Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тревожность и ее влияние на эффективность деятельности спортсменов

Тревожность и ее влияние на эффективность деятельности спортсменов

Тревожность – это черта личности, проявляющаяся в тенденции испытывать беспокойство и опасения вообще и в частных случаях без серьезного повода. Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность человека. У каждого существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности – так называемая полезная тревожность.

Однако у некоторых людей имеется очень высокая личностная тревожность. Такие люди постоянно испытывают мрачные предчувствия. Настроение у них не отличается стабильностью. Они мнительны, постоянно ищут у себя всякие болезни. Высокотревожные люди боятся трудностей, чувствуют себя неуверенно в группе.

Мне довелось наблюдать высококлассного спортсмена из киевской баскетбольной команды «Строитель», имевшего максимальный уровень тревожности по шкале Айзенка. Спортсмен, придя на тренировку в незнакомый ему спортивный зал, первым делом задал вопрос: «А здесь медпункт есть?» Его товарищи по команде рассказали, что такие вопросы он задает, в какой бы город команда ни приехала. Он постоянно жаловался на свое здоровье и отличался крайней нестабильностью игры. В результате он то вызывался в сборную команду страны, то отчислялся из нее.

В ряде исследований зарубежных психологов было выявлено, что спортсменки характеризуются высоким уровнем тревожности, превосходящим норму. Возможно, это связано с соревновательным периодом в жизни спортсменок, так как известно, что чем ближе соревнование, тем выше тревожность спортсменов. Вообще же, большая тревожность женщин по сравнению с мужчинами является твердо установленным фактом. Поскольку у тревожных сильнее выражен мотив избегания неудачи, этот мотив сильнее выражен у женщин. Вероятно, это является одной из причин того, что высокотревожные гимнастки на соревнованиях выполняют упражнения хуже, чем на тренировках, в то время как у гимнасток с низкой тревожностью, наоборот, на соревнованиях упражнения выполняют лучше, чем на тренировках (Р. Н. Зюкова).[23]

У спортсменов разных спортивных специализаций уровень тревожности различается (табл. 11.3).

Таблица 11.3

Процентное соотношение степени выраженности личностной тревожности в различных специализациях (по Л. П. Грибковой и С. Г. Кругловой)[24]

У художественных гимнасток уровень тревожности самый высокий, что неоднократно отмечалось и в других исследованиях.

Поскольку тревожность и страх тесно связаны, видами спорта, в которых требуется проявление смелости, высокотревожные субъекты, как правило, не занимаются.

Международная статистика показывает, что, как правило, спортсмены с высокой тревожностью не могут полностью проявить свои возможности на крупных соревнованиях. Но и спортсмены с очень низкой тревожностью имеют тенденцию не показывать хорошие результаты вследствие их недостаточной мотивированности.

Высокотревожный спортсмен может успешно осваивать двигательные действия и выступать на соревнованиях, если включены его другие компенсаторные механизмы. Просто высокотревожный спортсмен требует к себе большего внимания и эмоциональной поддержки, более длительного освоения трудных и опасных с его точки зрения упражнений, ему необходима специальная подготовка к соревнованиям.

В качестве примера приведу результаты исследования Ю. Н. Шувалова (Влияние свойств темперамента на эффективность обучения плаванию студентов вуза: Автореф. дис. … канд. наук. Л., 1988) по начальному обучению плаванию студентов.

Студенты с высоким нейротизмом не могли при обычных методах обучения научиться плавать из‑за боязни глубины, так как у 80 % из них обнаружилась трусливость. Автор исследования разработал специальную программу обучения с учетом психологических особенностей высокотревожных студентов (в том числе включил в нее и психотренинг). Было увеличено время на теоретическую подготовку и на пребывание на мелкой воде (при этом общее время обучения осталось неизменным). Все это позволило преодолеть негативные переживания студентов с высоким нейротизмом и успешно обучить их плаванию.

Тревожный спортсмен вряд ли будет спокоен после освоения нового упражнения. Его будет очень волновать изменение амплуа или функции, как и любое неожиданное стратегическое или тактическое изменение в деятельности. Общение такого спортсмена будет, очевидно, более насыщенным по эмоциональному содержанию, чем общение менее тревожного спортсмена. Первый в отличие от менее тревожного будет часто рассказывать о себе, о событиях и ситуациях, в которых он побывал.

Кретти Б. Дж. Психология в современном спорте. М.: ФиС, 1978. С. 146

Уровень тревожности влияет на выбор спортсменами того или иного стиля спортивной деятельности. Так, у высокотревожных борцов атакующий стиль встречается редко, несколько чаще наблюдается контратакующий стиль и еще чаще – универсальный стиль.

Итак, мы рассмотрели два основных свойства личности, определяющих успешность выступления спортсменов на соревнованиях, – агрессивность и тревожность. Чаще всего между ними имеются антагонистические отношения: чем больше агрессивность, тем меньше выражена тревожность, и наоборот. Исследования показывают, что успешнее выступают на соревнованиях спортсмены, у которых агрессивность преобладает над тревожностью (см., напр.: Лысенко Ю. Н. О взаимосвязи некоторых свойств личности с динамикой эмоционального состояния гимнастов в условиях стресса // Психический стресс в спорте. Материалы всесоюзного симпозиума. Пермь, 1973).

Тревожность и ее влияние на эффективность деятельности спортсменов

Тревожность влияет на успешность деятельности спортсменов. Как установлено, тревожность способствует деятельности в достаточно простых для индивида ситуациях и мешает — в сложных, при этом существенное значение имеет исходный уровень тревожности человека.

Как показали исследования, в спортивной деятельности переживание состояния тревоги имеет свои особенности. Устойчивая личностная тревожность возникает у спортсменов с такими чертами, как ранимость, повышенная впечатлительность, мнительность. Этот вид тревожности выступает как реакция на угрозу чего-то несуществующего, не имеющего ни названия, ни четкого образа, но грозящего человеку потерей себя, утратой своего «Я». Такая тревога у спортсмена обусловлена внутренним конфликтом между двумя противоречащими друг другу стремлениями, когда что-то важное для него одновременно отталкивает и притягивает. Спортсмен становится социально дезадаптированным и поэтому он уходит в свой внутренний мир. Он становится хамелеоном по принципу: «Я (как и внутренний мир) как все». Он может стать и агрессивным, потому что агрессивность снимает тревогу. В поведении это проявляется повышенной грубостью, ершистостью и т. д. При усилении тревоги у спортсмена появляется ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы, невозможности избежать опасности. Наиболее высокий уровень тревоги — тревожно-боязливое возбуждение, которое выражается в потребности двигательной разрядки, паническом поиске выхода и ожидании помощи. Если спортсмен не получает этой помощи, то дезорганизация поведения и деятельности достигает своего максимума. Подобная тревожность может порождаться либо реальным неблагополучием спортсмена в наиболее значимых соревнованиях. Либо существовать как бы вопреки объективно благополучному положению, являясь следствием определенных личностных конфликтов, неадекватного развития самооценки и т. п. Подобную тревожность часто испытывают спортсмены, которые часто выступают на соревнованиях, ответственно относятся к тренировкам, общественной жизни, спортивной дисциплине. Однако это видимое благополучие достается им неоправданно большой ценой и чревато срывами, особенно при резком усложнении деятельности. У таких спорсменов отмечаются выраженные вегетативные реакции, неврозоподобные и психические нарушения. Тревожность в этих случаях часто порождается конфликтностью самооценки, наличием в ней противоречия между высокими притязаниями и достаточно сильной неуверенностью в себе. При таком конфликте спортсмены вынуждены стремиться к тому, чтобы добиться успеха во всех сферах, но он не мешает им правильно оценить успехи, порождая чувство постоянной неудовлетворенности, неустойчивости, напряженности. Это ведет к гипертрофии потребности в достижении. Отмечается перегрузка и перенапряжение, выражающиеся в нарушениях внимания, снижении работоспособности, а также повышенной утомляемости. Тревожные спортсмены — не вполне благополучный контингент: их спортивные результаты могут быть крайне низкими, у них может развиться невроз. Чрезмерно высокий уровень, как и чрезмерно низкий, — дезадаптивная реакция, проявляющаяся в общей дезорганизации поведения и деятельности и требующая различных способов коррекции.

Читайте так же:
Шкала явной тревожности тейлора взрослый вариант

Следует также обратить внимание на спортсменов, характеризующихся, условно говоря, «чрезмерным спокойствием». Подобная нечувствительность к неблагополучию носит, как правило, компенсаторный, защитный характер и препятствует полноценному формированию личности. Спортсмен как бы не допускает неприятный опыт в сознание. Эмоциональное неблагополучие в этом случае сохраняется вследствие неадекватного отношения к действительности, отрицательно сказываясь на продуктивности деятельности.

Психодиагностические исследования спортсменов показало, что повышенная тревожность вызывает переутомление, т. е. временное снижение работоспособности под влиянием длительного воздействия нагрузки. Энергия расходуется не на спортивную деятельность, а на подавление тревожности, вследствие чего истощаются внутренние ресурсы индивида, и если проблема не решается, то это может привести к развитию невротического состояния.

Также у 20 % спортсменов высокая тревожность приводит к отгороженности, т. е. невротической потере чувства реальности, утрате своей индивидуальности, а также агрессивному поведению, направленному на нанесение физического или психологического вреда и сопровождающимся эмоциональными состояниями гнева, враждебности и ненависти.

Таким образом, безусловно, существование отчетливых различий в содержании, характере переживания тревоги и стрессов и влиянии тревожности на результаты деятельности.

Можно также выделить ряд функций тревоги.

Во-первых, наличие «пиков» тревоги указывает на значимость ее переживания для удовлетворения ведущих потребностей, характеризующих спортсменов определенного возраста и пола. Это служит подтверждением представления о ее сигнальной и мобилизующей функциях, а также свидетельствует в пользу представлений о связи тревожности (и как состояния, и как свойства) с неудовлетворением значимых потребностей.

Во-вторых, говоря о функции тревоги в спортивной деятельности, следует подчеркнуть, что вплоть до старшего подросткового возраста она в основном оказывает отрицательное влияние, особенно в условиях тренировок. В дошкольном и на протяжении всего школьного возраста влияние тревоги на спортивную деятельность оказывается опосредованными особенностями поведения тернера и создаваемой им атмосферой в команде. Именно последнее, существенно увеличивая аффективную насыщенность ситуации, отрицательно сказывается на эффективности деятельности спортсменов.

В-третьих, взаимодействие в системе «тревожность как состояние-свойство» усиливается с увеличением возраста спортсменов, хотя на него также во многом оказывает влияние позиция и поведение тренера.

Однако из рассмотрения результатов исследований и наблюдений за деятельностью спортсменов следует, что:

— наряду с действительными состояниями тревоги существуют и состояния симулируемые;

— успешно действовать могут и те спортсмены, состояние которых определяется как неприятное, неудобное, т.е. состояние тревоги;

— уровень психической напряженности у отдельных спортсменов не является постоянной величиной, на него влияет ситуация;

— оптимально действовать могут спортсмены с разным уровнем тревоги;

— выводы исследований нередко противоречивы;

— более углубленные размышления подводят к допущению довольно сильной зависимости между эмоциональностью человека и эффективностью его деятельности;

— состояние тревоги в спорте бывает также состоянием субъективно желательным, и это, по нашему мнению, один из наиболее интересных моментов [23].

Хорошо подготовленный спортсмен находится перед выполнением задания как бы в состоянии «перед взрывом энергии». Говорят, что тревожный спортсмен «сгорает до начала борьбы». Старт ожидается с нетерпением, и этого состояния субъективно желает большинство спортсменов, но «сгорает» в предстартовой лихорадке лишь неопытный и со слабой нервной системой. С точки зрения предстартовых переживаний спортсменов с сильной нервной системой можно с большим приближением утверждать, что напряженность и стресс для них связаны с ощущением «комфорта психологического функционирования». Условия этого «комфорта» создают механизм сознательного контроля своей тревоги. В спортивной деятельности исключительно сильны внешние влияния и управление. «Суровый климат» спорта требует скорее давления сильных сигналов, чем «свободного климата, независимости, благосклонности». Такой климат, согласно Божович Л. И [7], благоприятствует творчеству людей с волевыми чертами характера.

Регуляция извне касается нескольких сфер управления: от простого обучения до сложных индивидуальных решений. Функционирование в спорте трактуется не только как личная деятельность спортсмена, но и как групповая, командная, социальная деятельность. Мотивация достижения успеха в спорте ориентирована на общественное признание личности спортсмена и личности его тренера.

Проблема сознательной локализации контроля тревоги у спортсменов только начинает разрабатываться в психологии спорта. Можно выделить несколько интересных фактов. Готовность поддаться манипуляции и се ожидание спортсменами со стороны соперников составляют в спорте определенный феномен в связи с базовыми чертами спорта — свободой и независимостью соревнующейся личности. Подчинение спортсмена внешнему руководству, например, тренеру в команде, создает лишь видимость «комфорта психологического функционирования», что также должно уменьшать силу влияния ситуаций, вызывающих напряженность и тревожность, т.е. служат нейтрализации в восприятии угрозы и являются теми факторами, через которые мы попытаемся определить состояние стресса [38].

В спортивной деятельности сосуществуют два «мира»:

— реалистический мир: ситуация, задание, закодированная программа действий, адекватная поведению спортсменов;

— нереалистический мир: «мир субъективно созданной тревоги». Спортсмен своим умом и мышлением сам строит ситуацию угрозы, что зависит от особенностей его восприятия реальных ситуаций, — один видит в ней угрозу, другой — нет. В связи с тезисом о «построении ситуации угрозы» могут появиться гипотезы, касающиеся «пластов переживания», потому что «субъективно построенная угроза» может иметь различную длительность и значимость для спортсмена. Опуская здесь множество утверждений, касающихся стресса в спорте и его влияния на результат, вдумаемся в сущность стресса, используя нетрадиционный подход [4].

Целостную характеристику стресса в спорте можно дать через:

Читайте так же:
Признаки повышенной тревожности у взрослых

— описание явления на основе избранной общей теории;

— описание процесса поведения спортсменов на основе существенных элементов, содержащихся в избранной концепции стресса.

Принимая второй из этих способов, рассмотрим:

— нормальное поведение и генезис нарушений;

— возникновение и место угрозы в ситуации;

— проблему преодоления стресса и «психологическую цену» нарушений [20].

В естественных условиях спортсмен включен в систему взаимодействий, подготавливающих его к выполнению задания. При этом доминирует действие, ориентированное на выполнение задания. Это устранение помех, возобновление попыток. Это также возрастание интенсивности реакции, улучшение ориентационных процессов.

Наряду с поведением, специфичным для спортивного действия, возникают состояния и реакции, прямо не связанные с реализацией задания или цели соревнования. Это, прежде всего усиленные процессы антиципации, приписывание угрожающего влияния разным ситуациям, создающим тревогу и эмоциональную напряженность Ханин Ю.Л. [71]. Проявляется и поведение, сходное с защитными реакциями, что ухудшает самочувствие спортсмена.

Приведение в действие защитных механизмов по типу вытеснения или подавления тревоги характеризуется двумя различными «регуляционными плоскостями», или «уровнями регуляции». Один из них затрудняет выполнение задачи, другой облегчает, чтобы выдержать ситуацию, помогает приступить к действию, несмотря на затруднения.

В общем, можно утверждать, что защитные реакции (до известной степени их интенсивности) выступают лишь как «явления сопутствующие». Они «лишь сопутствуют» до тех пор, пока в сфере деятельности не возникает состояние «действительной угрозы» [11].

Допускается такое, что порог персептивной устойчивости означает пропорцию между насыщением образа ситуации:

— факторами, касающимися достижения действительного задания (хорошо подобранного).

— факторами, касающимися других состояний и объектов (разного типа оценок, предвидения последствий, приписывания характеристик соперникам и др.). Преобладание в образе задания элементов «вне задания» или недостаток элементов задания создает ситуацию недостатка концентрации на задании или ее минимальный размер [9].

Угроза описывается как утрата безопасности, некоторая деформация, т.е. как обстоятельства, предвещающие нежелательные воздействия или лишение чего-либо. Иначе говоря, понятие угрозы является сигналом о возможных неприятностях. Для спорта такие ситуации весьма характерны.

Не описывая подробно подготовку спортсмена к старту, которая в связи с указанными категориями действий и признаками ситуации в последовательных этапах подготовки к старту формируется картина будущего задания и его общей ситуации. Картина эта развивается или сокращается по мере получения информации и ожиданий. Актуализация этой картины сопряжена с моторной активностью. Этот сокращенный мыслительный образ сигнализирует о том, что возможно «волнообразное ощущение угрозы». Точнее говоря, независимо от спортсмена появляется «волнообразное ощущение угрозы» [26].

Отмечено, что во всех видах спортивных соревнований, различающихся по структуре двигательных действий (критерий оценки — максимизация усилия спортсмена в процессе реализации всей программы действий), общим моментом является «приостановка» восприятия угрозы или его «износ» при условии автоматизации деятельности. Если в этих условиях автоматически выполняемое действие нарушается сознанием, есть основание искать причины этого нарушения в психике спортсмена [19].

Особенности деятельности во многих видах спорта прекрасно поддерживают состояние угрозы, что привлекает в эти виды спорта людей, жаждущих этих острых угрожающих переживаний, — например, парашютный спорт, фристайл, автогонки и пр. Таким образом, вряд ли некоторые из защитных реакций, могут ликвидировать у них ощущение угрозы.

Тревожность как свойство индивида и ее влияние на поведение и эффективность деятельности

В современной психологии состояние тревоги отделяется от понятия «тревожность» как личностного качества. Тревожность – это склонность человека испытывать опасения в большинстве ситуаций, объективно ничем не угрожающих его здоровью и престижу.

Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма напряженно, выраженным состоянием тревоги. Если психологический тест выявляет у испытуемого высокий показатель личностной тревожности, то это дает основание предполагать у него появление состояния тревоги в разнообразных ситуациях, и особенно когда они касаются оценки его компетенции и престижа.

Во многих исследованиях выявлено, что у женщин тревожность выше, чем у мужчин (например, [29]).

Р. Кеттелл [362] обследовал людей в десяти странах и обнаружил различия в уровне тревожности. Относительно высокий уровень тревожности был выявлен в Индии, Франции и Италии, тогда как в США и Англии он оказался значительно ниже. Являются ли эти различия национальными, сказать трудно, так как самый высокий уровень тревожности был обнаружен у населения, проживающего в странах пограничных районов между Восточной и Западной Европой. Очевидно, имеет значение и политическая обстановка в стране, и экономический статус.

По данным Кеттелла и других авторов, тревожность повышается в позднем подростковом (юношеском) возрасте (восемнадцать – двадцать два года) и снижается к тридцати годам. Однако после шестидесяти лет она снова увеличивается. Однако существенное влияние на возрастную динамику оказывает пол. Так, по данным Н. С. Полтавцевой [223], у девочек одиннадцати-двенадцати лет в связи с началом полового созревания тревожность более высокая, чем в возрасте тринадцати-четырнадцати лет.

Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность человека. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности, так называемая полезная тревожность. Однако при высоком уровне тревожности возникает тенденция оценивать явления, предметы, события, объективно не опасные, как угрожающие, и это приводит к беспокойству, тревоге и даже страху. У некоторых людей тревога появляется только на определенные ситуации, поэтому говорят не только об общей, но и о специфической тревожности.

Высокая тревожность создает проблемы в общении и снижает успешность некоторых видов деятельности, особенно когда в ней присутствует элемент состязательности.

Уровень тревожности, который может мешать деятельности, по-видимому, связан с отношением человека куспеху и неудаче и с его общей потребностью в достижении.

Эта гипотеза была проверена. ‹…› Сначала экспериментатор разделил своих испытуемых на четыре группы (по высокому или низкому уровню тревожности с последующим разделением каждой группы на тех, у кого высокий или низкий уровень потребности в достижении). Члены каждой группы освоили выполнение сложной двигательной задачи. Затем в ситуацию был неожиданно введен элемент соревнования. Средние показатели в четырех группах изменились, как и ожидалось, следующим образом.

У высокотревожных испытуемых, которые стремились к достижению высокого результата (высокая потребность в достижении), деятельность обычно нарушалась, и они показывали худшие результаты из-за дополнительного соревновательного стресса. ‹…› На испытуемых с низким уровнем тревожности и низкой потребностью в достижении соревнование не влияло. Они не особенно беспокоились по поводу возможного выигрыша или проигрыша. Аналогично никаких изменений не было обнаружено в деятельности высокотревожных испытуемых с низкой потребностью в достижении. Их тревожность, очевидно, не была связана с их успехом или неудачами в соревновании. ‹…› Улучшение результатов деятельности наблюдалось у испытуемых, которые находились в относительно спокойном состоянии, имели низкий уровень личностной тревожности при высокой потребности в достижениях.

Читайте так же:
Как быстро избавиться от энуреза

Кретти Б. Дж. [158, с. 139–140]

Выявлено, что дошкольники с высокой тревожностью имеют зависимый тип саморегуляции, а с низкой тревожностью – автономный тип. Последние более успешны в деятельности [302]. Для лиц с высокой тревожностью характерна эмоциональная нестабильность, т. е. частая смена настроения, неуверенность в себе, робость, напряженность, покорность, озабоченность, негативизм, подозрительность, сентиментальность. У них более высокий и менее стабильный уровень притязаний.

По данным исследования [290], показатель тревожности положительно коррелирует с такими стратегиями поведения, как поиск социальной поддержки и стратегией бегство-избегание, и отрицательно – со стратегией планирования.

Глава 7. Застенчивость (боязнь общения)

Понятие о застенчивости

Как отмечает Ф. Зимбардо [113], «застенчивость» – понятие весьма расплывчатое: чем пристальнее мы в него всматриваемся, тем больше видов застенчивости обнаруживаем. Автор отмечает, что первое письменное употребление данного слова зафиксировано в англосаксонском стихотворении, написанном около 1000 года н. э., где оно означало «легкий испуг». По Ф. Зимбардо, застенчивость – это черта человека, связанная с боязнью людей, от которых по какой-то причине исходит эмоциональная угроза: незнакомцев из-за неизвестности и неопределенности их поведения; начальства, наделенного властью; представителей другого пола из-за потенциальной возможности интимного контакта. Отсюда стремление застенчивых к избеганию общения или к уклонению от социальных контактов [518]. Однако, говоря о склонности к избеганию социальных контактов застенчивых, следует иметь в виду, что такое же поведение характерно и для интровертов.

В Оксфордском словаре застенчивость определяется как состояние стеснения в присутствии других людей. Застенчивый – осторожный в словах и поступках, болезненно робкий, склонный испытывать страх, смущение. В Словаре русского языка С. И. Ожегова она характеризуется склонностью человека к робкому или стыдливому поведению в общении, в поведении. По мнению В. Джонса и Б. Карпентера [406], застенчивые люди описывают себя как неуклюжих, боящихся злых языков, не умеющих настаивать на своем, говорят, что они обречены на одиночество.

Застенчивость, пишет Ф. Зимбардо, может проявляться в различных формах – от легкого дискомфорта до необъяснимого страха. Многие исследователи выделяют два типа застенчивости: обычную, при которой человек колеблется, стоит или не стоит ему избегать незнакомых людей, и застенчивость, вызванную страхом, при которой человек просто избегает незнакомых людей.

Застенчивость – явление распространенное, хотя цифры приводятся разные. По одним данным [483], крайняя застенчивость характерна для 15 % людей. Согласно же Ф. Зимбардо [518], 80 % опрошенных им американцев ответили, что в какой-либо период своей жизни были застенчивыми. Примерно четверть респондентов назвала себя хронически застенчивыми. В последние десятилетия число американцев, признающих свою застенчивость, возросло с 40 до 50 % [357]. Как полагает В. Н. Куницына [163], значительная часть взрослого населения нашей страны попадает в категорию застенчивых (30 % женщин и 23 % мужчин). У школьников таковыми являются от 25 до 35 %.

Ф. Зимбардо утверждает, что мера застенчивости неодинакова у представителей разных культур. У японцев и у жителей Тайваня, например, она выше. У них же гораздо больше застенчивых мужчин, чем женщин. В Израиле, Мексике, Индии, наоборот, более застенчивы женщины, а в США эти различия отсутствуют.

Генезис застенчивости

О том, что застенчивость – качество врожденное, в конце XIX века писал лондонский врач Г. Кэмпбелл [355]. Однако и позже Раймонд Кеттелл [360] рассматривал застенчивость как биологически обусловленную черту, связанную с возбудимостью нервной системы. По мнению автора, застенчивые люди (черта Н) обладают высокой возбудимостью нервной системы и чувствительностью и потому особенно уязвимы для социального стресса. Это находит подтверждение в данных А. А. Баранова [26], выявившего отрицательную корреляцию между силой нервной системы и застенчивостью. Это значит, что для застенчивых характерна слабость нервной системы, которая связана с высокой чувствительностью. Правда, данная корреляция была выявлена только у учителей, обладающих высоким профессиональным мастерством.

Дж. Чик [307] считает, что около 40 % людей застенчивы от природы. У робких имеется определенная биологическая предрасположенность симпатической нервной системы, которая заключается в излишней чувствительности к конфликтам и угрозе.

Джереми Каган [411] занимался изучением застенчивости более десяти лет. Исследования с участием маленьких детей и младенцев показали, что одни дети охотно идут навстречу незнакомым людям и объектам, а другие – нет. Каган различает детей, склонных к торможению[19], и детей, не склонных к торможению (uninhibited children). Одно из различий между ними – симпатическая реактивность (автономная активация); для детей, склонных к торможению, характерны более высокие ее уровни. Каган утверждает, что первые и вторые обладают разными порогами возбудимости миндалевидной железы и, соответственно. в одних случаях ее роль выражена более ярко, а в других – менее; все вышеописанные различия определяют предрасположенность к тому чтобы у одних детей развивалась склонность к торможению, а у других – нет. Он обращает внимание на то, что дети, склонные к торможению, и дети, не склонные к торможению, не представляют просто два полюса одного и того же континуума, – напротив, речь идет о двух отдельных типах разного генетического происхождения. Каган и его коллеги считают целесообразным рассматривать данное явление только как предрасположенность, а следовательно, необходимо учитывать также роль когнитивных факторов и факторов научения.

Френкин Р. Мотивация поведения. СПб.: Питер, 2003. С. 231

Д. Дэниэлс и Р. Пломин [371] считают, что застенчивость определяется как наследственностью, так и условиями воспитания. Они сравнивали одно-двухгодовалых приемных детей с их родными и приемными родителями, а также детей этого же возраста в обычных семьях. В последнем случае застенчивость ребенка напрямую была связана с низкой общительностью и интровертированностью матери. Подобное же наблюдалось и в семьях с приемными детьми, только в меньшей степени. Эта разница свидетельствует о социальном факторе. Но при этом обнаружилось, что у приемных детей их застенчивость тесно связана с интровертированностью родных матерей, – факт, свидетельствующий о роли наследственности.

В работах психоаналитического толка застенчивость увязывается с отклонениями в развитии личности, когда нарушается гармония Ид, Эго и Супер-Эго. Д. Каплан [413], например, понимает застенчивость как результат ориентации Эго на самое себя (проявление нарциссизма). Он считает, что глубоко застенчивые люди склонны к фантазиям, доставляющим им большое удовольствие (т. е. к ярким и продолжительным мечтаниям – «снам наяву»). Но, как справедливо отмечает Ф. Зимбардо, все рассуждения психоаналитиков касаются патологической застенчивости.

Читайте так же:
Снотворные при деменции отзывы

Трудности изучения генезиса застенчивости связаны с тем, что эта особенность личности близка к боязливости, а смущение – к страху. Поэтому некоторые авторы стараются не пользоваться термином «застенчивость», а говорят о феномене поведенческого торможения или сдерживания [412]. Выявлено, что данный феномен устойчиво проявляется с двадцать первого месяца жизни ребенка до пяти с половиной лет.

Детская застенчивость – явление преходящее, исчезающее вместе с опытом установления контактов, что было доказано в ряде психолого-педагогических экспериментов.

В то же время результаты исследования Л. Н. Галигузовой [65] дают основание говорить о сенситивном периоде застенчивости. В лонгитюдном исследовании автором было выявлено, что застенчивость слабее всего проявлялась у четырехлетних детей, резко возрастала на пятом году жизни, несколько снижалась к шести и значительно сокращалась к семи годам. Существенно также, что после четырех лет расширяется сфера проявления застенчивости: если в четыре года ребенок был таким только при одной форме общения, то, став старше, начинал вести себя застенчиво и при других формах.

Л. Н. Галигузовой были установлены основные причины застенчивого поведения дошкольников.

1. Наиболее распространенная причина – отношение ребенка к оценке взрослым его деятельности. У застенчивых детей отмечается обостренное ожидание и восприятие оценки. Интересно, что с возрастом формируется парадоксальное отношение к похвале взрослого: его одобрение вызывает не только радость, но и смущение.

2. Собственное отношение ребенка к своим конкретным действиям независимо от оценок взрослого. Дети ведут себя застенчиво, если ожидают неуспеха в деятельности. Они с робостью смотрят на взрослого, не решаясь попросить помощи. Смущение, сочетающееся с гордостью, может появиться и при успешном решении задачи.

3. Общая самооценка ребенка, которая отражается в его неуверенности в положительном отношении к нему взрослого, в одновременном желании и боязни привлечь к себе его внимание, выделиться из группы сверстников, оказаться в центре внимания.

Эта причина отражает потребность застенчивых детей оградить внутреннее пространство своей личности от постороннего вмешательства и в то же время желание общаться со взрослым.

Влияние уровня тревожности на мотивацию деятельности военнослужащих по призыву, на примере военнослужащих войсковой части г. Владивостока

В настоящее время все больше молодых людей проявляют нежелание служить в армии и строить карьеру военнослужащего. Это связанно с тем, что у большинства молодых людей, призывающихся в армию, нет четкого преставления о целях и задачах военной службы, о перспективах и привилегиях, о значимости в дальнейшей жизни военного билета, а также в нежелании выполнять воинской долг, и увеличивающийся рост преступности среди молодежи. Эффективность военно-профессиональной деятельности характеризуется устойчивой внутренней мотивацией военнослужащих к службе в армии, стремлению к достижению успеха и избеганию неудач в профессиональной деятельности, а также способность продуктивно выполнять военно-профессиональные действия в любых ситуациях.

Существует ряд факторов, которые могут негативно повлиять на повышение эффективности деятельности и мотивации военнослужащих. Основной их этих факторов, повышенная тревожность, которая может быть связанна с высоким уровнем опасности, различными физическими и психологическими перегрузками, высокой напряженностью и интенсивностью.

По мнению Л.С. Выготскому, тревожность, это индивидуальная психологическая особенность, которая проявляется в склонности человека часто и сильно переживать отрицательные эмоции, тревоги, по различному поводу, который не всегда является существенным. Тревожность можно рассматривать как личностную, которая является характеристикой личности и может быть связанно с темпераментом или со слабостью нервных процессов, так и ситуативную, уровень которой зависит от ситуации и такая тревожность является временной и зависит от условий в которые попал человек [1, с. 123].

По мнению О.Ю. Сумариной существуют различные факторы, которые могут повлиять на психическое здоровье личности и уровень развития тревожности. Это такие факторы, как:

— ранее полученный опыт, при наличии негативного опыта,

— окружающая среда [2].

Спилбергер Ч.Д считает, что тревога представляет собой генерализованный, беспредметный страх. И автор выделяет два вида тревожности:

— ситуативная тревожность, возникающая в преддверии возникновения неприятностей и жизненных осложнений, может мобилизировать человека и позволяет ему обдуманно действовать в сложившихся обстоятельствах.

— личностная тревожность, рассматривается как личностная черта, которая проявляется в склонности к переживаниям тревоги в различных ситуациях, даже когда ситуации объективно этого не требуют. Человек находится в подавленном состоянии, затруднены контакты с окружающими людьми, это способствует формированию заниженной самооценки и пессимистическому настрою [3].

Н.Б. Пасынков отмечает, что эффективность военно-профессиональной деятельности (ВПД) существенно зависит от индивидуальных особенностей военнослужащих, таких как, уровень тревожности, от умения противостоять внутреннему беспокойству, страху, ценностные ориентации и мотивы которыми руководствуется военнослужащий в организации своей деятельности [4, с. 67].

Мотивационная сфера воинской деятельности, является сложной системой взаимосвязанных компонентов, которые находятся в определенной иерархии соподчинения [5].

А.К. Маркова исследователь в области потребностей военнослужащих, считает что, в основе мотивации воинской деятельности лежит классификация на основании иерархии потребностей А. Маслоу:

— Физиологические потребности, необходимые для поддержания биологической жизни организма, характерно для любого индивида.

— Потребности безопасности и защиты, у военнослужащих может проявляться в стремление человека к созданию определенных норм жизни, которые могут быть изложены в воинском уставе и прочих нормативных документах. Для военнослужащего защита Родины, служба в армии, является проявлением безопасности не только личной, но и общества..

— Потребности принадлежности, любви, проявляется в принадлежности к воинскому коллективу подразделения, включенность в дружеские отношения, готовность оказать взаимопомощь.

— Потребности самоуважения, проявляется в том, воинская служба является престижной, что дает военнослужащему статус и хорошую репутацию.

— Потребности самоактуализации, выражается в желании развиваться достичь успехов в военно – профессиональной деятельности, получить высокий чин или звание, максимально использовав при этом все возможные ресурсы [6, с. 83-92].

В процессе деятельности человека могут появляться новые потребности и мотивы, что в результате может сдвинуть ранее намеченную цель. Для военнослужащего присуще не одна потребность, а несколько, порождая и соответствующие мотивы. В мотивах военной деятельности выражаются свойства личности призывника, его мировоззрение, отношение к службе, другим служащим и командному составу.

Читайте так же:
Лфк при энурезе и энкопрезе

Мотивы побуждают военнослужащего проявлять боевую активность, придают определенный личностный смысл его деятельности, но различные личностные характеристики могут влиять на мотивы военнослужащего, особенно призывников, чья мотивационная сфера еще не сформирована и не устоявшаяся [7].

Так например, Сабадаш А.Г., отмечает что, перед боевыми стрельбами уровень тревожности у большинства военнослужащих повышается, это происходит по причине того, что воздействие ожидаемой опасности превосходит воздействие реальной опасности. Таким образом, в процессе выполнения стрельб тревожность немного притупляется, а после выполнения уровень тревожности снова несколько повышается [8].

В результате можно увидеть реакции военнослужащих с разным уровнем тревожности (низким и высоким), которые значительно различаются. Военнослужащие с невысоким уровнем тревожности, стремятся пересдать оценку и улучшить результаты. А военнослужащие с высоким уровнем тревожности таких просьб не высказывают, и появляется реакция избегания, т.е стремление под любым предлогом уклониться от следующих стрельб [8].

Особенностью тревожности, является ее влияние на деятельность человека, по — средством мотивов, тревожность обладает побудительной силой и может подменять мотивы деятельности, выступая как мотив, имеющий достаточно привычные формы его реализации. Страх неудачи у военнослужащих с высоким уровнем тревожности может привести к тому, что они не смогут адекватно анализировать свои ошибки и не будут искать варианты устранения этих ошибок, что в результате может привести к снижению интереса индивида к военной деятельности в целом [9].

Проанализировав различные теоретические источники, была выдвинута гипотеза, что высокая тревожность способствует снижению мотивации военно-профессиональной деятельности.

В качестве выборки исследования стали военнослужащие в/ч г. Владивостока, мужского пола, в возрасте от 18 до 23 лет, в количестве 40 человек, все испытуемые служат первое полугодие в армии.

Исследование поводилось с помощью методик:

— «Измерения уровня тревожности» Дж. Тейлора

— «Определения уровня тревожности» (Ч.Д. Спилбергер)

— «Мотивация к успеху» Т. Элерс

— «Мотивация к избеганию неудач» Т. Элерс

— «Диагностика мотивации профессиональной деятельности К. Замфир

По результатам диагностики с помощью методики тревожности Дж. Тейлора, необходимо было определить общий уровень тревожности, были получены следующие результаты (рис.1):

Рис.1. Показатели тревожности по методике Дж. Тейлора

По результатам диагностики можно сделать вывод:

В данной выборке преобладает высокий уровень тревожности,, который возникает как реакция на изменение жизнедеятельности молодого человека, чему способствуют такие факторы как: отрыв от родителей, новая неизвестная обстановка, режим и распорядок дня, конфликты и процессы взаимодействия со сверстниками, командным составом, физическая нагрузка, психологическое давление, стрессы и многое другое.

По результатам диагностики с помощью методики Ч.Д. Спилбергера, необходимо было определить уровень ситуативной и личностной тревожности (табл. 1, 2).

Тревожность сотрудников вредит компании

Построить прибыльный бизнес – непростая задача. Но не менее важно сохранить его эффективность в сложные периоды. От владельцев компаний и топ-менеджеров требуется двойная компетенция: они должны не только следить за тем, чтобы все шло по плану, но и понимать не всегда явные смыслы того, что на самом деле происходит, видеть «подводные камни», рассказала на II конференции НИУ ВШЭ «Психоанализ и бизнес: HR Практики: развитие или адаптации организации в период кризиса» Екатерина Шаповалова.

Осторожно: тревога в коллективе

В период кризисов также необходимо аккуратно подходить к вопросам эффективности, поскольку действия, направленные на ее повышение, могут привести к прямо противоположным результатам.

Простой пример: ситуация сокращения неэффективных сотрудников или подразделений компании. «Люди кажутся неэффективными, но на самом деле на них могут быть завязаны многие процессы», – рассказала Шаповалова. Некоторые сотрудники или целые подразделения нередко бывают своего рода «буферами», сглаживающими конфликты внутри компании. При их сокращении может нарушиться цепочка внутрикорпоративных отношений.

Тревога в рабочем коллективе – одна из проблем, которую многие менеджеры недооценивают. «Можно сократить половину людей и ждать, что оставшаяся половина будет максимально лояльной, поскольку на рынке кризис и количество рабочих мест ограничено. Но на деле вероятна другая ситуация», – отметила Шаповалова. Эффективность оставшихся сотрудников может снизиться в разы из-за страха потери рабочего места и неприятия нового формата работы, введенного из-за кризиса. Холодность со стороны руководства может усугублять проблему, поскольку она также нередко вызывает тревогу и чувство неопределенности у сотрудников.

Новые проекты требуют понимания

Эффективные сотрудники могут легко превратиться в неэффективных при попытке компании провести организационные изменения или запустить новые проекты.

Шаповалова привела в пример исследовательский кейс, демонстрирующий подобную ситуацию. Руководитель компании N решил создать и вывести на рынок новые продукты. Работа была поручена успешным специалистам, которые в процессе реализации столкнулись с фактором неопределенности, ставящим под сомнение пользу и перспективность нового проекта. «Образовалась ситуация, когда, во-первых, высокоэффективные молодые люди начали задумываться о том, что они зря растрачивают свой потенциал, а во-вторых, эта деятельность снижала их веру в себя как профессионалов», – рассказала Шаповалова. В коллективе на этом фоне начала расти тревога. Сотрудникам необходимо было обсуждать происходящее и каким-то образом справляться с ситуацией. Как следствие начался тихий саботаж работы: растягивание времени обеденного перерыва, кофе-брейков, перекуров.

В результате плохо продуманная стратегия работы над новыми проектами и неучтенные риски привели к тому, что руководитель получил неэффективную команду, с которой сложно было работать в прежнем темпе, а у сотрудников появился страх собственной некомпетентности и заниженная профессиональная самооценка, что создало своего рода порочный круг.

С беспокойством надо работать

В подобных ситуациях важен вопрос баланса и создания пространства для работы с проблемой. В противном случае, когда тревога в коллективе, вызванная кризисом или какими-либо изменениями, не прорабатывается, включаются социальные защитные механизмы, которые порождают дисфункциональные практики. В описанном кейсе это излишне длинные обеды и перекуры.

Чтобы предотвратить проблемы, руководитель должен уметь проявлять как позитивные, так и негативные лидерские способности. Позитивные способности – это активность, энергичность, достижение результата, а негативные – это, например, рефлексия, рассказала Шаповалова.

Помочь преодолеть сложные ситуации в компании может создание рефлексивных пространств. Существуют разные формы организационной рефлексии. Это, например, глубинный командный коучинг, организационная психодрама или организационная матрица, когда участники корпоративных тренингов работают со сновидениями, фотографиями или рисунками.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector