Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шизофрения. Гебефреническая форма. Непрерывно-прогредиентный тип

Шизофрения. Гебефреническая форма. Непрерывно-прогредиентный тип

Общие сведения о больном. Составление субъективного анамнеза. Проведение общего осмотра пациента, оценка его психического статуса. Постановление дифференциального диагноза с близкими по клиническим проявлениям заболеваниями. Методы лечения шизофрении.

Подобные документы

Анамнез жизни больного. Исследование психического состояния пациента, диффузных изменений с признаками легкой заинтересованности срединных структур головного мозга. Лечение острого полиморфного психотического расстройства с симптомами шизофрении.

история болезни, добавлен 11.12.2014

Диагноз: шизофрения, параноидная форма, непрерывно-прогредиентное течение; умеренно выраженный параноидный тип дефекта; параноидный синдром. Исследование соматического статуса. Неврологическое и психопатологическое исследование. Клинический диагноз.

история болезни, добавлен 20.05.2008

Диагностирование острого трансмурального переднебокового инфаркта миокарда на основании жалоб пациента и проведенных анализов, порядок обоснования поставленного клинического диагноза. Необходимые анализы и проведение общего осмотра, назначение лечения.

история болезни, добавлен 11.06.2009

Особенности личностных и характерологических изменений при различных видах шизофрении. Прогностические критерии при шизофрении у детей и подростков. Первичная и вторичная психопрофилактика и реабилитация. Эффективность лечения больных шизофренией.

реферат, добавлен 19.02.2013

Характеристика симптоматики и этиологии шизофрении параноидного типа, которая имеет эпизодическое течение с нарастающим дефектом. Соматический, неврологический, психический статус пациента. Данные клинического обследования. Методы лечения и прогноз.

история болезни, добавлен 03.04.2011

История жизни и заболевания пациента. Диагностика язвенной болезни двенадцатиперстной кишки. Исследование общего состояния больного и проведение осмотра организма. Постановка клинического диагноза на основе анализа анамнеза заболевания и жизни больного.

история болезни, добавлен 12.09.2013

Характеристика анамнеза заболевания и основных жалоб пациента. Осмотр сердечно-сосудистой, пищеварительной, мочевыделительной, эндокринной системы. Постановка дифференциального диагноза: хроническое обструктивное заболевание легких и методы лечения.

история болезни, добавлен 08.04.2011

Краткая характеристика и основные клинические проявления параноидной шизофрении, параноидного синдрома. Порядок постановки и обоснование данного диагноза, принципы составления схемы лечения и прогноз на выздоровление, рекомендации по дальнейшему лечению.

история болезни, добавлен 20.12.2011

Жалобы пациента, анамнез жизни и заболевания. Результаты общего осмотра и состояние систем организма. Обоснование предположительного диагноза, план обследования и лечения рожистого воспаления голени. Дневник динамического наблюдения за пациентом.

история болезни, добавлен 12.04.2017

Обоснование клинического диагноза «инфекционный мононуклеоз» на основании истории болезни, жалоб больного, данных осмотра и результатов лабораторных исследований. Составление дифференциального диагноза, плана и дневника лечения, этапного эпикриза.

История болезни: как шизофрения пришла в психиатрию

История психиатрии как науки на сегодняшний день насчитывает четыре значимых «революции». Первой стала, конечно же, инициатива Филиппа Пинеля, снявшего цепи с помешанных. Это послужило отправной точкой для того, чтобы признать душевные болезни именно болезнями и отдать психиатрию «во власть» законов клинических дисциплин (с поиском причин возникновения, механизмов развития и способов помощи – всё как в терапевтических или хирургических науках).

Наравне с этим революционными можно назвать становление «нозологической эры», изобретение нейролептиков и расшифровку генома, однако, это всё уже после. Сейчас давайте проследим, как развивалась психиатрическая мысль с самого момента её зарождения.

«Доктор Филипп Пинель освобождает от оков психически больных в больнице Сальпетриер в 1795 году», художник Робер-Флёри (1838-1912)

Скованные одной цепью или «начало»

Признать душевные расстройства болезнями – поистине великое дело. До Пинеля всех психических нездоровых очень боялись, «прятали» их в лучшем случае в монастырях с более или менее гуманным содержанием, либо в закрытых городских учреждениях рядом с бродягами, мошенниками и проститутками, в антисанитарных условиях с жёсткими мерами смирения. И там, и там больными они не считались, поэтому помощи никакой не получали.

Филипп Пинель, ставший врачом парижского заведения для умалишённых Бисетр в 1792 году, настоял на том, что психические болезни имеют свой смысл, а больные доступны пониманию того врача, кто готов воспринять и расшифровать их рассуждения. Это стало «точкой сингулярности» развития психиатрии с последующими драмами, авантюрами, преступлениями, ошибками, прорывами и достижениями.
Собственно, если бы во времена Великой французской революции Пинель не снял с сумасшедших оков, мы бы не имели не то что психиатрической помощи, но и доблестной наркологической службы, «великой армии» психотерапевтов, элитарных подразделений судебных экспертов, а также работы фармакологических гигантов – всего того, что обеспечивает на сегодняшний день сохранение психического здоровья населения.

Филипп Пинель

Так вот, возвращаясь в далёкое начало XIX века – приравнивание психических расстройств к другим заболеваниям породило волну ранних апологетов европейской психиатрии, которые стали скрупулёзно наблюдать за пациентами, подмечать сходства и различия их психической деятельности и создавать первые систематики заболеваний. В тот период как раз во всех научных областях случился бум первых классификаций. Тогда же стали появляться и первые психиатрические термины. Тут нужно отметить, что на протяжении всей истории психиатрии отношение к медицинским терминам разительно менялось – будучи изначально сугубо медицинскими, многие обозначения, выходя в народ, приобретали негативную коннотацию, вследствие чего заменялись психиатрами на другие.

Жан-Этьен Доминик Эскироль впервые различил врождённую идиотию и деменцию – приобретённое заболевание, развивающееся после периода благополучия с последующим «ослаблением душевной чувствительности, умственных способностей и воли». Он впервые объединил несколько отличительных признаков этого заболевания и описал их как «инкогеренцию (нарушение стройности) мышления, недостаток умственной и морально-волевой спонтанности с утратой способности воспринимать объекты, улавливать их связи, сравнивать их, сохранять о них полное воспоминание». Главные отличия Эскироль узрел и в динамике заболевания, подчёркивая: «состояние человека в деменции может измениться, состояние идиота не меняется никогда».

Читайте так же:
Ранние признаки шизофрении у детей

Жан-Этьен Доминик Эскироль

Хорошо, подумали другие психиатры того времени, пусть так и будет, вернее, так оно и есть – одни помешательства врождённые и неизменные, а другие более загадочные – изменчивы и настигают человека в расцвете сил. Как же это происходит?

Странный король или как «дегенерат» превратился в ругательство

Бенедикт Огюстен Морель, издавший несколько трактатов о психической дегенерации (да-да, тогда это тоже был сугубо медицинский термин!) по наблюдениям за семьями помешанных, разграничил несколько типов приобретённой деменции в зависимости от накопления душевных расстройств в роду. Историки психиатрии обнаружили в его трудах первые клинические описания особого типа «ранней деменции» — снижения психики после внезапного острого периода, переходящего либо в нестойкое выздоровление, либо в полный психический распад с оцепенением и бессмысленностью. По Морелю, развитие самых тяжёлых психических расстройств происходит в последних поколениях дегенеративного рода – глубокие дегенераты не дают потомства. Французская школа неврологии и психиатрии тогда с ним согласилась.

Бенедикт Морель

Одновременно в Мюнхене и Вене зарождалась и развивалась немецкая клиническая психиатрия. Стоит отметить, что в тот период происходили важные социально-политические события — европейские (франко-прусские) войны и революции. Противостояние государств влекло за собой и изменение настроений в обществе с формированием уничижительного образа врага. Бурно публиковались статьи и памфлеты – немцы дружно писали о неполноценности французской нации, французы от них не отставали, что и привело к исключению слова «дегенераты» из медицинской терминологии.

Тогда же впервые клинические изыскания психиатров становятся предметом спекуляций в политике. Это произошло после одной из самых трагических и загадочных историй с участием психиатра.
Баварский король Людвиг II, правивший во времена Бисмарка и участвовавший в войнах, в расцвете сил уединился в замке Нойншванштайн (ставшим прообразом Диснеевского дворца) и прослыл эксцентриком, живущим в мире грез. До этого весьма активный правитель вдруг стал замкнутым, начал избегать участия в политической жизни, пропадал в окрестных лесах, да так, что чиновникам приходилось подолгу разыскивать его, чтобы подписать документы. Правительственная комиссия приняла решение лишить его дееспособности и, соответственно, титула. Главой медицинского консилиума выступил приглашенный из Мюнхена профессор Бернхард Алоиз фон Гудден. До сих пор предметом жарких споров остаётся то, был ли всё-таки король психически нездоровым и страдал ли шизофренией или каким-то другим заболеванием. Известно лишь, что во время прогулки король бросился в озеро и увлёк за собой профессора, приехавшего его обследовать.

Людвиг II Баварский

Впоследствии ходили слухи, что короля убили французские шпионы, а его смерть стала результатом государственного заговора. Но ни одна из гипотез так и не подтвердилась. В немецкой же психиатрии стали обвинять Мореля и его последователей в том, что предложенная ими идентификация заболеваний на основании теории о дегенерации не имела, как принято говорить сейчас, доказательной базы, основывалась на «упорном шовинизме» и омонимии – употреблении омонимов или одинаково звучащих слов с разными значениями. Тогда научные взгляды французской и немецкой школы психиатрии несколько разошлись, что, впрочем, не стало особым препятствием для активного обмена опытом, учениками и последователями.

Примерно с этого периода и начинается калейдоскопическое изменение взглядов и учений, за которыми порой трудно уследить.

Сквозь тернии или калейдоскоп мнений

В начале 19 века в немецкой школе придерживались «романтических» или психологических взглядов на развитие душевных заболеваний до тех пор, пока немецкий психиатр и невропатолог Вильгельм Гризингер не придумал учения о «едином психозе», постулатом которого стал призыв рассматривать все формы помешательств как периоды одного заболевания, проявляющегося то активно, то незаметно, но и вовсе никогда не проходящего. Учёные с этим поначалу согласились. Начались бурные споры «психиков» и «соматиков» — последователей либо душевного/психологического происхождения психических заболеваний с последующим изменением мозга, либо искателей органической причины душевных расстройств.

Исследователи того времени соглашались с неоднозначностью природы различных помешательств. Работы француза Жана Фальрэ, посвящённые «циркулярному помешательству» (ныне – биполярное аффективное расстройство) убедительно доказывали различную природу и исход состояний мании и меланхолии. Потом появился фундаментальный труд Карла Людвига Кальбаума, где он выделил особую форму всё того же загадочного заболевания, но уже больше из двигательной сферы – кататонию (неподвижность), а его ученик Эвальд Геккер нашёл кардинальные отличия, вылившиеся в понятие о гебефрении (когда люди начинают вести себя подобно маленьким детям).


Карл Людвиг Кальбаум

Психиатрическому миру пришлось покивать головами и убедиться, что да, действительно, есть и единый, непрерывный психоз, и острые состояния, и мании-меланхолии, и двигательные нарушения, и парафрении (когда человек считает себя великим и думает, что все хотят сделать ему что-то плохое), и гебоидофрении (психоз юношеского возраста), и зачастую все они причудливо переплетаются, имеют множество переходных форм, перемежаются то временными улучшениями, то глубоким распадом личности.
Одновременно во Франции развивалось учение о неврозах и истерии (о, это благодатная тема для отдельного обсуждения!), при которых отмечались формы течения, может, и без бурных, острых периодов, но вот заканчивались одинаково — неуклонным распадом психики. Кроме того, клинические описания заболеваний говорили о том, что депрессия может приводить к слабоумию, а может и не проводить, а кататония может сопровождаться парафренией, а может и не сопровождаться, что психозы могут развиваться в юношеском возрасте, а могут и не развиваться, но слабоумие всё нарастает… Что же с этим всем делать?

Читайте так же:
Особенности воспитания ребенка с шизофренией

Самые горячие споры велись вокруг группы расстройств с различным началом: впервые проявившихся депрессией, возбуждением, бредом преследования, расторможенностью влечений, ступором, навязчивостями, страхами, либо вообще никак не давших о себе знать, но неуклонно переходящих в состояние психического дефекта или особой формы слабоумия – без снижения интеллектуальных способностей и памяти, но с невозможностью выстраивать мысли (та самая инкогеренция мышления по Морелю). Что делать с такими заболеваниями? Как их называть?

«Шестое пришествие» или как родилась шизофрения

Конец этим калейдоскопическим метаниями положили на 12 Международном Медицинском Конгрессе в 1900 году. Именно тогда широкой психиатрической общественности Эмиль Крепелин представил очередное издание руководства по психиатрии, в котором он совершил, по сути, вторую психиатрическую революцию – объединил все выше упомянутые формы заболеваний и предложил обозначать как dementia praecox – раннее слабоумие. В шестом по счету руководстве Крепелин чётко разграничил: не важно как начинается заболевание, но важно то, как оно протекает – если приводит к деградации, то его следует считать dementia praecox, а если не приводит, то его нужно называть маниакально-депрессивным психозом. Важным отличием Крепелин считал наличие «светлых» промежутков – стойких ремиссий, якобы при dementia praecox не наблюдающихся, а при МДП – обязательных.

Эмиль Крепелин

Началась нозологическая эра психиатрии. Учёные дружно согласились с новым термином в частности, и парадигмой разделения заболеваний в целом, и уже более сотни лет не хотят от него отказываться, хотя и регулярно переименовывают саму dementia praecox.

Первым её переименовал Блейлер, обозначив схизофренией, что в немецкой транскрипции звучит как шизофрения.

Калейдоскоп, однако, не переставал поворачиваться – в следующих изданиях руководства сам Крепелин указывал на то, что и при dementia praecox бывают ремиссии, граничащие с полным выздоровлением, а МДП иногда приводит к необратимым изменениям психики. В общем, хотя учение о шизофрении тогда и сформировалось, но уже в самом начале допускало оговорки.

Ах, да! Теорию Гризенгера о едином психозе тогда задвинули в дальний ящик. Но о ней никто никогда не забывал. Кто знает, когда свершится и как будет выглядеть новая психиатрическая революция…

Текст: Наталья Захарова для портала нейроновости

Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик
вконтакте

Шизофрения (10)

Диагноз Шизофрения. Параноидная форма Манифестный период.

Непрерывный тип течения .

А. Семейный анамнез.

Родился в селе Первая Украинка в полной семье третьим (младшим) сыном 7 ноября 1963 года. В момент рождения больного его матери было 30 лет, отцу – 32 года. Роды у матери протекали без патологии. У ближайших родственников припадков, странностей поведения, самоубийств не было. Отец злоупотреблял алкоголем.

Мать умерла в 1994 году от инфаркта миокарда, страдала гипертонической болезнью на протяжении 30 лет. Отец жив, женился повторно, в настоящее время больной проживает с отцом, который является его опекуном, и мачехой.

Оба брата больного здоровы, женаты, имеют детей.

Б. Анамнез жизни.

Раннее детство без особенностей. В детстве болел краснухой, ветряной оспой, свинкой, без осложнений. Нервности, припадков, ночного недержания мочи, страхов не было.

Перед началом обучения в школе посещал подготовительные классы с продленкой с 6 лет.

С 7 лет посещал школу. Были проблемы с предметом русский язык, которые он преодолел при помощи своей любимой учительницы. Особенно увлекался историей, интересовался физикой и точными науками. В 10-м классе был физоргом, за особые успехи в физкультуре получил почетную грамоту. Школу окончил на «3» и «4».

После окончания школы пошел в армию. Служил в германии в пехотных войсках в секретном городе с 1981 по 1983 год. Занимался в армии интенсивным и ответственным трудом, часто испытывал переутомление, психическое и эмоциональное перенапряжение. Именно тогда появились первые признаки заболевания ( голоса). В 1983 году проходил образование во II танковой армии.

Вредные привычки. Курит на протяжении 25 лет по 2 пачки сигарет «Прима» в сутки. Впервые пробовал курить в 6 лет. Злоупотреблял алкоголем. До начала заболевания ежедневно выпивал 200 гр. водки за обедом, иногда задерживался после работы с друзьями и выпивал вместе с ними не больше 0,5 литра водки. Реакция на опьянение — становился злобным, сразу ложился спать. После начала заболевания

Читайте так же:
Не виден круг 6 возможно шизофрения

алкоголь не употребляет вообще.

После возвращения из армии работал киномехаником и помощником комбайнера. Работой был удовлетворен, считал ее интересной и полезной.

В октябре 1983 года уехал в Оренбург учиться на специальность водителя, но не получил ее , т. к. был госпитализирован в ОПБ № 2.

До начала заболевания проявлял заинтересованность жизнью, был инициативным, жизнерадостным, уравновешенным, в конфликты не вступал, было много друзей, находился в хороших отношениях с преподавателями в школе, с односельчанами.

Половое созревание наступило приблизительно в 14 лет, когда стал интересоваться противоположным полом, испытывал сексуальное влечение к женщинам, сексуальных отклонений не было. Было несколько связей в возрасте с 16 до 22 лет. Но жениться тем не менее никогда не хотел, считал это обременительным и глупым. Никогда не был женат, детей нет.

В . Анамнез заболевания.

Первые проявления заболевания обнаружились во время службы больного в армии, когда, находясь в казарме, больной услышал мужские голоса неприятного содержания, которые противоречили внутреннему голосу больного. По его мнению , эти голоса ему передавали шпионы из Польши, которые изобрели с этой целью новый специальный секретный прибор и, внедряя и навязывая чужие мысли больному, таким образом проводят над ним эксперимент.

Эти голоса ничего от него не требовали, они в основном комментировали его действия и мешали ему спать. Подробного содержания речи голосов больной воспроизвести не может.

По окончании армии больной усилием воли смог прекратить слышать голоса, он отогнал их от себя. Голоса перестали его беспокоить.

Затем, в 1984 году, когда больной проходил курсы водителя в Оренбурге, он вновь « сам захотел услышать голоса» . И стал слышать голоса матери, отца, знакомых, незнакомых людей, животных, птиц. При этом испытывал тревогу, страх, казалось, что кто-то зачем-то его преследует, что в голове «что-то оторвалось». Голоса, которые мог слышать только сам больной и которые звучали внутри его головы, мешали ему спать, он мучился от бессонницы два месяца и потом обратился за помощью в стационар. Первая госпитализация – зимой 1984 года ( в ОПБ №2).

Всего с 1984 по 2010 год госпитализаций было 7 ( в ОПБ № 1 : 24.10.06 – 20.02.07, 20.03.07 – 14.05.07, 23.07.07 – 28.11.07, 11.03.08 – 3.06.08, настоящая госпитализация – с 12.08.10).

Каждый раз за несколько недель до очередной госпитализации больного начинали беспокоить голоса, он прислушивался к ним, отвечал им , совершал нелепые движения, размахивал руками, что-то будто от себя отгоняя, становился отрешенным, замкнутым, угрюмым, злобным, агрессивным, отказывался принимать поддерживающее лечение, плохо спал, вследствие чего вынужден был обращаться за помощью к психиатрам.

Катамнез. С момента последней выписки из стационара до настоящей госпитализации больной проживал с отцом и мачехой в частном доме, выполнял элементарные домашние обязанности: вытирал пыль, выносил мусор, иногда ходил в магазин за продуктами, помогал накрывать на стол к обеду, подметал полы, трудился в огороде. К отцу относится тепло, уважает его и относится к нему с благодарностью. Общался со своим братом и его семьей. Из увлечений – иногда без особой охоты от скуки смотрит телевизор, книг не читает, хобби нет. В середине августа, за неделю до госпитализации, стал раздражительным, агрессивным, неуправляемым, конфликтовал с родителями, отказывался принимать поддерживающее лечение, плохо спал, слышал голоса, разговаривал с ними, говорил сам с собой. Бесцельно ходил по дому, бормотал, был погружен в свои переживания , ни с кем не общался, о голосах сообщать не хотел.

При поступлении находился в ясном сознании, ориентирован во времени, месте и собственной личности правильно. Продуктивному контакту малодоступен, жестикулирует, совершает различные нелепые действия — вскакивает, собирается идти, садится вновь. Многословен, бездистантен, фамильярен, во время беседы прислушивается к голосам, вследствие этого не всегда осмысливал вопрос, бормочет, разговаривает сам с собой. Эмоционально тускл, однообразен, уплощен. Критика отсутствует.

III. НАСТОЯЩЕЕ СОСТОЯНИЕ.

Соматический статус. Выявлен хронический бронхит вследствие курения. Жалобы на влажный кашель с небольшим количеством желтоватой мокроты, преимущественно по утрам. Голосовое дрожание усилено, симметрично, граница относительной тупости легких смещена вниз на 1 межреберье, экскурсия нижнего края легких ограничена. Перкуторно – легочный звук с оттенком тимпанита. Аускультативно – в нижних отделах легких влажные мелкопузырчатые хрипы на выдохе. ЧДД= 20 в мин.

Со стороны других органов и систем соматической патологии не выявлено.

Неврологический статус. Сознание ясное. Рефлексы сохранены ( коленный, роговичный, ресничный, нижнечелюстной, небный, глоточный). Обоняние не нарушено. Поля зрения не нарушены, зрачки D=S , реакция на свет сохранена, глазные щели равные, нормальной величины, D=S, состояние глазных яблок обычное, конвергенция не нарушена, температурная, болевая, тактильная чувствительность в норме. Болезненность в точках выхода ветвей тройничного нерва отсутствует. Слух сохранен. Язык по средней линии. Патологические стопные рефлексы отсутствуют, рефлексы орального автоматизма отсутствуют. Менингеальные симптомы отсутствуют. В позе Ромберга устойчив, от средней линии не отклонен.

Имеются гиперкинезы верхних конечностей в виде непроизвольного подергивания рук, сгибания рук в локтевых суставах, выбрасывание рук, движения пальцами в виде потирания ладоней, червеобразных вычурных движений пальцев рук, что свидетельствует о вторичном гиперкинетическом синдроме на фоне длительного приема нейролептиков.

Читайте так же:
Художник который рисовал кошек шизофрения

Сознание ясное. Во времени, месте, собственной личности ориентирован правильно. В общение вступает быстро и охотно. Психические реакции не замедленны. Мимика однообразная, невыразительная, адекватная. Речь монотонная, косноязычная, невнятная. Во время беседы сидит за столом. Имеются навязчивые действия : на протяжении всего разговора покручивает пуговицу рубашки, теребит одежду, одергивает рукава, покачивает ногой, оглядывается по сторонам, шмыгает носом, крутит в руках соринки со стола, неусидчивый: то встает, будто собираясь куда-то идти, то вновь садится, имеются гиперкинезы в виде непроизвольных размашистых вычурных периодических движений рук, подергивания кистей и специфических движений пальцев рук ( как будто больной поглаживает пальцами ладони, разминает их, складывая кисти в кулак).

Мышление не замедлено, обстоятельно, больной подробно рассказывает о своей жизни, обращая внимание на несущественные детали, не выделяя главного и второстепенного, говорит не по существу вопроса, забывает, о чем хотел сказать, тогда начинает говорить о другом, в основном нелогично. Имеется выраженная склонность к детализированию и трудность в переключении внимания больного с одной темы на другую. Больной многословен, склонен захватывать инициативу в разговоре, при этом , увлеченно рассказывая, соскальзывает с одной темы на другую без видимой логической связи, но при этом часто изъясняется непонятно даже для самого себя, не может высказать собственную мысль, теряет смысл своего высказывания, вследствие чего долго и бесцельно может рассуждать на посторонние темы, делать неожиданные паралогичные выводы из сказанного ранее.

Эмоциональные реакции однообразны, сглажены ( при упоминании о праздниках, скором дне рождения, отце — самом близком человеке больного, его маленьких племянницах, больной без всякого выражения лица и голоса безразлично говорит о том, что их любит).

В отделении с больными не общается, выглядит отрешенным, ходит по коридору, раскачиваясь, погружен в свои переживания. В еде и одежде аккуратен. Дисциплинирован.

Постоянно слышит мужские голоса, которые мешают ему спать. Ничего существенного они не сообщают, в основном, комментируют действия больного и носят антагонистический характер ( « вот, сигареты забыл», « одень теплую рубашку, а то можешь простудиться», « пей таблетки, они хорошие, помогут тебе вылечиться», « ты никогда не выйдешь из больницы, ты очень болен», «сегодня на завтрак была груша, значит, сегодня тебя позовут на занятие к студентам» и т.д.) . Голоса звучат внутри головы больного, он знает, что может слышать их только он. О голосах говорит без желания, с неохотой сообщает их содержание, при упоминании о них делает вид, что не замечает вопроса, сразу же становится оживленным, говорит на другую тему, быстро и убежденно, причем суждения становятся нелогичными, нелепыми.

Сверхценные мысли связаны с политическими событиями. Больного беспокоит скорое начало третьей мировой войны, которое от всех скрывают, взрывы в засекреченных местах, которые отравляют и лишают безопасности простых граждан. Много и пространно рассуждает о деятельности Керенского, Ленина, Сталина, Гитлера, утверждает, что после смерти каждого политического вождя наступает страшная кровавая война. Четко помнит все даты важных исторических событий, дни смерти политических вождей, в разговоре постоянно возвращается к обсуждению исторических тем.

Произвольное внимание снижено, непроизвольное повышено – больной постоянно отвлекается, вертит головой по сторонам, не всегда сразу понимает смысл заданного вопроса, тяжело привлечь его внимание и сосредоточить на беседе. Дни недели в обратном порядке и цифры от 10 до 1 перечисляет безошибочно.

Текущие события дня запоминает без труда, хорошо помнит последовательность и содержание событий. Содержание короткого рассказа «плохой сторож» передает подробно и правильно, смысл рассказа объясняет верно. Память на прошедшие события из личной жизни, на общеизвестные исторические факты не нарушена.

Смысл метафор « золотые руки», «золотая голова», «каменное сердце» объясняет правильно.

Проба на живое – неживое ( «рыба – лодка», « машина – лошадь») — объясняет правильно; проба на обобщение однородных понятий ( «яблоко, груша, банан, апельсин – фрукты», « носки, рубашка, куртка, брюки – одежда», « шкаф, стол, стул, диван – мебель») – положительна, объясняет правильно. Проба на выделение лишнего понятия ( «клубника, малина, вишня, огурец – лишнее огурец, т.к. это овощ, а все остальные это ягоды»)- положительна. Смысл пословиц и поговорок ( « без труда не вытащишь рыбку из труда», «готовь сани летом, а телегу зимой») объясняет правильно. в речи сам употребляет поговорки « 45 – баба-ягодка опять»( про то, что он еще молод и свеж, хотя у него скоро день рождения и ему исполнится 45 лет), « хозяйство вести – не лапти плести»

( оправдывая алкоголизм своего отца, который выпивал, т.к. тяжело было психологически вести хозяйство и нужно было каким-то образом расслабляться).

От 1 до 100 считает правильно, гордится этим. От 10 до 1 считает правильно.

При проведении проб проявил прилежание, стремление ответить правильно, старался .

Читайте так же:
Можно ли заразиться шизофренией от другого человека

Критика формальна, неохотно признает себя больным, считает, что с момента начала заболевания его личность не изменилась, на лечение реагирует положительно.

В беседе активен, развернуто и полно сообщает сведения о прошлом, запас знаний и суждений об окружающих удовлетворительный, учитывая , что это сельский больной без высшего образования.

IV . ОБОСНОВАНИЕ ДИАГНОЗА.

— чувственный несистематизированный первичный интерпретативный бред;

-идеаторные психические автоматизмы ( чувство вкладывания мыслей, шпэрунги и ментизмы);

— расстройства ассоциативного мышления: обстоятельность мышления, аморфность мышления, резонерство, «скачка идей»;

Анамнез заболевания:

Больная жалуется на мучительную щекотку внутри тела ( « как будто змея ползает внутри») в области груди ,рук, подмышечных впадин ,которые впервые появились 26 лет назад во время второй беременности и второй раз 2 года назад. Первый приступ был после тяжелой второй беременности , больная пережила сложные роды( со слов больной« рожала три дня») , ребенок лежал в отделении реанимации . Она боялась потерять его, сильно переживала ( « не находила себе место»). В том же году убили старшего брата, который страдал алкоголизмом . Во время очередной драки ему перерезали горло и в таком состоянии он перелез через забор и весь в крови прищел домой . 1,5 года больная лечилась от послеродовой депрессии, на фоне которой ее стали беспокоить невыносимые, мучительные приступы щекотки внутри тела. По этому поводу вновь попала в больницу, где лечилась 2 года. Помог избавиться от приступов дедушка-знахарь, который носил ей в больницу капли с настойкой ( со слов больной ,курс лечения был рассчитан на 21 день). Ровно через 21 день у нее все прошло ( « как рукой сняло»). 24 года приступов не было, больная 3 раза меняла работу ( причиной называет плохие взаимоотношения в коллективе). 2 года назад умер отец, в связи с чем больная очень сильно страдала, переживала , винила себя в его смерти ( со слов больной , не досмотрела), долгое время не выходила из дома. Вновь появились приступы мучительной щекотки внутри тела, которые тревожили больную, мешали спать, но к врачам она не обращалась. Лишь в мае этого года, после очередного приступа муж отвез ее в больницу, где и находится по сей день. Стало чуть легче, но приступы продолжаются, тревожат больную. Она плохо спит, замкнута , с другими пациентами на контакт идет охотно, но общается очень редко, в виду плохого самочувствия и страха нового приступа.

Настоящее состояние больного:

Соматический статус: Состояние больной удовлетворительное , положение активное, сознание ясное. Телосложение гиперстеничное. При осмотре еожных покрово кожа бледно-розовая, нормальной влажности, тургор сохранен. Питание достаточное, подкожно- жировая клетчатка развита удовлетворительно, тонус мышц сохранен, при пальпации , активных и пассивных движениях безболезненны. Искривлений, деформаций костей нет, кости при надавливании и покалачивании безболезненны. В суставах болезненности, деформации, хруста при пальпации и движении нет. В легких дыхание везикулярное , хрипов нет. Тоны сердца приглушены, ритм правильный. АД 130/80 мм рт.ст . ЧСС – 65 в мин. Живот мягкий , безболезненный при пальпации. Лицо симметрично. Нарушений со стороны черпно-мозговых нервов нет, корнеальный рефлекс сохранен. Сухожильные, надкостничные, поверхностные рефлексы нормальной выраженности. Патологических рефлексов нет. Чувствительность сохранена. Менингеальных симптомов нет. Потоотделение и слюноотделение в норме. Трофических расстройств нет.

Психический статус:

Больная контактна , охотно идет на беседу. На вопросы отвечает по существу, но иногда уходит от ответа. Одета опрятно, во время разговора несколько раз меняла позу. Выражение лица спокойное, голос тихий, речь медленная, больная благодушна .Несколько раз менялось настроение , когда речь затрагивала отца, старшего брата и сына. Ориентируется во времени, четко говорит , какое сегодня число , месяц , год, ориентируется в окружающей обстановке, понимает , что находится в психиатрической больнице. Мимика малоактивная, движения замедленные .Речь грамматически правильно построена, но логичность иногда утрачивается. . Критична к своему состоянию. Говорит, что она доставляет неудобство семье из-за своей болезни. Во время разговора часто вспоминает сына, который с 18 лет пристрастился к наркотикам, боится за него, винит себя в том, что он стал наркоманом ( «значит недостаточно за ним смотрела,где-то недоглядела»). Со слов больной, несколько дней назад у нее была невыносимая щекотка внутри тела( « как будто змея ползает внутри груди, рук, подмышечных впадин») .Во время приступов она очень страдает, сидит в коридоре и рыдает, они ее мучают. Больная говорит , что ей страшно, она очень боится возникновения нового приступа, поэтому плохо спит, у нее нет сил, не хочет ничего делать, почти всегда плохое настроение и она старается меньше вступать в контакт с другими пациентами. К проводимому лечение относится положительно. Считает , ей стало лучше, но переживает ,что болезнь никак не пройдет и эта мучительная щекотка ее вновь настигнет. Со слов больной, очень хочет вновь устроиться на работу, так как она в чужом городе и нужно зарабатывать деньги, но ей мешают эти невыносимые приступы.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector