Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Психические заболевания в России: что происходит

Психические заболевания в России: что происходит

Психические заболевания в России: что происходит

По данным ВОЗ, в мире к 2020 году психические расстройства войдут в первую пятерку заболеваний, ведущих к потере трудоспособности. В России ситуация осложняется увеличением числа невротических расстройств, связанных с алкоголизмом, бедностью и стрессами на работе.

Согласно исследованиями, психическое или невротическое (депрессивное) расстройство наблюдается у каждого третьего россиянина. За последние годы из-за психических расстройств на 13% возросло число инвалидов. Это очень тревожные цифры, так как специалисты предполагают, что из-за стигматизации психических расстройств в России люди обращаются за психиатрической помощью только в самых крайних случаях, и огромное количество больных остаются без обследования и квалифицированного лечения.

Большую роль в отрицании психического расстройства у русского человека играет его своеобразный менталитет: больным быть стыдно, а особенно стыдно быть психическим больным. Для примера — в США за психиатрической помощью обращается примерно каждый четвертый житель страны, у 9,8 миллионов взрослых американцев диагностировано психиатрическое заболевание. Такие значительные цифры могут объясняться большой популярностью психологической и психиатрической помощи. «Во многих странах, прежде всего, обращаются к врачу первичной практики. Он обладает необходимым набором знаний, навыков, чтобы выяснить проблемы психического здоровья, коснуться их хотя бы. Наши терапевты стараются не касаться этой сферы деятельности», — отмечает директор Московского НИИ психиатрии, доктор медицинских наук Валерий Краснов.

Немного тревожной статистики

В России до 40% населения имеют признаки какого-либо нарушения психической деятельности. На долю лиц, нуждающихся в систематической психиатрической помощи, приходится 3-6% населения, а наиболее тяжелые пациенты составляют 0,3-0,6%.

Наиболее распространенные психические расстройства – фобии и различные навязчивые состояния, а также панические и стрессовые расстройства. Они считаются легкими или среднетяжелыми заболеваниями. От них страдает, по разным оценкам, каждый четвертый россиянин. Около 10% россиян страдают от депрессивных расстройств различной степени тяжести. Различные расстройства пищевого поведения (булимия, анорексия, орторексия, ожирение) встречаются у 17-21% жителей нашей страны.

Наиболее тяжелой среди психических болезней считается шизофрения. Ей страдает около 2,3-3,1% населения нашей страны. Также к тяжелым психическим заболеваниям относится биполярное аффективное расстройство – им страдает, в зависимости от критериев оценки, до 7% населения.

Фото: Anki Hoglund/Shutterstock

При этом статистика Росстата показывает, что, несмотря на общий рост заболеваемости населения России (+ 8% c 2000 года), по количеству взятых на диспансерный психиатрический учет складывается впечатление о существенном, практически двукратном, снижении заболеваемости психическими расстройствами (- 47% за тот же период). С 1995 года по 2014 год количество лиц, взятых под наблюдение с диагнозом психического расстройства или расстройства поведения, сократилось на 53% с 93,1 до 44,1 на 100 тыс. населения. В т.ч. отмечается снижение количества взятых под наблюдение по всем отдельным группам психических расстройств (http://www.gks.ru/free_doc/doc_2015/zdrav15.pdf ). Эта любопытная картина может объясняться сразу несколькими причинами:

  • изменение диагностических критериев психиатрических заболеваний;
  • либерализация диспансерного учета психиатрических больных;
  • изменение структуры заболеваемости;
  • снижение доступности медицинской помощи и, как следствие, выявляемости психических заболеваний.

Специалисты отмечают, что причиной такого перекоса статистики (рост психических заболеваний с одновременным уменьшением количества взятых под наблюдение больных), прежде всего, нужно считать изменение структуры заболеваемости. Так, тяжелые формы психических расстройств замещаются более легкими, с более легким течением и меньшими социальными последствиями. Также существенно сократилось число лиц старше 18 лет с впервые в жизни установленной инвалидностью в связи с психическим расстройством с 4,8 в 2005 до 2,7 в 2014 на 10 тыс. населения , т.е. -43% за 10 лет. Кроме того, количество лиц с психиатрическими заболеваниями, находящихся под диспансерным учетом, заметно снижается одновременно со значительным ростом косультативной помощи. То есть психических больных перестали помещать в специальные лечебные заведения, и они проходят лечение на дому, регулярно посещая врача для контроля состояния.

Читайте так же:
Чем опасен человек страдающий шизофренией

Психиатрическая помощь становится все дальше

Парадоксально, но при этом отмечается уменьшение доступности психиатрической помощи в нашей стране за последние 20 лет. Так, с 1995 года по 2014 год число психиатрических коек сократилось на 22%, в 1995 году их было 12,7 на 10 тыс. населения, а в 2014 — уже 9,8. Не хватает также и специалистов. На сегодняшний день в области психиатрической и наркологической помощи работают примерно 16 тыс. специалистов, среди которых порядка 4,5 тыс. психотерапевтов, 5,5 тыс. наркологов и полторы тысячи социальных работников. Психиатров на всех – не более 5 тысяч. На сегодняшний день дефицит психиатров в лечебных учреждениях страны стремится к 40–45%.

Все эти данные складываются в довольно тревожную картину, и особенно серьезные опасения вызывает тот факт, что огромная доля россиян, страдающих психическими или невротическими расстройствами, избегает лечения.

Кто виноват и что делать

Ситуацию нужно менять, считает спикер Совета Федерации Валентины Матвиенко. Именно она инициировала принятие комплекса мер по срочному предотвращению дальнейшего распространения психических расстройств и адаптации пострадавших от них россиян. «В силу своей болезни эти люди сталкиваются с непониманием и предубеждениями, – считает Валентина Матвиенко. – Этим проблемам пока не уделяется должного общественного и государственного внимания».

Эксперты считают, что предстоит длительная работа с общественным мнением, результатом которой будет снижение стигматизации психических заболеваний. Кроме того, необходимо значительно упростить условия обращения пациентов к специалистам, в том числе и в регионах, где любая медицинская помощь может быть труднодоступной. Эти меры помогут увеличить процент обращений за медицинской помощью тех больных, которые сейчас остаются без внимания.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова указала на необходимость решения вопроса с созданием в России независимой службы по контролю за соблюдением прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах. Эти меры также помогут сделать психиатрическую помощь в России более популярной.

Кроме того, 5 июня 2017 года в Москве началась Научно-практическая конференция «Региональный опыт модернизации психиатрических служб». Организаторы конференции предлагают обсудить комплексные меры по расширению доступности эффективной психиатрической помощи населению, а также обсудить реорганизацию психиатрической службы в контексте модернизации системы здравоохранения РФ. Ожидается, что будет выработан комплекс мероприятий, которые улучшат плачевную ситуацию в области психиатрии, сложившуюся в России за последние десятилетия.

Амбулаторные случаи психических нарушений в период коронавирусной пандемии COVID-19

Актуальность исследования обусловлена значительной частотой психических расстройств в период инфекционных заболеваний. Эпидемия новой коронавирусной инфекции в России в 2020 г. оказалась сопряжена с различными факторами, способствующими развитию панической тревоги, возникновению реактивных и/или индуцированных психических расстройств и обострению уже имевшихся. Однако прицельного анализа таких расстройств в отечественной литературе пока не представлено.

Цель исследования: описание феноменологии и возможного генеза некоторых психических нарушений в период пандемии коронавирусной инфекции.

Пациенты и методы: клинико-психопатологический (интервью), экспериментально-психологический (ММРI, опросник качества жизни). Обследованы 13 человек в возрасте 14–66 лет, оказавшихся в поле зрения психиатра (ПНД, отделения платных услуг НМИЦПН им. В.П. Сербского), в том числе онлайн. Больные шизофренией и расстройствами шизофренического спектра не включались в исследование.

Результаты: психические расстройства в период пандемии новой коронавирусной инфекции представляют феноменологически и этиологически разнородную группу. Возраст, пол и социальный статус не имеют определяющего значения. Вероятно, основную роль в возникновении указанных расстройств играют предшествующие психические и личностные особенности обследованных, такие как наличие пограничной психопатологии, внушаемость, эмоциональная зависимость, степень стрессоустойчивости, переживание одиночества, отношение к смерти, наличие соматических заболеваний.

Читайте так же:
Шизофрения не с кем не общается

Выводы: психические расстройства в период эпидемии коронавируса, по предварительным данным, кардинально не отличаются от расстройств при других эпидемиях или при воздействии чрезвычайных факторов. Однако патогенное значение при данной эпидемии могла приобрести длительная социальная изоляция и постоянные объяснения ее необходимости, что могло вызывать длительную тревогу и истощение механизмов психологической защиты. С учетом указанных факторов и риска развития тревожных опасений в связи с экономическим кризисом представляется целесообразным рассматривать эпидемию коронавирусной инфекции как медико-социальное явление, требующее комплексного психолого-психиатрического изучения.

Ключевые слова

Об авторе

Осколкова Софья Натановна, доктор медицинских наук, профессор, отделение эндогенных психозов

Список литературы

1. Осколков ФВ. Популизм и корона: как пандемия влияет на правые популистские партии Европы? Аналитическая Работа №15. IERAS. 2020;10(04):198. Доступно по адресу: http://instituteofeurope.ru/images/uploads/analitika/2020/an198.pdf [Дата обращения 28 апреля 2020 года].

2. Дударев А., Фельдблюм И.В., Шибанов А. Полуме- ры? РБК-Пермь. Итоги. Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=2rxfuqv97F4 (Дата обращения: 08.04.2020).

3. Психические расстройства при инфекционно-органических заболеваниях. В кн.: Руководство по психиатрии. Под ред. АС. Тиганова. М.: Медицина. 1999;(2):212–247.

4. Khan S, Khan RA. Chronic Stress Leads to Anxiety and Depression An. Psych. and Mental Health. 2017.5(1):1–4. Available at: https://www.jscimedcentral.com/Psychiatry/psychiatry-5-1091.pdf [Accessed 19 June 2020].

5. Фукидид. История. Пер. и примечания Г.А. Стратановского. Л.: Наука. 1981:543.

6. Бокаччо Дж. Декамерон. Пер. с итал. Н. Любимова. М.: МП «Фирма АРТ». 1992:464.

7. Bonhoeffer K. Die Symptomatischen Psychosen in Gefolge von Akuten Infektionen Und Inneren Erkrankungen. Leipzig u Wien. F. Deuticke. 1910:139.

8. Kleist K. Die Influenzapsychosen und die Anlage zu Infektionspsychosen. Springer, Berlin, Heidelberg. 1920:58. https://DOI.org/10.1007/978-3-642-90806-4

9. Мелкаму АЭ. Психические расстройства у больных ВИЧ-инфекцией. Вестник Санкт-Петербургской госуд. медицинской академии имени И.И. Мечникова. 2003;(1–2):209–210.

10. Оден УХ. Лекции о Шекспире. Пер с англ. М.: Изд. Ольги Морозовой. 2008:576.

11. Пушкин АС. Письмо Плетневу П.А. (9 сент. 1830 г.) Болдино. Пушкин АС. Полное собр. сочинений. М.-Л. Изд. АН СССР. 1937–1959. т. 14.

12. Лукьянова ЕА. Медицинская статистика. М.: Изд-во РУДН. 2003:245.

13. Макушкин ЕВ. Клиническая картина индуцирован- ных психических расстройств современного периода. Вопросы общей и пограничной психиатрии (сборник научных трудов). Екатеринбург: УГМА. 1995.

14. Александровский ЮА. Социогенные психические расстройства. Российский психиатрический журнал. 2014;3:19–23. DOI: 10.24411/1560-957X-2014-1%25x

15. Посттравматическое стрессовое расстройство (международная (Россия–Армения–Беларусь– Украина) коллективная монография. Под ред. Солдаткина ВА. Ростов-на-Дону. 2015.

16. Кащеев ВВ, Чекин СЮ, Карпенко СВ, Щукина НВ, Ловачев СС, Кочергина ЕВ, Максютов МА, Иванов ВК. Заболеваемость психическими расстройствами и расстройствами поведения в когорте российских участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: предварительный анализ. Радиация и риск. 2015;24(4):8–22.

17. Литвинов А. Карантинный блок: переждем эпидемию культурно. Новая газета. № 30/23 марта. Novayagazeta.ru.

18. Ениколопов СН. Доступно по адресу: http://www.mskagency.ru/materials/2985353

19. Болдырева О. Психологи дали советы против паники во время пандемии коронавируса. Доступ- но по адресу: https://nsn.fm/society/psihologidali-sovety-protiv-paniki-vo-vremya-pandemiikoronavirusa [Дата обращения 28 April 2020].

20. Мурсалиева Г. Как остаться в домике. Новая газе- та. № 30:23.03.20. Доступно по адресу: https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/21/84428-kakostatsya-v-domike [Дата обращения 28 April 2020].

21. Остроумова ОД, Попкова АМ, Голобородова ИВ, Сметнева НС, Попкова АС. Алкоголь и лег- кие. Consilium Medicum. 2018;20(3):21–29. DOI: 10.26442/2075-1753_20.3.21-29

22. Клюшник ТП. Иммунные механизмы психических заболеваний. Психическое здоровье: социальные, клинико-организационные и научные аспекты. М. 2017:159–166.

23. Чехонин ВП, Гурина ОИ, Рябухин ИА, Антонова ОМ, Семенова АВ. Механизм взаимодействия нервной и иммунной систем в патогенезе психогенных стрессовых нарушений. Психиатрия чрезвычайных ситуаций: руководство в 2 томах. М. 2011;1:34–71.

Читайте так же:
После инсульта может быть шизофрения

24. Рогозина ТА, Иванова СА, Ветлугина ТП. Клинические признаки вторичной иммунной недостаточности у больных депрессивными расстройствами. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. Томск. 2001;4:19–21.

25. Булгакова ОС. Иммунитет и различные стадии стрессорного воздействия. Успехи современного естествознания. 2011;(4):31–35.

26. Макушкин ЕВ, Осколкова СН, Фастовцов ГА. Пси хиатрия будущего: многоаспектность проблем современной психиатрии и разработка новых классификационных систем. Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 2017;117(8):118–123. DOI.org/10.17116/jnevro201711781118-123

27. Parker M. Defending the indefensible? Psychiatry, assisted suicide and human freedom Int. J. Law Psychiatry. 2013;36(5–6):485–497. DOI:10.1016/j.ijlp.213.06.007

Для цитирования:

Осколкова С.Н. Амбулаторные случаи психических нарушений в период коронавирусной пандемии COVID-19. ПСИХИАТРИЯ. 2020;18(3):49-57. https://doi.org/10.30629/2618-6667-2020-18-3-49-57

For citation:

Oskolkova S.N. Out-Patient Cases of Mental Disorders in COVID-19. Psikhiatriya. 2020;18(3):49-57. (In Russ.) https://doi.org/10.30629/2618-6667-2020-18-3-49-57

alt=»Creative Commons License» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Гений и психическое расстройство — есть ли связь?

Абстрактная картина

Каждый может назвать немало известных людей, обладавших колоссальным творческим потенциалом и при этом страдавших психическими заболеваниями, — взять хотя бы Винсента Ван Гога, Вирджинию Вулф, Тони Хэнкока или Робина Уильямса. Примеров такое множество, что наличие определенной связи между нездоровой психикой и творческими способностями кажется очевидным.

Но вот вопрос: подтверждается ли это, кажется, общепринятое мнение данными исследований? Оказывается, все не так просто, обнаружила обозреватель BBC Future.

На самом деле, достоверных данных по этому вопросу удивительно мало. По итогам 15 из 29 исследований, проведенных в период до 1998 года, никакой связи между этими явлениями установлено не было, тогда как в других девяти случаях такая связь была обнаружена, а в остальных пяти она была признана неопределенной.

Вряд ли это можно считать подтверждением прямой зависимости между психическими заболеваниями и творческими способностями.

  • Другие статьи сайта BBC Future на русском языке

Более того, некоторые из исследований были основаны на простом сопоставлении встречавшихся в практике случаев, а не на серьезных попытках выявить наличие причинно-следственной связи.

Одна из сложностей состоит в том, что определить или измерить творческий потенциал не так-то просто, поэтому зачастую ученые используют альтернативные показатели.

К примеру, в рамках исследования, проведенного в 2011 году, классификация участников производилась просто по роду деятельности, исходя из того, что каждый художник, фотограф, дизайнер или ученый обязательно обладает творческим потенциалом, независимо от того, в чем именно состоит его работа.

Используя данные официальной переписи населения Швеции, исследователи установили, что среди представителей подобных творческих профессий в 1,35 раза чаще встречаются люди, страдающие биполярным расстройством (которое ранее называлось маниакально-депрессивным психозом), однако симптомы тревожности, депрессии или шизофрении наблюдаются у них в той же мере, что и у специалистов из других сфер.

Автор фото, iStock

Существует ли связь между расстройством психики и творческими способностями, или это миф?

Из-за такого упрощенного деления трудно сказать, означают ли эти данные, что представители творческих профессий больше других подвержены риску биполярного расстройства, или что это заболевание необычайно редко развивается, скажем, у бухгалтеров.

В пользу наличия взаимозависимости между этими явлениями чаще всего приводят опубликованные в 1987 году результаты исследования, проведенного американским психиатром Нэнси Андреасен.

В этом исследовании сравнивались 30 писателей и столько же представителей других профессий. Среди писателей людей с биполярным расстройством оказалось больше.

Впрочем, выборка была очень маленькой — за 15 лет было опрошено всего 30 писателей, — и хотя на это исследование часто ссылаются, оно подверглось критике в связи с тем, что диагностика психических расстройств осуществлялась просто на основе беседы и в отсутствие четких критериев (см. всесторонний разбор этого и других часто цитируемых исследований в работе американского психолога Джудит Шлезингер).

Читайте так же:
Доказательство что шизофрения тоже самое что и раздвоение личности

К тому же беседу вели люди, знавшие, кто из участников является писателем, что могло отразиться на результатах.

Более того, авторы решили посетить санаторий для литераторов, ищущих уединения, так что, возможно, там оказались именно те участники исследования, которые заведомо испытывали тревогу.

Даже если принять результаты на веру, они мало что говорят о причинно-следственной связи между данными явлениями.

Означают ли данные исследований, что предполагаемое повышение творческого потенциала в результате биполярного расстройства подталкивало писателей к выбору этой профессии или что симптомы заболевания помешали им найти обычную работу, — судить сложно.

В подтверждение тезиса о наличии связи между психическим расстройством и творческим потенциалом часто приводят итоги еще двух исследований.

Первое из них было проведено американским психологом Кей Редфилд Джемисон, которая приобрела известность как автор увлекательнейшей книги "Беспокойный ум".

Самое масштабное исследование шизофрении выявило более 100 генов, вызывающих эту болезнь

Про природу шизофрении ученые узнают все больше и больше. Осталось научиться ее лечить

Шизофрения — одно из тех психических заболеваний, о котором наслышаны все. Но вот отчего это заболевание случается и какие звенья мозговой механики при этом ломаются, до сих пор неясно даже врачам. Неясность биологической природы влечет за собой неопределенность диагноза, поэтому в него можно втиснуть все что угодно, от инакомыслия, чем вовсю пользовалась карательная советская психиатрия с замечательным диагнозом «вялотекущая шизофрения», до аутизма, который еще недавно по достижении человеком 18 лет вдруг превращался в шизофрению.

Если неясна биологическая природа заболевания, то и как лечить — тоже неясно.

Поэтому до сих пор шизофрению лечат теми же методами, что и 60 лет назад, а именно — лекарствами-антипсихотиками, или нейролептиками.

Они подавляют, тормозят процессы возбуждения в центральной нервной системе, гасят психозы, в том числе галлюцинации, паранойю. Но это только часть симптомов шизофрении. При этом интеллектуальную деятельность, социальное поведение нейролептики не только не улучшают, а напротив, тормозят. А как было недавно показано, в высоких дозах приводят к уменьшению объема мозга. Никакого принципиально нового лечения за это время не придумано.

Шизофрения поражает в среднем каждого сотого жителя планеты. Она чаще возникает в подростковом и молодом возрасте, до 20 лет.

Экономическое бремя шизофрении, например, в США, составляет $60 млн, а для России оно просто не посчитано.

Поскольку шизофрения в большой степени зависит от наследственности, ее генетической природой ученые озаботились не вчера. Так, в исследовании, опубликованном в Nature полгода назад, о котором писала «Газета.Ru», методами полного секвенирования (прочтения ДНК) геномов больных и здоровых добровольцев удалось выявить около 30 мутаций, связанных с шизофренией. Последнее исследование, результаты которого опубликованы в последнем выпуске Nature, отличается гораздо большей масштабностью. В нем приняли участие и российские исследователи из Института молекулярной генетики РАН и Научного центра психического здоровья РАМН.

Ученые проанализировали почти 37 тысяч образцов ДНК больных шизофренией в сравнении с 113 тысячами ДНК здоровых людей, причем как европейского, так и азиатского происхождения.

Это результат нескольких лет исследований Рабочей группы по шизофрении Психиатрического геномного консорциума (Schizophrenia Working Group of the Psychiatric Genomics Consortium) — международной, мультидисциплинарной коллаборации, основанной в 2007 году. В него входят порядка 500 исследователей из более 80 организаций 25 стран. Координируют работу специалисты Института Брода Массачусетской больницы общего профиля.

Ученые применили метод так называемого полногеномного поиска ассоциаций (GWAS). Два слова о том, что это такое. На всем протяжении генома (то есть ДНК) расположены участки, в которых один нуклеотид может быть заменен на другой, — это так называемые полиморфные участки. У разных людей они могут отличаться. Это однонуклеотидный полиморфизм (SNP) — то же, что точечные мутации. Так вот, вариации этих участков генома сравнивают в популяции здоровых людей и в популяции пациентов с каким-либо заболеванием. И находят, какие именно вариации (SNP) ассоциированы с данным заболеванием.

Читайте так же:
Шизофрения и ее мозговые механизмы

Рассмотрев почти 10 миллионов таких вариаций, генетики выявили 108 из них, которые чаще встречаются в группе больных и, следовательно, связаны с шизофренией. Причем 83 из них до сих пор не были известны.

Большая часть генов, в которых обнаружены эти вариации, работают в мозге, они связаны с функциями нейронов и синапсов. В частности, эти гены обеспечивают синаптическую пластичность, необходимую для обучения и памяти, и отвечают за работу ионных кальциевых каналов, вовлеченных в передачу нервных сигналов. Мутация в каком-то одном гене вызывает каскад изменений в так называемых сигнальных путях, цепочках биохимических реакций.

Выяснение этих путей поможет найти мишени для действия лекарств, чтобы эти изменения скорректировать.

В числе прочих ученые нашли связь между шизофренией и геном рецептора нейромедиатора дофамина (DRD2), а также генами, вовлеченными в метаболизм нейромедиатора глутамата. И то и другое вещество — важнейшие передатчики нервного сигнала в синапсах — контактах между нейронами.

Таким образом, биологическая картина шизофрении стала гораздо более полной.

В частности, подтвердилась связь этой болезни с иммунными нарушениями, потому что среди ассоциированных с шизофренией генов оказалось много генов иммунной системы.

Об участии в работе российских ученых «Газете.Ru» рассказала доктор биологических наук, руководитель лаборатории клинической генетики Научного центра психического здоровья РАМН Вера Голимбет.

— Какую часть работы выполняли вы и ваши коллеги?
— Наша часть заключалась в том, что мы формировали выборку больных шизофренией и выборку здоровых людей без психических заболеваний, брали образцы ДНК и готовили их к генотипированию.

— Сколько было российских больных?
— Порядка 500 человек в каждой группе — больных и здоровых.

— В чем основные особенности данной работы?
— Это метаанализ большого количества исследований больных из разных этнических групп.

Ученые, проводящие их, объединились в большой международный консорциум по исследованию шизофрении.

И удалось собрать самое большое количество данных, на самой большой выборке, чем когда-либо.

— А на какой базе проводили генотипирование?
— Генотипирование, в том числе и наших образцов, проводили на биочипах, этим методом можно определить сразу большое количество генетических полиморфизмов. Этим занималась исландская фирма deCode.

— Вы ведь в лаборатории клинической генетики тоже проводите генотипирование?
— Да, но не на таком уровне. Сегодня большие международные исследования — это общая практика, потому что они становятся все дороже и дороже, и это единственный путь изучения заболевания с такой сложной и неясной этиологией, как шизофрения.

— Какие из полученных результатов вы считаете самыми интересными?
— Удалось доказать, что гены дофаминовой системы и глутаматной системы имеют связь с шизофренией. Это хорошее подтверждение других исследований.

Найдено также и много других генов, ассоциированных с шизофренией, среди них гены иммунной системы.

— Могут ли на основе этих данных появиться новые средства лечения?
— Все исследования проводятся затем, чтобы найти новые молекулы, которые поражаются болезнью, и на основании этого разработать новые средства лечения. Это основная цель. Но период от лаборатории до лекарства достаточно долгий. Эта работа очень важна, потому что она обобщила и вывела на новый уровень наши знания о генетической природе шизофрении.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector