Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Психологические факторы социальной тревожности в студенческом возрасте 3213 // Индекс востребованности Суммарное число скачиваний PDF-файла статьи (с 2015 года); $(target_items). each(function(i) $( body ). append( tooltipText ); var my_tooltip $( # name i); $(this). removeAttr( title ). mouseover(function() ( display: none ). fadeIn(400); ). mousemove(function(kmouse) ( left: 15, top: 15 ); ). mouseout(function() ut(400); ); ); $(document). ready(function() simple_tooltip( #article_downloads_cnt, downloadsTooltip ); ); // >

Психологические факторы социальной тревожности в студенческом возрасте 3213

Павлова Т.С.
кандидат психологических наук, научный сотрудник НИЛ «Научно-методическое обеспечение экстренной психологической помощи» Центра экстренной психологической помощи, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия
e-mail: darzo@yandex.ru

Холмогорова А.Б.
доктор психологических наук, профессор, декан факультета консультативной и клинической психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5194-0199
e-mail: kholmogorova@yandex.ru

Аннотация

В статье представлены результаты исследования психологических факторов социальной тревожности в студенческой популяции на основе многофакторной модели аффективных расстройств А.Б. Холмогоровой и Н.Г. Гаранян. Описаны методики и этапы исследования. Рассмотрены взаимосвязи степени социальной тревожности с личностными, интерперсональными и семейными факторами. Показано, что тревожным студентам присущи такие качества как перфекционизм и враждебность, избегающий и зависимый типы личностных установок, неудовлетворенность уровнем своей социальной поддержки.

Тип: научная статья

Ссылка для цитирования

Согласно эпидемиологическим исследованиям проблема социальной тревожности является весьма распространенной среди населения, особенно среди молодежи. По итогам опроса, проведенного Зимбардо среди студентов в 1979 году, около 80% респондентов в какой-либо момент своей жизни страдали от проявлений социальной тревожности, 40% опрошенных считали себя подверженными этой проблеме в данный момент [Зимбардо, 1991]. При этом исследователем отмечается тенденция к распространенности данного явления – так, в 1997 году от застенчивости страдали уже 50% респондентов. В западных обществах распространенность социальной фобии достигает от 7 до 13% [Furmark, 2002; Juster, Heimberg, 1998; Rapee, Spence, 2004], в США она является третьим по распространенности психическим заболеванием (после депрессии и алкоголизма). Причем риск манифестации этого заболевания выше среди подростков и молодежи (15-24 лет) [Heimberg, Stein, Hiripi, & Kessler, 2000], что может быть обусловлено актуальными для этого возраста вопросами, тесно связанными с социальным взаимодействием (самостоятельная социализация, начало профессиональной деятельности, создание семьи или длительных отношений).

Высокий уровень социальной тревожности крайне неблагоприятно сказывается на качестве жизни человека, увеличивая риск одиночества, развода, суицида, коморбидных психических расстройств, алкоголизации, сексуальных дисфункций, снижения количества социальных связей и социальной поддержки и пр. [Холмогорова, Гаранян, Горшкова, Мельник, 2009; Bodinger et al., 2002; Davidson, Hughes, George, & Blazer, 1994; Olatunji, Cisler, Tolin, 2007; Kashdan, 2007; Schneier et al., 1994]. При этом, несмотря на наличие большого числа исследований разных аспектов социальной тревожности, отмечается отсутствие комплексного взгляда на эту проблему [Никитина, Холмогорова, 2010; Сагалакова, Труевцев, 2007; Crozier, Alden, 2005].

Социальная тревожность определяется как вид тревожности, триггером которого выступают ситуации социального взаимодействия, а основным содержанием является страх негативной оценки со стороны окружающих [Зимбардо, 1991; Сагалакова, Труевцев, 2009; Никитина, Холмогорова, 2010; Crozier, Alden, 2005; Heiser et. al., 2003; Rapee, Spence, 2007; Kashdan, 2007]. Социальная тревожность рассматривается как вид личностной тревожности [Spielberger, 1972]. Вопрос о соотношении близких между собой понятий социальной тревожности, застенчивости, социальной фобии и избегающего расстройства личности пока еще остается открытым, несмотря на то, что многие современные исследования [Chavira et. al., 2002; Heiser et. al., 2003] свидетельствуют в пользу модели континуума D.W. McNeil, согласно которой эти состояния располагаются на отрезке от нормальной до интенсивной тревожности в порядке увеличения интенсивности: застенчивость, социальная фобия и избегающее расстройство личности [Gough, Thorne, 1986].

Целью нашего исследования явилось многоаспектное изучение социальной тревожности на основе интегративной многофакторной психосоциальной модели расстройств аффективного спектра. [Холмогорова, 2006; Холмогорова, Гаранян, 1998]. Данная модель описывает социально-психологические факторы эмоционального неблагополучия человека, систематизируя их по 4 уровням: макросоциальные, семейные, интерперсональные и личностные. Культурные ценности современного общества, такие как культ успеха и достижений, культ силы и сдержанности, установка на конкурентность и индивидуализм, объединяясь в макросоциальные факторы, могут играть существенную роль в развитии изучаемого феномена [Гаранян, Холмогорова, Юдеева, 2001; Холмогорова, 2006]. Кроме того, перечисленные установки способствуют формированию таких дисфункциональных личностных черт как враждебность и перфекционизм, которые в последнее время интенсивно исследуются как личностные факторы эмоциональных расстройств [Гаранян, Холмогорова, Юдеева, 2001; Москова, 2008; Холмогорова, 2006; Юдеева, 2007]. Крайне значимыми признаются и семейные факторы [Холмогорова, Воликова, 2007; Юдеева, 2007; Гаранян, 2006; Rapee 1997; Rapee & Spence, 2007; Burgess et al., 2005], проявляющиеся в определенном стиле эмоциональных коммуникаций в семье, в дисфункциональных убеждениях и поведении родителей (например, гиперопека и гиперконтроль), что также вносит свой вклад в развитие перфекционизма и враждебности. Влияние вышеперечисленных факторов, в свою очередь, приводит к трудностям в интерперсональной сфере, которые выражаются в дефиците близких поддерживающих межличностных отношений, преобладании формальных, поверхностных контактов, сужении социальной сети и низком уровне эмоциональной поддержки [Холмогорова, Гаранян, Петрова, 2003].

Читайте так же:
Сколько в среднем живут с деменцией

Тревожность и факторы ее возникновения

В современной психологии тревожность понимается как «индивидуальная психологическая особенность, проявляющаяся в склонности человека к частым и интенсивным переживаниям состояния тревоги, а также в низком пороге его возникновения» [30], как «устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая у него наличие тенденции воспринимать широкий спектр ситуаций как угрожающие, что обуславливает соответствующую реакцию на эти ситуации» [57].

Высокая тревожность личности, таким образом, проявляется в частых и интенсивных переживаниях состояния тревоги и в тенденции оценивать многие ситуации как угрожающие, включая объективно безопасные ситуации [17, 32]. Существует также мнение о том, что у высокотревожных личностей тревогу вызывают именно те жизненные ситуации, которые данная личность воспринимает как несущие угрозу его престижу, самооценке, самоуважению [3, 45], т.е. некоторые авторы связывают тревожность не с любыми, а только с социальными потребностями субъекта.

В зарубежной литературе, вслед за Ч. Спилбергером, принято различать ситуативную и личностную тревожность (тревожность-состояние и тревожность-свойство) [32], что нашло отражение и в отечественной литературе [3, 26 и др.]. Однако, по-видимому, для отечественной науки такое разграничение не актуально, поскольку, если в английском языке и тревога, и тревожность обозначаются одним и тем же термином «anxiety» [26, 30], то в русском языке ситуативная тревожность, или тревожность-состояние обозначается термином «тревога». Другими словами, для того, что в зарубежной литературе подразумевается под терминами «ситуативная и личностная тревожность», в отечественной литературе существуют термины «тревога» и «тревожность».

Различают частную (специфическую) и общую тревожность личности [17, 30]. Под частной тревожностью понимается устойчивая тревожность в какой-либо сфере (межличностная, школьная, тестовая и т.д.), связанная с постоянным реагированием состоянием тревоги только на определенные ситуации. Под общей тревожностью понимается тревожность, не связанная только с определенными категориями ситуаций, а меняющая свои объекты в зависимости от изменения их значимости для человека.

Выделяют также адекватную (конструктивную) и неадекватную (невротическую) тревожность. «Если адекватная тревожность понимается как реакция на значимые ценности личности, пропорциональная реальной угрозе, не связанная с невротическими защитными механизмами, и прекращающая действовать при прекращении влияния негативного фактора, то неадекватная тревожность – это связанное с внутренними конфликтами переживание тревоги, не пропорциональное реальной опасности и ведущее к ограничениям активности и сознания» [57].

Высокий уровень тревожности является признаком неблагополучия личности, возможно, предвестником невроза или его симптомом, а также может быть связан с самыми разнообразными психологическими расстройствами [30]. Высокий уровень тревожности, как правило, связан с социально-психологической дезадаптацией личности, т.е. с недостаточным приспособлением субъекта к условиям жизнедеятельности в обществе [51]. В свою очередь, высокая тревожность оказывает неблагоприятное воздействие на развитие личности.

В литературе приводятся многочисленные данные о взаимосвязи тревожности с другими свойствами личности [11, 17, 57 и др.]. Результаты различных исследований свидетельствуют о том, что высокая тревожность наиболее тесно связана с особенностями самооценки и межличностных отношений. Они характеризуются неуверенностью в себе, завышенной или заниженной самооценкой, высоким и неустойчивым уровнем притязаний; постоянно озабочены мнением окружающих о себе, испытывают страх негативной оценки с их стороны и убеждены в их отрицательном отношении. В отношениях с окружающими высокотревожным субъектам свойственны подозрительность, застенчивость, нерешительность, робость, покорность или, напротив, негативизм, склонность к доминированию, грубость как защитные реакции.

Для личностей с высоким уровнем тревожности характерны также дисфункции когнитивной и эмоциональной сферы. Они имеют особую избирательную тенденцию, благоприятствующую восприятию стимулов, содержащих угрозу, что приводит к развитию дезадаптивного мышления; характеризуются эмоциональной неуравновешенностью и агрессивностью, постоянно испытывают чувство враждебности окружающего мира.

На современном этапе развития науки причины формирования тревожности изучены недостаточно. Известно, что в целом тревожность формируется и под влиянием врожденных, природных факторов, и под влиянием социальных и личностных факторов, действующих в течение жизни человека [30]. При этом, согласно результатам исследований Р.Кэттелла и И.Шейера (1961), влияние среды является более значимым для развития тревожности, чем влияние наследственности [17].

К биологическим факторам формирования тревожности относятся особенности нервной системы [30].

Социальные факторы развития тревожности делят на внешние и внутренние. К внешним факторам относят семейное воспитание, школьную успеваемость, взаимоотношения с учителями и взаимоотношения со сверстниками; к внутренним – внутриличностный конфликт и негативный эмоциональный опыт [23].

Большинство исследователей подчеркивают, что особую значимость для формирования тревожности приобретают испытываемые ребенком в дошкольном и младшем школьном возрасте нарушения отношений в семье, особенно в тех случаях, когда родители подвергают ребенка частым наказаниям [32]. К формированию тревожности у ребенка приводят тревожное поведение родителей, нередко сопровождающееся гиперопекой, эмоциональное отвержение ребенка, эмоциональная холодность родителей, авторитарный стиль воспитания, особенно сопряженный с высоким уровнем ожиданий родителей по отношению к ребенку, [23, 32, 42, 47 и др.]. «Если кто-то из родителей тревожен и проявляет гипертрофированную заботу о ребенке, его жизни и здоровье, это порождает у него переживание нестабильности окружающего мира, предчувствия надвигающейся со всех сторон опасности. Ребенок боится жить и выйти за рамки привычных отношений, ориентируется только на семью. Но при искусственном ограничении социального опыта ребенка семья не обеспечивает ему переживания надежности, защищенности. Отсюда – чувство беззащитности, неуверенность в своих силах, высокая тревожность.

Читайте так же:
Синдромы деменции различного генеза

Гораздо чаще дети становятся тревожными, когда в семье им предъявляют непосильные требования, проявляют раздражение чаще, чем беспокойство, постоянно и открыто выражают недовольство их поведением. Конечно, взрослые должны оценивать действия ребенка, адекватно выражать свое отношение к проступкам. Но очень важно то, как часто и в какой форме это делается. Когда ребенка укоряют, стыдят и откровенно ругают за все подряд – лежащую не на месте игрушку, пролитый чай, грязные руки, слишком громкую или слишком тихую речь и т. д. – всплески ситуативной тревожности превращаются в сплошной эмоциональный фон. Возникает тревожное ожидание неприятностей, страх перед наказанием» [42].

Во всех перечисленных случаях ребенок находится в ситуациях, порождающих постоянное эмоциональное неблагополучие [3], фрустрацию наиболее значимых для него потребностей, и в результате нормальный процесс адаптации ребенка к среде нарушается. Действие перечисленных факторов приводит к тому, что ребенок вынужден прибегать к выработке «сверхбдительности в отношении враждебных стимулов и развитию паттернов агрессии и защиты от воспринимаемого враждебным окружения» [47], что и приводит к развитию тревожности.

Среди многочисленных теорий тревожности наибольший интерес представляют теории, разработанные в рамках психоанализа и бихевиоризма.

С точки зрения бихевиоризма, тревожность представляет собой «закрепленный навык неадаптивного поведения, приобретенный путем научения. В необихевиоризме раскрыта роль подражания, лежащего в основе невротического поведения: ребенок либо непосредственно усваивает невротические образцы поведения родителей, либо подражает другим людям, совершая поведенческие акты, противоречащие другим образцам и нормам, что становится причиной переживания тревоги» [57].

Сторонники психоанализа сконцентрировали внимание на изучении невротической тревожности. По мнению З.Фрейда, формирование невротической тревожности начинается с того момента, когда врожденные влечения субъекта (обычно ребенка) вступают в противоречие с требованиями общества, выступающего в лице значимых других (обычно родителей). Как правило, такое противоречие сопровождается восприятием опасности, страхом неодобрения, наказания. Возникает внутренний конфликт, разрешение которого достигается путем психологической защиты – вытеснения исходного влечения из сознания в бессознательное. Вытесненное влечение при этом продолжает существовать и нести прежнюю угрозу, внутренний конфликт не находит конструктивного разрешения; человек продолжает испытывать страх, но уже не осознавая его причины, т.е. субъект переживает именно тревогу [32].

Последователи Фрейда, развивая его учение, рассматривали различные возможные источники тревоги, но практически во всех случаях связывали тревогу с социальным контекстом и внутренним конфликтом: между стремлениями к зависимости и независимости (О.Ранк), между зависимостью от значимых других и враждебным отношением к ним (К.Хорни) и т.д. [32].

Следует также отметить, что невротическая тревога представляет собой крайне мучительное переживание, т.к. испытывается человеком постоянно, а «неосознаваемость причин тревоги, отсутствие связи ее с определенным объектом, невозможность конкретизировать ощущаемую угрозу делают невозможным и какую-либо деятельность, направленную на предотвращение или устранение угрозы» [20]. По мнению сторонников психоанализа, для ослабления невротической тревоги возникают защитные действия и способы поведения человека – невротические симптомы – и тревога значительно усиливается тогда, когда эти защитные действия и способы поведения подвергаются сомнению или провокации [58].

Влияние тревожности на психологическое и интеллектуальное развитие детей дошкольного возраста
статья на тему

Шаймухаметова Дильноза Дмитриевна

Психическое здоровье – фундамент духовного развития ребёнка. В последнее время отмечается рост пограничных нервно-психических расстройств у детей и подростков.

Доказано, что между душевным равновесием и физическим здоровьем существует тесная взаимосвязь, а положительное состояние относится к числу важнейших условий развития личности. Современные условия общества, нестабильность в семейных взаимоотношениях и ранняя интеллектуализация способствуют проявлению нарушений в эмоциональном развитии дошкольника, которые обостряют чувствительность ребенка, повышают уровень тревожности, ведут к невротизации. Обусловлена тревожность склонностью к беспокойству и волнениям, приходящим к ребенку извне, из мира взрослых, из системы тех отношений, которые задаются родителями в семье, воспитателями, детьми в межличностном взаимодействии.

Тревожность, как фактор эмоциональной нестабильности, выступает дезадаптивным моментом, препятствующим развитию эмоционально-волевой, познавательной сферы и становлению эмоционально-личностных образований. Особенно опасным в этом отношении, является дошкольный возраст, сопровождаемый кризисом развития и сменой социальной ситуации.

Как известно, Л.С.Выготский проводит мысль о единстве интеллектуального и аффективного в организации самых простых и самых сложных форм психической жизни .

С.Я.Рубинштейн считает, что единица психического всегда включает в себя единство компонентов интеллектуального и аффективного .

Л.С.Выготский указывает на то, что развитие познавательной деятельности у детей связано с динамично изменяющейся эмоционально-волевой сферой.

Несформированность или нарушения эмоционально-волевых особенностей вызывает у ребенка в затруднении интеллектуальных заданий, что в свою очередь оказывает отрицательное влияние на развитие личности ребенка.

Расстройства в эмоциональной сфере детей не только снижают интеллектуальные возможности, но и могут приводить к нарушению поведения, а также вызывать явления социальной дезадаптации.

Читайте так же:
Обострение у больного с деменцией

Тревожный ребёнок имеет неадекватную самооценку: заниженную, завышенную, часто противоречивую, конфликтную. Он испытывает затруднения в общении, редко проявляет инициативу, поведение приневротического характера, с явными признаками дезадаптации, интерес к учёбе снижен. Ему свойственна неуверенность, боязливость, наличие псевдокомпенсирующих механизмов, минимальная самореализация.

Тревожные дети чаще всего входят в число наименее популярных детей группы, так как они часто неуверенны в себе, замкнуты, малообщительны, или наоборот, слишком общительны, назойливы. Причиной непопулярности иногда является их безынициативность из-за неуверенности в себе, поэтому эти дети скорее не могут быть лидерами в межличностных взаимоотношениях.

Результатом безынициативности тревожных детей является и то, что у других детей появляется стремление доминировать над ними, что ведет к снижению эмоционального фона тревожного ребенка, к тенденции избегать общения, возникают внутренние конфликты, связанные со сферой общения, усиливается неуверенность в себе. В то же время, в результате отсутствия благоприятных взаимоотношений со сверстниками появляется состояние напряженности и тревожности, которые и создают либо чувство неполноценности и подавленности, либо агрессивности.

Ребенок с низкой популярностью, не надеясь на сочувствие и помощь со стороны сверстников, нередко становится эгоцентричным, отчужденным. Это плохо в обоих случаях, так как может способствовать формированию отрицательного отношения к детям, людям вообще, мстительность, враждебность, стремление к уединению.

Рассматривая взаимосвязь тревожности и интеллектуального развития дошкольников, нужно отметить, что «повышенная тревожность может дезорганизовать любую деятельность (особенно значимую)».

А. М. Прихожан считает, что высокая тревожность оказывает в основном отрицательное, дезорганизующее влияние на результаты деятельности детей дошкольного возраста.

X. Граф, изучая детскую тревожность, также исследовал ее влияние на деятельность, в частности на игру детей в футбол. Он обнаружил, что худшие игроки оказались наиболее тревожными. В ходе своего исследования X. Граф установил тот факт, что уровень тревожности ребенка связан с родительской опекой, то есть высокая тревожность у ребенка – это результат излишней родительской опеки.

В исследованиях Е.А. Савиной, Н.А. Шаниной, о связи самооценки и уровня тревожности было выявлено, что тревожные дети нередко характеризуются низкой самооценкой, «в связи с чем у них возникает ожидание неблагополучия со стороны окружающих. Тревожные дети очень чувствительны к своим неудачам, остро реагируют на них, склонны отказываться от той деятельности, в которой испытывают затруднения».

Детей с повышенной тревожностью отличает чрезмерное беспокойство, причем иногда они боятся не самого события, а его предчувствия. Часто они ожидают самого худшего. Дети чувствуют себя беспомощными, опасаются играть в новые игры, приступать к новым видам деятельности. У них высокие требования к себе, они очень самокритичны. Уровень их самооценки низок, такие дети и впрямь думают, что хуже других во всем, что они самые некрасивые, неумные, неуклюжие. Они ищут поощрения, одобрения взрослых во всех делах.

Для тревожных детей дошкольного возраста так же характерны и соматические проблемы: боли в животе, головокружения, головные боли, спазмы в горле, затрудненное поверхностное дыхание и др. Во время проявления тревоги они часто ощущают сухость во рту, ком в горле, слабость в ногах, учащенное сердцебиение.

К психологическим особенностям развития личности тревожного ребенка дошкольного возраста можно отнести:

  • преобладание позиции «малоценности», ущербности;
  • непосредственно-чувственное отношение к себе;
  • приписывание себе отрицательных эмоций, таких, как горе, страх, гнев и чувство вины;
  • неуверенность в себе, зависимость от чужого мнения;
  • у ребенка формируется негативное представление о собственной личности;
  • отмечается неустойчивая оценка болезни, нарастание пессимизма и депрессивности;
  • изменяется иерархия мотивов, снижается их побудительная сила.

Для тревожных детей характерны невозможность принять решение, колебания, сомнения, трудности в начале работы, страх сделать первый шаг, выраженная фаза ориентировки в каждом задании. Они склонны разделять все действия на отдельные операции и все тщательно анализировать.

Проблема отношений родителей и детей — сложная и парадоксальная. Сложность ее — в скрытом, интимном характере человеческих отношений, щепетильности «внешнего» проникновения в них. А парадоксальность в том, что, при всей важности данной проблемы, родители ее обычно не замечают, ибо не имеют для этого необходимой психолого-педагогической информации.

В «здоровых» семьях родители и дети связаны естественными повседневными контактами. Это такое тесное общение между ними, в результате которого возникает душевное единение, согласованность основных жизненных устремлений и действий. Природную основу таких отношений составляют родственные связи, чувства материнства и отцовства, которые проявляются в родительской любви и заботливой привязанности детей и родителей.

Многие родители достаточно хорошо осознают недостатки своего воспитания, но очень часто им не хватает элементарной психологической грамотности, чтобы решить свои проблемы.

Семья может являться как мощным фактором развития и эмоционально-психологической поддержки личности, так и источником психической травмы и связанными с ней разнообразными личностными расстройствами: неврозами, психозами, психосоматическими заболеваниями, сексуальными перверсиями и отклонениями в поведении.

К семейной атмосфере, ее состоянию и перспективам человек чувствителен на протяжении всей своей жизни. Однако наибольшее влияние семья оказывает на формирующуюся личность. В семье формируется отношение ребенка к самому себе и окружающим людям. В ней происходит первичная социализация личности, осваиваются первые социальные роли, закладываются основные ценности жизни. Родители естественным образом оказывают влияние на своих детей: через механизмы подражания, идентификации и интериоризации образцов родительского поведения. Уникальным катализатором семейного воспитания являются родственные чувства. Семейное воспитание индивидуально, и потому его невозможно заменить никакими суррогатами анонимного воспитания. Его отсутствие или изъяны практически невозможно восполнить в последующей жизни человека.

Читайте так же:
Лечение нервного заикания у взрослых

Воспитательный микросоциум, часть социальной микросреды, которая осуществляет направленное и ненаправленное воспитательное воздействие и влияет на формирование личности ребенка.

Семье в воспитательном микросоциуме, этом малом круге общения, принадлежит главная роль. Семья осуществляет воспитательные воздействия и влияния позитивной и негативной направленности в зависимости от личностных особенностей родителей, их отношения к ребенку и его воспитанию, стиля семейного воспитания. В каждой семье, основанной на родственных чувствах и привязанностях, складывается особый эмоционально-психологический микроклимат, формируются семейные роли. Эти и многие другие параметры, переплетаясь между собой, и определяют семью как воспитательный микросоциум .

Воспитательный потенциал семьи — это ее способность реализовывать функцию воспитания, развития и социализации ребенка. Большинство исследователей, например Минияров В.М., связывает его с психологической атмосферой, системой межличностных отношений, характером отношения к детям, их интересам, потребностям, уровнем психолого-педагогической и общей культуры родителей, образом жизни семьи, структурой, индивидуально-типологическими особенностями родителей .

Вопрос о причинах возникновения тревожности в настоящее время остается открытым. Однако многие авторы в качестве одной из причин повышенного уровня тревожности дошкольников и младших школьников считают неправильный стиль родительского воспитания.

Е. Ю. Брель проводила специальное исследование, направленное на выявление социально-психологических факторов, влияющих на формирование детской тревожности. Данное исследование позволило ей сделать вывод о том, что такие социально-психологические факторы, как неудовлетворенность родителей своей работой, материальным положением и жилищными условиями, оказывают существенное влияние на появление тревожности у детей.

В детско-родительских отношениях сказывается тип семьи, позиция, которую занимают взрослые, стили отношений и та роль, которую они отводят ребенку в семье. Под влиянием типа родительских отношений формируется личность ребенка. При этом взаимоотношения в семье могут иметь разноплановый характер, а использование неэффективного типа родительского отношения ведет к возникновению тревожности у ребенка.

Необходимо отметить, что в настоящее время в качестве центральной, «базовой» причины тревожности детей выделяются факторы семейного воспитания, и прежде всего система взаимоотношений «мать — ребенок»

Очевидно, что социальная нестабильность, потеря (или угроза потери) взрослыми своей социальной позиции, неуверенность в себе, в завтрашнем дне, чувство вины за то, что обеспечиваешь семью хуже, чем другие, порождает у некоторых взрослых стремление выместить это на детях, что и проявляется во многих случаях жестокого обращения с детьми провоцируя появление ситуаций, вызывающих тревогу у детей.

К стилям воспитания, приводящим к появлению детской тревожности можно отнести практически все неправильные типы. Причиной тревожности может являться непоследовательное воспитание, так как ребенок постоянно находится в противоречивых условиях. Очень часто такие дети не знают что можно, а что нельзя, и не знают как будет правильно поступить в той или иной ситуации, чтобы не вызвать осуждение родителей. Ребенок живет в неблагоприятных и меняющихся условиях, к которым вынужден все время приспосабливаться.

Тревожность может проявиться у ребенка и при таком стиле воспитания как «явное отвержение». Здесь причиной является то, что ребенок не чувствует любви родителей, они жестко контролируют поведение ребенка, не интересуются его внутренним миром. При таком стиле воспитания ребенок живет в страхе совершить ошибку, боится проявлять инициативу, чувствует себя никому не нужным, обузой для родителей.

Сверхтребовательный тип воспитания также может привести к появлению тревожности у детей. В этом случае родители предъявляют к ребенку повышенные требования, за которыми часто стоят их личные амбиции. Эти требования, как правило, расходятся с возможностями ребенка, в результате чего ребенок живет в постоянном страхе не оправдать надежд своих родителей, что в свою очередь повышает уровень тревожности ребенка.

Такие стили воспитания как сверхтребовательность и вседозволенность можно назвать друг другу противоположностями.

И тот, и другой оказывают неблагоприятное воздействие на развивающуюся личность ребенка.

Высока вероятность воспитания тревожного ребенка родителями, осуществляющими воспитание по типу гиперпротекции. В этом случае общение взрослого с ребенком носит авторитарный характер, ребенок теряет уверенность в себе и в своих силах, он постоянно боится отрицательной оценки, начинает беспокоиться о том, что он сделает что-нибудь не так.

Воспитание по типу гиперопеки может сочетаться с симбиотическим воспитанием. В этом случае общение взрослого с ребенком может быть как авторитарным, таки демократическим. К установлению подобных отношений с ребенком склонны родители с определенными характерологическими особенностями — тревожные, мнительные. Установив тесный эмоциональный контакт с ребенком, такой родитель заражает своими страхами сына или дочь, способствует формированию тревожности.

Патологическая заостренность характерологических черт родителей порождает специфические особенности отношения к ребенку.

Так, нередко "делегирование" — упорное желание сделать из ребенка "самого" (развитого, эрудированного, порядочного, социально-успешного) — является компенсацией чувства малоценности, недееспособности, переживания себя как неудачника. Проекция родительских конфликтов на ребенка не предрешает, однако, стиля родительского отношения: в одном случае это выльется в открыто эмоциональное отвержение ребенка, не соответствующего идеальному родительскому образу; в другом случае примет более изощренную форму: по защитному механизму образования реакции обернется гиперопекой или гиперпротекцией. Очень обостряется конфликтное отношение к ребенку, особенно если в семье есть еще маленький ребенок: родители обычно склонны переоценивать достоинства младшего, на фоне которого недостатки ребенка — реальные и мнимые — воспринимаются родителями как невыносимые .

Читайте так же:
Питание мозга и деменция

Захаров А.И говорит о том, что самым благоприятным для ребенка будет, если родители смогут найти «золотую середину» в воспитании своих детей. Можно сделать вывод, что наиболее благоприятным будет являться стиль воспитания по типу «принятия и любви» .

Специалисты советуют родителям и педагогам использовать следующие методы: как можно чаще называть ребенка по имени и хвалить его в присутствии других детей и взрослых.

В факторы риска преждевременной смерти включили психологические и социальные факторы

Канадским и американским ученым удалось оценить влияние психологических, социальных, экономических и поведенческих факторов на смертность в пожилом возрасте. Используя данные о 13611 людях в возрасте от 52 до 104 лет, ученые выяснили, что, помимо курения и злоупотребления алкоголем, риск смерти в течение шести лет после начала исследования был выше, например, у разведенных, тех, кто испытывал финансовые трудности, никогда не вступал в брак и не был доволен своей жизнью, пишут ученые в Proceedings of the National Academy of Sciences.

Оценивая риск преждевременной смерти, исследователи чаще всего сосредотачиваются на тех факторах, которые очевидно влияют на физическое здоровье: питание, физическая нагрузка, потребление табака и алкоголя, а также, например, показатели обмена веществ организмом. Чуть менее очевидной бывает связь продолжительности жизни с другими факторами — психологическими, экономическими и социальными — хотя и она тоже изучается довольно часто.

Проблема большинства исследований, которые сосредоточены на изучении сторонних, напрямую несвязанных с состоянием здоровья, факторов на риск преждевременной смерти в том, что чаще всего они посвящены изучению одного или нескольких заранее подобранных факторов: как, например, в исследовании, которое указало на связь домашнего насилия на риск развития диабета и преждевременной смерти от всех причин. Эли Путерман (Eli Puterman) из Университета Британской Колумбии и его коллеги решили подойти к делу комплексно: для своего исследования они отобрали 57 факторов, среди которых были как классические привычки (потребление алкоголя и табака, а также физическая активность), так и социальные факторы (например, разводился ли человек, чувствует ли он себя одиноким, подвергается ли дискриминации, а также как он общается с семьей и друзьями) и психологические аспекты (черты «Большой пятерки», пессимизм, тревожность, приступы гнева и другие). Кроме того, ученые также собрали информацию о детстве участников и их родителях: например, семейном доходе и том, насколько неблагоприятной была обстановка в доме — как экономически, так и психологически.

Всего в исследовании приняли участие 13611 человек в возрасте от 52 до 104 лет (средний возраст — 69,3 года): все они заполнили анкету один раз, а ученые следили за ними, регистрируя смертность, в течение шести последующих лет. При анализе исследователи рассмотрели 57 регрессионных моделей с каждым фактором по отдельности, а в качестве побочных переменных учли национальность, возраст и образование.

Из всех факторов ученые выделили десять, значимо связанных со смертностью в течение шести лет исследования. Помимо курения, при котором риск повышался на 91 процент, если участник курил, и на 32 процента, если курил, но бросил, ученые также выделили развод (44 процента), злоупотребление алкоголем (36 процентов), финансовые трудности (32 процента), безработицу (32 процента), неудовлетворенность жизнью (31 процент), отсутствие вступления в брак (30 процентов), плохое настроение (23 процента) и то, получал ли когда-нибудь участник еду по талонам (28 процентов). Среди других факторов, которые были связаны с повышением риска смерти за шесть лет, ученые также выделили, например, плохие отношения с родственниками, тревожность и ежедневную дискриминацию.

Авторы работы заключили, что, помимо относительно очевидных факторов, которые могут повысить риск смерти в пожилом возрасте через прямое влияние на здоровье, также необходимо учитывать и сторонние факторы: социальные, психологические и экономические. Проведенный анализ, по мнению исследователей, позволит пересмотреть уже полученные в других работах результаты, а также учесть обнаруженные факторы в рамках, например, превентивной терапии.

Подобный комплексный анализ факторов (правда, не с классической регрессионной моделью для оценки риска, а с использованием кривой спецификаций) в прошлом году помог оценить влияние гаджетов на здоровье подростков: судя по нему, гаджеты для молодежи примерно так же вредны, как молоко и картошка.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector