Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности эмоционально-волевой сферы и поведения при шизофрении, биполярном расстройстве, эпил

Особенности эмоционально-волевой сферы и поведения при шизофрении, биполярном расстройстве, эпил

Шизофрения – тяжелое заболевание расстройство психики) человека, влияющее на многие функции сознания и поведения, в том числе мыслительные процессы, восприятие, эмоции (аффекты), мотивацию и двигательную сферу, характеризующееся ухудшением восприятия окружающей действительности и значительной социальной дисфункцией. Традиционно рассматривается как синдром, то есть совокупность симптомов и признаков.

Поведение больных шизофренией в целом характеризуется в первую очередь ненормальным, искаженным восприятием, приводящим к ошибкам в суждении о том, что реально, а что нет. Некоторые больные слышат голоса или чувствуют смертельную угрозу в повседневно воспринимаемых образах, таких как лицо матери или мужа, например. Они убеждены, что представления о мире вкладываются в их мозг посторонними силами и, будучи во власти этой идеи, не могут отличить факты от собственного вымысла. Однако конкретное течение болезни у разных лиц может быть весьма различным. Состояние одних больных быстро улучшается, у других годами сохраняется помраченное сознание с эпизодами крайне странного поведения.

У больных шизофренией отмечается снижение, притупление эмоциональности, состояние апатии (безразличие ко всем явлениям жизни). Больной становится безразличным к членам семьи, теряет интерес к окружающему, утрачивает дифференцированность эмоциональных реакций, у него появляется неадекватность в переживаниях. Имеет место нарушение волевых процессов: снижение волевого усилия от незначительного до резко выраженного, болезненного безволия (абулия). Нарастание способности к волевому усилию свидетельствует о реабилитации больного.

Нарушения при биполярном расстройстве

Биполярное расстройство (ранее применявшейся термин – маниакально-депрессивный психоз) – психическое расстройство, проявляющееся аффективными состояниями, – маниакальными (гипоманиакальными) и депрессивными, а также смешанными состояниями, при которых у больного наблюдаются симптомы депрессии и мании одновременно (например, тоска со взвинченностью, беспокойством, или эйфория с заторможенностью, – так называемая непродуктивная мания), либо быстрая смена симптомов (гипо)мании и (суб)депрессии .

Состояния мании и днепрессии проявляются периодически, в виде фаз, непосредственно или через «светлые» промежутки психического здоровья (так называемые интерфазы, или интермиссии), сменяют друг друга, без или почти без снижения психических функций, даже при большом числе перенесенных фаз и любой продолжительности болезни.

Маниакальный эпизод характеризуется неадекватно приподнятым настроением, которое может меняться от беспечной веселости до почти неконтролируемого возбуждения. Подъем настроения сопровождается повышенной энергичностью, приводящей к гиперактивности, речевому напору и сниженной потребности во сне. Больной становится неподвластным социальному торможению, не удерживает внимание, отмечаются выраженная отвлекаемость, повышенная самооценка, легко высказываются сверхоптимистичные идеи и идеи величия. Больной может совершать экстравагантные и непрактичные поступки, бездумно тратить деньги или быть агрессивным, влюбчивым, гиперсексуальным, шутливым в неподходящих обстоятельствах. Также наблюдается повышенная разговорчивость, стремление завязывать беседы, «полет мысли».

Гипомания – это лёгкая степень мании, которая не сопровождается психотическими симптомами (бредом или галлюцинациями). У больных отмечается постоянный легкий подъем настроения (по крайней мере, в течение нескольких дней), повышенная энергичность и активность, чувство благополучия. Также часто отмечаются повышенная социальная деятельность, разговорчивость, фамильярность, гиперсексуальность, сниженная потребность во сне. Женщины часто наносят на лицо чрезмерный макияж, одевают необычную и яркую одежду. Эти симптомы не сивном эпизоде наблюдается подавленное настроение большую часть дня, почти каждый приводят к серьезным нарушениям в работе или социальному неприятию больных. Иногда вместо обычного веселого настроения могут наблюдаться раздражительность, повышенное самомнение и грубое поведение.

Депрессия, как правило, выступает первым симптомом биполярного расстройства, особенно у женщин. Риск суицида в эту фазу максимален.

При депрес день проходит как самостоятельный (например, грусть, чувство внутренней пустоты, плаксивость), раздражительное настроение, заметно уменьшенный интерес к жизни почти ко всему происходящему большую часть дня (по собственным наблюдениям или по наблюдениям окружающих), резкие колебания аппетита, бессонница или сонливость, психомоторное возбуждение или заторможенность, чувство усталости, чувства бесполезности или чрезмерной вины (может быть и бредовым), постоянные мысли о смерти, суицидальные мысли при отсутствии специального плана или попытки самоубийства при наличие плана самоубийства.

Нарушения при эпилепсии

Эпилепсия – это хроническое заболевание, которое характеризуется повторными судорожными припадками и нередко изменением личности. Эпилепсия может возникнуть вследствие разных причин, но чаще всего это врожденные или наследственные особенности строения головного мозга в сочетании с его органическим поражением (родовая травма, опухоли, инфекционные заболевания и так далее).

Изменения личности по эпилептическому типу – это тугоподвижность, замедленность всех психических процессов, склонность к застреванию на деталях, обстоятельность мышления, невозможность отличить главное от второстепенного, дисфории (приступы расстройств настроения, чаще склонность к злобно-тоскливому).

Результатами болезни являются трудности с использованием нового опыта, слабость комбинаторных способностей, ухудшение воспроизведения прошлого опыта. Следует отметить полярность аффекта – сочетание аффективной вязкости и эксплозивности (взрывчатости). Больные долго помнят обиду, мстят за нее. Отмечается подчеркнутый до карикатурности педантизм в отношении одежды, порядка в доме и т.п. Существенной чертой эпилептиков является инфантилизм, выражающийся в незрелости суждений, свойственная некоторым больным неадекватная религиозность. Часто встречается утрированная до слащавости, до подобострастия любезность, сочетание повышенной чувствительности, ранимости с брутальностью, злобностью. Лицо этих больных малоподвижно, маловыразительно, мимические реакции бедны, больные скупы и сдержанны в жестах.

Читайте так же:
Паранойяльная шизофрения с сутяжным бредом

Нарушения при олигофрении

У больных отмечается слабость развития волевых процессов. Эти дети часто бывают, безынициативны, несамостоятельны, импульсивны, им трудно противостоять воле другого человека. Вместе с тем некоторые дети могут проявить настойчивость и целеустремленность, прибегая к элементарным хитростям, стремясь добиться нужного результата. Им свойственна эмоциональная незрелость, недостаточная дифференцированность и нестабильность чувств, ограниченность диапазона переживаний, крайний характер проявлений радости, огорчения, веселья. Умственно отсталых дошкольников и детей младшего школьного возраста затрудняет понимание мимики и жестов, выразительных движений людей, изображенных на картинке. У этой категории детей с отклонениями в развитии прослеживаются слабая выраженность и кратковременность побуждений к деятельности. Самооценка и уровень притязаний олигофренов чаще всего неадекватны. Дети склонны переоценивать свои возможности.

В социокультуральных условиях, не требующих продуктивности в отвлеченно-теоретической сфере, некоторая степень легкой умственной отсталости сама по себе может и не представлять проблемы. Тем не менее, если наряду с этим отмечается заметная эмоциональная и социальная незрелость, то проявятся и последствия ограничения социальной роли, например, неспособность справляться с требованиями, связанными с брачной жизнью или воспитанием детей или затруднения в адаптации к культуральным традициям и нормам.

Литература

Блейхер В.М. Клиническая психопатология. Ташкент: Медицина, 1976.

Блейхер В.М., Крук И.В., Боков С.Н. Практическая психопатология. Ростов-на-Дону, 1996.

Волевые расстройства при шизофрении

Для больных шизофренией типична патология волевых функций. Особенно часто выявляются в разной степени выраженные слабость побуждений, снижение активности. В одних случаях отмечается лишь некоторое ослабление стремления к деятельности, вялость (гипобулия, или снижение энергетического потенциала), в других больные почти полностью бездеятельны. Их активность в лучшем случае сводится к бессмысленному хождению, курению, удовлетворению простейших биологических потребностей (абулия).

Больные шизофренией нередко живут и действуют как бы механически, без чувства внутренней активности. В соответствии со сложившимися стереотипами они выполняют служебные, семейные обязанности, не пытаясь что-либо изменить к лучшему.

С другой стороны, при общей слабости побуждений у части больных долго сохраняется профессиональная активность.

Апатия и абулия сочетаются, образуя апатоабулический, или вялоапатический, синдром, чрезвычайно характерный для шизофрении.

Преимущественно у больных шизофренией возникают такие волевые расстройства, как парабулия, амбитендентность, импульсивность.

Нередко встречающаяся при шизофрении патология влечений выражается в их угнетении, усилении или извращении. Больным с выраженным или грубым психическим дефектом иногда свойственны: прожорливость, поедание несъедобных предметов, сексуальные отклонения (вплоть до публичного мастурбирования), нанесение телесных самоповреждений, попытки самоубийства, выполняемые необычными, мучительными способами, жестокое обращение с людьми, истязание животных и другие проявления так называемых садомазохистских тенденций.

Формальные расстройства мышления, выявляемые у больных шизофренией, многочисленны и своеобразны. Главным образом при шизофрении отмечаются: разорванность мышления и речи, разноплановость мышления, паралогичное мышление, аутистическое мышление, символическое мышление, формальное мышление, резонерское мышление, аморфное мышление (недостаточная категоричность, уклончивость суждений), неологизмы, соскальзывания, ответы не в плоскости вопроса.

Вместе с тем у значительной части больных нарушения мышления мало выражены или клинически не определяются. Некоторым больным свойственны: высокий уровень абстрактного мышления, нестандартность, самобытность мыслительных процессов. Такие особенности мышления порой позволяют больным добиваться выдающихся результатов в различных областях профессиональной деятельности. Весомая доля непреходящих общечеловеческих ценностей создана больными шизофренией. Среди них есть выдающиеся математики, астрономы, физики, художники, писатели, артисты и спортсмены. В качестве примеров достаточно назвать И. Ньютона, Ф. Ницше, Н. В. Гоголя, В. Ван Гога.

Формальные способности памяти у большинства больных шизофренией не страдают. Нередко возникающее впечатление недостаточности памяти обусловлено слабостью побуждений и эмоционального компонента памяти.

Мимика у многих больных шизофренией болезненно изменена. Особенно характерны гипомимия, парамимия (вычурная, манерная мимика, гримасничанье). Возможна амимия.

Расстройства эмоциональной сферы при шизофрении

В клинической картине шизофрении выделяют облигатные, специфические для этого заболевания расстройства, которые достаточно разнообразны (нарушения аутистического характера, расстройства психической активности, эмоций, мышления и поведенческих реакций).

Аутизм был описан E . Bleuler (1911), который определил его как расстройство, характеризующееся отрывом личности пациента от окружающей действительности с возникновением особого внутреннего мира, доминирующего в психической деятельности пациента. Суждения, позиции, взгляды, этические оценки больных становятся не только крайне субъективными, но и непонятными. Они не поддаются коррекции, несмотря на явное противоречие и несоответствие их окружающей действительности. Нередко своеобразное представление об окружающей жизни приобретает характер особого мировоззрения, иногда возникает аутистическое фантазирование, когда больные крайне неохотно сообщают о содержании своих переживаний. По мере прогресс формирования заболевания внутренний мир оскудевает (что иногда констатируют сами пациенты). В типичных случаях больные с аутизмом замкнуты, формально контактны и лучше чувствуют себя в одиночестве. Однако эти черты могут быть выражены нерезко. Более того, при так называемом аутизме наизнанку («регрессивной синтонности», по H.J . Barahona Femandes ) больные в связи с особыми представлениями об этических нормах, интерперсональных отношениях становятся чрезмерно общительными и бестактными.

Читайте так же:
Шизофрения не могу выйти из дома

Характерной особенностью шизофрении является снижение психической активности — «редукция энергетического потенциала» [ Conrad К., 1958]. Больным становится труднее учиться и работать. Любая деятельность, особенно умственная, требует все большего напряжения; крайне затруднена концентрация внимания. Все это приводит к трудностям восприятия новой информации, использования запаса знаний, что в свою очередь вызывает профессиональное снижение, а иногда полную интеллектуальную несостоятельность при формально сохранных функциях интеллекта.

Своеобразны для шизофрении эмоциональные изменения. Речь идет о прогрессирующем обеднении эмоциональных реакций вплоть до развития состояний эмоциональной дефицитарности, а также их неадекватности и парадоксальности. Обеднение эмоциональных реакций возникает уже в дебюте заболевания и неуклонно прогрессирует. Вначале изменяются высшие эмоции — эмоциональная отзывчивость, сострадание, альтруизм, далее больные становятся холодными, эгоистичными, их меньше интересуют события в семье, на работе, рвутся старые дружеские контакты, утрачиваются прежние чувства к близким. В тяжелых случаях прогрессирующее эмоциональное опустошение приводит к состоянию бытовой апатии. У значительной части пациентов на фоне обеднения эмоциональной жизни выступает парадоксальность эмоциональных реакций. Нередко больные достаточно равнодушно переносят несчастье, случившееся в их семье, при этом обнаруживают бурные неадекватные реакции при недостаточно корректно высказанном соболезновании или по совершенно ничтожному поводу. Вместе с этим больные, несмотря на явные признаки эмоциональной дефицитарности, сохраняют отдельные привязанности, в частности к кому-то из близких. Нередки глубокая привязанность матерей к детям, сопровождающаяся гиперопекой, привязанность больных детей к родителям с полной подчиняемостью.

Достаточно характерны для шизофрении и так называемые явления дрейфа, суть которых сводится к нарастающей пассивности больного, невозможности построения «линии жизни». Сами пациенты сравнивают свою жизненную кривую с лодкой, льдиной, которую несет по течению в неизвестном для них направлении. Больные попадают в те или иные ситуации, где пассивно подчиняются лидерам микрогрупп, злоупотребляя алкоголем и наркотиками, при этом не испытывая к этому настоящего влечения. Они, пассивно повторяя поступки окружающих их лиц, могут совершать противоправные действия. Иногда это дает основание диагностировать у них «психопатическое» или «психопатоподобное» состояние, но при изоляции от антисоциального окружения они, будучи вялыми и пассивными, не обнаруживают признаков неправильного поведения.

Особенно характерны для шизофрении расстройства мышления, они крайне разнообразны. Отмечается утрата целенаправленности, последовательности, логичности мышления, его разорванность, нередки наплывы мыслей, содержание которых больной затрудняется воспроизвести, ощущение пустоты в голове. Процесс мышления утрачивает автоматический характер и становится объектом внимания больных, исчезает образность мышления, преобладает склонность к абстракции и символике, наблюдаются феномен соскальзывания, «закупорка» мыслей, обрывы мыслей ( sp errung ). Наблюдается общее обеднение мышления или его необычность со своеобразием ассоциаций, вплоть до нелепых. При шизофрении типична «разноплановость» мышления, проявляющаяся в неоднозначности оценки тех или иных событий, когда одновременно используются как существенные, так и незначительные, второстепенные характеристики их. Наряду с признаками амбивалентности, проявляющейся невозможностью принятия решений вследствие одномоментного сосуществования двух противоположных мнений или оценок, больные в сложных ситуациях могут принять правильное решение, найти верный выход из создавшегося трудного, неординарного положения.

В речи больных отмечается склонность к бесплодному рассуждательству, мудрствованию (резонерство). В тяжелых случаях наблюдается разорванность речи (иногда достигающая степени словесной окрошки), при которой речь, сохраняя грамматическую правильность, теряет смысл, в связи с чем утрачиваются ее коммуникативные функции. В голосе больного исчезают характерные модуляции: одним и тем же тоном больной говорит как о важнейших событиях своей жизни, так и о делах, мало занимающих его.

Меняются и внешний облик больных, манера поведения, обедняется мимика. Последняя, не соответствуя ситуации и переживаниям больного, приобретает неадекватный характер. Больные становятся неряшливыми, неаккуратными, меняется манера одеваться: у одних в одежде преобладают вычурность, нелепость, несоответствие туалетов возрасту и положению в обществе, у других крайняя неопрятность, консерватизм, игнорирование норм этикета. Поведение больного по мере развития болезни становится все менее предсказуемым, нередки неадекватные негативистические реакции в ситуациях, когда ему оказывают поддержку, стараются помочь.

Таким образом, диапазон расстройств, свойственных шизофрении, достаточно широк. В зависимости от степени прогредиентности болезни они могут быть выражены по-разному: от тонких, нерезко выраженных, доступных только глазу опытного специалиста особенностей до резко выраженных, свидетельствующих о тяжелых видах патологии.

Описанные изменения, сочетаясь с бредом, галлюцинациями, аффективными и другими расстройствами, формируют психопатологические синдромы, сменяющие друг друга в течении заболевания. К ним относятся неврозоподобные и психопатоподобные, аффективные, галлюцинаторно-бредовые и кататонические симптомокомплексы.

В обобщенном виде позитивные и негативные расстройства при шизофрении могут быть представлены следующим образом:

Читайте так же:
Шизофрения в младшем школьном возрасте

Позитивные психопатологические явления (синдромы)

Негативные психопатологические явления

Аутизм
Эмоциональная дефицитарность
Редукция энергетического потенциала (по K. Conrad), или падение психической активности
Явления дрейфа
Расстройства мышления

Сочетание этих двух видов нарушений — негативных и позитивных — создает достаточно полиморфную картину болезни, имеющую, однако, четкие закономерности развития процесса, определяющие формы или варианты его течения, о которых упоминалось в разделе классификации шизофрении.

В случае тяжелого, прогредиентного и особенно злокачественного течения шизофрении формируется своеобразный психический дефект — слабоумие шизофренического типа, которое обычно обозначается как конечное состояние.

Из вышеприведенного описания симптоматики шизофрении видно, насколько тесно связаны между собой позитивные и негативные симптомы, степень выраженности которых может меняться в связи с проводимым лечением. Поэтому их деление не является абсолютным и иногда представляет известные сложности (это касается, в частности, аутизма, расстройств мышления и поведения).

Еще большие трудности возникают при попытках дифференциации негативных явлений и явлений шизофренического слабоумия (обычно в этих случаях вводятся тесты для оценки когнитивных функций с целью обнаружения и установления степени выраженности олигофреноподобного или близкого к нему дефекта). Здесь существенным признаком является возможность обратимости соответствующих расстройств, хотя при шизофрении речь идет чаще всего о неполной обратимости негативных симптомов на относительно ранних этапах заболевания.

На основе изучения особенностей клинической картины и течения шизофрении были выделены три основные формы заболевания — непрерывная, приступообразно-прогредиентная и рекуррентная, каждая из которых имеет варианты, различающиеся характером течения и степенью прогредиентности. Поскольку приступообразно-прогредиентная шизофрения является как бы промежуточной между непрерывнотекущей и рекуррентной и сочетает в себе признаки той и другой, то формы шизофрении описываются в следующем порядке: непрерывнотекущая, рекуррентная, приступообразно-прогредиентная.

Сказанное объясняет расхождения, существующие в разных шкалах позитивных и негативных расстройств в отношении «набора» соответствующих симптомов. В качестве примера можно привести широко распространенные шкалы SAPS и SANS , предназначенные для количественной оценки позитивных и негативных расстройств (см. главу 6, часть I ). В перечне позитивных симптомов здесь фигурируют бред (разные его виды, включая идеи открытости и отнятия мыслей); галлюцинации; расстройства мышления (алогичность, амбивалентность, разорванность, обстоятельность, соскальзывание, мышление «по касательной», «отвлекаемость» мышления, «речевой» напор, неожиданные повороты и «всплески» мышления, отраженные в бессвязных выкриках); изменения поведения (изменение манеры одеваться, изменение сексуального поведения, агрессивно-ажитированное и стереотипное поведение, кататонические явления). К негативным явлениям отнесены аффективные нарушения (отсутствие аффективной реактивности, утрата «глазного» контакта с окружающими, неадекватность аффекта, утрата интонационной окраски речи, бедность экспрессивной жестикуляции, уменьшение спонтанных движений, адекватных аффекту, застывшее выражение лица), изменения речи (бедность речевой продукции, «блокирование» речи, удлинение латентного периода ответов на вопросы); апатия и избегание напряжения (невнимание к одежде и гигиене, невыносимость работы, школьных занятий, физическая анергия); ангедония и асоциальность (потеря интересов и снижение активности, утрата чувства удовольствия, избегание развлечений и сексуальных контактов, аутизм, утрата связей с окружающими); нарушение внимания к происходящим событиям (потеря «социального» внимания, отсутствие интереса к процедуре и существу обследования ИТЛ). При сопоставлении с приведенными нами выше более обобщенными представлениями позитивных и негативных расстройств видно, что наибольшие расхождения имеются в отношении интерпретации нарушений мышления. Эти и другие особенности отдельных шкал необходимо учитывать при их использовании.

Расстройства эмоциональной сферы при шизофрении

Частная психиатрия

В части случаев при шизофрении нарастают эмоционально-волевые (и отчасти когнитивные) расстройства, что неизбежно ведет к нарушению социального функционирования больных. При значимой выраженности этих изменений говорят об эмоционально-волевом дефекте больных или апато-абулическом синдроме. Формирование такого дефекта является неблагоприятным исходом заболевания.

Апато-абулический синдром — выраженный дефект эмоционально-волевой сферы. Пациенты бездеятельны, пассивны, безынициативны, равнодушны к своему облику, состоянию здоровья, условиям жизни, имеют мало общения, не проявляют к чему-либо интересов. В беседе эмоционально невыразительны, монотонны, однообразны. Со временем утрачивают прежний социальный статус — теряют работу, семью, иногда жилье, т.к. несмотря на общую сохранность когнитивных и физических способностей, часто оказываются неспособны не только преодолевать различные жизненные трудности (поиск новой работы, разрешение давнишних бытовых и семейных споров и пр.), но и даже выполнять свои повседневные бытовые дела. Например, живя самостоятельно дома, перестают готовить, едят только самую простую пищу, не убираются, захламляют квартиру, имеющиеся деньги тратят на ненужные мелочи, т.к. не могут противостоять сиюминутным желаниям и пр. При этом пациенты такого рода могут удовлетворительно существовать при наличии хороших социальных условий (ненавязчивая помощь близких или социальных работников должна помогать им «организоваться», служить опорой, поддержкой), но они очень чувствительны к неблагоприятным социальным факторам: в тех случаях, когда им, так или иначе, удается приспособиться к текущим условиям жизни, любое значимое неблагоприятное изменение в социальном окружении приводит к срыву этой адаптации, а далее к неблагоприятным психологическим последствиям этой дезадаптации (что служит ведущей причиной госпитализаций пациентов с резидуальной шизофренией в психиатрические стационары).

Читайте так же:
Шизофрения параноидная форма код мкб

В наиболее выраженных случаях апато-абулического синдрома такие больные днями проводят в постели, пренебрегают даже элементарными гигиеническими процедурами, терпимы к длительному голоду. В стационаре или учреждениях социального обслуживания (психо-неврологических интернатах) персоналу приходится все время следить за тем, чтобы такие пациенты ели, мылись, убирали кровать, выходили гулять на улицу и пр.

Пациент Р. 25 лет, поступил в психиатрическую больницу впервые, прежде у психиатров не наблюдался. С детства отличался замкнутостью, никогда не имел друзей, к общению со сверстниками не стремился. С лет стал холодно общаться со своими родными, чурался ласки, часто грубил, появилась необъяснимая жестокость — мучил и убивал кошек, вешал птиц. В дальнейшем стал плохо справляться с учебой в школе, к занятиям не готовился, прогуливал. Большую часть времени проводил дома в бездеятельности, общался с родными по необходимости. В юношеском возрасте не смог установить личные и социальные связи, после 11 классов учебу не продолжал, никогда нигде не работал и не пробовал найти работу. Инвалидности не имел. Жил на иждивении у родителей. Дома обслуживал себя лишь элементарно, хозяйственные работы всегда избегал, поэтому их не освоил, комнату захламил, жил в антисанитарных условиях, сопротивлялся любой попытке что-либо изменить в его жизни, легко доходил до физической агрессии. Несколько лет назад на некоторое время увлекся чтением религиозной и мистической литературы, стал разговаривать без собеседника, родным говорил, что общается с духами и богами; сутками напролет писал какие-то обращения к «Богине», изобрел для этого особую тайнопись (криптография). Сохранялось грубое, жестокое отношение к родным, однако, отец больного категорически возражал против обращения к психиатрам. После смерти родителей, проявлял агрессию к своей сестре, которая была вынуждена обслуживать больного в связи с отсутствием у него навыков ведения хозяйства, а затем выгнал её из дома. Был госпитализирован в психиатрический стационар. В стационаре первое время отмечалась галлюцинаторно-бредовая симптоматика (Он — единственный наследник миллионов отца, талантливый ученый. Он слышит голос «Богини», восхваляющий его, считает, что он должен на ней жениться, однако другие «эзотерические божества» пытаются помешать ему в этом, негативно воздействуя на его мысли, тело и пр.). Был выставлен диагноз параноидной шизофрении. В ходе лечения галлюцинаторно-бредовая симптоматика была быстро купирована и на передний план в клинической картине вышли явления эмоционально-волевого дефекта. На отделении большую часть дня лежит в постели без какого-либо дела, к общению с другими больными и персоналом не стремится, все попытки вовлечь его в какое-либо общественную жизнь, реабилитационные программы неудачны, т.к. сперва пассивно соглашается, но в самом общении не участвует, а затем незаметно уходит. Книг не читает, телевизор не смотрит («не интересно»). За собой не следит, зубы не чистит, не причесывается, постель слеженная, неопрятная. Нуждается в постоянном контроле со стороны персонала — без дополнительного понуждения со стороны персонала постель не заправляет, может не пойти кушать в столовую и остаться голодным, лишь изредка, после длительных уговоров, выходит на прогулки на улицу. Делает это неохотно. В беседах с врачом мимика однообразная, ответы на вопросы односложные, никаких жалоб не предъявляет, настроение без заметного снижения. Интеллектуально развит достаточно хорошо, эрудирован — изредка, в ответ на случайные вопросы, может, например, вспомнить своих любимых художников, объяснить, что интересного есть в творчестве того или иного живописца и т.д. Высокого роста, физически крепок. Своим пребыванием в стационаре не тяготится. В связи с беспомощностью были оформлены документы для направления в психоневрологический интернат, относится к скорому переезду туда равнодушно. На прямой вопрос о том, понимает ли он, что будет теперь жить в интернате, видимо, всю свою оставшуюся жизнь, говорит, что понимает, при этом каких-либо эмоций, связанных с этим, не проявляет.

Кроме того, прежде выделяли и другие типы дефекта при шизофрении:

  • Психопатоподобный дефект (похожий на проявления психопатии) — личностные изменения, в наибольшей степени страдает эмоциональная сфера и поведение, что проявляется чудаковатостью и неадекватностью эмоций с относительной сохранностью повседневной активности и пр.
  • Интеллектуальный дефект — неспособность к продуктивной интеллектуальной деятельности за рамками ограниченного круга интересов

Видеозапись лекции о негативной симптоматике при шизофрении (оценка и значение) (И.А.Мартынихин)
NB! Сложный уровень (для клин.ординаторов)

Роль нарушений психосексуальной сферы при шизофрении в диагностике парафилий

Исследование посвящено изучению нарушений психосексуальной сферы, нозоспецифичных для расстройств шизофренического спектра. Представлены результаты сравнения двух групп: 29 человек с диагнозами шизофрении и шизотипического расстройства и группы сопоставления из 34 человек без эндогенной патологии. В результате исследования их полового самосознания с помощью методик «МиФ», «ЦТО», «Кодирование» было показано, что наличие эндогенного расстройства изменяет психосексуальный профиль больных по целому ряду признаков. Для лиц с шизофренией и шизотипическим расстройством, независимо от наличия у них коморбидного диагноза парафилии, оказались характерны недостаточная выраженность маскулинных качеств, рассогласование с мужской половой ролью, нежелание соответствовать мужскому образу, в некоторых случаях нестабильность идентичности, измененное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам, эмоциональная амбивалентность.

Читайте так же:
Манифест что такое при шизофрении

Ключевые слова

Об авторах

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского» Минздрава России
Россия
научный сотрудник лаборатории судебной сексологии

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского» Минздрава России
Россия
доктор медицинских наук, профессор, руководитель лаборатории судебной сексологии

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского» Минздрава России
Россия
младший научный сотрудник лаборатории судебной сексологии

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского» Минздрава России
Россия
кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории судебной сексологии

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского» Минздрава России
Россия
старший научный сотрудник лаборатории судебной сексологии

Список литературы

1. Введенский Г.Е. Патогенетические механизмы психосексуальных расстройств // Сексология и сексопатология. — 2003. — № 12. — С.13-16.

2. Гаррабе Ж. История шизофрении. — М., СПб: Психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева. — 2000. — 304с.

3. Дворянчиков Н.В., Носов С.С., Саламова Д.К. Половое самосознание и методы его диагностики. — М.: Флинта, Наука. — 2011. — 216с.

4. Дворянчиков Н.В., Ткаченко А.А., Ипатов М.Ю. Психологические механизмы аномального сексуального поведения у больных шизофренией // Рос. психиатр. журн. — 2001. — № 1. — С.13-17.

5. Каган В.Е. Половая идентичность у детей и подростков в норме и патологии. Автореф. дис. докт. мед. наук. — Ленинград. — 1991. — 33с.

6. Кернберг О.Ф. Тяжелые личностные расстройства: стратегии психотерапии. — М.: Независимая фирма «Класс». — 2005. — 464с.

7. Носов С.С., Дворянчиков Н.В. Особенности полового самосознания у мужчин, больных шизофренией // Сексология и сексопатология. — 2003. — № 11. — С.24-31.

8. Ткаченко А.А., Большакова Н.Б. Комплексный подход к диагностике шизофрении у обвиняемых с аномальным сексуальным поведением. Аналитический обзор // Судебнопсихиатрическая экспертиза: методические и аналитические материалы. — М.: Институт проблем управления здравоохранением. — 2010. — С.63-94.

9. Ткаченко А.А., Введенский Г.Е., Большакова Н.Б. Первичная диагностика шизофрении у обвиняемых с аномальным сексуальным поведением: Методические рекомендации. — М.: ФГБУ «ГНЦССП им. В.П. Сербского» Минздравсоцразвития России. — 2012. — 23с.

10. Ткаченко А.А., Введенский Г.Е., Дворянчиков Н.В. Судебная сексология. — М.: Бином. — 2014. — 648с.

11. Biller H.B., Poey K. An exploratory comparison of sex role-related behaviors in schizophrenics and nonschizophrenics // Developmental Psychology. — 1969. — Vol. 1. — P.629.

12. Boulanger M., Dethier M., Gendre F., Blairy S. Identity in schizophrenia: a study of trait self-knowledge // Psychiatry Res. — 2013. — Vol.209. — P.367-374.

13. Kayton R., Biller H.B. Sex-role development and psychopathology in adult males // J. Consult. Clin. Psychol. — 1972. — Vol.38. — P.208-210.

14. Lewine R.R., Turston-Shoha B.J., Ardery R. Sex, gender, and neuropsychological functioning in schizophrenia // J. Clin. Exp. Neuropsychol. — 2006. — Vol.28. — P.1362-1372.

15. Ljubicic D., Peitl M.V., Pavlovic E., Peitl V. Hereditary predisposition and sexual self-concept in schizophrenia // Psychiatr. Danub. — 2007. — Vol.19. — P.42-48.

16. Rajkumar R.P. Gender identity disorder and schizophrenia: neurodevelopmental disorders with common causal mechanisms? // Schizophr. Res. Treatment. — 2014. Article ID 463757.

17. Sajatovic M., Jenkins J.H., Strauss M.E., Butt Z.A., Carpenter E. Gender identity and implications for recovery among men and women with schizophrenia // Psychiatric Services. — 2005. — Vol.56, N 1. — P. 96-98.

18. Stanghellini G., Ballerini M. Values in persons with schizophrenia // Schizophrenia Bulletin. — 2007. — Vol. 33. — P.131-141.

Для цитирования:

Демидова Л.Ю., Введенский Г.Е., Макарова Т.Е., Каменсков М.Ю., Штарк Л.Н. Роль нарушений психосексуальной сферы при шизофрении в диагностике парафилий. Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М.Бехтерева. 2018;(2):54-61. https://doi.org/10.31363/2313-7053-2018-2-54-61

For citation:

Demidova L.Yu., Vvedensky G.E., Makarova T.E., Kamenskov M.Yu., Shtark L.N. Te role of disturbances of the psychosexual spherein schizophrenia in diagnosing of paraphilias. V.M. BEKHTEREV REVIEW OF PSYCHIATRY AND MEDICAL PSYCHOLOGY. 2018;(2):54-61. (In Russ.) https://doi.org/10.31363/2313-7053-2018-2-54-61

alt=»Creative Commons License» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector