП – внезапного нарастания симптомов паркинсонизма, сопровождающегося
существенным ограничением функциональных возможностей пациента и сохраняющегося более 24 часов, несмотря на продолжение или возобновление привычной для пациента противопаркинсонической терапии [3]. Данное расстройство развивается у 0,3-1% больных БП ежегодно, а в 10% случаев приводит к летальному исходу.

— акинетический криз (АК);
— акинетико-гипертермический (злокачественный) синдром (АГС);
— злокачественный нейролептический синдром (ЗНС);
— тяжелые инвалидизирующие дискинезии с гипертермией;
— психоз;
— серотониновый синдром (СС).

Неотложные состояния при БП, в зависимости от состояния и степени вовлеченности дофаминергической системы, условно можно разделить на две группы:
1. Неотложные состояния, возникающие в результате дофаминергического дисбаланса:
А – развивающиеся в период «OFF» или гипофункции дофаминергической системы: синдром паркинсонизм – гиперпирексия или акинетический криз;
Б – развивающиеся в период «ON» или избыточной активности дофаминергической системы: психоз, тяжелая дискинезия с гиперпирексией и т.п.;
2. Неотложные состояния, не связанные напрямую с состоянием дофаминергической системы (серотониновый синдром, электролитные нарушения и т.п.)

Акинетический криз и акинетико-гипертермический (злокачественный) синдром

Акинетический криз – резкое нарастание гипокинезии и ригидности с развитием обездвиженности, спутанности сознания, анартрии, нарушения глотания и вегетативными расстройствами (тахикардия, артериальная
гипотензия, недержание мочи, потоотделение). Для акинетико-гипертермического синдрома характерны симптомы акинетического криза, а также гипертермия (гиперпирексия), вызванная дисфункцией гипоталамуса.

К основным причинам развития АК и АГС относятся:
— изменение дофаминергической терапии;
— блокада дофаминергических рецепторов;
— интеркуррентные состояния;
— нарушение работы системы глубокой электростимуляции (при наличии таковой у пациента).
Точная частота развития АК и АГС не известна. Наиболее цитируемой работой, в которой обсуждается частота встречаемости данных расстройств, является статья M.Serrano-Duenas [4]. Согласно его данным, у 3,6% (11 пациентов из 305) регулярно наблюдаемых им пациентов с БП в течение 9 лет развилось данное расстройство. Среди всех осмотренных за 9 лет пациентов с БП данный процент составил 0,04%. Во всех случаях причиной развития АГС являлась самостоятельная отмена препаратов леводопы без согласования с лечащим врачом. С другой стороны, в исследовании ELLDOPA [5], в которое были включены пациенты с ранней стадией заболевания, в результате двухнедельной отмены леводопы ни у одного из 361 пациента не развился АГС. Данный факт указывает на значение выраженности дегенерации нигростриатного пути, отражающего стадию заболевания в развитииакинетического криза.

Патофизиология акинетического криза окончательно не ясна, однако очевидно, что в основе его развития лежит не только отмена препарата. Особенностью АК является низкая эффективность возобновленной терапии
леводопой, при этом срок начала ответа может достигать 11 дней. Таким образом, во время акинетического криза, по-видимому, развивается временная блокировка ответа на привычную для пациента терапию. В 2014 г. была опубликована работа [6], в которой при помощи SPECT с лигандом [123I] FP-CIT, проведенной до, в период и после акинетического криза, было показано, что в острый период происходит значимое снижение накопления лиганда в пресинаптических терминалях стриатума и его дальнейшее медленное восстановление.

Впервые АГС был описан в 80-е годы ХХ в. у пациентов во время прекращения дофаминергической терапии в рамках проведения «лекарственных каникул». В настоящее время, в связи с пониманием всей опасности «лекарственных каникул», наиболее частой причиной развития АК и АГС называют изменение схемы ранее назначенной терапии (резкое снижение дозы, непропорциональная замена дофаминергического препарата). Прием препаратов, блокирующих дофаминовые рецепторы, таких как типичные нейролептики, метоклопромид, циннаризин, резерпин и др., также может приводить к развитию декомпенсации БП. Более того, существуют сообщения о развитии АК на фоне приема препаратов из группы атипичных нейролептиков. Нельзя забывать и о возможности влияния интеркуррентных заболеваний на течение БП. АГС может развиваться у пациентов с патологией желудочно-кишечного тракта в связи со снижением всасывания дофаминергических препаратов и развития состояния, эквивалентного отмене терапии. К таким состояниям относятся опухоли, резекция кишечника, тяжелые гастроэнтериты, непроходимость. Некоторые сопутствующие заболевания, несмотря на отсутствие прямого влияния на всасывание препаратов, также способны приводить к АК/АГС (инфекции, дегидратация, электролитные расстройства). Основными электролитными расстройствами, способными привести к развитию острой декомпенсации, являются гипо- и даже гипернатриемия, а неадекватная коррекция данных состояний способна вызвать понтинный или экстрапонтинный миелинолиз, усугубив течение АГС. Описаны случаи развития декомпенсации, связанные с менструальным циклом – вероятно за счет отрицательного влияния высокого уровня прогестерона на дофаминергическую систему. В связи с активным внедрением глубокой электростимуляции головного мозга, нельзя забывать о возможности развития декомпенсации у пациентов, перенесших данное оперативное лечение. Акинетический криз может развиться в случае прекращения стимуляции, некорректного программирования стимулятора, разрядки батареи, и даже непреднамеренного отключения стимуляции самим пациентом. При этом описаны случаи развития АГС в результате снижения дозы дофаминергической терапии даже на фоне эффективной глубокой электростимуляции.

Читайте так же:
При неврозах чувствовать свое сердцебиение

Акинетический криз и акинетико-гипертермический синдром – неотложные состояния, требующие срочной госпитализации пациента в отделение интенсивной терапии. При развитии данной патологии в кратчайшие сроки должна быть проведена диагностика возможных интеркуррентных заболеваний (в первую очередь инфекционных), проведен комплекс лабораторных обследований (в первую очередь для исключения водно-электролитного и кислотно-щелочного расстройства). Акинетический криз требует тесного взаимодействия реаниматолога и невролога.

Клиническая картина АГС характеризуется следующими симптомами:
— сроки развития от 18 часов до 7 суток (с момента изменения/прекращения дофаминергической терапии или развития состояния, которое могло спровоцировать декомпенсацию);
— выраженная ригидность/акинезия;
— вегетативные расстройства (тахикардия, тахипноэ, лабильность АД, нарушение мочеиспускания, цианоз, потоотделение);
— через 72-96 часов (в некоторых случаях одновременно с дебютом акинезии) развивается гипертермия (до 41 °С);
— нарушение сознания (от возбуждения до оглушения и комы);
— возможно развитие генерализованных тонико-клонических судорог, миоклоний;
— изменение лабораторных показателей: лейкоцитоз, повышение уровня креатинкиназы (260-50000 Ед/л);

Основными осложнениями АК и АГС являются:
— тромбоз глубоких вен;
— эмболия легочной артерии;
— аспирационная пневмония;
— почечная недостаточность.

Мероприятия, проведение которых необходимо при поступлении больного с акинетическим кризом:
— интубация, проведение ИВЛ (при выраженной дыхательной недостаточности);
— постановка назогастрального зонда, мочевого катетера;
— антибиотикотерапия (в случае выявления инфекционного процесса);
— назначение антипиретиков;
— адекватная инфузионная терапия (коррекция электролитных расстройств);
— гемодиализ (при выявлении почечной недостаточности);
— гепаринотерапия, компрессионный трикотаж (профилактика тромбоза глубоких вен голеней и эмболии легочной артерии);
— позиционирование в кровати (профилактика пролежней).

Основой терапии акинетического криза является восстановление приема дофаминергической терапии в случае ее отмены. Особенности ответа на возобновленную терапию требуют учета следующих аспектов:
— раннее возобновление дофаминергической терапии;
— увеличение исходной дозы дофаминергических препаратов;
— продолжение терапии вне зависимости от наличия ответа (должный ответ может развиться лишь спустя 11 суток);
— невозможность ограничения терапии акинетического криза только дофаминергическими препаратами.

Важным дополнением к терапии является введение раствора амантадина сульфата как препарата, способного снизить активность глутаматной системы, возможно лежащей в основе АГС. Следует придерживаться следующей схемы назначения препарата:
— 500 мл раствора (200 мг амантадина сульфата) 2-3 раза в день в течение 10-14 дней;
— после завершения курса инфузионной терапии обязателен перевод на пероральную форму в таблетках (300-600 мг/сут).

Также в качестве дополнительной терапии рассматриваются апоморфин, дантролен и метилпреднизолон. К сожалению, первые два препарата не зарегистрированы в нашей стране. Метилпреднизолон назначается в дозе 1000 мг/сут в течение 3-5 дней. Терапия метилпреднизолоном существенно улучшает исходы и сокращает сроки акинетического криза. Окончательный механизм действия метилпреднизолона при акинетическом кризе не ясен. В экспериментальной модели на крысах было показано наличие глюкокортикоидных рецепторов на дофаминергических нейронах в вентральной области покрышки, за счет стимуляции которых возможно и развивается эффект метилпреднизолона. Имеется сообщение о применении ротиготина в виде трансдермальной терапевтической системы при акинетическом кризе [7].

Злокачественный нейролептический синдром Злокачественный нейролептический синдром – это ятрогенная, потенциально фатальная патология, которая может развиться на фоне приема любых препаратов, блокирующих дофаминергическую передачу. Чаще всего данный синдром развивается в ответ на прием типичных нейролептиков, однако описаны случаи развития ЗНС и при терапии атипичными нейролептиками. Патогенез ЗНС связан с блокадой дофаминергических структур в базальных ганглиях и гипоталамусе, иммунологическими нарушениями и повышением проницаемости гематоэнцефалического барьера, которые приводят к нейросенсибилизации организма с последующим аутоиммунным поражением ЦНС и висцеральных органов. В патогенезе ЗНС важную роль играет симпатоадреналовая и серотониновая гиперактивность.

Частота встречаемости ЗНС составляет 0,1–1% среди больных, получающих нейролептики. В данную группу попадают и пациенты с БП, течение которой осложнилось психотическими расстройствами. Чаще всего ЗНС развивается в первые дни после начала приема препарата, либо резкого увеличения его дозы. ЗНС может проявиться в любом возрасте, но чаще наблюдается у молодых мужчин. Факторами риска при ЗНС являются интеркуррентная инфекция, физическое истощение, нарушения водно-электролитного баланса (в первую очередь дегидратация), также, как и при АГС.

Читайте так же:
Невроз какие лекарство надо пить

Клиническая картина ЗНС во многом схожа с АГС: характерно быстрое прогрессирование симптоматики с пиком в течение 72 часов, длительностью 7-14 дней. В случае ЗНС возможно купирование симптоматики без дополнительной терапии.

Медикаментозное лечение биполярных расстройств

Выбор препарата может представлять сложность, потому что все препараты имеют значительные побочные эффекты, частые лекарственные взаимодействия и ни одно лекарственное средство не является универсально эффективным. Выбор должен быть основан на том, что ранее являлось эффективным и хорошо переносимым у данного пациента. Если пациент ранее не лечился (или нет возможности это выяснить), то выбор основывается на анамнезе больного (в отношении побочных эффектов определенных нормотимиков) и степени тяжести симптоматики.

При тяжелых маниакальных психозах, когда состояние угрожает безопасности и здоровью пациента, ургентная поведенческая терапия, как правило, требует седации антипсихотическими средствами второго поколения Нейролептики второго поколения Антипсихотические препараты на основании их специфических активности и аффинности к рецепторам нейромедиаторов подразделяют на типичные нейролептики и нейролептики 2-го поколения. АПВП предоставляют. Прочитайте дополнительные сведения , иногда в комбинации с бензодиазепинами, такими как лоразепам или клонозепам в дозах 2–4 мг в/м или перорально 3 раза в день.

При менее тяжелых острых эпизодах пациентам без противопоказаний (например, со стороны почек) препараты лития рассматривают в качестве терапии первого выбора как мании, так и депрессивных эпизодов. Так как заболевание начинается постепенно (от 4 до 10 дней), то больным с выраженной симптоматикой можно назначать противосудорожные средства или антипсихотические средства 2 поколения.

Пациентам с депрессией и судорожным синдромом можно назначать ламотриджин.

Для лечения биполярной депрессии наилучшие результаты на данный момент дает монотерапия кветиапином или луразидоном, или же сочетания флуоксетина и оланзапина.

После достижения ремиссии всем больным с биполярным расстройством I типа показано превентивное лечение нормотимиками (биполярное расстройство I типа определяется по наличию как минимум одного полноценного маниакального эпизода и обычных депрессивных эпизодов) Если эпизод рецидивирует во время поддерживающего лечения, то врач должен выяснить, насколько пациент соблюдал назначенный режим. Необходимо проанализировать причины несоблюдения режима терапии, чтобы определить, насколько изменение типа нормотимика или дозировки сделает лечение более приемлемым.

Литий

Для более, чем двух третей пациентов с неосложненной формой биполярного расстройства эффективен литий, который смягчает колебания настроения, но не влияет на нормальное настроение.

Стартовая доза лития карбоната составляет 300 мг перорально 2 или 3 раза в день, с последующим подбором дозировки в зависимости от его содержания в плазме крови в равновесном состоянии и переносимости, в диапазоне 0,8–1,2 мЭкв/л (0,8–1,2 ммоль/л). Уровни должны быть стабильными через 5 дней при постоянной дозировке и через 12 часов после последнего приема препарата. Целевые концентрации препарата во время этапа поддерживающего лечения достаточно низкие, около 0,6–0,7 мЭкв/л (0,6–0,7 ммоль/л). Более высокие концентрации на этапе поддерживающего лечения более эффективны при маниакальных расстройствах (а не при депрессии), но и частота побочных действий шире. Подростки, у которых гломерулярная функция отличная, нуждаются в более высоких дозах; пожилым людям дозу необходимо снижать.

Литий может вызвать седативный эффект и когнитивные нарушения как прямо, так и опосредованно (вызывая гипотиреоз Гипотиреоз Гипотиреоз – это дефицит тиреоидных гормонов. Диагноз устанавливают на основании клинической картины (типичное выражение лица, грубый голос и замедленная речь, сухая кожа) и сниженного уровня. Прочитайте дополнительные сведения Гипотиреоз ), часто – обострение акне Вульгарные угри Обыкновенное акне – это совокупность комедонов, папул, пустул, узлов и/или кист в результате обструкции и воспаления пилосебацейного комплекса (волосяные фолликулы и примыкающая к ним сальная. Прочитайте дополнительные сведения Вульгарные угри и псориаза Псориаз Псориаз – это воспалительное заболевание, сопровождающееся образованием чаще всего эритематозных папул и бляшек с четкими границами и серебристыми чешуйками на поверхности. В развитии заболевания. Прочитайте дополнительные сведения Псориаз . Наиболее частые острые, легкие побочные эффекты: тремор, фасцикуляция, тошнота, диарея, полиурия, полидипсия и увеличением веса тела (что частично объясняется употреблением в пищу высококалорийных напитков). Эти эффекты, как правило, носят транзиторный характер и часто купируются при снижении дозы, разделении суточной дозы на несколько приемов (например, 3 раза в день) или при переходе на препарат с замедленным высвобождением действующего вещества. После подбора дозы препарат полностью дается после ужина. Такой способ приема препарата повышает приверженность больного режиму лечения. Препараты из группы бета-блокаторов (атенолол 25–50 мг перорально 1 раз в день) могут быть эффективны при сильном треморе, однако некоторые β-блокаторы (пропранолол) могут усугублять течение депрессии.

Острая интоксикация литием проявляется следующими симптомами: тремор, усиление сухожильных рефлексов, персистирующая головная боль, рвота, спутанность сознания вплоть до ступора, судороги и аритмии. Токсическое воздействие чаще возникает в следующих случаях:

Читайте так же:
Лекарство от неврозов и панических атак

У пациентов со сниженным клиренсом креатинина

Те, у кого имеется потери натрия (например, из-за лихорадки, рвоты, диареи или применения мочегонных средств)

Тиазидные диуретики, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) и нестероидные противовоспалительные средства (НПВС), кроме аспирина, могут способствовать развитию гиперлитиемии. Концентрацию лития в крови необходимо определять каждые 6 месяцев и после каждого изменения дозы препарата.

Долговременные нежелательные эффекты при приеме препаратов лития включают:

Гипотиреоз Гипотиреоз Гипотиреоз – это дефицит тиреоидных гормонов. Диагноз устанавливают на основании клинической картины (типичное выражение лица, грубый голос и замедленная речь, сухая кожа) и сниженного уровня. Прочитайте дополнительные сведения Гипотиреоз , особенно при наличии гипотериоза в семейном анамнезе

Нарушения работы почек, которые включают повреждение дистальных канальцев, появляются после ≥ 15 лет лечения литием

По этой причине, уровень тиреотропного гормона (ТТГ) следует определять в начале курса приема лития и после этогоежегодно в случае имеющейся отягощенной семейной наследственности по дисфункции щитовидной железы, или раз в два года для всех остальных пациентов. Также необходимо измерять уровни при возникновении симптомов, указывающих на дисфункцию щитовидной железы (включая рецидив мании), поскольку гипотиреоз Гипотиреоз Гипотиреоз – это дефицит тиреоидных гормонов. Диагноз устанавливают на основании клинической картины (типичное выражение лица, грубый голос и замедленная речь, сухая кожа) и сниженного уровня. Прочитайте дополнительные сведения Гипотиреоз может снизить эффект нормотимиков. Уровень остаточного азота мочевины и креатинина следует определять на исходном этапе лечения, далее 2–3 раза в течение первых 6 месяцев и в последующем 1–2 раза в год. Кумулятивная доза является фактором риска повреждения почек, поэтому для эффективной профилактики следует использовать минимальную эффективную дозу (1–3 Литий-эталонные препараты Выбор препарата может представлять сложность, потому что все препараты имеют значительные побочные эффекты, частые лекарственные взаимодействия и ни одно лекарственное средство не является универсально. Прочитайте дополнительные сведения ).

Литий-эталонные препараты

1. Presne C, Fakhouri F, Noël LH, et al: Lithium -induced nephropathy: Rate of progression and prognostic factors. Kidney Int 64 (2):585–592, 2003. doi: 10.1046/j.1523-1755.2003.00096.x.

2. Pawar AS, Kattah AG: Lithium -induced nephropathy. N Engl J Med 378 (11):1042, 2018. doi: 10.1056/NEJMicm1709438.

3. McKnight RF, Adida M, Stockton S, et al: Lithium toxicity profile: A systematic review and meta-analysis. Lancet 379 (9817):721-728, 2012. doi: 10.1016/S0140-6736(11)61516-X.

Противосудорожные препараты

Противосудорожные препараты, которые действуют как нормотимики, в частности вальпроат и карбамазепин, часто используются для лечения острой мании и смешанных состояний (мании и депрессии). Ламотриджин эффективен для стабилизации настроения и лечения депрессии. Точный механизм действия противосудорожных препаратов при биполярном расстройстве до конца не изучен, но может включать механизмы гамма-аминомасляной кислоты и в конечном счете систему сигнализации G-белка. К их основным преимуществам по сравнению с литием относятся более широкий терапевтический запас и отсутствие нефротоксичности.

Ударная доза вальпроата составляет 20–30 мг/кг, с последующим назначением дозы 250–500 мг перорально 3 раза в день (можно назначать форму с замедленным высвобождением); целевая концентрация в крови составляет 50–125 мкг/мл (347–867 мкмоль/л). Этот подход не приводит к большему числу побочных эффектов, чем постепенное титрование дозы. Побочные эффекты: тошнота, головная боль, седация, головокружение, увеличение веса тела; к редким серьезным осложнениям относятся гепатотоксичность и панкреатит.

Карбамазепином не следует нагружать, стартовая его доза составляет 200 мг 2 раза в день перорально, с постепенным повышением дозы на 200 мг/день до достижения целевой концентрации в крови 4–12 μ г/мл (17–51 мкмоль/л; максимум 800 мг 2 раза в день). Побочные эффекты: тошнота, головокружение, седация и неустойчивое настроение. К очень серьезным последствиям относятся апластическая анемия и агранулоцитоз.

В начале терапии ламотриджин назначают в дозе 25 мг перорально 1 раз в день в течение 2 недель, затем 50 мг 1 раз в день в течение 2 недель, затем 100 мг/день в течение 1 недели, с последующим повышением на 50 мг каждую неделю, по мере необходимости повышая дозу до 200 мг 1 раз в день. Дозу снижают больным, принимающим вальпроат, и повышают больным, принимающим карбамазепин. Ламотриджин может вызвать сыпь и, редко, опасный для жизни синдром Стивенса-Джонсона Синдром Стивенса–Джонсона (ССД) и токсический эпидермальный некролиз (ТЭН) Синдром Стивенса–Джонсона (СДС) и токсический эпидермальный некролиз (ТЭН) – это тяжелые кожные реакции гиперчувствительности. Наиболее частой причиной является прием лекарственных препаратов. Прочитайте дополнительные сведения Синдром Стивенса–Джонсона (ССД) и токсический эпидермальный некролиз (ТЭН) , в частности, если дозировка повышается быстрее, чем рекомендуется. Больным следует объяснить, что во время приема ламотриджина необходимо сообщать врачу о каком-либо новом появлении сыпи, крапивницы, повышении температуры, отеке гланд, появлении язв во рту и на глазах, отечности губ или языка.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector