Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Комплексный подход к оценке результатов лечения пациентов с параноидной шизофренией

Комплексный подход к оценке результатов лечения пациентов с параноидной шизофренией

Целью исследования явилась разработка шкалы комплексной оценки результата лечения на основании показателей традиционно используемых шкал для динамического наблюдения и прогнозирования результатов лечения пациентов с параноидной шизофренией. Обследовали 420 пациентов с параноидной шизофренией (F20.0). В ходе исследования проведен анализ амбулаторных и стационарных карт пациентов и результатов психодиагностических шкал, способных измерить в баллах разные аспекты жизни пациентов данной категории: социальные, когнитивные и клинические. Предложена и апробирована авторская шкала комплексной оценки результата лечения (ШКОРЛ), охватывающая все аспекты нарушения психического состояния больных шизофренией. Разработанная шкала комплексной оценки результатов лечения обеспечивает персонифицированный подход к ведению больных параноидной шизофренией. Такая комплексная оценка психического состояния больных помогает определить степень влияния различных методов терапии, упростить диагностическую тактику и персонифицировать алгоритм лечения.

The complex approach to assessing the treatment results of patients with paranoid schizophrenia

The purpose of the study was the development of treatment results complex assessment scale based on the indicators of the traditionally used scales for dynamic observation and prediction of treatment outcomes for patients with paranoid schizophrenia. A total of 420 patients with paranoid schizophrenia (F20.0) were examined. During the study, an analysis of patients’ outpatient and inpatient cards and psychodiagnostic scales were carried out. Such aspects of patients’ life as social, cognitive and clinical ones were examined. It has been proposed and tested the author’s treatment results complex assessment scale, which covers all aspects of mental disorder in patients with schizophrenia. The developed scale of treatment results complex assessment provides a personalized approach to the management of patients with paranoid schizophrenia. Such complex assessment of the patients’ mental state helps to optimize the analysis of the effects of various therapies, simplify diagnostic tactics and personalize the treatment algorithm.

Проблематика шизофрении продолжает сохранять свою актуальность как в плане рассмотрения адекватных этиопатогенетических концепций, так и в направлении разработки эффективных терапевтических и реабилитационных стратегий [1–3]. Эндогенная прогредиентная патология в настоящее время относится к нозологической группе с высокой частотой инвалидизации и значительной деформацией социального функционирования [4–8].

Параноидная шизофрения составляет около 60 % среди всех форм шизофрении [9] и является наиболее частой причиной инвалидизации психически больных, влияет на семейное благополучие, медицинскую и социальную сферы обслуживания и на социум [10]. Повышенный интерес к больным параноидной шизофренией обусловлен тем, что наибольший риск регоспитализаций, частота которых составляет 30,8 %, возникает именно у данной категории больных [10].

Актуальность изучения исходов параноидной шизофрении остается важнейшей задачей современной теоретической психиатрии, решение которой будет способствовать определению прогноза и оптимального социально-реабилитационного подхода к данной категории больных [10, 11].

Шизофрения представляет собой расстройство, характеризующееся выраженной разноплановостью психопатологической симптоматики, а также является заболеванием, для которого характерно разнообразие клинических проявлений. Имеющиеся клинические симптомы, в свою очередь, могут явиться причиной трудностей, возникающих в выборе определенного алгоритма лечения, наиболее подходящего для каждого конкретного случая [12–15].

Несмотря на большое количество оценочных шкал, основанных на различных критериях, в настоящий момент нет единого общепринятого инструмента оценки результата лечения больных параноидной шизофренией, позволяющего определить степень тяжести психического состояния.

Целью исследования явилась разработка шкалы комплексной оценки результата лечения на основании показателей традиционно используемых шкал для динамического наблюдения и прогнозирования результатов лечения пациентов с параноидной шизофренией.

Психические расстройства, ассоциированные со злоупотреблением синтетическими каннабиноидами (спайсами)

Обоснование: злоупотребление синтетическими каннабиноидами может инициировать развитие психических расстройств, обусловить изменение клинической картины и привести к постановке неверного диагноза.

Цель работы: обоснование феномена злоупотребления синтетическими каннабиноидами (спайсами) как триггера психотического эпизода у психически больных (с шизофренией и расстройствами личности) и фактора риска развития параноидной шизофрении.

Пациенты и методы исследования: обследован 291 мужчина: 241 с зависимостью от синтетических каннабиноидов — 101 из них с диагнозом расстройства личности и поведения в зрелом возрасте, 140 c диагнозом параноидная шизофрения и 50 с диагнозом параноидная шизофрения без зависимости от наркотиков.

Читайте так же:
Ээг при шизофрении у детей отличается ли от нормы

Методы исследования: клинико-психопатологический, психометрический (SANS, CGI, MMPI), катамнестический, статистический (R 3.2.4).

Результаты: интоксикационные состояния, вызванные синтетическими каннабиноидами, могут провоцировать развитие психотических эпизодов и являться триггером манифестации шизофрении. Выделено четыре варианта наркотического опьянения: делириозоподобный, шизофреноподобный, с псевдогаллюцинациями, с бредом. Сходство склада личности больных, зависимых от синтетических каннабиноидов, определяется преобладанием черт эмоциональной неустойчивости, ригидности, интровертированности, склонности к девиантному поведению. Больные с расстройствами личности, зависимые от синтетических каннабиноидов, отличались от типичных зависимых от наркотиков такими паттернами поведения, как неорганизованность, конфликтность, непредсказуемость, спонтанность, необдуманность поступков, импульсивность, нонконформность. Стигматизирующими признаками шизофренического процесса у больных, зависимых от синтетических каннабиноидов, были симптомы абулии–апатии слабой степени выраженности. Больные шизофренией, зависимые от синтетических каннабиноидов, отличались от больных без зависимости от наркотиков отсутствием эмоционального дефекта, что находило отражение в экспрессивности эмоций и стремлении к коммуникации.

Выводы: феномен злоупотребления синтетическими каннабиноидами становится триггером психотического эпизода как у больных шизофренией, так и у лиц с расстройствами личности, среди которых преобладают антисоциальные, шизоидные и параноидные черты характера. Злоупотребление синтетическими каннабиноидами оказывается фактором риска развития параноидной шизофрении, отличающейся от шизофрении без зависимости от наркотиков слабой степенью выраженности стигматизирующих симптомов абулии–апатии и социальной активностью в периоды краткосрочных ремиссий.

Ключевые слова

Об авторах

Бохан Николай Александрович, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отделения аддиктивных состояний, директор; заведующий кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии

Селиванов Георгий Юрьевич, психиатр, нарколог

Сальников Алексей Александрович, психиатр, нарколог

Блонский Кирилл Андреевич, психиатр, нарколог

Список литературы

1. Бохан НА, Кривулина ОЕ, Кривулин ЕН. Клинико-динамические особенности зависимости от синтетических каннабиноидов у подростков. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2014;1(82):36–39.

2. Van der Veer N, Friday J. Persistent psychosis following the use of Spice. Schizophr. Res. 2011;130(1–3):285–286. doi: 10.1016/j.schres.2011.04.022. Epub 2011 May 24. PMID: 21602030.

3. Винникова МА, Шахова СМ. Клинические проявления и общие подходы к терапии при синдроме зависимости от синтетических каннабиноидов («Спайс»). Наркология. 2016;4(172):34–44.

4. Головко АИ, Иванов МБ, Бонитенко ЕЮ, Баринов ВА, Башарин ВА. Краткий обзор синтетических каннабиноидов, появившихся в незаконном обороте в 2014–2015 гг. Наркология. 2016;2(168):59–73.

5. Mustonen A, Niemelä S, Nordström T, Murray GK, Mäki P, Jääskeläinen E, Miettunen J. Adolescent cannabis use, baseline prodromal symptoms and the risk of psychosis. Br. J. Psychiatry. 2018;212(4):227–233. doi: 10.1192/bjp.2017.52. PMID: 29557758

6. Freeman TP, van der Pol P, Kuijpers W, Wisselink J, Das RK, Rigter S, van Laar M, Griffi ths P, Swift W, Niesink R, Lynskey MT. Changes in cannabis potency and fi rst-time admissions to drug treatment: a 16-year study in the Netherlands. Psychol Med. 2018;48:2346–2352. doi: 10.1017/S0033291717003877

7. Fridell M, Bäckström M, Hesse M, Krantz P, Perrin S, Nyhlén A. Prediction of psychiatric comorbidity on premature death in a cohort of patients with substance use disorders: a 42-year follow-up. BMC Psychiatry. 2019;19(1):150. doi: 10.1186/s12888-019-2098-3. PMID: 31092225; PMCID: PMC6518448

8. Климова ИЮ, Овчинников АА. Негативное влияние каннабиноидов на течение параноидной шизофрении. Сибирский научный медицинский журнал. 2019;2:79–84. doi: 10.31549/2542-1174-2019-2-79-84

9. Forti MD. Quattrone D, Freeman TP, Tripoli G, Gayer- Anderson C, Quigley H, Rodriguez V, Jongsma HE, Ferraro L, Cascia CL, Barbera DL, Tarricone I, Berardi D, Szoke A, Arango C, Tortelli A, Velthorst E, Bernardo M, Del-Ben CM, Menezes PR, Selten J-P, Jones PB, Kirk-bride JB, Rutten BPF, Haan L, Sham PC, Os JV, Lewis CM, Lynskey M, Morgan C, Murray RM, and the EU-GEI WP2 Group. The contribution of cannabis use to variation in the incidence of psychotic disorder across Europe (EU-GEI): a multicenter case control study. Lancet Psychiatry. 2019;6(5):427–436. doi: 10.1016/S2215-0366 (19)30048-3

Читайте так же:
Таблетки при шизофрении психотропный препарат

10. Jongsma HE, Gayer-Anderson C, Lasalvia A, Quattrone D, Mulè A, Szoke A., Selten JP, Turner C, Arango C, Tarricone I, Berardi D, Tortelli A, Llorca PM, de Haan L, Bobes J, Bernardo M, Sanjuán J, Santos JL, Arrojo M, Del-Ben CM, Menezes PR., Velthorst E, Murray RM, Rutten BP, Jones PB, van Os J, Morgan C, Kirkbride JB. European et work of National Schizophrenia Networks Studying Gene-Environment Interactions Work Package 2 (EU-GEI WP2) Group. Treated incidence of psychotic disorders in the multinational EU-GEI study. JAMA Psychiatry. 2018;75(1):36–46. doi: 10.1001/jamapsychiatry.2017.3554

11. Murray RM, Quigley H, Quattrone D, Englund A, Di Forti M. Traditional marijuana, high-potency cannabis and synthetic cannabinoids: increasing risk for psychosis. World Psychiatry. 2016;15(3):195–204. doi: 10.1002/wps.20341. PMID: 27717258; PMCID: PMC5032490

12. Curran HV, Hindocha C, Morgan CJ, Shaban N, Das RK, Freeman TP. Which biological and self-report measures of cannabis use predict cannabis dependency and acute psychotic-like effects? Psychol. Med. 2019;49(9):1574–1580. doi: 10.1017/S003329171800226X

13. Ivanova SA, Filipenko ML, Vyalova NM, Voronina EN, Pozhidaev IV, Osmanova DZ, Ivanov MV, Fedorenko OYu, Semke AV, Bokhan NA. CYP1A2 and CYP2D6 Gene Polymorphisms in Schizophrenic Patients with Neuroleptic Drug-Induced Side Effects. Bull. Exp. Biol. Med. 2016;160(5):687–690. doi: 10.1007/s10517-016-3250-4

14. Корнетова ЕГ, Микилев ФФ, Семке АВ, Лебедева ВФ, Павлова ОА, Мальцева ЮЛ, Каткова МН, Горбацевич ЛА. Пути совершенствования реабилитационной тактики при шизофрении с риском развития негативного симптомокомплекса. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2016;3(92):9–13.

15. Бохан НА, Селиванов ГЮ, Блонский КА, Лаврова УА. Особенности социально-психологической адаптации пациентов с параноидной формой шизофрении, страдающих зависимостью от синтетических каннабиноидов (спайсов). Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2018;2(99):93–98. doi: 10.26617/1810-3111-2018-2 (99)-93-98

16. Бохан НА, Селиванов ГЮ, Мандель АИ, Лаврова УА, Блонский КА, Сальников АА. Клиническая типология абстинентного синдрома при зависимости от синтетических каннабиноидов (спайсов) у больных параноидной шизофренией. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2019;1(102):62–70. doi: 10.26617/1810-3111-2019-1 (102)-62-70

17. Forti MD, Quattrone D, Freeman TP, Tripoli G, Gayer- Anderson C, Quigley H, Rodriguez V, Jongsma HE, Ferraro L, Cascia CL, Barbera DL, Tarricone I, Berardi D, Szoke A, Arango C, Tortelli A, Velthorst E, Bernardo M, Del-Ben CM, Menezes PR, Selten J-P, Jones PB, Kirkbride JB, Rutten BPF, Haan L, Sham PC, Os JV, Lewis CM, Lynskey M, Morgan C, Murray RM, and the EU-GEI WP2 Group. The contribution of cannabis use to variation in the incidence of psychotic disorder across Europe (EU-GEI): a multicenter case-control study. Lancet Psychiatry. 2019;6(5):427–436. doi: 10.1016/S2215-0366 (19)30048-3

18. Backstrom M, Hesse M, Krantz P, Perrin S, Nyhlen A. Prediction of psychiatric comorbidity on premature death in a cohort of patients with substance use disorders: a 42-year follow-up. BMC Psychiatry. 2019;19(1):150. doi: 10.1186/s12888-019-2098-3

Для цитирования:

Бохан Н.А., Селиванов Г.Ю., Сальников А.А., Блонский К.А. Психические расстройства, ассоциированные со злоупотреблением синтетическими каннабиноидами (спайсами). ПСИХИАТРИЯ. 2021;19(2):6-16. https://doi.org/10.30629/2618-6667-2021-19-2-6-16

For citation:

Bokhan N.A., Selivanov G.Yu., Salnikov A.A., Blonsky K.A. Mental Disorders Associated with the Abuse of Synthetic Cannabinoids (Spices). Psikhiatriya. 2021;19(2):6-16. (In Russ.) https://doi.org/10.30629/2618-6667-2021-19-2-6-16

alt=»Creative Commons License» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ У БОЛЬНЫХ ШИЗОТИПИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ И ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ

1. Александровский Ю. А. Состояния психической адаптации и их компенсация. — М.: Наука, 1976. — 272 с.

2. Березин Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. — Л., 1988. — 268 с.

3. Вассерман Л. И., Абабков В. А., Трифонова Е. А. Совладание со стрессом: теория и психодиагностика: учеб.метод. пособие / под науч. ред. проф. Л. И. Вассермана. -СПб.: Речь, 2010. -192 с.

4. Вассерман Л. И., Ерышев О. Ф., Клубова Е. Б. и др. Психологическая диагностика индекса жизненного стиля: пособие для врачей и психологов. — СПб.: НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 1998. — 34 с.

Читайте так же:
От чего появляется параноидная шизофрения

5. Вассерман Л. И., Иовлев Б. В., Исаева Е. Р. и др. Методичка для психологической диагностики способов совладания со стрессом и проблемными для личности ситуациями: пособие для врачей и мед. психологов. — СПб.: НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 2009. — 40 с.

6. Вассерман Л. И. Психологическая диагностика отношения к болезни: пособие для врачей / Л. И. Вассерман, Б. В. Иовлев, Э. Б. Карпова, А. Я. Вукс. — СПб.: НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 2005. — 31 с.

7. Воловик М. В. Функциональный диагноз в психиатрии и некоторые спорные вопросы психиатрической диагностики // Теоретико-методолог. проблемы клин. психоневрол. — Л., 1975. — С. 79-90.

8. Гусева О. В., Коцюбинский А. П. Интегративная модель психотерапии эндогенных психических расстройств: интеграция образовательного, когнитивно-поведенческого и психодинамического подходов: рук-во для врачей. — СПб.: СпецЛит, 2013. — 287 с.

9. Исаева Е. Р. Копинг-поведение и психологическая защита личности в условиях здоровья и болезни. — СПб.: СПбГМУ, 2009. — 136 с.

10. Коцюбинский А. П., Шейнина Н. С. Об адаптации психически больных (уточнение основных понятий) // Обзор психиатрии и мед. психол. им. В. М. Бехтерева. — 1996. -№ 2. — С. 203-212.

11. Коцюбинский А. П., Скорик А. И., Аксенова И. О. и др. Шизофрения: уязвимость — диатез — стресс — заболевание. — СПб.: Гиппократ + , 2004. — С. 117-137.

12. Ханько А. В. Психологическая адаптация к болезни пациентов с первыми приступами шизофрении: дис.. канд. психол. наук. — СПб., 2014. — 192 с.

Для цитирования:

Степанова А.В. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ У БОЛЬНЫХ ШИЗОТИПИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ И ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ. Ученые записки Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И. П. Павлова. 2015;22(1):47-50. https://doi.org/10.24884/1607-4181-2015-22-1-47-50

For citation:

Stepanova A.V. Comparative analysis of psychological adaptation in patients with paranoid schizophrenia and shizotypal disorder. The Scientific Notes of the Pavlov University. 2015;22(1):47-50. (In Russ.) https://doi.org/10.24884/1607-4181-2015-22-1-47-50

alt=»Creative Commons License» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Шизофрения, ее формы и течение. Злокачественная юношеская шизофрения

В отечественной клинической психиатрии выделяется три типа течения шизофрении и соответствующие им формы болезни.

1. Нeпрерывно текущая шизофрения. Включает:

  • злокачественные ее варианты, такие как кататонический (люцидная кататония, гебефрения), галлюцинаторно-параноидный (юношеская параноидная шизофрения), простой и, наконец, конечное состояние;
  • параноидная или прогредиентная шизофрения с такими ее вариантами как паранойяльная (данный вариант может быть лишь этапом развития болезни), бредовая, галлюцинаторная и, наконец, неполная ремиссия (или этап резидуальных проявлений заболевания).

2. Приступообразно-прогредиентная или шубообразная шизофрения. Включает:

  • злокачественные ее варианты, такие как шизофрения с преобладанием кататонических расстройств (в том числе люцидная и гебефреническая формы), шизофрения с преобладанием параноидных расстройств и шизофрения с полиморфными проявлениями (аффективно-кататоно-галлюцинаторно-бредовыми нарушениями);
  • параноидная шизофрения с такими ее вариантами, как бредовый, галлюцинаторный, и, наконец, ремиссия:
  • шизоаффективная шизофрения с такими ее вариантами, как депрессивно-бредовый и депрессивно-кататонический (имеются в виду соответствующие типы болезненных приступов), маниакально-бредовый и маниакально-кататонический (речь также идет о соответствующих типах приступов болезни), и, наконец, тимопатическая ремиссия или «нажитая» циклотимия.

3. Рекуррентная шизофрения. Включает:

  • онейроидно-кататонический приступ;
  • приступ с острым чувственным бредом (бредом интерметаморфоза, т. е. постоянного видоизменения окружающего, особенно людей), а также с острым фантастическим бредом;
  • приступ с острым параноидом, острым галлюцинозом или остро возникший приступ с проявлениями синдрома Кандинского-Клерамбо;
  • циркулярная шизофрения;
  • ремиссия без продуктивных психопатологических расстройств.

В целом течение шизофрении протекает в несколько этапов или периодов:

продромальный период («продром» — «бегущий вперед») или период предвестников. Может длиться годами и десятилетиями. Проявляется часто уже с детства некоторыми особенностями характера и поведения, такими как замкнутость, пассивность, чрезмерная послушность и образцовость, серьезность не по годам, излишне сильная привязанность к кому-то из близких, склонность к болезненному фантазированию, а также связанным с этим страхам, необычные сны, интересы и увлечения, ускоренное умственное развитие (дети очень много читают, например, причем серьезную литературу), задержка умственного развития, моторная неловкость, боязливость и неспособность постоять за себя. На этом фоне время от времени возникают короткие болезненные эпизоды и периоды расторможенного поведения, которые часто остаются незамеченными или не получают должной оценки;

Читайте так же:
Шизофрения в младшем школьном возрасте

форпостсиндромы (Huber J., Jross J., 1959). Дальнейшего развития эти эпизоды не получают и в целом состояние остается стабильным. Так, пациент 45 лет с двумя приступами атипической депрессии (с преобладанием астеноадинамических нарушений, завершившихся вполне благополучно) сообщил, что в возрасте 5–6 лет у него в течение недели было ощущение, будто вокруг все «ненастоящее», «подстроенное»: «Люди ненастоящие, дома, деревья. » Чтобы узнать, как выглядит настоящий, реальный мир, иногда резко поворачивал голову вбок или оглядывался, надеясь хоть на миг узнать, что же происходит вокруг него на самом деле. Теперь он вспоминает это как «фантазии». Кроме того, на короткое время у него появлялось ощущение, будто за ним кто-то наблюдает, а однажды в узорах льда в окне явственно увидел «морду волка» и сильно испугался. Рос примерным, учился на одни «пятерки», был гордостью учителей и родителей;

инициальный период, или период начальных проявлений заболевания, может длиться до ряда месяцев, а то и лет — измерить его длительность с высокой точностью очень сложно, если возможно вообще. Иногда этот период столь короток, что создается впечатление о внезапном и бурном начале активного периода болезни. Проявляется различными и относительно легкими нарушениями, не складывающимися в определенный симптомокомплекс, такими как нарушения сна, аномальные сновидения, аффективные колебания, сенестопатии и другие нарушения элементарной чувствительности, снижение активности и продуктивности в работе и учебе, отрывочные обманы настроения, чаще зрения и слуха, обрывы мысли или вторжение посторонних мыслей, снижение концентрации внимания, неразвернутые нарушения самовосприятия, навязчивые явления, утомляемость, отрывочные идеи отношения, чувство постороннего присутствия, головные боли, проявления вегетативной дисфункции. Если пациенты обращаются к врачам, то обычно соматического профиля, чаще к неврологам и терапевтам. Как правило, при этом выставляются диагнозы типа «вегетодистония», «астеническое состояние», «остеохондроз», «неврастения», «невроз», «расстройство, связанное со стрессом (при наличии в анамнезе психотравмирующей ситуации)»;

активный период, или период с развернутой, манифестной симптоматикой с определенной синдромальной принадлежностью или последовательной сменой психопатологических синдромов. При непрерывном, безремиссионном течении болезни часто типична закономерная смена одних синдромов другими на протяжении длительного времени, иногда десятков лет. Термин «активный период» используется также для определения приступов шубообразной и рекуррентной шизофрении, а в более общем, ретроспективном смысле — для обозначения всего отрезка жизни, в течение которого наблюдались приступы болезни, до их прекращения;

резидуальный период, или период остаточных нарушений, характеризует негативные, а также сохраняющиеся продуктивные нарушения, наблюдающиеся после завершения активного периода заболевания. Данным термином иногда обозначают расстройства, оставшиеся после перенесенного приступа шубообразной шизофрении; это не очень точное употребление термина: так, в межприступных интервалах болезненный процесс не прерывается.

Указанная периодизация течения шизофрении разделяется не всеми исследователями. Так, Conrad (1958) различает четыре стадии «острой шизофрении», характеризующие скорее фазы бредообразования, нежели течение шизофрении в целом. Это трема или бредовое настроение, апофения, когда пациент чувствует себя в центре всего происходящего вокруг (бред отношения), анастрофия, проявляющаяся бредовыми идеями особого значения или переживанием апокалипсиса, а также консолидацией бреда, и резидуальный дефект. Г.И.Каплан и Б.Дж.Сэдок (1994) инициальную стадию называют продромальной фазой, а описывая ее проявления, отождествляют последние с резидуальными нарушениями (соответствующая рубрика гласит: «Продромальные или резидуальные явления»).

Переходим к описанию упомянутых форм шизофрении.

Злокачественная юношеская шизофрения

Общими ее признаками являются:

  • начало в подростковом или юношеском возрасте;
  • преобладание в начале болезни негативных расстройств;
  • резко выраженная прогредиентность («прогредиентный» — «идущий вперед») болезни, т. е. ее прогрессирование катастрофическими темпами;
  • крайне быстрое нарастание психического дефекта и инвалидизация в течение 1–3 лет;
  • резистентность к современным методам терапии. Возникает у подростков и юношей с признаками:
Читайте так же:
Кем можно работать с диагнозом шизофрения

Различают простую, гебефреническую, кататоническую и параноидную формы злокачественной юношеской шизофрении.

Читайте подробнее о признаках шизофрении у подростков

1. Простая форма шизофрении. Ее характеризует следующий симптомокомплекс:

  • стремительно нарастающая вялость или инактивность (редукция энергетического потенциала);
  • падение буквально на глазах школьной успеваемости, способностей усваивать новые знания и навыки, по поводу чего учителя и родители строят разные психологические гипотезы и обычно в самую последнюю очередь начинают думать о заболевании;
  • быстрое прогрессирование эмоционального обеднения в виде утраты привязанностей к близким людям, прекращение дружеских контактов и отношений со знакомыми людьми, эмоционального безразличия, грубости, неопрятности, неряшливости, нежелания кому-то нравиться;
  • рудиментарные и эпизодические продуктивные расстройства, такие как интерес к глобальным проблемам («философическая интоксикация»), гипомания с сексуальной расторможенностью и злоупотреблением психоактивными веществами или субдепрессия, порой сочетающаяся со склонностью к бродяжничеству, отдельные обманы восприятия и нестойкие идеи отношения и преследования;
  • исходом заболевания становятся бездеятельность и бесцельное времяпрепровождение в сочетании с почти полным прекращением контактов с окружающими, т. е. апато-абулический синдром, считающийся некоторыми авторами первичным расстройством данного заболевания. В МКБ-10 кодируется шифром G20.60, а конечное состояние — G20.50.

2. Гебефреническая форма шизофрении характеризуется таким симптомокомплексом:

  • острое развитие на фоне нарастающих дефицитарных симптомов полиморфных и нестойких, все время меняющихся продуктивных расстройств в виде бреда, чаще бреда преследования; явлений психического автоматизма, обычно незавершенных, неполных; галлюцинаций, особенно вербальных; кататонических нарушений в виде возбуждения или субступорозных состояний;
  • дурашливое поведение как бы с нарочитой клоунадой, паясничанием, кривлянием, нелепыми выходками (с этим связано название болезни, так как предполагалось, что наблюдается болезненное усиление соответствующих возрастных особенностей поведения);
  • достаточно часто выявляются признаки соматического неблагополучия: подъем температуры, «лихорадочный блеск глаз», желтушность кожных покровов;
  • резидуальные нарушения носят характер апато-абулического дефекта с прекращением дальнейшего развития личности.

В МКБ-10 кодируется шифром G20.20, а в DSM-IV — как «дезорганизованная шизофрения».

3. Кататоническая форма шизофрении выделяется такими признаками:

  • острым появлением (на фоне быстро нарастающих негативных симптомов) кататонических явлений, таких как ступор разной степени выраженности (чаще это субступор), дурашливое или импульсивное возбуждение;
  • сменой или сочетанием симптомов кататонического ступора и кататонического возбуждения;
  • отсутствием признаков помрачения сознания («люцидная кататония»);
  • эпизодическими и фрагментарными обманами восприятия, бредом, явлениями психического автоматизма;
  • в резидуальной стадии болезни преобладают апатия и абулия, нередко с манерностью и дурашливостью, как и при гебефренической шизофрении.

4. Параноидная форма шизофрении. В самом начале активного периода часто возникают двигательные навязчивости (компульсии с быстрой их ритуализацией), дисморфомания, бред чужих родителей, ипохондрический бред, бред реформаторства (если настроение несколько приподнято), персекуторные бредовые идеи. Бред напоминает интерпретативный, но не обладает достаточной степенью стойкости и завершенности. Вскоре к нему присоединяются и выходят на первый план признаки синдрома Кандинского-Клерамбо, затем формируется парафренная структура, а далее появляется кататоническая симптоматика.

В резидуальной стадии болезни преобладают дефицитарные нарушения с разорванностью мышления и шизоафазией.

Злокачественная юношеская шизофрения составляет около 5–6% общей популяции больных шизофренией. Юноши заболевают в 4–5 раз чаще, нежели девушки. Данные многолетнего катамнеза в литературе отсутствуют.

При лечении злокачественной шизофрении используются в основном нейролептики с мощным антипсихотическим действием, а также нейролептики, способные купировать возбуждение: аминазин (до 800 мг), галоперидол (до 40 мг), мажептил (до 40 мг и более), стелазин (до 60–70 мг) в день. Несколько более эффективным оказался клозапин или азалептин (до 400 мг), особенно в сочетании со стелазином (до 30–40 мг) в сутки. Могут быть рекомендованы и такие препараты, как рисполепт, клопиксол-депо, зипрекс, флуанксолдепо. Обязательно назначение корректоров (циклодол, акинетон и др.), а также ноотропов и препаратов, обладающие их свойствами (ноотропил, луцетам, энцефабол, фезам, танакан, винпоцетин и др.).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector