Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шизофрения на латыни с транскрипцией

Шизофрения

Шизофрения является психозом, таким психическим заболеванием, для которого характерны нарушения мышления, восприятия, эмоций, самовосприятия и поведения. В число распространенных симптомов входят:

  • галлюцинации: слышать, видеть или ощущать то, чего нет на самом деле;
  • бред: стойкие ложные убеждения или подозрения, не разделяемые другими людьми в культуре, к которой принадлежит пациент, и прочно сохраняющиеся даже при наличии фактов, свидетельствующих об обратном;
  • неадекватное поведение: дезорганизованное поведение, в частности бесцельное хождение, бормотание и беспричинный смех, странный вид, неряшливость или неопрятность;
  • дезорганизованная речь; бессвязные или не к месту произносимые высказывания и или;
  • нарушения эмоций: выраженная апатия или отсутствие связи между выражаемой эмоцией и такими наблюдаемыми проявлениями, как выражение лица или жесты.

Масштабы и воздействие

Во всем мире шизофренией страдают более 20 миллионов человек, однако она встречается реже, чем многие другие психические заболевания. Мужчины также обычно заболевают шизофренией раньше.

Шизофрения ассоциируется со значительным нарушением трудоспособности и может сказываться на обучении и профессиональной деятельности.

У лиц с шизофренией вероятность рано умереть в 2-3 раза выше, чем у населения в целом (2). Это часто связано с физическими заболеваниями, например сердечно-сосудистыми, обмена веществ и инфекционными.

Широко распространены стигма, дискриминация и нарушение прав человека лиц с шизофренией.

Причины шизофрении

Исследования не выявили одного провоцирующего фактора. Считается, что это нарушение может возникать в результате взаимодействия генов и ряда факторов среды.

Психо-социальные факторы могут также способствовать возникновению шизофрении.

Обслуживание

Более 69% лиц с шизофренией не получают надлежащей помощи (3). Девяносто процентов лиц с нелеченой шизофренией проживают в развивающихся странах. Важной проблемой является отсутствие доступа к психиатрическому обслуживанию. Кроме того, лица с шизофренией с меньшей вероятностью обращаются за помощью, чем население в целом.

Ведение

Шизофрения поддается лечению. Лечение с применением препаратов и психосоциальной поддержки дает эффект. Однако большинство лиц с хронической шизофренией не получают лечения.

Имеются убедительные фактические данные о том, что психиатрические больницы старого типа неэффективно обеспечивают лечение, которое необходимо лицам с психическими нарушениями, и нарушают их основные права человека. Следует расширить и ускорить усилия по передаче оказания медицинской помощи от психиатрических учреждений местным сообществам. Важное значение имеет вовлечение в оказание помощи членов семьи и более широкого сообщества.

Программы в нескольких странах с низким и средним уровнями доходов (например, Эфиопии, Гвинее-Бисау, Индии, Иране, Пакистане, Объединенной Республике Танзании) продемонстрировали осуществимость оказания помощи лицам с тяжелыми психическими заболеваниями в рамках системы первичной медико-санитарной помощи путем:

  • обучения персонала, оказывающего первичную медико-санитарную помощь;
  • обеспечения доступа к основным лекарственным средствам;
  • оказания поддержки семьям, обеспечивающим уход на дому;
  • информирования общественности с целью сокращения стигмы и дискриминации;
  • людям с шизофренией и их семьям и/или лицам, осуществляющим уход, может быть предложено проведение ориентированных на выздоровление мероприятий (например, подготовка в целях приобретения жизненных навыков и навыков общения);
  • содействие, по возможности, самостоятельной жизни или проживанию с уходом, оказание поддержки в обеспечении жильем и трудоустройстве людей с шизофренией. Это может служить основой для людей с шизофренией в достижении целей по выздоровлению. Люди с шизофренией часто испытывают трудности в получении или сохранении нормальной работы или жилья.

Нарушения прав человека

Больные шизофренией подвергаются нарушениям прав человека как в стенах психиатрических учреждений, так и со стороны населения. Стигматизация этого нарушения достигает высокого уровня. Это способствует дискриминации, которая может в свою очередь ограничивать доступ к общим медицинским услугам, образованию, жилью и трудоустройству.

Ответные меры ВОЗ

Развернутая в 2008 г. Программа действий ВОЗ по ликвидации пробелов в области психического здоровья (mhGAP) использует основанные на фактических данных технические руководства, методические материалы и наборы учебных материалов для расширения обслуживания в странах, особенно в условиях дефицита ресурсов. Она ориентирована на приоритетный перечень нарушений, направляя усилия по укреплению потенциала на провайдеров неспециализированной медицинской помощи в рамках комплексного подхода, продвигающего психическое здоровье на всех уровнях оказания помощи. На настоящий момент mhGAP осуществляется в более чем 100 странах-участников ВОЗ.

Проект ВОЗ «QualityRights» («Качество и права») предусматривает совершенствование помощи и условий для соблюдения прав человека в учреждениях, оказывающих психиатрическую и социальную помощь, и расширение возможностей организаций выступать поборниками здоровья лиц с психическими расстройствами.

Планом действий ВОЗ в области психического здоровья на 2013-2020 гг., одобренным Всемирной ассамблеей здравоохранения в 2013 г., были выделены шаги, необходимые для оказания соответствующих услуг лицам с психическими расстройствами, включая шизофрению. Важнейшая рекомендация Плана действий предусматривает передачу оказания услуг от учреждений местным сообществам.

Библиография

(1) GBD 2017 Disease and Injury Incidence and Prevalence Collaborators. Global, regional, and national incidence, prevalence, and years lived with disability for 354 diseases and injuries for 195 countries and territories, 1990–2017: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2017. The Lancet; 2018 (https://doi.org/10.1016/S0140-6736(18)32279-7).

(2) Laursen TM, Nordentoft M, Mortensen PB. Excess early mortality in schizophrenia. Annual Review of Clinical Psychology, 2014;10, 425-438.

(3) Lora A et al.. Service availability and utilization and treatment gap for schizophrenic disorders: a survey in 50 low- and middle-income countries. Bulletin World Health Organisation; 2012: 10.2471/BLT.11.089284.

Транслитерация

Транслитерация (транскрипция) латинских слов онлайн

Для получения транслитерации (транскрипции) латинских слов онлайн введите/вставьте слово или текст на латыни (до 200 символов) и при необходимости нажмите кнопку Транслит .

Читайте так же:
Может ли шизофрения пройти сама собой

Особенности транслитерации (транскрипции) слов/текста на латыни

  1. Обрабатываются латинские символы любого регистра; результат выдается русскими буквами в нижнем регистре:
  1. Обрабатываются следующие латинские символы с надстрочными знаками: ā ē ī ō ū; â ê î ô û; ă ĕ ĭ ŏ ŭ; ǎ ǐ ǒ ǔ ě; œ æ; ў ỹ ȳ; ё:
  1. Латинская буква j во всех позициях передается как [й]. Учитывается возможность использования буквы i вместо j.
  1. В результатах транслитерации знак гˣ передает фрикативный звук [γ], знак ў — неслоговой звук [у]. Настройки позволяют использовать вместо знака гˣ знаки г или х, вместо знака ў — знак в. Для Android устройств вместо гˣ по умолчанию используется знак [h].
  1. Набор настроек Традиция позволяет транслитерировать латинские слова по традиционным правилам (с помощью настроек можно изменять любую опцию). В частности:
  • учитываются позиционные варианты чтения букв s, c, сочетания ti;
  • не учитываются позиционные варианты чтения сочетаний ns, sm, приставки ex-;
  • сочетания qu, ngu перед всеми гласными транслитерируются как [кв], [нгв]:
  • сочетания ae, oe транслитерируются как [э]:
  1. Набор настроек Классика позволяет транслитерировать латинские слова по классическим правилам (с помощью настроек можно изменять любую опцию). В частности:
  • не учитываются позиционные варианты чтения букв s, c, сочетаний ti, ns, sm, приставки ex-;
  • сочетания qu, ngu перед u транслитерируются как [ку], [нгу], в остальных случаях — как [кв], [нгв];
  • сочетание ae транслитерируется как [э], oe — как [ӭ]:
  • употребление u вместо вместо v не поддерживается :
  1. Набор настроек Медицина позволяет транслитерировать латинские слова по правилам, принятым для чтения медицинских, биологических, химических латинских терминов (с помощью настроек можно изменять любую опцию). В частности:
  • учитываются позиционные варианты чтения букв s, c, сочетаний ti, ns, sm, приставки ex-;
  • сочетания qu, ngu перед всеми гласными транслитерируются как [кв], [нгв]:
  • сочетания ae, oe транслитерируются как [э]:
  1. В режимах «Традиция», «Классика» в словах греческого происхождения s между гласными корректно обрабатывается только в случаях:
  • если после нее в слове имеются сочетания th, ph, rh, ch, sm или буквы y, z;
  • если слово содержит учтенные в скрипте греческие терминоэлементы:

Воспользуйтесь правилом:

В словах греческого происхождения, формальными признаками которых являются буквы y, z и сочетания th, ph, rh, ch, sm буква s между гласными всегда читается как [с]: hypophy sis [гˣипофи сис].

  1. Варианты чтения на стыке морфем учитываются в следующих случаях:
  • в формах слова sua:
  • в формах на -nti-um:
  • в формах сравнительной степени на -t-ior-:
  • в сочетании eu в конце слова перед m, s:
  1. в формах на -e-und-:
  1. если слово содержит учтенные в скрипте приставки, терминоэлементы, слова:
  1. Ударения не расставляются.

Воспользуйтесь правилами:

  1. В словах из двух и более слогов ударение никогда не ставится на последний слог.
  2. В словах из двух слогов ударение ставится на первый слог: ró-sa [ро́-за].
  3. В словах из трех слогов место ударения определяется по предпоследнему слогу:
  1. если в предпоследнем слоге долгий гласный или дифтонг, ударение ставится на предпоследний слог: oc-cī́-do [ок-ци́-до], the-sáu-rus [тэ-са́ў-рус];
  2. если в предпоследнем слоге краткий гласный, ударение ставится на третий слог от конца: lí-quĭ-dus [ли́-кви-дус];
  3. если в предпоследнем слоге гласный перед двумя и более согласными, ударение ставится на предпоследний слог: ma-gíster [ма-ги́с-тэр];
  4. если в предпоследнем слоге гласный перед гласным, ударение ставится на третий слог от конца: ná-tio [на́-ци-о].

© Кафедра классической филологии БГУ, .

В случае использования материалов сайта гиперссылка на graecolatini.bsu.by обязательна!

Похоже, Вы используете устаревшую версию браузера Internet Explorer. Некоторые страницы могут отображаться неправильно. Кроме того, использование устаревшего браузера повышает риск взлома Вашего компьютера. Пожалуйста, обновите браузер!

«Я все время испытывал тревогу»: как в России работают люди с шизофренией

Люди с диагнозом «шизофрения» рассказали АСИ, как в России получить образование и устроиться на работу, если у тебя хроническое психиатрическое заболевание.

Сергей (имя изменено), 38 лет. Диагноз поставили в 23 года

Когда впервые случился психоз, я учился в МИФИ на последнем курсе кафедры «Прикладная ядерная физика». Вышел из больницы, написал и защитил диплом. Через месяц на сайте «Работа.ру» откликнулся на вакансию системного администратора в компании «Лира Керамика». Меня пригласили на собеседование и после него сразу взяли на работу. О том, что у меня шизофрения, я тогда никому не рассказывал. После трех месяцев сам решил оттуда уволиться — хотел найти место получше.

Проходил трехдневный испытательный срок в компании «Оптима», но тут у меня началось обострение.

Ходил по этажам офиса, задавал незнакомым людям неуместные вопросы — конечно, они заметили, что у меня не все в порядке. Меня пригласили в отдел кадров, где со мной беседовал психолог. Пришлось рассказать о болезни. Я лег в больницу, в трудоустройстве мне отказали.

В 25 лет я в попал в Центр социальных инициатив «Русский дом», где занимаются реабилитацией людей с психическими расстройствами, помогают получить образование и устроиться на работу. В Центре я начал активно помогать ч инить компьютеры, настраивать сеть, позже организовал курсы компьютерной грамотности. Проводил уроки для моих же друзей — других членов «Русского дома». Еще до заболевания, во время учебы в МИФИ, я работал учителем информатики в школе. Преподавать мне очень нравится.

Читайте так же:
Шизофрения опасна ли она для окружающих

Через год после моей реабилитации «Русский дом» предложил мне рабочее место в МГУ (Московском государственном университете): печатать на компьютере тексты на английском и русском языке для кафедры иностранных языков, следить за работой компьютеров на кафедре, помогать преподавателям осваивать новые для них программы.

После двух лет работы в МГУ «Русский дом» помог устроиться копирайтером в компанию Saatchi&Saatchi. А дома я самостоятельно занимался изучением языков программирования для написания веб-сайтов. Через два года я вернулся в МГУ уже в качестве инженера. Сделал сайт кафедры иностранных языков, помогал преподавателям работать с новой системой «Истина» (система оценки деятельности сотрудников и учета педагогической нагрузки — Прим.Ред.).

Четыре года назад сосед по даче предложил мне заняться администрированием двух интернет-магазинов, где продают запчасти. Это моя первая работа, куда я после реабилитации устроился самостоятельно. Уже без поддержки «Русского дома», но все-таки по знакомству. Я занимаюсь полным обслуживанием этих магазинов, на одном сайте полностью изменил дизайн.

Шизофрения не помешала мне устроиться на работу, начальнику обо всем известно. Но, я думаю, болезнь не стала препятствием только потому, что меня хорошо знает мой сосед, который посоветовал меня трудоустроить.

Я был на собеседовании в «ВТБ Капитал», понравился начальнику IT-отдела, он сказал, что такие специалисты, как я, им нужны. Но второе собеседование в отделе кадров мне пройти не удалось. Со мной разговаривали HR и психолог.

Я сказал, что у меня шизофрения, после этого они совершенно изменились в лице и сказали, что перезвонят позже.

Через неделю молчания я сам с ними связался, мне ответили, что сейчас офис переезжает, это может занять несколько месяцев, «мы с вами свяжемся». Но, конечно, никто не связался.

После «ВТБ Капитала» я проходил со скайпу собеседование в фонд «Сколково». Когда я сказал, что у меня инвалидность по психическому заболеванию, мне снова сказали «до свидания».

Неудачные попытки трудоустройства не отбили у меня желание. Я хочу работать в крупной компании. А еще мечтаю в будущем открыть свою онлайн-школу по обучению программированию детей. И опыт работы в большой компании мне бы помог, но я понимаю, что из-за заболевания мне сложно будет получить такую работу.

Фото: unsplash.com

Дмитрий (имя изменено), 31 год. Диагноз поставили в 18 лет

Я учился в Московском педагогическом университете на факультете социологии. Заболел сразу после первого курса. Взял академический, чтобы лечиться. После закончил еще один курс, а потом мое состояние ухудшилось. Я избегал социальных контактов, в основном сидел дома, пойти куда-то трудоустроиться мне было очень сложно. Поиском работы занималась моя тетя. Она нашла мне подработку экспедитором в строительной компании на лето. В этой фирме я работал несколько лет подряд. Заболевание сказывалось на работе — мне было сложно контактировать с людьми. Для меня это была чрезмерная нагрузка.

Потом опять через родственников меня устроили в компанию «Полиграфические ресурсы», в таможенный отдел. Я помогал таможенным брокерам, оформлял документы. Думаю, что коллеги видели, что со мной что-то не то, но как люди культурные ничего не говорили.

Все равно работа была для меня большим стрессом. У меня не было четко определенных обязанностей, которые я должен выполнять. Я не чувствовал себя полноценным работником. Постоянно думал, что я там по блату, что на самом деле не особо нужен, толку от меня мало. Через год все закончилось тем, что наш таможенный пост и отдел закрыли.

После этого я на полтора года засел дома. Потом тоже через родственников устроился в логистическую компанию на склад. Там был тяжелый график: смены по 12 часов, в том числе ночные. Я сумел выдержать только 3,5 месяца.

Пытался устроиться на работу через организацию «Перспектива» . У них было мало предложений для людей с психическими заболеваниями. Но меня отправили на собеседование на должность мерчендайзера.

Приняли меня очень хорошо. Но службе безопасности не понравилось, что я состою на учете в психоневрологическом диспансере. Они спросили, в чем заключается мое заболевание. Ответил, что у меня навязчивые мысли, навязчивые ритуалы, например, я могу долго мыть руки. Они этого не поняли и спросили, есть ли у меня припадки. Ответил, что я не эпилептик…В общем служба безопасности сказала, что я должен предоставить им справку из ПНД (психоневрологический диспансер — Прим. АСИ), что я могу у них работать. Я понял, что это бесполезно.

В конце 2015 года я попал в Центр социальных инициатив «Русский дом». В 2018 году Центр помог мне устроиться в межрегиональную общественную организацию «Равные возможности» на должность администратора.

Мне там очень нравилось, но я все время испытывал тревогу, что работаю недостаточно хорошо. Я думаю, что справлялся со своими обязанностями, но смотрелся тускловато на фоне студентов старших курсов, которые работали другими администраторами. Я не очень хорошо владею компьютером, часто спрашивал, как что-то сделать, работал медленнее остальных.

Проблема еще в том, что когда я работаю, мне сложно пить лекарства, некоторые из них вызывают сонливость. На прошлых работах я часто уменьшал дозировку препарата или даже полностью отменял, но это приводило к возвращению болезни.

Потом «Русский дом» сообщил, что появилась вакансия лаборанта в МГУ. Когда я стал собирать документы для официального трудоустройства, мне надо было предоставить справку из психдиспансера. Там мне ответили, что люди с психическими заболеваниями не могут работать в медицинских и образовательных учреждениях.

Читайте так же:
Астрал это шизофрения или нет

В прошлом году «Русский дом» помог мне поступить в Технологический колледж на заочное отделение, специальность «Документационное обеспечение управления и архивоведение». По окончанию мне хочется найти работу, где не будет жестких сроков, не надо много общаться с людьми. Чтобы она была не очень сложной и я мог с ней справиться.

Справка

Автономная некоммерческая организация «Центр социальных инициатив «Русский дом» — это реабилитационный центр для взрослых людей с психическими расстройствами, который работает по международно признанной модели социально-трудовой реабилитации «Клубный дом». Подробнее узнать о модели «Клубный дом» и ее трехуровневой программе трудовой реабилитации и трудоустройства можно на сайте «Русского дома».

Программа трудовой реабилитации и трудоустройства осуществляется «Русским домом» при финансовой поддержке Фонда президентских грантов в рамках проекта «Вместе к инклюзивному трудоустройству!».

Транскрипционная шизофрения

— Я знаю, — сказал мьянманец. – Но по всем русским документам я давно уже «Кьяв». Кому надо я объяснял, что «Кьяв» надо на самом деле читать как «Чжо». Ни у кого это удивления не вызвало. Вы же русские тоже пишете «что», а говорите «што». Или пишете «здравствуйте», а говорите «драстуте». Это нормально.

— Но так неправильно, — попытался возражать я. – Ты же Чжо, а не Кьяв. И существуют правила транскрипции бирманских имен на русский, которые лучше латинской транскрипции передают их реальное звучание. Поэтому по-русски твое имя должно писаться как «Чжо».

— Посмотри мой диплом кандидата наук. Что там написано? Кьяв! Поэтому в России мое имя давно для всех пишется Кьяв! Это не я придумал, а вы, русские! Какие ко мне вопросы?

Почему Чжо стал Кьявом, а не Васей

В самом начале нынешнего века мьянманцев (в основном, вчерашних выпускников Академии оборонной службы) в массовом порядке начали отправлять учиться в Россию. Делали это не от хорошей жизни — в условиях санкций у военного режима другой альтернативы не было. Вернее, альтернатива была – Китай, но мьянманские военные справедливо решили, что Россия по многим позициям является гораздо более оптимальным вариантом. В первые годы на учебу в Россию каждый год отправляли около тысячи человек. Сейчас – в пять раз меньше. Тем не менее, сегодня можно сказать, что уже свыше шести тысяч мьянманцев имеют российские дипломы, и год от года их становится все больше и больше.

Для того, чтобы молодые мьянманцы могли в России учиться, в Пьин у Лвин (где располагаются две крупнейшие военные академии) привезли более сотни российских педагогов. О том, как набирали по крайней мере некоторых из них – красноречиво написала «Новая газета»:

«…Перед Надей притормозила иномарка. «Проходи давай», — показал водитель. Надя поплелась через дорогу, поскользнулась и упала на другой стороне улицы.

Вечером позвонил Надин приятель:

— Слушай, у тебя нет кого-нибудь, кто на полгода поедет в Мьянму?

— Я! — заорала она в трубку, недослушав.

— Завтра с документами в посольство к девяти утра.

Через месяц язвенница Надя, оставив дома мужа и сыновей двадцати трех и двенадцати лет, уехала на полгода в Мьянму, где вообще-то военное положение и несъедобная острая пища, в далекий город, которого нет на наших картах, учить бирманских военных русскому языку.»

Я знаю несколько подобных историй, из которых ясно, что многих из этих преподавателей русского языка фактически отлавливали на улице. Я не спорю, были среди них и очень достойные люди, к которым мьянманцы спустя многие годы до сих пор испытывают уважение, и с которыми сохраняют теплые отношения. Но имелись и совсем другие примеры. Мьянманцы любят рассказывать об одной русской даме с «во-от таким объемом»… отнюдь не головного мозга. Нужно понимать, что испытывают молодые курсанты военной академии, которая расположена в маленьком провинциальном городке, где все друг друга знают, и где просто так не погуляешь. Поэтому уроки русского языка превращались в цирк – курсанты ходили вокруг восседающей тетушки кругами и облизывались, причем, считалось, что ее из-за спины открывается самый лучший обзор особенностей ее фигуры. Русский язык при этом предсказуемо отходил на второй план.

Судя по всему, с этими преподавателями никто не проводил никакого инструктажа. Или проводили – но не о том. По крайней мере, вместо того, чтобы учить мьянманцев правильно транскрибровать их имена по-русски, многие преподавательницы предпочли просто надавать им русские имена и на этом успокоиться. Русские имена не прижились – любой мьянманец периодически смотрится в зеркало, и видит там, что никакой он не Вася. При этом, учитывая различие в фонетике двух языков (мьянманцы, например, совершенно не чувствуют разницы между русскими звуками «б» и «в», и для них нормально написать «я зывыл», а русские путают многочисленные мьянманские «т» и «с»), написать по-русски свои имена они к концу обучения, как правило, не могли. А когда эти мьянманцы добрались до России, инициативу транскрипции их имен взяли на себя чиновники и работники вузов. За основу они использовали англоязычное написание, используемое в пришедших к ним из Мьянмы документах.

Читайте так же:
Шизоаффективный психоз отличие от шизофрении

Именно поэтому наш герой Чжо в России очень быстро стал Кьявом.

О шумных китаистах и тихих бирманистах

В 90-е годы прошлого века, когда газет появилось много, а качество журналистики заметно упало, подобные коллизии начали случаться и на «китайском» направлении. В самом деле, зачем писать «Мао Цзэдун», если английскими буквами он “Mao Zedong”? В российских СМИ стали появляться Мао Зедонги и другие искаженные до неузнаваемости китайские имена. И лишь после того, как опомнившиеся китаисты начали шумную кампанию по «исправлению имен», ситуацию удалось вернуть в нормальное состояние – то есть, снова повсеместно начала использоваться классическая транскрипция Палладия, которая во многом не совпадала с англоязычной версией передачи тех же самых иероглифов, но вполне адекватно передавала звучание слов китайского языка.

Специалистов по Мьянме в России не так много, и подобный шум они поднять просто не в состоянии. Да и так получилось, что по многим причинам они сегодня предпочитают помалкивать – например, вдруг их начнут спрашивать про рохинджа, а эта тема не из тех, где спрашивающим действительно хочется узнать правду. Но самое главное – к ним просто никто не обращался. Хотя понятно, что чиновники Минобороны России, далекие от реалий мьянманского языка, просто не могли предвидеть подобного поворота событий, а система экспертизы специалистами, которая была обязательной в советское время, давно канула в лету с развалом СССР.

Ирония заключается в том, что среди журналистов Мьянма обычно дается «в нагрузку» именно китаистам. Но эти китаисты, свято блюдущие систему Палладия, даже не могут представить, что, оказывается, при транскрипции мьянманских имен на русский язык уже много десятилетий тоже существуют подобные правила. Поэтому бирманские имена они чаще всего транскрибируют как бог на душу положит – то есть, в меру своей «мьянманской» некомпетентности. На их беду, высокопоставленного чиновника, который сегодня обычно озвучивает позицию высших руководителей Мьянмы, зовут Zaw Htay, имя которого по-русски должно традиционно транскрибироваться как Зо Тхэй. При этом китаистам даже в голову не приходит, что обзывать его «Зав Хтэй» или «Зау Хтай» (а именно эти написания сегодня чаще всего кочуют в русскоязычных СМИ – в том числе и тех, которые считают себя солидными) — это так же глупо и неприлично, как для российского китаиста написать имя Мао Цзэдуна в виде «Мао Зедонг».

Лишь некоторые имена, которые еще пришли из «советского» времени, до сих пор традиционно транскрибируются в принятом при СССР написании. Например, Аун Сан Су Чжи, имя которой латиницей выглядит по-другому – Aung San Suu Kyi. А вот с новыми именами уже возникают проблемы – причем, даже у ведущих российских агентств. Если ТАСС добросовестно передает по-русски мьянманские имена в «советской» традиции (видимо, там еще осталась система страноведческой экспертизы), то для РИА «Новости» обычно характерна некомпетентная свистопляска в передаче бирманских имен и названий (не говорят уже о частых ошибках и неточностях в их публикациях про Мьянму). Складывается парадоксальная картина, когда китайское «Синьхуа» в своих публикациях про Мьянму на русском языке передает мьянманские имена гораздо корректнее, чем российское государственное агентство.

Спам про «инициали» и «финали»

Если поискать в Интернете правила транскрипции бирманских имен, то на первом месте обычно появляется текст в Википедии «Бирманско-русская практическая транскрипция». Казалось бы – вот она, инструкция по применению! Практическая транскрипция!

Но тех, кто начнет читать этот текст, ждет жестокое разочарование. Во-первых, он будто специально написан тоскливым и заумным языком, через который сложно продираться. Во-вторых, в этом тексте нет ничего «практического». Читателю предлагается ознакомиться с инициалями, финалями, медиалями, монофтонгами, и другими увлекательными частями бирманских слов. То есть, это примерно как если бы практическое руководство по сексу свелось бы к наукообразному описанию составных частей половых органов.

Но даже и это не самое главное. Этот текст – вообще ни о чем, если учесть, что практически все журналисты и подавляющее большинство исследователей ищут русскую транскрипцию тех бирманских слов, которые написаны совсем не по-бирмански, а латинскими буквами. То есть, обрадованный журналист, который решит, что он вот-вот поймет, как ему транскрибировать имя Zaw Htay, в итоге разочарованно увидит, что в упомянутой статье Википедии нет ни одного бирманского слова, написанного латиницей. Кстати, в статье Википедии про систему Палладия значительное место занимает именно сравнительная таблица транскрибирования китайских иероглифов латиницей и кириллицей. И, я думаю, именно она является в этой статье наиболее востребованной частью.

Вот в этом, на мой взгляд, как раз и кроется ущербность менталитета большинства людей, считающих сегодня себя специалистами по бирманскому языку. Они долдонят друг другу об «инициалях» и «финалях», хотя сегодня во много раз более актуальным является составление максимально простых и доступных практических рекомендаций по транскрипции на русский язык бирманских имен и названий, написанных латиницей. Почему-то китаисты быстро поняли этот факт, а бирманисты по-прежнему множат потоки заумной филологической мути.

Зачем нужна «своя» кириллическая транскрипция

В советское время было издано несколько справочных работ, в которых содержались правила транскрипции бирманских слов кириллицей (можно назвать, например, работы В.Эпштейн и К.Бойко). Кроме того, попытки создать адекватную транскрипцию предпринимались при работе над словарями. Такой опыт вполне успешно был воплощен в бирманско-русском словаре, изданном в 1976 году, но его основной недостаток состоит в том, что авторы для достижения совершенства транскрипции ввели в нее несколько специальных знаков, которые не являлись буквами кириллического алфавита. Поэтому существовавшая в советское время общепризнанная транскрипция бирманских слов базировалась скорее на стихийно выработанной научной традиции, чем на чьем-то конкретном авторстве. Это приводило, например, к тому, что значительный массив этой транскрипции считался общепризнанными (то есть, разделялся практически всеми работавшими тогда специалистами по Бирме), но были и «периферийные» случаи, где каждый мог иметь свое мнение. Между прочим, подобные явления были и при формировании системы транскрибирования по-русски корейских слов – например, знаменитая проблема насчет того, как правильно писать по-русски один из передаваемых звуков – «дж», или «чж». Ирония в том, что именно такая же проблема, с тем же самым звуком, существует и в русской транскрипции бирманских слов.

Читайте так же:
Что чувствуют люди при шизофрении

При этом, в советское время была активная прослойка специалистов по Бирме (взять хотя бы того же доктора исторических наук И.В. Можейко, известного по своему литературному псевдониму «Кир Булычев»), активно и часто публиковавших в самых разнообразных популярных СМИ (а не только в научных сборниках) статьи и очерки про Бирму, и тем самым задававших тон правильной транскрипции у широкого круга читателей.

Попробую изложить собственный взгляд на то, зачем нужна именно своя, «русская» транскрипция, и чем плоха буквальная транслитерация по-русски бирманских имен в их традиционном написании латиницей.

Во-первых, одно и то же написанное латиницей слово, прочитанное русским и англичанином, зачастую будет звучать по-разному. Англичанин в любом глаголе на –ing не будет произносить конечный «г» (он прочитает носовую «н»), а для многих русскоязычных читателей этот «г» там будет. Слова с окончанием на “-ing” входят в русский язык обычно с «г» — «маркетинг», «брифинг», «мониторинг». Поэтому, когда русскоязычный читатель видит бирманское слово с конечным “-g” (например, имя Aung), то он, как правило, этот «г» прочитает. То есть из имени «Аун» (как оно на самом деле звучит по-бирмански, с носовым «н» в конце) у него получится «Аунг».

Сюда же следует отнести и ситуацию конечного «р». В бирманском языке буквы «р» нет. Те немногие слова, где европейцу слышится «р», в основном пришли из древнего языка пали, и «р» передается в них с помощью «сильного» или «шумного» звука «я» (например, в именах Турейн или Тура). Но все конечные “r”, встречающиеся в латинской транскрипции бирманских слов, не произносятся вообще – они, как в «классическом» британском английском, служат для удлинения предыдущего гласного «а». Самый известный пример – Myanmar-Мьянма (еще раз: никакого «р» там нет, поэтому те, кто говорят «Мьянмар» или «мьянмарцы», просто демонстрируют собственную невежественность). Пример с именами: Yarzar (Yar Zar) – Я За (Яза), Arkar (Ar Kar) – Ака (А Ка), Zayar-Зейя.

Во-вторых, сама общепринятая транскрипция латиницей бирманских слов несовершенна. О том, что “Kyaw” на самом деле нужно читать как «Чжо» — я уже сказал. Кстати, подобные условности вносят путаницу и в мозги самих бирманцев – например, значительная их часть считает, что столица Японии называется «Точо», потому что латинскими буквами это слово пишется как “Tokyo”, через “ky”.

Есть в общепринятой транскрипции латиницей бирманских слов и еще один недостаток – некорректная передача «саундкиллеров». Слово это очень в ходу при объяснении мьянманцами фонетики своего языка и происходит от буквального перевода надстрочного значка «а-та», который в большинстве случаев как раз и сигнализирует на письме о наличии этого самого саундкиллера. Поэтому слово «саундкиллер» при характеристике конкретной фонетической особенности бирманского языка (а не только отображения на письме его некоторых звуковых конструкций со значком «а-та») лично мне нравится гораздо больше, чем аналогичные маловразумительные термины «гортанная смычка» или «твердый приступ», встречающиеся в российских филологических текстах.

В транскрипции латинскими буквами саундкиллеры обычно передаются как конечные «t» и «k», но на самом деле этих звуков там нет – просто предыдущий звук не тянется, а обрывается с небольшим «хлопком». Любая аналогия хромает, но приведу для понимания русское слово «хлеб». Когда мы говорим это отдельно взятое слово – мы никакого «б» или «п» в конце не произносим, просто обрываем звук «е», смыкая губы. Вот точно такие же «саундкиллеры» есть и в конце некоторых бирманских имен. В транскрипции бирманских слов по-русски эти “t” и “k” обычно писать не принято вообще, поскольку и без них звучание слова передается вполне корректно. Поэтому второе имя нынешнего президента Мьянмы Вин Мьина, которое латиницей пишется как Myint, по-русски принято транскрибировать как «Мьин».

Основные правила транскрипции бирманских имен по-русски

Исходя из этого можно составить небольшую рекомендацию для человека, который собирается транскрибировать написанное латиницей бирманское имя по-русски.

Правило 1. Написанные латиницей бирманские имена транслитерируются по-русски без изменений, «буква к букве», если они не подпадают под условия Правила 2.

Правило 2. Некоторые написанные латиницей бирманские имена транскрибируются по-русски с изменениями, соответствующими более точной передаче их звучания в русском языке.

1. “ky-” – транскрибируйте это как «чж» (“gy-” – транскрибируйте как «дж»).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector