Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда в 36 лет у меня уже не было ни мужа, ни детей, мне пришлось все объяснить», — Ольга Руднева

«Когда в 36 лет у меня уже не было ни мужа, ни детей, мне пришлось все объяснить», — Ольга Руднева

Не каждые отношения заканчиваются браком, не каждый брак заканчивается детьми. Чем childless отличаются от childfree и кто должен решать, когда еще рано, а когда уже слишком поздно?

Когда в 27 лет я вышла замуж, все с облегчением выдохнули. Поздновато, но все же в рамках приличия. В те же самые рамки пришлось затолкать фату, тамаду и белый автомобиль с фотосессией. Выйдя из ЗАГСА со штампом в паспорте и бокалом шампанского, я узнала, что моя дорога на пути к соответствию нормам и ожиданиям общества только началась, так как теперь всех интересовало «когда же будут дети?» Когда в 30 лет у меня по-прежнему не было детей, эта тема стала основой не только тостов в кругу семьи, но и случайных разговоров с малознакомыми людьми. Мы тогда переехали в Швейцарию, и там было принято при пересечении границы этой страны немедленно делать детей по причине того, что работу в основном получали мужья, а жены отправлялись за ними в ссылку на Женевское озеро. Ребенок становился ключевой темой бесед в кругу экспатов, его надо было предъявлять при аренде квартиры в хорошем районе и использовать в качестве пропуска на детские площадки, густо- населенные мамами. Иногда казалось, что дети там передаются воздушно-капельным путем, и не иметь таковых было равноценно вызову обществу и его устоям.

Когда в 36 лет у меня уже не было ни мужа, ни детей, мне пришлось все объяснить. Прямо вот так вот сесть за стол и объяснить, что не каждый секс заканчивается отношениями, не каждые отношения заканчиваются браком, и не каждый брак заканчивается детьми, и не все дети появляются в результате секса, в котором ты принимаешь непосредственное участие. Иногда в твою жизнь приходят уже готовые, чьи-то дети. Моя мама меня внимательно выслушала и сказала, что я уже взрослая и могу сама распоряжаться своей жизнью. Главное — чтобы я была счастлива. А потом согласилась, что дети — это не всегда и не только про счастье. На этом и порешили. Конечно же, вот так сесть с каждым человеком, который не мама, но которому все равно безумно интересно, на что я трачу свои яйцеклетки, не получается. И если честно — не очень хочется. Поэтому время от времени малознакомые женщины набрасываются на меня с предложением помощи. Я всегда соглашаюсь и прошу показать их мужа. Они делают два шага назад на безопасное расстояние, потом какое-то время осмысливают сказанное, а затем говорят, что имели в виду помощь не от мужа, а от врача. Я обычно говорю, что врач мне не нужен. Я абсолютно здорова. И на этом мы расходимся.

Чтобы не вводить в ступор каждый раз добрых людей, которые хотят, чтобы я размножалась, постараюсь коротко объяснить, почему тема отсутствия детей в современном мире немного устарела. Я — childless. То есть если вдруг в моей жизни появится ребенок, я буду этому рада, даже свечку в церкви поставлю. Но если этого не случится, я не побегу в клинику выбирать донора спермы и не наброшусь на мужчину со словами, что у меня сейчас самое благо- приятное время для размножения и осталось этого времени у меня не так уж и много.

Я никогда не мечтала о ребенке. Я мечтала о мужчине, от которого я бы захотела ребенка. Я мечтала об отношениях, в которых два взрослых человека хотят стать родителями. И готовы к этому.

Но в жизни не всегда все факторы совпадают, поэтому я — типичный представитель childless. Если завтра я узнаю, что беременна, я скажу: отлично, будем рожать. Но я не буду прикладывать суперусилия, чтобы заполучить этого ребенка через походы к врачам и гормональные диеты. Я просто не считаю отсутствие у меня детей болезнью или крахом моего жизненного предназначения. Мой друг из Лондона более категоричен. Он окончательно решил, что проживет эту жизнь без детей. Его выбор спутницы жизни был ограничен женщинами с похожими убеждениями. Он нашел себе прекрасную пару, они путешествуют, работают и при каждом удобном случае рассказывают о своем выборе. Мой друг из Лондона — типичный представитель childfree. Этот мой друг любит приводить в пример исследования экономиста Дэвида Фута (Университет Торонто), который доказал, что уровень образования женщины напрямую связан с тем, будет ли она матерью и сколько раз. Основной вывод Фута: чем выше уровень образования у пары, тем меньше шансов, что они станут родителями, или же тем больше шансов, что у них будет всего один ребенок.

Читайте так же:
Что такое послеродовая депрессия и сколько она длится

Когда мой друг из Лондона начинает разбрасываться статистикой и результатами исследований, я говорю ему, что это все чушь, и что он совсем не отличается от моей бабули, которая каждый раз, завидев меня, спрашивала, когда же у меня наконец будут дети. Каждый из них живет в мире своих стереотипов — он верит, что жизнь без детей прекрасна, бабуля верит, что жизнь без детей бессмысленна. Я верю в то, что они оба правы. Верю в то, что решение, когда рано, а когда поздно должно принимать не общество, не родители, не церковь, а женщина. А еще лучше — пара. Но это если повезет. Надеюсь, что дети будут появляться не потому, что пришло время или потому, что время уходит, а потому, что есть желание и есть тот, с кем это желание есть. А еще я мечтаю о том времени, когда уровень эмоционального интеллекта будет достаточно высок, чтобы не спрашивать, почему у кого-то там нет детей, не предлагать врачей, если тебя об этом не просят, и не рассказывать как бы между прочим историю тети, которая родила в 45. Потому что никто не знает на самом деле, когда слишком рано и когда уже безвозвратно поздно.

«Женщина – не обслуживающий персонал для ребенка. Ей нужно личное время»

Патриархальное общество предъявляет к женщине множество претензий: всё должно быть, «как у людей», ребенок должен быть счастливым и мама – «молодцом». Женщины в Беларуси нередко сталкиваются с психологическим насилием – при очень низкой культуре эмпатии. В итоге многие беларуски сталкиваются с постродовой депрессией, но даже не подозревают об этом. И лечить нужно не только женщину, но и все отношения в семье.

Во всем мире растет число женщин, страдающих от послеродовой депрессии. Британские ученые связывают этот факт с увеличением городского населения и большим стрессом, с которым сегодня приходится сталкиваться жителям мегаполисов.

По данным Министерства здравоохранения Беларуси, в нашей стране наблюдается противоположная тенденция: случаев с диагнозом послеродовой депрессии с каждым годом все меньше. Так ли это на самом деле или женщины и врачи предпочитают игнорировать тревожные симптомы?

«Журнал» побеседовал с практикующим психологом Надеждой Навроцкой, чтобы разобраться в психологическом состоянии женщины и ее семьи после родов.

– Согласно данным Министерства здравоохранения Беларуси случаи послеродовой депрессии в нашей стране достаточно редки (пара десятков в год), и их число уменьшается с каждым годом. Как часто к вам обращаются за помощью женщины с симптомами послеродовой депрессии?

– Диагноз «послеродовая депрессия» в Беларуси действительно не ставят. А если ставят, то это, наверное, и есть те самые скромные цифры, которые оглашает Министерство здравоохранения. Причин тому несколько.

Во-первых, сами мамы не обращаются за помощью. Подавляющее большинство считает, что плохо себя чувствовать – это нормально. «Нормально» быть уставшей, «нормально» не спать, «нормально» быть в плохом настроении. И обвинять в этом самих себя.

Среди внешних признаков – желание беспричинно плакать, замкнутость или, наоборот, повышенная раздражительность, частый срыв на крик и неспособность объяснить, в чем его причина. Женщина, страдающая от послеродовой депрессии, может пытаться избегать проводить время со своим ребенком, предпочитая, например, погружаться в просмотр пустой информации в интернете.

Подобные жалобы можно слышать повсеместно. По сути, это и есть признаки послеродовой депрессии, но обычно люди не связывают их напрямую с заболеванием. Они часто ничего о нем не знают и ничего с этим не делают.

Надежда Навроцкая. Фото: Сергей Михаленко

Ко мне часто обращаются женщины с психосоматическими жалобами: боли в спине, которые не проходят даже после лечения и массажа, головная боль, нарушения сна. Сами женщины связывают эти симптомы со своим эмоциональным состоянием и объясняют их следующим образом: «наверное, это из-за нервного перенапряжения» или «я, наверное, плохая мать, плохо смотрю за ребенком, не умею организовывать свой быт».

Женщины склонны рассматривать себя как эффективный обслуживающий персонал для новорожденного, не понимая, что они имеют полное право на собственные потребности и их удовлетворение, право на личное пространство и личное время.

Многие проблемы с лишним весом у женщин после рождения ребенка также связаны с тем, что она и ее окружение не понимают, что женщина остро нуждается в спокойствии и отдыхе, времени на себя. Очень часто молода мама может урвать себе кусочек спокойного времени только во время приема пищи. Она просит свою семью: «Не трогайте меня, хотя бы когда я ем!» И что она делает? Она начинает есть все чаще, потому что только тогда ее оставляют в покое. Прием пищи становится единственным островком ее личного пространства и времени.

Читайте так же:
Анара мамедова депрессия как вырваться из черной дыры

В беларусской семье также нередко считается, что даже когда ребенок спит, мама, вместо того, чтобы заняться своими личными вопросами или просто отдохнуть, должна переделать все домашние дела. Ее лишают права заняться тем, чем ей действительно хочется, что бы это ни было – чтение, чашка кофе, сериал или просто отдых на диване.

Еще одна особенность нашей культуры – важность оценки со стороны, беспокойство о том, что скажут люди. Вот, сейчас придут гости: свекровь, тети или бабушки, – поэтому все должно быть идеально, улыбающийся ребенок и мама-молодец, которая со всем справилась. А хорошо было бы, если бы они пришли, увидели бардак и предложили свою помощь.

– На каком этапе женщина принимает решение обратиться за помощью к профессионалам?

– Как правило, это происходит тогда, когда проблемы из психологии выходят на уровень физиологии. Например, когда начинаются дикие головные боли, мигрени, хроническая бессонница, развиваются неврозы навязчивых состояний.

Мама начинает говорить, что не может находиться одна в квартире, что она чувствует присутствие кого-то постороннего, моет руки или ребенка через каждые пять минут. Это уже клинические проявления, но они не случаются внезапно.

Подобные ситуации могут развиться через год-два после родов, начавшись с жалоб на отсутствие эмоциональной связи с ребенком, чрезмерную усталость и бессонницу. А это как раз и есть первые серьезные симптомы, на которые чаще всего не обращают внимание.

Внимание начинают обращать, когда невроз уже развился и женщина нуждается в медикаментозном лечении или даже стационаре. К счастью, не всегда до этого доходит. Кто-то выравнивается, подстраивается, выезжает на отдых и там приходит в себя. Ребенок тем временем растет, и с ним становится проще.

Часто названные симптомы могут привести к развитию заболеваний с психосоматической природой, например, к язве. Но с послеродовой депрессией наши врачи ее редко связывают, хотя именно депрессия – самая очевидная причина.

Очень часто развитие депрессии связано со смещением роли женщины. В нашей культуре часто происходит следующее. Пока женщина беременна, особенно если это первый и долгожданный ребенок, все о ней заботятся, она является важным центром. Когда же ребенок родился, центром становится он, а мама отодвигается на второй план.

Она становится обслуживающим персоналом, то есть она должна сделать все, чтобы был счастлив ребенок. Ведь именно этого от нее ожидают окружающие, игнорируя тот факт, что мама расходует много эмоциональных и физических ресурсов. И что эти ресурсы ей надо как-то восполнять.

А помочь ей сделать это как раз могут окружающие. Цепочка проста: если окружающие забоятся о маме – мама счастлива и полна сил заботится о ребенке. Значит, счастлив и ребенок.

Очень часто эта проблема связана с тем, как выстроены взаимоотношения в паре на момент рождения ребенка. Бывает, что внешне отношения неплохие, но есть скрытые проблемы. Очень часто женщина в браке сталкивается с ощущением своей незащищенности. И речь далеко не всегда идет о финансовом аспекте.

Женщина, например, может не иметь права голоса, в семье может иметь место психологическое насилие, причем в очень завуалированной форме, когда прямых оскорблений нет, но женщина постоянно слышит в свой адрес косвенные упреки и унижающие ее замечания. Такой сценарий в нашей стране весьма распространен.

Еще одна распространенная проблема – «газлайтинг». Это особый вид психологического насилия, ситуация, когда человеку внушают, что он психически нездоров. Это не делается специально, но часто женщина каждый день слышит: «иди лечи нервы, ты просто больная», «тебе надо идти к психиатру и пить таблетки», «из-за твоих поступков у тебя с головой не в порядке». Это реальные цитаты из моей практики.

После подобного психологического насилия женщина развивает уверенность, что она всю жизнь была больной, а ее состояние – не послеродовая депрессия, а нечто, с чем она сталкивается всегда.

Ещё один вариант газлайтинга – «у тебя все хорошо, тебе кажется», «ты с жиру бесишься». То есть, женщине посто отказывают в праве чувствовать дискомфорт, усталость, боль, тревогу.

– Почему у нас так широко распространено психологическое насилие?

– В Беларуси недостаточно развита культура эмпатии, поддержки, понимания эмоций близких. К сожалению, далеко не во всех семьях принято в ситуации, если кто-то болен или переживает, просто сесть рядом и предложить свою помощь, а не раздражаться: «У тебя снова что-то болит?! Сколько можно?!»

Все хотят себе здорового партнёра. И, желательно, улыбающегося, спокойного и удобного во всех отношениях. С культурой психологической поддержки в семье в Беларуси – большие проблемы.

– Как можно бороться с симптомами послеродовой депрессии своими силами?

– Выздоравливать нужно всей семье, а не только женщине. Когда у женщины есть симптомы послеродовой депрессии, то, в первую очередь, выздоравливать должен ее муж.

Читайте так же:
Как избавиться от депрессии после смерти отца

Хорошо, когда муж понимает, что с женой что-то не так, обращается к специалисту. Такая ситуация, как правило, очень быстро разрешается. Но когда обращается женщина и говорит, что дома она не находит поддержки, с этим очень тяжело что-то делать со стороны, без включения всех членов семьи.

Бывает, возникает необходимость работать со всей семьей, очень аккуратно доносить до мужа и других родственников, что на самом деле проблема – и в их отношении. Прежде всего, им нужно понять и принять факт наличия у женщины депрессии. А потом лечить уже не только женщину, но и сами отношения в семье.

– Где женщина в Беларуси может получить образовательную и психологическую поддержку, которая послужила бы профилактикой послеродовой депрессии?

– Во-первых, в Минске действительно очень много курсов подготовки к родам, даже на государственном уровне. Пока очень мало курсов, где работают с парами, объясняя, что после родов счастливой должна быть мама, а не только ребенок.

Но если брать в разрезе всей страны, то это будут очень точечные места. И обращаются туда чаще люди, которые уже имеют опыт личностного роста.

Запрос, с которым они туда приходят, звучит так: «Как сделать, чтобы мы все были счастливы, как встроить в нашу семью из двух или трех человек нового члена семьи?»

На большинстве курсов по подготовке к родам об этом не говорят. Там считают, что главное – это родиться. Что будет дальше – разбирайтесь сами.

Чтобы не допустить развития послеродовой депрессии, я бы рекомендовала еще до рождения ребенка решить вопрос внутрисемейных отношений с мужем и, если они есть, с другими детьми. Выйти на максимально здоровые, максимально доверительные и поддерживающие отношения. Это лучшая профилактика послеродовой депрессии.

Здоровые отношения – это взаимная поддержка, взаимное уважение и забота. Если партнеры уважают чувства и потребности друг друга, все остальное сложится само собой.

Живи, чтобы рожать. Четыре истории репродуктивного насилия

Репродуктивное насилие — это принуждение к зачатию и вынашиванию ребенка, родам, аборту или стерилизации. В современном мире ему подвергались или подвергаются каждая пятая женщина и каждый восьмой мужчина. Но это мировая статистика. В Кыргызстане каждый человек репродуктивного возраста может рассказать о том, как люди (иногда совсем посторонние) дают ему советы по планированию семьи.

Иногда это выражается в безобидных «Все твои сверстницы родили, тебе тоже пора», «Когда за мальчиком?» (девочкой, вторым, третьим — нужное подчеркнуть). Иногда люди более настойчивы: «Человек рожден для того, чтобы продолжить род, все остальное — потом». Порой репродуктивное насилие превращается в насилие физическое.

Корреспондент Kaktus.media поговорила с жертвами репродуктивного насилия и узнала, что чувствует человек, когда его правами на создание семьи и рождение детей распоряжаются другие люди.

Зарина: «Я смогла отстоять свое право на мечту»

Я с самого детства занимаюсь танцами. Когда мы с мужем (теперь уже бывшим) стали жить вместе, он сразу сказал, что мне надо перестать заниматься своим делом. Сначала это было на уровне упреков: «Как ты можешь уделять больше времени своей работе, чем дому?»

Когда мы поженились, я сразу сказала, что пока не хочу иметь детей. На тот момент мне было важно добиться успехов в своей профессии, а заниматься танцами даже на ранних сроках беременности — это большой риск. Вся его семья отнеслась к этому негативно. Они посчитали, что люди для того и женятся, чтобы рожать детей.

В итоге под натиском родственников мне пришлось уступить. Было очень жаль бросать работу. Когда я узнала, что в положении, перед глазами пронеслись месяцы приведения себя в форму после родов.

Когда появился первенец, у меня началась послеродовая депрессия. Мне было так плохо оттого, что теперь я стану одной из домохозяек, вся радость которой состоит в уборке и готовке еды. Просидев в декрете год и десять месяцев, я все же решила продолжить идти к своей мечте. Отдала ребенка в садик, а сама стала дальше готовиться к танцевальным соревнованиям. Было больно и сложно, но так как я занимаюсь этим с детства, трудности меня не пугали.

Вся его семья считала, что люди для того и женятся, чтобы рожать детей.

Когда ребенку исполнилось два года, муж и вся наша семья стали просить второго ребенка. Я, только пришедшая в форму, пыталась объяснить, что пока не хочу больше детей. Тогда муж стал грозить, что заведет любовницу, которая сможет нарожать ему много наследников.

В итоге второго ребенка он добился, проткнув презерватив. Я была в шоке от такого поступка. Накануне чемпионата поняла, что беременна. У меня случилась сильнейшая истерика. Я так долго приходила в форму, и все это было зря! Мы с мужем сильно поссорились. Он сказал, что я плохая женщина и плохая мать.

Читайте так же:
Как узнать что у мужа депрессия

Я сказала, что сделаю аборт и поеду на чемпионат. Тогда дело дошло до угроз. Он сказал, что в таком случае он убьет меня. Мне стало страшно. Я не знала, к кому обратиться. Мои родители из очень консервативной семьи, они тоже хотели внуков. Меня никто не понимал.

В какой-то момент я стала думать, что правда ошибаюсь в своих взглядах. Что, может быть, счастье женщины — это действительно только семья и дети. В итоге я родила дочь. Она была очень болезненной, и мне пришлось сидеть с ней дома, пока ей не исполнилось три года. Честно, на карьеру в танцах я уже не рассчитывала.

Но когда дочка стала изучать мир, выяснилось, что ей нравится танцевать. Кажется, сама судьба боролась за мою карьеру. Я стала водить ее на танцы, познакомила со своими друзьями-танцорами. Муж сетовал, что я просто перекладываю свои мечты на дочку. Возможно, так и было в некотором смысле, но я никогда не заставляла ее. Она даже не стала учиться тому стилю танцев, которым занималась я.

Однажды, пока я ждала дочь из кружка, заметила, что в том же здании был свободный танцевальный класс. Я вошла туда и стала по привычке делать разминку. Потом попробовала там танцевать. Мне очень понравилась эта идея — не просто сидеть и ждать, когда у дочки закончатся занятия, а пытаться развиваться. Я стала просить преподавателей, чтобы они оставляли класс для меня открытым, и занималась там.

Мама может: отчаянная домохозяйка впала в депрессию после разрыва с мужем, а четверо детей сделали ее моделью

Оксана

Модель, как много в этом звуке! Сибирячка Оксана Радионова, мечтала о подиуме, сколько себя помнила. Тем более природа одарила ее щедро: точеное лицо, сияющие глаза, шелк волос. Но жизнь сложилась иначе — всю себя посвятила детям, их у нее четверо. Беда пришла, откуда не ждали, предал муж. Несколько месяцев депрессии окончились внезапно. Дети буквально силой отправили маму в школу моделей для всех возрастов.

Оксана до преображения

Детство строгого режима

Ну, просто девочка с шоколадки «Аленка», она с самого детства ловила на себе восхищенные взгляды. Но малышка с внешностью принцессы росла, как Золушка.

Обстановка строгая, папа – инспектор по охране природы – четко следил: ничего легкомысленного! Все по плану: школа – дом. Особенно себя не проявишь. Скромная и стеснительная, свое место знала.

Но мечтать не запретишь. Пока родители были на работе, Ксюша устраивала мини-дефиле. Примеряла мамины платья, красилась, а потом крутилась перед зеркалом, представляя себя звездой.

В седьмом классе решилась на преступление — тайком сходила проколоть уши. Дома заметили, ох, и нотаций было!

Вместо подиума — люлька

После школы отец отвел ее учиться на швею. И через три с половиной года Ксюша получила корочки портного-универсала, ей было 18.

Оксана до преображения

Казалось, уже ближе к сфере красоты, стоит сделать один шаг, и ты у цели. Она и сделала – только в другую сторону, вышла замуж.

Максим* только пришел из армии, устроился работать на ТЭЦ. Симпатичный, рукастый… Увидел ее – пропал. Она ответила взаимностью: тоже влюбилась, к тому же это был шанс выйти из-под тотального контроля.

Оксана с семьей

Расписались в 96-м, вскоре появилась на свет их дочка – Катенька. Какой там подиум! Оксана не могла наглядеться на свое голубоглазое чудо.

— Дочка пошла в садик, и я смогла выучиться на секретаря-референта. Работала в крупных компаниях. Но однажды Максим сказал: хватит, сиди-ка ты дома. Я уволилась, стала домохозяйкой. Зарабатывала тем, что шила на заказ, плюс обшивала себя, семью и родню. Раз заикнулась о моделинге, но муж был против – ка-те-го-ри-чес-ки.

… Оксана и Максим прожили вместе семь лет. Но однажды оба поняли: что-то потеряно. Ушла теплота, понимание, особая близость. Вот и решили: лучше порознь.

Познакомились на светофоре

После развода о замужестве не помышляла: один раз уже обожглась. Воспитывала дочурку, шила. Поклонники были, но ничего серьезного. Ровно до одного дня…

— Я ехала по делам, встала на светофоре. Вдруг вижу: мужчина из машины рядом улыбается, подает мне знаки.

Оксана с детьми

Удивительно, она покорила его, даже не заметив, за несколько секунд. В тот день Сергей* сумеет передать ей свой телефон. И она позвонит – тоже разглядела в нем что-то важное.

— Мы долго общались просто так, торопиться я не хотела. Но он делал все, чтобы меня завоевать. Заботился о нас с дочкой. Был настоящей опорой. Он предприниматель, держал свой автосервис.

И она не устояла – через полгода вышла за него замуж. А в 2004-м родила дочку Кристину. Совместную, желанную. Но из-за врачебной ошибки кроха еще в роддоме оказалась между жизнью и смертью. Удалось отстоять. Однако в день выписки у Кристины произошел обширный инсульт. Неделю малышка лежала в коме.

Читайте так же:
Депрессии у детей и подростков это

Оксана и дочь Катя

— Снится мне сон, дочка меня зовет. Утром рванула к ней, в чем была: «Кристина, я пришла!». Вы не поверите, она почти сразу вышла из комы, сжала мне палец…

«Святая Кристина»

С тех пор жизнь Оксаны разделилась на «до» и «после». Женщина задалась целью – поставить дочку на ноги. И сегодня она уже ходит. Но какой ценой это далось…

— Добиваться всего, что полагается ребенку, пришлось самой. Сколько раз я слышала: «Оставьте, пусть умирает!». Но не сдалась: годами возила дочку к врачам, она перенесла много операций, в том числе за границей. После всего, что мы пережили вместе, я основала фонд «Святая Кристина», чтобы помогать другим детям. Многих уже мы спасли.

По словам мамы, именно Кристина сделала ее «бойцом». Молодая женщина с акварельной внешностью стала пробивной, как танк. Только бы спасти свою девочку!

К чести Сергея, семью он не оставил. Через пять лет у них появился второй общий ребенок – сын Кирилл. Высокий, статный, в отца.

Но со временем все разладилось. Оксана билась за дочку. Муж помогал, но в какой-то момент просто устал. Даже оставил работу. Казалось, в нем что-то сломалось. Тогда она решила: если ему ничего не нужно, буду одна. Они прожили вместе 11 лет.

Он оступился, она не простила

Два красивых романа и два развода… Нет, так нельзя, на личном она поставила крест. Надо поднимать детей, работать, держать спину. Это продолжалось годами.

Но у судьбы на всех свои виды. Рядовое знакомство на улице, мимолетная симпатия стала началом серьезных отношений.

— Артем* на пять лет моложе, но это было незаметно. Мне и сейчас дают около 30, спрашивают, не сестры ли мы со старшей дочкой. Поженились. И в 2017-м у нас родилась доченька, Аленушка. Но… через месяц мы с Артемом развелись. Вместе были два года, многое преодолели. Однажды он тяжело заболел, была реальная опасность. Я договорилась с Германией, нашла деньги, ему вырезали опухоль. Получается, спасла, но все же не сложилось. Муж совершил поступок, простить который не смогла. Хотел вернуться – не позволила.

Не загнанная лошадь, а принцесса

Расстаться было решением Оксаны, но после развода ее накрыла депрессия. Лежала сутками. Вокруг прыгали дети, пытались растормошить. Помогало ненадолго.

Точку поставила старшая дочь Катя. В один из дней заявила: «Мама, ты идешь на конкурс красоты, решено! Я подала заявку». Оксана пыталась было протестовать, но отказаться было невозможно.

— На кастинге в модельном агентстве CREATIVE MODELS сразу сказали: «Шикарная дама». И эти слова меня прямо поднимали. Начались занятия, подготовка, и я почувствовала себя не загнанной лошадью, а принцессой.

Отчаянная домохозяйка преображалась на глазах. Вместо кухонного фартука – платья в пол, вместо тапок – шпильки. В первом же своем конкурсе (в 2018-м году) 40-летняя Оксана завоевала титул «Миссис Грация». А потом так и повелось: показы и победы, «Миссис Жемчужина России 2020» в Сочи, «Миссис Благотворительность», даже перестала запоминать.

— На первом конкурсе был такой момент: я подготовила творческий номер, песню «Дети Земли». Собрала своих, детей друзей. Костюмы всем шила сама. И вот мы вышли: с огоньками-свечками, воздушными шариками. А, когда запели, зал – как один человек – встал. Было пронзительное чувство: я ведь все вложила в своих детей…

И они в конечном итоге осуществили ее мечту – самую сокровенную.

— Фотосессии, занятия, показы, после такого хочется жить. К слову, после конкурсов у меня появилось много поклонников. Правда, того единственного пока нет. Но я верю, мы обязательно встретимся. Это точно: все мои мечты сбываются. Первая мечта у меня была стать моделью, а вторая прокатиться на «Хаммере». И во время одного из конкурсов нас как раз на нем и катали, представляете?

За помощь при подготовке публикации благодарим агентство CREATIVE MODELS.

(*Имена изменены по просьбе героини публикации).

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector