Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Личный опыт«Мы целовались на её кровати»: Как диагноз «шизофрения» повлиял на мои отношения

Личный опыт«Мы целовались на её кровати»: Как диагноз «шизофрения» повлиял на мои отношения

«Мы целовались на её кровати»: Как диагноз «шизофрения» повлиял на мои отношения — Личный опыт на Wonderzine

Параноидная шизофрения, или F20 (номер, под которым это расстройство описано в МКБ-10), встречается примерно у 20 миллионов человек по всему миру. Это хроническое заболевание, которому подвержены как мужчины, так и женщины, хотя симптомы и течение болезни у людей разного гендера могут отличаться. Наша героиня Даша узнала о своём диагнозе четыре года назад. За это время девушка два раза пыталась покончить с собой и четыре раза лежала в психоневрологическом диспансере. Она рассказала о проявлениях шизофрении, романе в психиатрической больнице и за её пределами и о своей ремиссии.

текст: Лиза Мороз, ведущая подкаста «Ты уже?»

Наверное, всё началось классе в восьмом. Я только перешла в новую школу и сразу же столкнулась с буллингом по поводу моей полноты. Я стала замыкаться в себе и отдаляться ото всех. Тогда же меня начали преследовать ночные кошмары. А потом появились галлюцинации, в которых надо мной зверски издевались, и два или три голоса, которые в подробностях описывали, как они поступят с моим телом. На этом фоне у меня развилась депрессия.

Я больше не выдерживала, пыталась покончить с собой. Однажды выпила много таблеток, в другой раз чуть не порезала вены, но родители вовремя меня обнаружили и вызвали скорую. Меня отвезли в реанимацию, а потом в психоневрологический диспансер, где я пролежала полтора месяца. Для первого раза это было очень долго, поэтому мама с папой написали отказ от дальнейшего лечения и забрали меня домой.

Вскоре после выписки у меня появились необоснованные вспышки агрессии, обычно они начинались ближе к ночи. Мне буквально срывало крышу, я не понимала, кто друг, а кто враг — для меня все были врагами. Я даже кидалась на родителей с ножом. Они заламывали мне руки и запирали в комнате. Несколько раз меня охватывали панические атаки. Единственное, что меня тогда спасало, — это физическая боль. Я резала свои руки, после чего голова сразу становилась чистой. До сих пор, когда я думаю, что пора сдаваться, царапаю эти шрамы или нажимаю на них — становится лучше.

Прошёл год, прежде чем мне поставили диагноз «параноидная шизофрения». Выписали препарат, я начала его пить, и вес стал расти. Из-за этого я ещё больше загонялась. А через несколько недель после того, как мне его отменили, я попала в психбольницу во второй раз, но уже на три с половиной месяца.

Телефон в пачке прокладок

Это случилось перед началом девятого класса. У меня начался психоз, и со мной не могли справиться. Папа примчался из деревни, чтобы усмирить меня до приезда санитаров психиатрической больницы. Меня увезли в ПНД, где неделю я провела без посетителей. Всё это время я просто лежала и ждала. А когда наконец мне сказали, что у меня гости, я побежала, чтобы встретить маму с папой, но увидела только мою тётю. Я была в ярости. Мне было обидно. Поэтому я попросила у неё телефон, позвонила родителям и матом наорала на них.

Меня поместили в седьмую палату, откуда нельзя было выходить ни попить, ни пописать без разрешения. В комнате сидела женщина-надзиратель, которая могла ударить за непослушание. А ещё там привязывали людей к кроватям, пока те не угомонятся. Никто не знал, когда это произойдёт, поэтому все мочились под себя. Запах там стоял ужасный.

С собой можно было иметь только пакет с мылом, зубной щёткой и сменной одеждой. Но мне почему-то повезло: у меня был блокнот и карандаш, так что я могла рисовать и писать стихи. В отличие от первой госпитализации, когда мне запретили взять даже школьные учебники, в этот приезд я набрала много книг. Мне удалось пронести и телефон, который я засунула в пачку прокладок.

Читайте так же:
Как распознать что человек болен шизофренией

Чаще всего мы лежали в кроватях, но иногда у нас были занятия, типа трудов, а ещё, если врач позволял, раз в день мы выходили на улицу. Но зимой особо не погуляешь. Во-первых, холодно. А во-вторых, тебе выдают неудобную одежду, в которой тяжело и жарко спускаться с пятого этажа по лестнице в толпе женщин, а потом обратно подниматься.

У неё тоже была шизофрения

В первый раз в ПНД я встретила девушку, с которой у нас случился секс. Мне понравилась её татуировка с ангелом, светлые волосы и голубые глаза. С ней было приятно общаться. У неё тоже была шизофрения, она была замужем и беременна вторым ребёнком.

Однажды мы пошли покурить. Видимо, я на неё как-то по-особенному посмотрела, и она решила меня поцеловать. Так у нас всё и началось. Ночью я вставала с кровати, ложилась рядом с ней, и мы целовались. В ванной, куда можно было ходить по двое, мы тоже были вместе. Она хотела лишить меня девственности пальцами, но почему-то не довела дело до конца.

Когда у неё начались схватки, я отдала ей свой свитер, потому что у неё не было теплой одежды. Она уехала в роддом, и больше мы не виделись. Но свитер мне вернула её мама. Он был постиран и вкусно пах.

Тогда же я познакомилась с моей лучшей подругой, с которой мы до сих пор общаемся. Сейчас мы редко видимся, потому что живём в разных городах, но, по сути, это мой единственный настоящий друг. До неё у меня были две лучшие подруги, но после моей первой попытки суицида одна из них отвернулась от меня. Я всё ещё обижаюсь на неё, но всё равно хочу знать, как у неё дела. А вторая девочка призналась, что, когда друзья узнали, что со мной произошло, они начали фильтровать информацию, чтобы не сказать мне лишнего, а то, не дай бог, я брошусь под поезд. Вот поэтому я не сообщаю о своём диагнозе людям, с которыми хочу общаться.

Что у тебя с руками?

Сейчас у меня ремиссия. И я очень этому рада. Но я до сих пор себя жалею и чувствую своё бессилие. С человеком с таким диагнозом, как у меня, никто не хочет иметь дело. Я не могу поступить в медицинский университет и в кулинарный колледж, не могу работать с детьми. Но и на работе, где я не наврежу людям, я долго не задерживаюсь.

Однажды я устроилась в кафе официанткой. Меня попросили прийти в футболке. И когда я пришла, коллега увидела мои шрамы и на весь зал закричала: «Что у тебя с руками?» Ладно, если бы это случилось один раз, но так продолжалось, пока я не ушла. Был случай и похуже. Другая девушка посмотрела на мои запястья и, не спросив разрешения, схватила меня за руку и повела к бармену. Она показывала мои руки и проводила пальцами по шрамам, а я никому не позволяю их трогать. Я не конфликтный человек, но тогда мне хотелось ей врезать.

Теперь я побаиваюсь устраиваться на работу. Хотя недавно я всё-таки решилась пройти стажировку в одной фирме. На этот раз коллеги отнеслись к моим шрамам с пониманием. А вот руководство попросило объясниться и принести справку, что я психически здорова. Пока я бегала за справкой, директор меня уволил. Мне было обидно, потому что он ни разу не поговорил со мной и даже не попытался меня понять.

А ведь эта стажировка была для меня возможностью выхода из состояния, в котором я провела последние четыре года. Я всё время сидела дома, практически никуда не выходила, всего боялась. Мне это надоело, к тому же нужны были деньги, поэтому я решилась на этот шаг. Несмотря на то, что меня пугала перспектива общаться с людьми, это было хорошее волнение. Переживать по такому поводу лучше, чем беспокоиться о том, как бы себя не порезать. Но меня лишили этой возможности.

Читайте так же:
Что такое шизофрения мания преследования

Я боялась, что он отвернётся

Для родителей мой диагноз стал шоком. Хоть я и в ремиссии, мама всё равно очень волнуется за меня. И это напрягает, потому что любое моё действие оценивается как психически ненормальное. Почти в каждой нашей ссоре родители припоминают мне, что я «шизофреничка» и лечилась в психбольнице. А ещё они говорят, что мне нельзя смотреть ужасы и триллеры. Они считают, что такие фильмы могут спровоцировать панику, или вспышки агрессии, или кошмары. Либо я смотрю их, потому что мне плохо.

Но почему я не могу делать то, что мне нравится? Я не люблю слушать весёлую музыку — она вгоняет меня в ещё большие размышления о том, почему у меня всё не как у людей, почему у них есть друзья, с которыми они весело проводят время, а у меня никого нет. Я и веселье просто несовместимы.

Я люблю философствовать о жизни и смерти. Люблю чёрный юмор и грустную музыку. Одно время я даже хотела стать патологоанатомом. Мне нравится быть одной. Но недавно у меня появился парень. Мы познакомились на Badoo. Он из другого города, но на наше первое свидание он приехал ко мне, снял квартиру, приготовил ужин. Я стеснялась при нём есть, потому что начиталась женских форумов, где взрослые дамы советуют не есть больше мужчины. Стеснялась раздеваться перед ним, потому что помнила, как прошлый парень говорил: «Может, ты закроешь свои шрамы, мне вообще-то неприятно». Мы провели ночь вместе, а утром решили дать этим отношениям шанс.

Благодаря ему я ощущаю себя немного счастливой. Он заставляет меня улыбаться, когда мне совсем не до улыбок. И это он показал мне, что такое классный секс с мужчиной. До него у меня был разный сексуальный опыт. С девушками мне было комфортнее, а с парнями я часто испытывала неуверенность, соглашалась на то, чего не хотела, к тому же им было безразлично, получаю ли я удовольствие. Сейчас всё по-другому. Я чувствую, как всё больше раскрепощаюсь.

До недавнего времени мой бойфренд не знал про мой диагноз. Я боялась, что он от меня отвернётся. Но поняла, что хочу продолжать быть вместе, а значит, не могу скрывать такую большую часть своей жизни. Он, конечно, расспрашивал меня про голоса и галлюцинации. Но я избегала этих разговоров. Поэтому сейчас он просто интересуется, как я себя чувствую и всё ли у меня хорошо. А мне нравится, что я ему не безразлична. Значит, ему нужен не только секс, а что-то большее.

Подробнее о сексуальной жизни с абьюзером вы можете послушать в подкасте «Ты уже?»

Дело Косенко: лечение и возмещение

Фигурант "Болотного дела" Михаил Косенко

Замоскворецкий суд Москвы сегодня начал рассматривать вопрос о принудительном лечении Михаила Косенко, которого обвиняют в участии в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая. В настоящее время он находится в психиатрическом отделении СИЗО «Бутырка».

Эксперты из Центра им. Сербского признали Михаила Косенко невменяемым и рекомендовали направить его на принудительное лечение. По версии следствия, обвиняемый участвовал в столкновениях с полицией во время оппозиционной акции на Болотной площади, однако он не осознавал общественной опасности своих действий, поскольку страдает психическим расстройством. Защита Косенко настаивает на том, что его заболевание – последствие травмы, полученной в армии, – не требует стационарного лечения, ему нужны лишь медикаменты и наблюдение у врача.

Читайте так же:
Шизофрения не с кем не общается

По словам адвоката Валерия Шухардина, эксперты центра Сербского безосновательно пришли к выводу о том, что вялотекущая шизофрения, поставленная Косенко 12 лет назад, перешла в более тяжелое психическое расстройство.

– Выводы комиссии экспертов носят необоснованный характер. Абсолютно не мотивирован вывод о том, что Косенко представляет опасность для общественности и для себя. Экспертиза была проведена в очень короткое время, амбулаторно, лишь на основании тех документов, которые представили психиатрам. То есть не было полного, всестороннего обследования самого пациента. Косенко состоит на учете в ПНД с диагнозом «вялотекущая шизофрения». Эксперты этот диагноз изменили и ухудшили. Они сделали выводы о необходимости моего подзащитного в стационар, – говорит адвокат Валерий Шухардин.

На прошлом судебном заседании защита настаивала на повторной психиатрической экспертизе для Косенко. Однако суд это требование отклонил. Просьбу защиты посчитали преждевременной, поскольку еще не было изучено предыдущее заключение экспертов.

На заседании в среду суд отказался вернуть в прокуратуру уголовное дело в отношении Косенко, отклонив соответствующее ходатайство защиты. Была также отклонена просьба подсудимого об изменении ему меры пресечения. Вскоре после этого защита заявила отвод судье Людмиле Москаленко. Как и ожидалось, ходатайство это удовлетворено не было.

На процессе выступил представитель потерпевших полицейских. По его словам, Косенко должен возместить ущерб в размере 16-ти с половиной тысяч рублей, который обвиняемый якобы нанес сотрудникам правоохранительных органов. Судья приобщила иск к материалам дела, решение по нему будет принято позднее.

Михаил Косенко своей вины не признает. На судебном заседании он выступил против того, чтобы его отправляли на принудительное лечение. Процесс по делу в отношение Косенко продолжится 17 декабря.

Наблюдатели опасаются, что в деле Михаила Косенко включилась машина карательной психиатрии. Одно из основания для подобных выводов заключается в том, что поставленный ему диагноз "вялотекущая шизофрения" в советское время ставили многим диссидентам и правозащитникам. С вопросом о том, как применялась карательная психиатрия в СССР и возможно ли возвращение этой практики в современной России Радио Свобода обратилось к президенту Ассоциации Психиатров Украины, бывшему диссиденту и советскому политическому заключенному Семену Глузману:

– Незадолго до своей смерти мне звонила Анна Политковская и просила о комментарии в связи с делом Буданова, она присылала мне документы по этому делу, и я так понимаю, что в России этот советский психиатрический поезд ушел не до конца, последний вагон где-то еще виден, к сожалению. По конкретной истории Михаила Косенко я ничего не могу сказать, но следует помнить то, что человек, даже носитель какого-то не очень серьезного психиатрического диагноза, психического заболевания, имеет право на свое мнение и как гражданин, и как налогоплательщик. Поэтому наличие диагноза вовсе не обязательно означает необходимость принудительного лечения и признания человека невменяемым. Плохо, что в России остались те психиатрические генералы, которые были и в советском строю. Многие до сих пор являются генералами, а не пенсионерами. Диагноза "вялотекущая шизофрения" на Украине просто нет, мы полностью адаптированы к международной классификации психических заболеваний, а в России, насколько мне известно, этот диагноз еще существует. Я понимаю, что это проблемы внутрипсихиатрического диалога, но это опасно вот в таких случаях, как дело Косенко.

По-прежнему существует и то заведение, которое печально известно со времен Советского Союза – Институт имени Сербского.

Ну, я бы не стал так строго судить. По-прежнему существует и Кремль, и много других мест, которые тогда имели печальную известность. Но я думаю, что все-таки в Институте Сербского многое изменилось. Я вижу, что появляются новые публикации, работают новые ученые. Дело не в Институте Сербского. Я понимаю, о чем вы спрашиваете. Но на самом деле, все гораздо сложнее, потому что Институт Сербского по-прежнему неофициально остается головной службой для российских судебно-психиатрических экспертиз. На Украине такой вертикали уже не существует, и слава богу.

Читайте так же:
Юлия юдинцева психически больна шизофренией

По какому принципу в Советском Союзе людей отправляли в психиатрическую клинику или в тюрьму?

У меня сложилось впечатление, что в определенных случаях принимались решения о направлении на лечение в связи с тем, что трудно было сформировать дело. Все-таки это были уже не сталинские времена, и нужно было сделать некий пакет документов, который назывался сначала следственным делом, потом судебным делом, и заканчивался вынесением приговора. Я знаю несколько случаев, когда люди категорически отказывались отвечать на вопросу следователей и называть имена тех своих знакомых, у которых хранились важные для КГБ документы. Так что подобное наказание применялось, когда было сложно сформировать дело, либо когда процесс вызывал какой-то небольшой шум на Западе.

Как вам кажется, в той ситуации, которая сложилась в современном мире, возможно ли возвращение практики использования психиатрии и медицины в карательных целях?

– В странах, где нет гражданского общества, возможно все. Я не буду называть эти страны, мы с вами понимаем в каких постсоветских государствах сегодня существуют почти откровенные или совершенно откровенные диктатуры. В моей стране – Украине –я себе не представляю такой возможности, — считает психиатр Семен Глузман.

Шизофрения у детей и подростков

 (1)

Опыт работы — более 7 лет. Диагностика психических нарушений детского и подросткового возраста: расстройства аутистического спектра, дефицит внимания и гиперактивности (СДВГ), тревожные расстройства, аффективные расстройства, обсессивно-компульсивные расстройства, биполярное аффективное расстройство, расстройства шизофренического спектра). Назначение медикаментозного лечения — только по принципам доказательной медицины.

Как проявляется болезнь?

Болезнь может начинаться постепенно, и ее первые признаки легко спутать с кризисом переходного возраста. Тем более что медицинские исследования (МРТ, анализ крови) шизофрению не выявляют. Она может принимать более или менее серьезные формы. Кто-то будет погружаться все глубже в болезнь, а у других симптомы ослабеют настолько, что они смогут вести самостоятельную жизнь и работать. Чтобы успешно противостоять болезни, важно как можно лучше ее понять.

Шизофрения чаще всего проявляется в подростковом или молодом возрасте между 15 и 25 годами. Встречаются также ее ранние и поздние формы. Замкнутость, неспособность действовать, трудности в общении, перепады настроения – некоторые симптомы шизофрении действительно напоминают проявления подросткового кризиса. Но нет причин серьезно беспокоиться, пока отсутствуют галлюцинации, бред и нарушения речи. Действительно болезнь характеризуется рядом устойчивых симптомов, которые условно можно разделить на «позитивные» и «негативные».

Позитивные симптомы шизофрении

В случае шизофрении позитивные симптомы совсем не обозначают «хорошие». Это те симптомы, которые что-то добавляют в психический статус больного человека. К ним относятся:

  • Бред. Это мысли и умозаключения, которые никак не соответствуют объективной действительности, но при этом абсолютно истинны для страдающего бредом человека. Он может быть уверен, что является мессией, посланником Бога на земле. Или в том, что болен смертельной, неизлечимой болезнью. Или верить в то, что на землю прилетели инопланетяне. Бред очень часто сочетается с другим позитивным симптомом- галлюцинациями.
  • Галлюцинации. Обманы восприятия, когда заболевший видит, слышит, обоняет, осязает то, чего на самом деле нет. Наиболее типичный вид галлюцинаций у больных шизофренией- слуховые галлюцинации, «голоса в голове». Эти галлюцинации могут представлять реальную опасность: частый вид слуховых галлюцинаций — так называемые императивные. Человек слышит голос, приказывающий ему сделать что- то и грозящий страшными наказаниями за непослушание. В таком состоянии больной человек может причнить вред себе или окружающим. Очень важно понимать, что чаще всего подросток с острыми галлюцинациями не способен критически оценивать свое состояние, и ему требуется немедленая помощь врача.
  • Нарушения мышления, речи. В остром приступе шизофрении заболевший часто говорит «глупости», его речь может быть лишенной внятного смысла, вплоть до того, что становится просто набором слов. У больных снижается концентрация внимания, они становятся неспособны к учебе, чтению и даже выполнению простейших бытовых задач.
  • Двигательные нарушения. Это может быть как неусидчивость, избыточная жестикуляция, вычурные и странные движения конечностями и телом, ажитация, так и застывания на месте в странных позах, вплоть до обездвиженности с восковой гибкостью или ригидностью.
Читайте так же:
Всегда ли при шизофрении есть галлюцинации

Негативные симптомы шизофрении:

  • Эмоциональное обеднение. Человек не радуется и не печалится, он отрешен, часто равнодушен даже к своим близким и любимым.
  • Социальная изоляция. Человек всё чаще отказывается от общения, от встреч с друзьями, посещения общественных мест. Может достигать значительной выраженности, вплоть до того, что больной становится добровольным затворником.
  • Волевое снижение. Сильно падает уровень самоконтроля, волевая регуляция деятельности страдает очень сильно, вплоть до невозможности даже начать какое-то дело или даже задумать его выполнение.

Что делать?

Заболевание «шизофрения» — многоплановое, требующее тщательного обследования, наблюдения и лечения. Часто симптомы болезни схожи с обычными странностями подросткового возраста. Но если они продолжаются много месяцев подряд, можно предположить болезнь. Поэтому если вы заметили у ребенка что- то из симптомов, описанных выше, следует незамедлительно обратиться за консультацией к опытному врачу. Запишитесь на прием к детскому психиатру в клинику. Также есть возможность вызвать доктора на дом.

Эксперт заявил, что вакцинация от коронавируса не противопоказана людям с шизофренией

МОСКВА, 22 сентября. /ТАСС/. Людям с шизофренией или с депрессивными расстройствами следует также прививаться против коронавирусной инфекции, вакцинация им не противопоказана. Об этом в среду сообщил доцент кафедры инфекционных болезней у детей РНИМУ им. Н. И. Пирогова, врач-инфекционист Иван Коновалов в прямом эфире портала стопкоронавирус.рф в TikTok.

Можно ли заразиться депрессией и шизофренией? В каком-то смысле, да

"Это очень важно — нужно сделать прививку, потому что коронавирусная инфекция очень значимо влияет на реактивацию любых: и скрытых, и активных психиатрических заболеваний. Поэтому вакцинация этот момент сглаживает, — сказал он, отвечая на соответствующий вопрос. — [Вакцинироваться стоит] и при депрессивных, психотических, и стероидных реакциях, и прочих".

Более того, уточнил эксперт, коронавирусная инфекция может спровоцировать появление психических заболеваний или состояний. "Мы видим, что это очень распространено, в том числе среди молодых людей, которые болели даже легко, но откровенно садятся на антидепрессанты или препараты, снимающие тревожность", — сказал Коновалов.

Вакцинация от ковида также не противопоказана лицам с гепатитом С и ВИЧ-инфекцией. "Любые аутоиммунные заболевания, если они находятся в состоянии стабильности, если человек не получает высокие дозы препаратов, угнетающих иммунитет, — он прививается. Дело не в том, что, <. > например, химиотерапия у онкологических пациентов или цитостатики у аутоиммунных пациентов, что вакцина будет для них опасна. Дело в том, что она будет менее эффективна, чем условно в состоянии более-менее ремиссии", — пояснил эксперт.

"На сегодняшний день не существует нехронического любого состояния, которое бы являлось прямым, однозначным противопоказанием для вакцинации. Единственно, что может стать такой препоной, — это выраженная аллергическая реакция на компоненты вакцины, допустим, на первое введение. Хотя если мы ведем речь про, допустим, обострение дерматита, то это, конечно, не является противопоказанием к последующей вакцинации. Самые страшные диагнозы, о которых вы бы мне сейчас спросили, можно ли при них прививать, я бы сказал — да, однозначно, если вы человека вводите в состояние баланса, стабильности, если он находится под наблюдением врачей", — заключил инфекционист.

Минздрав России совместно с порталом стопкоронавирус.рф с 22 по 28 сентября запустили серию прямых эфиров в "Тиктоке" о вакцинации против новой коронавирусной инфекции. На вопросы россиян отвечают специалисты в области инфекционных заболеваний, онкологических патологий, микробиологии, хирургии и гериатрии. Вопросы к эфирам можно оставить под постами в любой из групп стопкоронавирус.рф в социальных сетях: "ВКонтакте", "Одноклассники", Facebook, Instagram..

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector