Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Врачи назвали группу людей, умирающих от коронавируса в три раза чаще других

Врачи назвали группу людей, умирающих от коронавируса в три раза чаще других

Ученые академического медицинского центра при Нью-Йоркском университете обнаружили связь между шизофренией и увеличением риска смерти от коронавируса. Согласно предварительным данным, пациенты с психическим заболеванием умирают примерно в 2,7 раза чаще, чем ментально здоровые люди. Исследование опубликовано в журнале JAMA Psychiatry.

Основанием для указанных выводов послужили медицинские записи 7 348 пациентов из Нью-Йорка, зараженных коронавирусом. Из них 75 человек страдали шизофренией, 564 — аффективными расстройствами, еще 360 — тревожными. 864 пациента умерли или были переведены в хосписы в течение 45 дней с момента постановки диагноза.

«После уточнения результатов в отношении дополнительных медицинских факторов риска, возраста, пола и расы, стала очевидна связь между диагнозом «шизофрения» и увеличением риска летального исхода», — сообщили ученые.

По их подсчетам, у людей с шизофренией вероятность умереть от COVID-19 примерно в 2,7 раза выше. При этом другие тревожные расстройства такой взаимосвязи не показали.

В дальнейшем вопрос связи шизофрении и смертности от коронавируса требует дополнительных исследований, отмечают американские медики. С этой точкой зрения согласны и российские специалисты — они напоминают, что сама по себе шизофрения, ее возникновение и лечение пока во многом остаются загадкой для ученых.

«Шизофрения — это хроническое заболевание, которое в основном заложено генетической предрасположенностью. Первые симптомы проявляются в пубертатный период или после 22-24 лет. Это зависит от количества заложенной генетической информации. Есть данные о том, что данное заболевание затрагивает функции мозга. У таких пациентов меньше уровень серого вещества и мозгового вещества, что зачастую приводит к агрессивному поведению», — рассказала «Газете.Ru» клинический психолог Инна Попова.

При этом есть ряд симптомов — галлюцинации, бред, нарушения работы опорно-двигательного аппарата и расстройства памяти —, которые помогают врачам быстро диагностировать шизофрению. Однако иногда болезнь может быть скрыта, и единственные критерии, по которым ее можно отследить — это снижение умственной активности и социопатия.

«Что касается коронавируса, то тут может быть несколько причин, почему именно у людей с шизофренией есть повышенный риск умереть. Во-первых, они могут не заметить ковид, поскольку на фоне шизофрении симптомы покажутся им незначительными. Во-вторых, есть тенденция, когда многие люди с подобной патологией злоупотребляют алкоголем, никотином и наркотиками. Это может привести к тяжелому течению коронавируса», — пояснила Попова.

По словам специалиста, пораженный психотической болезнью мозг может не справиться с инфицированием коронавирусом, который пагубно влияет на нервную систему и клетки мозга.

Более того, страдающие шизофренией люди находятся в группе риска по коронавирусу, так как страдают нарушением обменных процессов и большим количеством сопутствующих заболеваний, включая хронические заболевания сердца, легких, почек, а также сахарный диабет и астму.

«Это люди, у которых в большинстве случаев уже есть какая-то вирусная инфекция хронически существующая. И в тот момент, когда к ней добавляется еще и коронавирус, организм уже не находит сил сопротивляться такой массивной атаке», — сообщил «Газете.Ru» врач-психотерапевт высшей категории Александр Федорович.

Факторов, которые могут привести к смерти, в организме страдающих шизофренией возникает множество, отметил психотерапевт. В частности, у них может оказаться нарушена терморегуляция, что при сильном повышении температуры просто убивает организм.

«Таких людей тяжелее убедить носить маски и перчатки, а также соблюдать другие профилактики заболевания. Более того, человек может впасть в состояние обездвиженности и никак не помочь самому себе справиться с атакой вируса», — подчеркнул специалист.

Читайте так же:
Паранойяльная шизофрения с сутяжным бредом

В августе 2020 года исследователи из Сычуаньского университета, Каролинского института и Университета Исландии заявляли о том, что люди с подтвержденными психиатрическими диагнозами чаще и тяжелее болеют COVID-19. Исследование было опубликовано на сайте препринтов medRxiv.

Как объяснял тогда и.о. директора Института биомедицинских систем и биотехнологий Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Андрей Васин, такое явление можно объяснить через молекулярные механизмы.

«Так, например, при психотических расстройствах может изменяться уровень определенных гормонов, что приводит к подавлению клеточного и гуморального иммунного ответов на инфекцию, а следовательно, повышению риска инфицирования SARS-CoV-2 или любым другим вирусом. Кроме того, нарушение цитокинового баланса также может вносить вклад в более тяжелое протекание заболевания», — рассказывал эксперт «Известиям».

Рок-н-рольное прошлое глубокой стимуляции мозга

Чего только не было в 50-х! Отличилась и наука о мозге: опыты без информированного согласия, заключенные в качестве испытуемых, попытки вылечить мужскую гомосексуальность посредством стимуляции перегородки мозга во время просмотра порнографии. Это и многое другое – в карьере американского психиатра Роберта Хита.

В журнале Nature в 2018 году опубликована рецензия на книгу нейробиолога и научной журналистки Лоне Франк «Шоковое удовольствие: расцвет глубокой стимуляции и ее забытый изобретатель» о жизни и научной работе первопроходца метода глубокой стимуляции головного мозга, психиатра Роберта Хита (Robert G. Heath) из Талунского университета (Tulane University) в Новом Орлеане. 2021 год – отличное время вспомнить об этой книге и в очередной раз обсудить этические проблемы не только новых нейротехнологий, но и медицинских исследований в целом в контексте истории медицины.

alt

Метод глубокой стимуляции мозга (DBS) — это высокочастотная стимуляция глубоких структур головного мозга посредством имплантированных электродов. На нашем портале можно посмотреть как краткий ликбез по этой методике, так и результаты лечения некоторых резистентных к обычному лечению заболеваний: тиннитуса, тяжелой депрессии, синдрома Туретта, болезни Паркинсона, эссенциального тремора и дистонии.

Многие считают, что глубинная стимуляция мозга началась в 1987 году во французском Гренобле. Тогда Пьер Поллак и Алим-Луи Бенаби изобрели лечение тремора, подав высокочастотные электрические импульсы в таламус пациента. На самом деле еще за 30 лет до них психиатр Роберт Хит из Университета Тулейн в Новом Орлеане, штат Луизиана, экспериментировал с этим подходом.

Глубокая стимуляция с блэкджеком и…

В 2018 году нейробиолог и научная журналистка Лоне Франк вытащила Хита «из шкафа», написав о нем книгу «Шоковое удовольствие: расцвет глубокой стимуляции и ее забытый изобретатель». Франк отыскала и опросила выживших пациентов, бывших сотрудников, членов семьи и нынешних ученых, занимающихся DBS. Результат удивил весь научный мир. Труд писательницы леденит душу – нейрохирургические эксперименты Хита не знали границ.

Роберт Хит возглавлял кафедру психиатрии и неврологии Унивреситета Тулейн 31 год, с 1949-го по 1980-й. Окажись он в нашем времени, он, во-первых, с гордостью узнал бы, что его инновационный метод глубокой стимуляции по достоинству оценил комитет престижной «Премии за прорыв в области медицины» (Breakthrough Prize in Life Sciences) в 2014 году. Правда приз достался не ему, а французу Алиму-Луи Бенаби – нейрохирургу, разработавшему метод лечения болезни Паркинсона посредством DBS.

А, во-вторых, те опыты, которые он ставил в своей лаборатории с 50-ых годов, сейчас лишили бы его имени, карьеры, и, вероятно, свободы. Ведь он исследовал воздействие электростимуляции как с согласия испытуемых, так и без него, и время от времени – совершенно игнорируя первое врачебное правило «не навреди».

Читайте так же:
Я больна шизофренией как жить дальше

Роберт Хит (крайний справа).Credit: University Archives, Howard-Tilton Memorial Lib., Tulane Univ.

Хит проводил скандальные исследования в любопытном этическом вакууме. Он работал в период после взлета и падения префронтальной лоботомии – с 40-х по 50-е. Тогда же, для сравнения, препаратом выбора при психозе стал хлорпромазин. Уже в 1950-х годах Хит имплантировал электроды людям, страдающим шизофренией, агрессивным поведением и депрессией, используя «открытую технику». Этот метод оперативного вмешательства заключался в выполнении массивного глубокого разреза от коры мозга до переднего рога бокового желудочка, что позволяло визуализировать ориентиры для размещения электродов.

До появления современных технологий установка электродов была очень неточной; «открытая техника» вызывала повреждение головного мозга. У участников экспериментов Хита возникали послеоперационные осложнения (например, мозговые абсцессы, судороги и припадки), а современники оспаривали в литературе того времени его методы и выводы. У многих испытуемых стимуляция вызывала побочные реакции: например, после стимуляции одна пациентка «сильно испугалась, и потребовалось четыре или пять человек, чтобы удержать ее». Несмотря на любые осложнения, Хит продолжал работать и спустя десятилетия заявил: «Никто не обращал внимания на то, что мы лечим пациентов с больным сознанием, которым можно помочь, только оздоровив их сознание».

Биологическая психиатрия, в которую твердо верил ученый, утверждает, что единственной причиной психических недугов становятся органические поражения головного мозга. С этой точки зрения любые ментальные расстройства можно лечить, воздействуя напрямую на мозг физическими методами. Сегодня такой «варварский» подход поражает воображение.

Например, в 1970-х он подверг гомосексуального мужчину DBS для так называемой «конверсионной терапии» – ныне дискредитированной практике для изменения сексуальных предпочтений. Участник эксперимента в статье обозначен как “Пациент B-19” – он был арестован за хранение марихуаны и привлечен к исследованию под юридическим принуждением. Хит имплантировал электрод в септальную область мозга (перегородку) мужчины, ассоциированную с удовольствием, и, стимулируя ее, показывал пациенту B-19 порнографические материалы с участием женщин.

Затем ученый получил разрешение суда штата, чтобы заплатить секс-работнице, которая вступила с испытуемым в половой акт, записывая при этом активность в его перегородке при помощи ЭЭГ. Хит утверждал, что мужчина стал гетеросексуалом, хотя позже это было опровергнуто.

Ближе к концу своей карьеры в конце 70-ых он предложил стимуляцию мозжечка для лечения эпилепсии, которая, по его мнению, была тесно связана с шизофренией.

Фармакология манипулирования

Помимо DBS, Хит испытывал и фармакологические препараты. Например, бульбокапнин. На заключенных тюрьмы штата Луизиана в Анголе в рамках программы MKUltra, реализуемой ЦРУ и посвященной “манипулированию сознанием”, исследователь установил, что препарат вызывает терапевтический ступор. К сожалению, ученый не был одинок в использовании заключенных для медицинских исследований; с 1940-х по 1960-е годы тайные испытания наркотиков, радиоактивных веществ и других субстанций проводились на людях, неспособных отказаться.

Однажды ученый выдвинул идею о том, что компонент, который он назвал тараксеином, выделенный из сыворотки крови страдающих шизофренией людей, будет вызывать симптомы и у здоровых. Заключенные, которым он делал инъекции, быстро научились выполнять то, что психиатр ожидал – например, разыгрывать галлюцинации.

Хит проводил эксперименты и на животных – бенгальских макаках, обученных выкуривать «эквивалент одной сигареты с марихуаной в день пять дней в неделю в течение шести месяцев». Ученый пришел к выводу, что марихуана «вызывает необратимые изменения в мозге». Тем не менее, Хит декриминализацию каннабиса поддержал.

Читайте так же:
Сколько стоит лечение шизофрении в израиле

Был ли Хит монстром-садистом, безумным ученым или глубоко заблудшим мечтателем? Автор книги ярко описывает его харизматичную, ответственную и даже «сострадательную» к пациентам личность. Он назвал свой дом за пределами Нового Орлеана Hedonia (что означает «удовольствие») и устраивал там роскошные вечеринки, был одаренным теннисистом и славился на весь юг США середины XX века как уважаемый и щедрый джентельмен. Лоне Франк дает понять, что большая часть исследований Хита — и академическая среда, которая позволяла это сделать — были ужасающими, но абсолютно в контексте его времени.

Сто раз проверь, один раз внедри

Так почему Хит не получил признание как первооткрыватель DBS? В основном потому, что его исследования были хаотичны, предвзяты, что в результате обеспечило их недостоверность и невоспроизводимость. Этические проблемы здесь были вовсе не при чем. При отсутствии системных знаний о работе мозга, механизмах возникновения патологий трудно разработать эффективный протокол стимуляции, особенно затрагивающей глубинные структуры.

В отличие от него Алим-Луи Бенаби и Пьер Поллак использовали точный научный подход и получили успешный результат в лечении двигательных нарушений, используемый до сих пор. Тем не менее даже сегодня, после десятилетий исследования болезни Паркинсона, ученые понимают, что высокочастотная стимуляция в субталамическом ядре облегчает симптомы, но основной клеточный механизм остается неизвестным.

Будущее DBS представляется светлым благодаря оптогенетике – использованию света для управления активностью клеток. Последние десятилетия наука открывает механизмы нейронных дисфункций при обсессивно-компульсивном расстройстве и зависимости на животных моделях. Сегодня на основе таких моделей и разрабатывают протоколы DBS. Новые методы лечения, которые, возможно, появятся в клиниках в ближайшие годы, основаны на оптогенетических манипуляциях с клеточными механизмами для восстановления нормальной функции в определенных областях мозга.

Главная мораль страшной, но увлекательной истории об экспериментах Роберта Хита заключается в том, что прогресс в использовании такого могущественного метода может быть достигнут только благодаря исследованиям, которые строго соблюдают этические нормы.

Ранее на нашем портале выходил обзор статьи об этике в нейротехнологиях из журнала JAMA Neurology, а программа Brain при содействии NIH организовала комитет, который также сформулировал и опубликовал руководящие принципы в нейроэтике. Таким способом научное общество стремится к максимальному соблюдению всех прав и свобод испытуемых, ведь новые технологии подвергают их опасности злонамеренного использования.

Рок-н-рольное прошлое глубокой стимуляции мозга

Рок-н-рольное прошлое глубокой стимуляции мозга

В журнале Nature в 2018 году опубликована рецензия на книгу нейробиолога и научной журналистки Лоне Франк «Шоковое удовольствие: расцвет глубокой стимуляции и ее забытый изобретатель» о жизни и научной работе первопроходца метода глубокой стимуляции головного мозга, психиатра Роберта Хита (Robert G. Heath) из Талунского университета (Tulane University) в Новом Орлеане. 2021 год – отличное время вспомнить об этой книге и в очередной раз обсудить этические проблемы не только новых нейротехнологий, но и медицинских исследований в целом в контексте истории медицины.

Метод глубокой стимуляции мозга (DBS) — это высокочастотная стимуляция глубоких структур головного мозга посредством имплантированных электродов. Многие считают, что глубинная стимуляция мозга началась в 1987 году во французском Гренобле. Тогда Пьер Поллак и Алим-Луи Бенаби изобрели лечение тремора, подав высокочастотные электрические импульсы в таламус пациента. На самом деле еще за 30 лет до них психиатр Роберт Хит из Университета Тулейн в Новом Орлеане, штат Луизиана, экспериментировал с этим подходом.

Читайте так же:
Шизофрения и изменения в организме

Рок-н-рольное прошлое глубокой стимуляции мозга

Глубокая стимуляция с блэкджеком и…

В 2018 году нейробиолог и научная журналистка Лоне Франк вытащила Хита «из шкафа», написав о нем книгу «Шоковое удовольствие: расцвет глубокой стимуляции и ее забытый изобретатель». Франк отыскала и опросила выживших пациентов, бывших сотрудников, членов семьи и нынешних ученых, занимающихся DBS. Результат удивил весь научный мир. Труд писательницы леденит душу – нейрохирургические эксперименты Хита не знали границ.

Роберт Хит возглавлял кафедру психиатрии и неврологии Унивреситета Тулейн 31 год, с 1949-го по 1980-й. Окажись он в нашем времени, он, во-первых, с гордостью узнал бы, что его инновационный метод глубокой стимуляции по достоинству оценил комитет престижной «Премии за прорыв в области медицины» (Breakthrough Prize in Life Sciences) в 2014 году. Правда приз достался не ему, а французу Алиму-Луи Бенаби – нейрохирургу, разработавшему метод лечения болезни Паркинсона посредством DBS.

А, во-вторых, те опыты, которые он ставил в своей лаборатории с 50-ых годов, сейчас лишили бы его имени, карьеры, и, вероятно, свободы. Ведь он исследовал воздействие электростимуляции как с согласия испытуемых, так и без него, и время от времени – совершенно игнорируя первое врачебное правило «не навреди».

Хит проводил скандальные исследования в любопытном этическом вакууме. Он работал в период после взлета и падения префронтальной лоботомии – с 40-х по 50-е. Тогда же, для сравнения, препаратом выбора при психозе стал хлорпромазин. Уже в 1950-х годах Хит имплантировал электроды людям, страдающим шизофренией, агрессивным поведением и депрессией, используя «открытую технику». Этот метод оперативного вмешательства заключался в выполнении массивного глубокого разреза от коры мозга до переднего рога бокового желудочка, что позволяло визуализировать ориентиры для размещения электродов.

До появления современных технологий установка электродов была очень неточной; «открытая техника» вызывала повреждение головного мозга. У участников экспериментов Хита возникали послеоперационные осложнения (например, мозговые абсцессы, судороги и припадки), а современники оспаривали в литературе того времени его методы и выводы. У многих испытуемых стимуляция вызывала побочные реакции: например, после стимуляции одна пациентка «сильно испугалась, и потребовалось четыре или пять человек, чтобы удержать ее». Несмотря на любые осложнения, Хит продолжал работать и спустя десятилетия заявил: «Никто не обращал внимания на то, что мы лечим пациентов с больным сознанием, которым можно помочь, только оздоровив их сознание».

Биологическая психиатрия, в которую твердо верил ученый, утверждает, что единственной причиной психических недугов становятся органические поражения головного мозга. С этой точки зрения любые ментальные расстройства можно лечить, воздействуя напрямую на мозг физическими методами. Сегодня такой «варварский» подход поражает воображение.

Например, в 1970-х он подверг гомосексуального мужчину DBS для так называемой «конверсионной терапии» – ныне дискредитированной практике для изменения сексуальных предпочтений. Участник эксперимента в статье обозначен как “Пациент B-19” – он был арестован за хранение марихуаны и привлечен к исследованию под юридическим принуждением. Хит имплантировал электрод в септальную область мозга (перегородку) мужчины, ассоциированную с удовольствием, и, стимулируя ее, показывал пациенту B-19 порнографические материалы с участием женщин.

Затем ученый получил разрешение суда штата, чтобы заплатить секс-работнице, которая вступила с испытуемым в половой акт, записывая при этом активность в его перегородке при помощи ЭЭГ. Хит утверждал, что мужчина стал гетеросексуалом, хотя позже это было опровергнуто.

Читайте так же:
Через какое время можно снять диагноз шизофрения

Ближе к концу своей карьеры в конце 70-ых он предложил стимуляцию мозжечка для лечения эпилепсии, которая, по его мнению, была тесно связана с шизофренией.

Фармакология манипулирования

Помимо DBS, Хит испытывал и фармакологические препараты. Например, бульбокапнин. На заключенных тюрьмы штата Луизиана в Анголе в рамках программы MKUltra, реализуемой ЦРУ и посвященной “манипулированию сознанием”, исследователь установил, что препарат вызывает терапевтический ступор. К сожалению, ученый не был одинок в использовании заключенных для медицинских исследований; с 1940-х по 1960-е годы тайные испытания наркотиков, радиоактивных веществ и других субстанций проводились на людях, неспособных отказаться.

Однажды ученый выдвинул идею о том, что компонент, который он назвал тараксеином, выделенный из сыворотки крови страдающих шизофренией людей, будет вызывать симптомы и у здоровых. Заключенные, которым он делал инъекции, быстро научились выполнять то, что психиатр ожидал – например, разыгрывать галлюцинации.

Хит проводил эксперименты и на животных – бенгальских макаках, обученных выкуривать «эквивалент одной сигареты с марихуаной в день пять дней в неделю в течение шести месяцев». Ученый пришел к выводу, что марихуана «вызывает необратимые изменения в мозге». Тем не менее, Хит декриминализацию каннабиса поддержал.

Был ли Хит монстром-садистом, безумным ученым или глубоко заблудшим мечтателем? Автор книги ярко описывает его харизматичную, ответственную и даже «сострадательную» к пациентам личность. Он назвал свой дом за пределами Нового Орлеана Hedonia (что означает «удовольствие») и устраивал там роскошные вечеринки, был одаренным теннисистом и славился на весь юг США середины XX века как уважаемый и щедрый джентельмен. Лоне Франк дает понять, что большая часть исследований Хита — и академическая среда, которая позволяла это сделать — были ужасающими, но абсолютно в контексте его времени.

Сто раз проверь, один раз внедри

Так почему Хит не получил признание как первооткрыватель DBS? В основном потому, что его исследования были хаотичны, предвзяты, что в результате обеспечило их недостоверность и невоспроизводимость. Этические проблемы здесь были вовсе не при чем. При отсутствии системных знаний о работе мозга, механизмах возникновения патологий трудно разработать эффективный протокол стимуляции, особенно затрагивающей глубинные структуры.

В отличие от него Алим-Луи Бенаби и Пьер Поллак использовали точный научный подход и получили успешный результат в лечении двигательных нарушений, используемый до сих пор. Тем не менее даже сегодня, после десятилетий исследования болезни Паркинсона, ученые понимают, что высокочастотная стимуляция в субталамическом ядре облегчает симптомы, но основной клеточный механизм остается неизвестным.

Будущее DBS представляется светлым благодаря оптогенетике – использованию света для управления активностью клеток. Последние десятилетия наука открывает механизмы нейронных дисфункций при обсессивно-компульсивном расстройстве и зависимости на животных моделях. Сегодня на основе таких моделей и разрабатывают протоколы DBS. Новые методы лечения, которые, возможно, появятся в клиниках в ближайшие годы, основаны на оптогенетических манипуляциях с клеточными механизмами для восстановления нормальной функции в определенных областях мозга.

Главная мораль страшной, но увлекательной истории об экспериментах Роберта Хита заключается в том, что прогресс в использовании такого могущественного метода может быть достигнут только благодаря исследованиям, которые строго соблюдают этические нормы.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector