Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Болезнь Альцгеймера

Болезнь Альцгеймера

Болезнь Альцгеймера – название одной из форм прогрессирующей деменции. Развитие заболевания приводит к постепенной утрате когнитивных функций пациентами старшей возрастной группы (60-65 лет). Лица, страдающие от сенильной деменции, сталкиваются с потерей памяти, снижением внимания, утратой речи, пространственной ориентации, базовых навыков мышления.

Причины развития деменции

Патогенез болезни Альцгеймера остается дискуссионной темой в медицинском сообществе. Многолетние исследования не позволили выявить корреляцию между внешней средой и вероятностью развития сенильной деменции. Патология развивается на фоне образования скоплений бета-амилоида – их называют сенильными бляшками. Рост количества бета-амилоида приводит к гибели нейронов. На основании этого факта врачи выработали три основных гипотезы о причинах развития болезни Альцгеймера.

Первое предположение основано на дефиците в организме пациентов ацетилхолина. Вторая гипотеза строится на допущении того, что страдающие от деменции лица обладают врожденным дефектом 21-й хромосомы, которая отвечает за кодирование белка, из которого формируется бета-амилоид. Сторонники третьей теории исходят из того, что в нейронах образуются скопления тау-протеина. Это вещество препятствует обмену импульсами между нейронами и провоцирует их постепенное угасание.

Симптомы болезни Альцгеймера

Симптомы и признаки болезни Альцгеймера зависят от стадии, в которой пребывает пациент: предеменция, ранняя, умеренная или тяжелая деменция. Первые годы течения болезни Альцгеймера не позволяют пациенту или его родственникам обнаружить признаки угасания когнитивных функций. Начальные симптомы болезни Альцгеймера – незначительные проблемы с памятью – люди стремятся объяснить собственной усталостью или возрастом.

Как проявляется болезнь Альцгеймера? Патология отличается постоянным нарастанием симптоматики. Пациентам не следует рассчитывать на ремиссию или периоды относительного улучшения состояния. Наибольшие сложности у носителей заболевания возникают при обращении к кратковременной и долговременной памяти.

Базовые когнитивные нарушения. Пациенту сложно запоминать новую информацию, возникают незначительные проблемы с воспроизведением услышанного или прочитанного. Временной интервал между первыми проявлениями деменции и подтверждением диагноза составляет 7-8 лет

Ухудшение памяти становится более очевидным, его сложно списать на изменения в организме из-за старения. Мнемонические функции деградируют с разной скоростью. Наибольший урон испытывает краткосрочная память. При этом неосознанные воспоминания сохраняются почти целиком. Появляются первые признаки нарушений слухового, зрительного и тактильного восприятия окружающего мира

Пациент сталкивается с существенными ограничениями в способности совершать самостоятельные действия. Расстройства речи и пространственной ориентации становятся хорошо заметными. Пациент начинает употреблять неверные слова в речи, смысл фраз часто искажается. Происходит постепенная утрата письменных навыков и способности к чтению

Речевые навыки пациента оказываются почти полностью утраченными. Сохраняется способность к произнесению единичных слов или отдельных фраз. Некоторое время пациент может поддерживать эмоциональные контакт с окружающими людьми. Лица, страдающие от деменции, впадают в апатию. Другим проявлением тяжелой формы болезни Альцгеймера может стать агрессия. Наблюдается существенная потеря мышечной массы пациентами. Самостоятельное выполнение каких-либо действий становится невозможным

Диагностические мероприятия

В стадии предеменции постановка диагноза остается маловероятной. Выявление признаков болезни Альцгеймера у человека возможно при прохождении расширенного нейропсихического тестирования. Во время него пациентам предлагаются различные задачи, направленные на определение степени сохранности высших нервных функций.

Невролог в ходе профилактического осмотра и составления анамнеза может направить пациента на аппаратные исследования: ЭЭГ, КТ и МРТ головного мозга. Позитронно-эмиссионная томография дает возможность обнаружить скопления бета-амилоида в структурах головного мозга пациента. Аналогичные результаты дает анализ ликвора – спинномозговой жидкости. Ее забор выполняется в ходе люмбальной пункции.

Лечение заболевания

Болезнь Альцгеймера

Медикаментозные и физиотерапевтические способы лечения болезни Альцгеймера не позволяют добиться излечения или замедления темпов ее прогрессирования. Протоколы терапии, которым следуют клиники, направлены на облегчение симптомов и улучшение качества жизни страдающих от деменции людей.

Фармакологическая поддержка пациентов строится на предположениях врачей о причинах формирования сенильных бляшек. Предлагаемые заболевшим лицам препараты направлены на снижение вероятности массовой гибели нейронов из-за формирования на их поверхности отложений бета-амилоида и тау-протеина.

Существенную роль в сохранении качества жизни пациентов играет психосоциальная терапия. Врачи помогают заболевшим людям адаптироваться к заболеванию. На поздних этапах развития деменции психотерапевты прибегают к арт-терапии, методам сенсорной интеграции и стимуляции воспоминаний.

Подобный подход не позволяет добиться значимых улучшений в состоянии пациентов, но способствует нормализации их настроения и смягчению отдельных бытовых проблем.

Статистические данные

Болезнь Альцгеймера – наиболее распространенный тип деменций в мире. Заболеваемость варьируется от страны к стране: средний показатель для Европы и Америки – 5-8 случаев на 1000 человек в год. Общее количество страдающих от патологии пациентов превышает 27 миллионов человек во всем мире. Количество клинически регистрируемых случаев деменций растет, что ставит перед психиатрией и неврологией сложные задачи по поиску эффективных терапевтических средств.

Болезнь Альцгеймера чаще встречается у женщин. На их долю приходится до 60% диагностируемых случаев. Многие врачи связывают этот факт с более высокой продолжительностью жизни женщин в сравнении с мужчинами. Эта тенденция в равной степени характерна для развитых страх Северной Америки или Европы и азиатских или южноамериканских государств.

Вопросы и ответы

Каков прогноз для пациентов с диагностированной болезнью Альцгеймера?

Прогноз остается определенным – утрата важнейших функций организма приводит к летальному исходу. Средняя продолжительность жизни после подтверждения диагноза составляет 7 лет. Десятилетний рубеж преодолевают не более 8%.

Какие виды деятельности снижают вероятность сенильной деменции?

Многие врачи считают, что развитие болезни Альцгеймера у мужчин и женщин следует рассматривать как генетически обусловленное явление. В этом случае любые профилактические меры окажутся бесполезными. Но следует помнить, что активная интеллектуальная деятельность человека на протяжении всей жизни может снизить скорость развития деменции.

Что такое «параноид жилья»

Женщина с птицей. Пациентка психиатрической лечебницы графства Суррей. Фотография доктора Хью Уэлча Даймонда. 1850-е © J. Paul Getty Museum

Параноид жилья и бред ущерба

Параноидом жилья в специальной литературе иногда называют параноид позднего возраста (или поздний параноид). Это психотическое расстройство  Психоз (психотическое расстройство) — группа психических расстройств, которые характеризуются грубым нарушением оценки реальности (бред, галлюцинации, спутанное сознание) и неадекватным поведением. , которое развивается у пожилых людей, характеризующееся бредом (то есть ложным умозаключением, в котором человека невозможно переубедить) с характером преследования.

Читайте так же:
Гипноз для детей от энуреза

Бред преследования может выражаться в форме бреда отравления,
притеснения, но наиболее частая его разновидность у пожилых — это так называемый бред ущерба, проявляющий обычно идеями воровства. Чаще всего бред ущерба возникает после 60–65 лет, хотя встречается и у более молодых (в 45–55 лет).

Пациентка с сумкой. Фотография доктора Хью Уэлча Даймонда. Около 1855 года © J. Paul Getty Museum

О чем свидетельствует бред ущерба

Бред ущерба может быть признаком далеко не только параноида жилья. При этом любая болезнь, как правило, не исчерпывается этим видом бреда — в большинстве случаев мы имеем дело с тем или иным более сложным расстройством. И здесь можно думать о нескольких заболеваниях.

При позднем параноиде поставить правильный диагноз позволяют дополнительные симптомы: например, обманы восприятия, обонятельные, слуховые, тактильные иллюзии или галлюцинации. Параноид может быть начальным этапом старческого слабоумия, которое в современной психиатрии обозначается термином «болезнь Альцгеймера» Болезнь Альцгеймера — вид пресенильно- (предстарческого) и сенильно-атрофического слабоумия, проявляющийся постепенно ухудшающейся памятью, потерей бытовых навыков и дальнейшим изменением личности. . На это будут указывать грубые расстройства памяти и познавательных функций.

Люди, страдающие хроническим эндогенным психозом  Хронический эндогенный психоз — психоз, в возникновении которого важную роль играет наследственная предрасположенность. В отличие от деменций проявляется на протяжении всей или большей части жизни. , например шизофренией в разной форме, тоже находятся в зоне риска: структура и фабула бреда  Фабула бреда — структура и содержание бреда. у этих больных могут меняться по достижении ими возраста 60–65 лет. Например, болезненные представления становятся все менее масштабными и вместо преследователей-незнакомцев появляются преследователи-соседи; к бреду воздействия (когда человеку казалось, что кто‑то воздействует на его мысли, тело, угрожает ему) присоединяются идеи ущерба, обнищания.

Есть мнение, что некоторые категории людей, страдающих медленно прогрессирующими хроническими психическими заболеваниями, также склонны к развитию маломасштабного бреда. Вступая в зрелый или пожилой возраст, они легко могут формировать бред ущерба, воровства или иного преследования, который отличается относительной сложностью и необычностью: например, для них ущерб — это не просто пропажа вещей, а скорее их подмена или порча.

Если человек оказался в сложных условиях и его психика подверглась невыносимым перегрузкам, может сформироваться так называемый острый бредовый психоз  Острый бредовый психоз — резко возникшее, быстро развивающееся расстройство психики, проявляющееся неадекватным отражением окружающей действительности, в частности бредом, галлюцинациями и др. . Это реакция, которой не предшествовали какие-либо психические отклонения, она может так же бесследно закончиться. Но кроме этого есть и другие острые психозы — экзогенно-органические  Экзогенный — вызванный внешними причинами. . Они возникают под влиянием тех или иных вредоносных факторов: алкоголя, отравляющих веществ — и проявляются обманами восприятия или нарушением сознания. И острый бредовый психоз, и экзогенно-органические реакции могут сопровождаться маломасштабными идеями ущерба и воровства, если развиваются у людей старшего возраста.

Пациентка психиатрической лечебницы графства Суррей. Фотография доктора Хью Уэлча Даймонда. 1850-е годы © J. Paul Getty Museum

В чем причина

Почему стареющая психика охотнее строит маломасштабные бредовые конструкции, до сих пор не очень ясно. Есть гипотеза, что в ней, как и во всем организме, происходят приспособительные изменения и она, отдаляясь от беспокойной внешней среды, компенсаторно сосредотачивается на том, что ближе, конкретнее, понятнее. Мы видим, что пожилой ограничивает свои контакты и становится менее активным. Все, что у него остается, — это он сам, его окружение, его ближайшая среда. И бред, формирующийся в этих условиях, приобретает малый размах.

Мы не можем точно сказать, появляется ли бред ущерба чаще у людей, которые проживают в неродственном окружении, например в коммуналке, или у тех, кто живет в нормальной семье. Таких данных нет. Причины могут быть в другом. Например, если у человека начинается деменция (а это точно не зависит от степени любви тех, кто его окружает), его память ухудшается, поэтому он часто забывает, куда положил вещи. У него может появиться подозрение, что их кто-то взял. Так как подобные проблемы возникают ежедневно, эти идеи получают подтверждение. И вот тогда могут появиться устойчивые бредовые идеи ущерба.

Какие-то симптомы, напоминающие бред ущерба, могут возникнуть и у более молодых людей. Но в этих случаях масштаб больше и построения сложнее. Бредовая система иногда складывается скачками или в результате «озарения», существует долго (в некоторых случаях на протяжении многих лет), и человек находится во власти своих подозрений, которые то усиливаются, то ослабевают. В ряде случаев так протекает хронический бредовый психоз.

Пациентка лечебницы графства Спрингфилд. Фотография доктора Хью Уэлча Даймонда.
1850-е годы
© Royal Society of Medicine

Как распознать бред ущерба

Если пожилой человек думает, что у него кто-то что-то украл или его в чем-то притесняют, это далеко не всегда указывает на бред ущерба. Пожилые люди часто не уверены в своих силах, возможностях. Они вынуждены рачительно использовать свои ресурсы, становятся скупыми и нередко в меру недоверчивыми. Если рядом есть молодые родственники или соседи, всегда возможен конфликт поколений, возникает недопонимание или даже противостояние. Есть, кстати, люди, которые испытывают страх перед пожилыми и поэтому очень агрессивны по отношению к ним (здесь я имею в виду страдающих геронтофобией). Все это вынуждает пожилого человека как‑то реагировать, адаптироваться.

Нередко компенсаторные механизмы пожилого человека довольно быстро истощаются, что приводит к их срыву и развитию грубых психических расстройств. Например, не так давно мне пришлось осматривать пожилого мужчину, поступившего в стационар в психомоторном возбуждении и с грубыми расстройствами ориентировки. После купирования психоза врачам удалось выяснить, что дома его притесняют. Беседа врачей с его родственниками подтвердила это. Оказалось, что он действительно проживает с дочерью, страдающей алкоголизмом, терпит издевательства как от нее, так и от случайных посторонних, которые бывают у него дома. Естественно, долгое время он испытывал эмоциональное напряжение, которое завершилось гипертоническим кризом, нарушением мозгового кровообращения и острым психозом.

Читайте так же:
Спилбергера ханина тревожность обработка результатов

Как понять, есть у человека бред или нет? Врачу-психиатру достаточно осмотреть больного и поговорить как с ним, так и с его родственниками. Существует ряд признаков, которые позволяют психиатру выявить бред. В разговоре мы можем увидеть отсутствие логики, критики. Например, человек живет на втором этаже и рассказывает, что он каждую ночь слышит, как с двадцатого этажа спускают по трубам воду или включают радио, поэтому он не может спать и считает, что его пытаются выжить из квартиры. Мы понимаем, что это галлюцинации и бред. Или женщина, живущая очень бедно, получающая пенсию в 10 тысяч рублей, заявляет, что у нее украли три миллиона. Это сразу заставляет проверить ее память и мышление. Если бы она сказала, что у нее украли 20 тысяч, это тоже могло бы быть бредом, но заподозрить его было бы сложнее. Впрочем, и тут достаточно задать дополнительные вопросы, чтобы все выяснить.

Обычно после того, как мы уточняем детали и подробности, все становится понятно. Например, человек говорит, что к нему на балкон регулярно проникает сосед и ворует банки с консервами. Мы пытаемся выяснить, как сосед это делает. И тут же слышим долгий обстоятельный рассказ, изобилующий нелепыми умозаключениями и построениями. И тогда мы понимаем, что имеем дело с бредом.

При подозрении, что родственники наговаривают на старика, следует дать им отдохнуть друг от друга. Например, пожилой человек попадает на дообследование в больницу, естественно, контакт с родственниками обрывается, и через какое-то время все встает на свои места.

Бывают ситуации, когда надо разбираться, у кого из участников конфликта проблемы с психическим здоровьем. Коллега рассказывал мне о довольно необычном случае, когда у обследуемого наблюдались признаки бреда преследования (отравления), в который был вовлечен один из соседей. Потом оказалось, что этот сосед страдал шизофренией и действительно, просверлив несколько отверстий в межэтажном перекрытии, пытался провести через них газовый шланг.

Человек может оказаться в ситуации, когда психически больной родственник ворует вещи. Это могут быть клептоманы, люди, страдающие разного рода зависимостями или моральным слабоумием (действующие только в соответствии со своими низменными интересами). И у здорового человека, находящегося в такой среде, может развиться легкое психическое расстройство.

Может ли ближайшее окружение понять, что у пожилого человека маломасштабный бред? Если бред направлен против родственников, они сразу все понимают: «Он начинает нас обвинять в том, что мы воруем у него тапочки, старые газеты, 15 рублей из кошелька». Родственники замечают, что пожилой человек часто перекладывает вещи, прячет их; они жалуются, что сами не могут найти нужные вещи, нередко обнаруживая их в самых неожиданных местах: под матрасом или в дальнем ящике забытого шкафа.

Сам человек обычно не может заподозрить, что у него бред. Если это пожилой, страдающий слабоумием, то он просто забудет о том, что обвинял родственников в краже денег и что деньги в итоге нашлись. У тех, кто страдает бредом ущерба, нет «внутреннего оппонента». А раз нет критики, то нет и вопроса: «А все ли у меня в порядке с психическим здоровьем? Может быть, я просто забыл?» Поэтому не бывает случаев, когда человек самостоятельно обратился к психиатру, заподозрив у себя бред ущерба.

Олег Рудольфович Смирнов — врач-психиатр, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отдела психической патологии позднего возраста Московского научно-исследовательского института психиатрии.

«Чужому не расскажешь, что бабушка сегодня рвала обои»: как в России выживают семьи людей с деменцией

Люди с деменцией плохо ориентируются в пространстве и часто теряются. В прошлом году в России запустили проект «Помогите мне вернуться домой», но пока он работает только в столице

По последним данным ВОЗ, в мире насчитывается около 50 миллионов людей с деменцией и каждый год регистрируется около новых случаев. Но для большинства из нас этих людей как будто и нет: мы не работаем с ними в офисах, не стоим в очереди в магазинах, не пересекаемся в соцсетях. Поэтому, когда болезнь приходит в следующий дом, многие из нас даже не представляют, с чем предстоит столкнуться и как можно помочь — заболевшему и себе.

Деменция — это синдром, при котором нарушаются когнитивные функции (память, мышление, понимание, речь, способность ориентироваться в пространстве и другие). Нарушение когнитивной функции часто сопровождается, а иногда предваряется ухудшением контроля над эмоциональным состоянием, а также деградацией социального поведения или мотивации. К развитию деменции приводят различные болезни и травмы, которые вызывают повреждение мозга, такие как болезнь Альцгеймера или инсульт.

Как начинается болезнь

Андрей (имя изменено. — Прим. ред.) сталкивался с деменцией дважды: первой бабушке, когда она заболела, было , второй — 76. У обеих деменция началась со спутанности в мыслях, но протекала болезнь по-разному.

— В первом случае у нас было несколько операций, пара общих наркозов. И это ускорило ухудшение состояния, — рассказывает Андрей. — Было обследование в психиатрической клинике, врач назначил ноотропы, но всё равно было тяжело. Во втором случае было проще — всё ограничилось тем, что жизнь у бабушки складывалась из последних : каждые полчаса нужно заново выяснить всё то же самое, о чём мы только что говорили.

Повторяющиеся вопросы — одно из классических проявлений деменции средней стадии. Но всех она поражает по-разному, многое зависит от воздействия самой болезни и индивидуальных особенностей человека перед заболеванием.

Читайте так же:
Какие лекарствам можно вылечить заикание

Родственники не всегда замечают первые звоночки, списывая их на возрастные изменения в рамках нормы. А тем временем именно на ранних стадиях проще всего затормозить развитие болезни

Инфографика: Виталий Калистратов / Сеть городских порталов

Иногда родственники не обращают внимания на первые проявления болезни. Президент фонда «Альцрус» Александра Щеткина говорит, что звоночки увидела лишь задним числом — когда ее родственнице уже поставили диагноз.

— Однажды моя тетя позвонила и спросила, на каком курсе я учусь, а я уже как окончила университет. Мне показалось, что это шутка, а когда уже всё случилось, я думала: почему я не забила тревогу, в честь чего человек будет так странно шутить?

Татьяна (имя изменено. — Прим. ред.) рассказывает, что не заметила изменений в характере мамы, хотя жила с ней в одной квартире. Да, видела, что пожилой человек сдает, но не думала, что из-за этого нужно обратиться к врачу.

— Маме шел 86-й год, состояние ее ухудшалось в плане быстроты восприятия информации. Состояние было нестабильным — то хуже, то лучше, но она всю жизнь следила за здоровьем, регулярно посещала врачей, пила все прописанные ей лекарства, — вспоминает женщина. — В одно утро у мамы была заторможенная реакция, и я во избежание инсульта вызвала скорую, которая привезла в больницу. Врач-невролог, осмотрев, не очень любезно хотела отправить нас обратно, но я настояла на госпитализации через знакомого врача той же больницы. Тогда впервые я услышала от невролога, что маме надо к психиатру в психоневрологический диспансер. По рекомендации врача мама стала принимать лекарство от деменции, но к психиатру тогда мы не обратились.

Деменцию родственники часто списывают на возрастные изменения и воспринимают как должное, на самом деле многое из того, на что мы не обращаем внимания, не является нормой. И когда дело доходит до врача, помочь человеку уже сложно. Автор проекта «StopДеменция» Екатерина Ураева говорит, что важно заметить первые тревожные звоночки.

— Если деменция вызвана болезнью Альцгеймера, то даже при мягкой медикаментозной поддержке и соблюдении определенных рекомендаций по организации пространства и ритма жизни мы можем приостановить развитие болезни надолго, — говорит Ураева. — Это как при любом заболевании: чем раньше ты определишь проблему, тем больше сможешь помочь.

Но часто бывает сложно понять, что должно вызвать тревогу. Есть медицинские формулировки, есть рекомендации ВОЗ, но что именно считать нарушениями памяти, а что — безобидной забывчивостью? Кто из нас, в конце концов, не забывал, зачем пришел в магазин или открыл холодильник? Специалисты приводят такие примеры: человек может забывать слова, которые регулярно использует (не имя артиста из фильма, а слово «кружка»), появляются ошибки в привычных действиях.

— Например, начинает бояться испортить стиральную машину, которой всегда пользовался, не помнит, как ее включать. Или переходит на бутерброды — забыл, как готовить, или боится включать плиту, — объясняет Екатерина Ураева. — У меня в практике был пример, когда вполне самостоятельная и умная пожилая женщина забыла, как варить макароны: она понимает, что это макароны, что их сухими нельзя есть, но что дальше делать — не знает. Происходят ситуации, над которыми родственники иногда посмеиваются, а это может говорить о проблемах. Конечно, нужно бить тревогу при забывании базовых знаний: полное имя, адрес, дата и место рождения, состав семьи — эти сведения потому и считаются базовыми, что их невозможно без причины забыть. Иногда у человека меняется поведение: он становится более капризным, вспыльчивым, агрессивным.

«Рисование часов» — один из простейших тестов на определение когнитивных нарушений

Иллюстрация: Юрий Орлов / Сеть городских порталов

Основная задача противодементной терапии — замедлить развитие заболевания. Исцелять деменцию пока не научились, однако лечение может улучшить память, внимание, сохранить основные навыки самостоятельности, упорядочить поведение. Во многих случаях специальными лекарствами можно устранить или уменьшить тревогу, депрессию, бред, обманы восприятия. Но даже с правильно и своевременно подобранным лечением чуда не произойдет — болезнь со временем усугубляется.

— Летом 2018-го состояние мамы резко ухудшилось. Она, находясь дома одна, упала, пролежала какое-то время, после чего уже практически перестала узнавать меня, но узнавала других родственников, и одну уже мы ее не оставляли, — рассказывает Татьяна. — Вскоре поведение стало уже явно неадекватным: постоянная тревога, сбор сумки, чтобы пойти домой, и так далее. я обратилась в психоневрологический диспансер с просьбой вызвать психиатра на дом. Мне было отказано, сказали, что такую услугу отменили. Привезли маму на прием к психиатру-геронтологу. Особой помощи от этого приема не было. Врач подтвердила деменцию, прием препаратов. По сути, и вся помощь. Озвучила, что можно посещать Школу для родственников — как обслуживать таких людей, и дала печатную информацию.

Где искать помощь

В специальных школах родственникам рассказывают, как жить дальше, — с приходом болезни в семью многое меняется. Испытав это на себе, Александра Щеткина создала фонд «Альцрус», который помогает людям с деменцией и их семьям, в том числе проводит обучение — и ухаживающих родственников, и соцработников.

— Не все социальные работники осведомлены о проблемах деменции, о том, как помогать таким людям. Проблемой становится не только уход, но и общение: как уговорить человека пойти к врачу, помыться, одеться, гулять, есть? — объясняет Александра Щеткина. — Семьям нужна помощь, это долгосрочная такая история, сложная для понимания, именно как общаться, как доказать что-то, как справляться с галлюцинациями и бредом.

Зачастую семье приходится полностью менять свою жизнь в соответствии с новыми потребностями заболевшего родственника. Для многих тяжелым оказывается не столько практическая сторона этих изменений, сколько эмоциональная: людям тяжело видеть своих близких в болезни.

Читайте так же:
Как избавиться от тревожности и начать думать позитивно

— Очень часто происходит примерно так: у меня родители всегда были самыми сильными, самыми умными, и вдруг я стал умнее своих родителей, они как дети, — говорит автор проекта «StopДеменция» Екатерина. — Это может раздражать, очень расстраивать, именно это многих детей вышибает. Плюс это история о том, что у тебя человек условно дееспособный и нужно создавать безопасное пространство, выстраивать режим жизни как с маленьким ребенком.

Рядом с больным постоянно кто-то должен находиться, оставить его одного — то же самое, что бросить одного дома пятилетнего ребенка

Иллюстрация: Юрий Орлов / Сеть городских порталов

— Самое сложное — перестроить весь сложившийся образ жизни в плане, что ты не можешь уже договориться с человеком практически ни о чём, — говорит Татьяна. — Главная проблема — нельзя оставить дома одного: может что-нибудь испортить — ножницами, например, порезать, может упасть и повредить себе что-либо, может испугаться чего-то. Оставлять такого человека с незнакомой сиделкой тоже страшно. Ведь с человеком в таком состоянии можно делать хоть что, он не сможет потом это рассказать. Неизвестна реакция на нового человека — может проявиться агрессия. Поэтому пришлось обращаться к родственникам, но не все родственники готовы к такой помощи. Точнее, никто не готов.

— Чтобы взаимодействовать с людьми в деменции, необходимо чертовское терпение, — признаёт Андрей. — Надо к ним с добротой подходить, я думаю, что многие понимают: надстройки социальные слетают постепенно и растворяются в потоке времени. Остается человек, который воспринимает всё очень ярко и резко, как ребенок. Без каких-то фильтров. Даже если долгосрочная память недоступна для этого человека, он всё равно будет переживать, если его, допустим, обидеть случайно. А постоянная напряженность в последнее время его жизни не нужна.

Относиться по-доброму получается не у всех и не всегда: постоянное эмоциональное напряжение приводит к выгоранию, усталость вызывает раздражение, а иногда и агрессию, всё это в конце концов выливается в чувство вины. В помощь родственникам существуют группы поддержки, но в России их не так много и преимущественно это онлайн-встречи, группы в соцсетях или чаты.

Кто помогает людям с деменцией в России:

  • фонд «Альцрус»;
  • проект «Мемини»;
  • проект «StopДеменция»; для родственников пожилых людей с болезнью Альцгеймера;
  • группа поддержки родственников в Facebook;
  • группа поддержки родственников во «ВКонтакте»; .

— В группах поддержки люди делятся тем, о чём им больше не с кем поговорить, — чужому человеку ты не расскажешь, что бабушка или дедушка разорвали сегодня обои, многие просто не знают, как на это реагировать, — объясняет президент фонда «Альцрус» Александра. — Это всё копится внутри, и хочется поговорить, а не с кем. На группе поддержки тебя не осудят, подставят дружеское плечо. Люди плачут:

Психолог разбирает эти эмоции, что это нормально, никто из нас не железный человек, — говорит Щеткина. — Очень тяжело видеть такими своих близких, которые всегда были опорой и поддержкой, а теперь им нужно менять памперсы.

В реальном мире как для ухаживающих за родственником с деменцией, так и для самих больных зачастую не только нет поддержки, а напротив — есть осуждение. Деменция — психиатрический диагноз, в обществе на нём есть определенное табу. Говорить о таких проблемах в семье не принято, а покуда не принято — и болезнь кажется далекой, редкой. Мало кто воспринимает ее как то, с чем может столкнуться каждый, а тем временем год от года число людей с деменцией в мире растет. По оценкам ВОЗ, общее число людей с деменцией в мире составит около человек. . Такой рост будет происходить в значительной мере за счет роста числа людей с деменцией в странах с низким и средним уровнем дохода.

Клинический психолог говорит, что ухудшение в деменциях почти всегда связано с коммуникативной депривацией. Особенно часто это проявляется у тех, кто живет отдельно: люди замыкаются и перестают поддерживать даже те навыки, что еще есть. Есть проекты, которые помогают социализироваться людям с деменцией, но общество нередко воспринимает их в штыки.

— В Москве, Санкт-Петербурге и Саратове действует специальный проект — альцгеймер-кафе «Незабудка». Это встречи для людей с деменцией и их близких, — рассказывает президент фонда «Альцрус». — Когда мы только этот проект запускали, на открытие приезжали СМИ. Потом под их публикациями я видела жуткие комментарии: «Зачем вы их собрали? Их надо держать дома». Мне было очень грустно и больно читать это, я даже плакала. Я ведь вижу эти радостные лица бабушек и дедушек, вижу, как им нравится танцевать, как они расцветают и их родственники снова видят их улыбчивыми, довольными. Я всё время думаю: вот если бы тетя Лида моя была жива, было бы здорово, она очень любила танцевать, любила семейные встречи.

На последней стадии болезни люди с деменцией часто проявляют агрессию, и это становится отдельным испытанием для близких

«Последние месяцы ее жизни стали адом для всех»: 5 историй семей, в которых живут люди с деменцией

Родственникам больных с деменцией приходится полностью менять свой образ жизни под уход за близким

В России живет около двух миллионов людей с деменцией, для многих семей эта болезнь стала неприятным сюрпризом. Реальной помощи от государства и частных медицинских центров очень мало, еще меньше групп поддержки, где могут подсказать, как обращаться с дементным больным. Об этой проблеме

мы написали большой материал, а в ответ получили от читателей десятки писем с историями о том, как им приходится ухаживать за больными родственниками. Публикуем часть этих непростых рассказов.

Читайте так же:
Сиделки с проживанием для больных деменцией

«Поняв, что нам никто не поможет, я боролась сама до последнего»

Моя семья столкнулась с деменцией, когда бабушке было 74 года. Мы заметили болезнь уже на поздней стадии. Бабуля была с тяжелым характером, мы думали до последнего, что это возрастные «закидоны», капризы и агрессия.

Бабушка страдала сахарным диабетом, была инсулинозависимой. Это еще прибавляло проблем, так как препараты, которые назначил психиатр, влияли на сахар, неоднократно он падал до единицы, и бабушка впадала в кратковременные инсулиновые комы. При дальнейшем прогрессировании болезни у нее начались галлюцинации, она могла не спать по двое суток, разговаривала сама с собой, с какими-то людьми, которые, по ее словам, присутствовали в комнате. Чаще всего это были дети, цыгане, а еще кошки.

Потом бабушка вернулась в стадию, когда была молодой и еще работала. Каждый день она просила приготовить ей вещи, чтобы она пошла на завод.

Болезнь не отступала, а прогрессировала с каждым днем, бабушка не могла себя полностью обслуживать. Мне приходилось разрываться на две семьи, оставлять своих детей и мчаться по первому звонку к бабуле — это могло случиться и днем, и ночью. Взять ее к себе я не могла — селить было некуда, да и не хотелось, чтобы дети видели, как мучается их прабабушка.

Пытались временно устроить ее в сестринский уход, но там сразу отказали, считали, что она опасна для окружающих, предложили сначала справиться с галлюцинациями, и, может, тогда бы взяли. Стоимость их услуг — рублей в месяц, не считая таблеток и памперсов. Условия ужасные, честно. Поняв, что нам никто не поможет, я боролась сама до последнего дня, таская ее на себе, срываясь с работы. Через три года бабули не стало, ее сердце остановилось. И почему-то до сих пор мучает совесть, что, может, я что-то делала не так.

Часто после смерти больного его родственников не покидает чувство, что они мало сделали для борьбы с деменцией

Иллюстрация: Виталий Калистратов / Сеть городских порталов

«Мама швыряла вещи, кричала по ночам»

Моя мама страдала деменцией, последние шесть месяцев ее жизни были адом для всех. Препараты, которые ей назначил психиатр, в конце концов просто перестали помогать. Моя жизнь разделилась на «до» и «после».

Очень доброжелательная когда-то и заботливая мама стала вдруг обзывать меня, могла пнуть ногой, когда я меняла ей памперсы или перестилала кровать. Она швыряла вещи, не спала по несколько суток, кричала по ночам и не давала спать мне и всем соседям. При этом обычно она не вставала с кровати, жалуясь на головокружение и слабость, но стоило мне только уйти из дома не несколько часов, как она пыталась подняться, передвинуть мебель и открыть окно, «чтобы вызвать такси и уехать домой».

Последние несколько дней она жила только благодаря имплантированному кардиостимулятору. Прошло полтора года. До сих пор всё в памяти, как будто было вчера. Очень долго испытывала чувство вины, что не всё сделала, чтобы помочь ей.

«Помощи от мамы не было никакой. Все навыки и умения куда-то делись»

Деменция очень коварна. Даже когда у человека наступает тяжелая стадия, не всегда понятно, что он болен.

Маме в январе 2019 года невропатолог поставил диагноз «тяжелая деменция» и выписал лекарство, затормаживающее развитие болезни. Папа уже как пару лет жаловался, что мама стала забывать многие вещи и часто переспрашивала об одном и том же. Когда я приходила в гости, то ничего подозрительного не замечала. Подумаешь, что-то подзабыла, лет-то много. Потом мама стала забывать, как варить еду, и папа стал помогать ей на кухне.

В дачный сезон я возила родителей в сад. Вместе мы заезжали в магазины, и вот в тот момент я поняла, какая серьезная у мамы проблема, — она не могла принять решение, какие выбрать продукты, не понимала, как обращаться с деньгами, не брала сдачу, не могла даже в сумке найти кошелек. В саду не могла вспомнить, как садить рассаду. Только помнила, как полоть сорняки.

В то лето папа сильно заболел и слег, и мама некоторое время осталась в саду одна — никак не хотела возвращаться в квартиру. Я возила ей еду. Разогреть пищу себе не могла, ела всё всухомятку, не мылась. Кошку забывала покормить. Потом я кошку лечила от панкреатита, а маму — от цистита. Когда, наконец, я уговорила ее вернуться домой, чтобы ухаживать за папой, мама не могла делать элементарные вещи — поменять пеленку или подгузник. Помощи от нее не было никакой. Все навыки и умения куда-то делись.

Часто мама по несколько часов могла перекладывать вещи с полки на полку. Периодически случались нервные срывы, когда она не могла найти что-то из вещей, которые сама же и убрала.

Не разговаривала, могла забраться под лестницу и просидеть там несколько часов в слезах. В такие моменты подскакивало давление под 200.

Когда папа умер, пришлось подключить антидепрессанты. Постепенно мама успокоилась, срывы были очень редкими, но болезнь прогрессировала — социальные и бытовые навыки терялись. Речь становилась всё более обрывистой, не помнила, как пользоваться бытовой техникой, не могла закончить предложение, забывала мысль или слова. Не помнила большинства родственников. Когда шла мыть руки, то включала только горячую воду. Сильно ленилась одеваться, гулять, мыться — нужно было мягко заставлять.

Когнитивные функции у людей с деменцией со временем угасают: простейшие, казалось бы, задачки им даются с трудом

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector