Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Людмила Марченко

Людмила Марченко

Людмила Марченко фотографии

ДЕВУШКА У ПЫРЬЕВА
Она умерла в январе 97-го. На ее похороны пришли единицы. В тот день провожали великую сильную женщину Тамару Макарову. А о смерти Людмилы Марченко, давно сошедшей с пьедестала, до сих пор не знают даже «друзья»
Юное симпатичное личико с чуть вздернутым носиком. Такой увидели ее кинозрители в 59-м году. Второкурснице ВГИКа Людмиле Марченко было всего 19. Нашли и зажгли эту звездочку классики нашего кино Григорий Козинцев и Иван Пырьев. 58-летний мэтр влюбился в студентку. Люсе казалось это смешным и странным. Она смела ему отказать. Обидчивый гений не простил девчонку. Простодушная и наивная, она даже не понимала, в какие сети попалась. Пырьев преследовал ее до конца своих дней. Тень Ивана Александровича следовала за ней и после его смерти.

ПРИНЦ, ДА НЕ ТОТ
С самого нежного возраста Люду все называли «артисткой». И когда спрашивали: «Кем будешь?», она, по-детски шепелявя, отвечала: «Атисткой». В 135-й московской школе она была примой школьного театра, а в 10-м классе даже режиссером. Никто и не удивился, что девочка параллельно прошла все отборочные туры в Щепкинском и в Щукинском училищах. Но кто-то из преподавателей посоветовал ей пойти во ВГИК. «Для театральной актрисы у тебя слабоват голосок», — сказали ей. Она послушалась. Льву Кулиджанову Людмила тоже понравилась: именно такой он представлял свою героиню в «Отчем доме». Пырьев сразу же предложил дебютантке главную роль в «Белых ночах». Увидев ее милое лицо, он понял, что никаких проб не нужно, что только эта девочка сыграет Настеньку. Жизнь для Люси разворачивалась столь красиво и стремительно, что школьная влюбленность в курсанта Женю Пешкова меркла среди комплиментов и заигрываний кумиров, чьи лица не сходили с экранов. Она видела, что нравится Ивану Александровичу, хотя принимала это за профессиональное любование, к тому же Ивану Александровичу было уже под 60, и он был женат на самой Марине Ладыниной! В «Белых ночах» ее партнером стал 31-летний Олег Стриженов, в те годы кумир и любимец женщин. Незаметно для себя Люда в него влюбилась. Не очень афишируя свои отношения (Стриженов был женат на актрисе Марине Стриженовой), влюбленная парочка стала снимать комнату в Демидовском переулке. Совсем скоро Люся поняла, что беременна.

— Ни мама, ни я ничего не знали, — вспоминает ее сестра Галина Васильевна. — Люда всегда была очень скрытной. Лишь спустя годы она призналась, что Олег вроде и не был против ребенка. Но потом молодые решили, что сейчас это некстати: он не разведен, жить негде, ее карьера только начинается. Люда тайно сделала аборт у какой-то бабки, как выяснилось позже, неудачно. В общем, то была ее первая и последняя беременность. Не стало ребенка, и любовь вместе с героем-любовником куда-то улетучилась.

А Иван Александрович словно ждал такой развязки. Он стал активно ее преследовать. Настолько активно, что его вызвали в ЦК партии. Авторитетный седовласый режиссер, словно не понимая о чем речь, смело, не юля, сказал, что любит девушку, хочет жениться и все эти разбирательства крайне унизительны. Из ЦК он вышел победителем! Но эта девчонка!.. Она никак не шла навстречу.

— Мы были так воспитаны, — говорит Галина Васильевна, — что взрослому человеку не могли нагрубить, сказать дерзкое слово. На все домогательства Пырьева (а ведь и для нее он был миф, легенда) Люда уважительно отвечала, что между ними огромная разница в возрасте, она не может стать его женой, потому что он сверстник ее дедушке и мама никогда ее не поймет.

И тогда, не знающий поражений, Пырьев пошел к 45-летней маме. Бросил оценивающий взгляд на маленькую, нищенскую квартирку, смекнул, что «теща» должна обрадоваться столь заманчивому предложению, и начал «свататься». Потенциальная теща, не испугавшись пырьевского гнева, указала на дверь.

НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ БЕГСТВО
— Кем Люда была для него? — задается вопросом Галина Васильевна. — Музой, вдохновительницей, ностальгией по молодости? До сих пор мне трудно это понять. Но чем больше она отказывала, тем яростнее он ее добивался.

Однажды она пришла домой и сказала, что выходит замуж. Это было громом среди ясного неба: ни с кем вроде и не встречалась, никто не обхаживал, ни о каком потенциальном женихе и речи не было. Она назвала его имя — Владимир Вербенко, студент МГИМО. И хоть мама понимала спонтанность ее решения, но браку противиться не стала. Прожили они вместе недолго: имя Пырьева, сплетни и пересуды шлейфом тянулись за молодой супружеской парой. Владимиру это не нравилось — семья распалась без слез и истерик. Однажды Иван Александрович сказал Людмиле:

— Строится кооперативный дом. Могу помочь вступить в кооператив.

Был ли это его добрый жест или он по-прежнему играл ею, устраивая, в первую очередь, альков для желаемых свиданий, сказать трудно, но вскоре 23-летняя выпускница ВГИКа въехала в однокомнатную квартиру по улице Черняховского. Теперь Иван Александрович все чаще стал наведываться в гости с бутылкой водки. Для Людмилы это было началом беды. Однажды, когда Пырьеву никто не открыл дверь, он взломал ее. Квартира была пуста. В гневе он крушил и ломал все, что попадалось под руки. А жила вчерашняя студентка, выложившая все сбережения на кооператив, очень скромно. Соседи-актеры видели буйство своего начальника, но вызвать милицию или хотя бы вмешаться боялись.

Читайте так же:
Депрессия после вторых родов как справиться

— Он забрал всю ее одежду. Помню, Людмиле в тот день нужно было идти на встречу со зрителями, а у нее осталось одно-единственное платье, в котором она явилась в разоренную квартиру, — вспоминает Галина Васильевна. — По натуре очень спокойная, Люда, в отчаянии крикнула:

— Я на вас жаловаться буду!

— На ме-е-ня? — по-царски выговорил он. — На меня можно жаловаться только

МИФ ПРО АВТОКАТАСТРОФУ
Среди Люсиных друзей был актер Владимир Гусев. Он и познакомил Людмилу со своим приятелем Валентином Березиным, начальником геологоразведочной партии. Он хорошо играл на гитаре, пел песни, интересно рассказывал о своей романтической профессии, нравился женщинам. Валентин красиво ухаживал за Людой, познакомился с родней невесты. Речь зашла о свадьбе. Пырьев был вне себя от гнева. Вскоре все режиссеры «Мосфильма» получили строгую команду: впредь Гусева не снимать!

А Людмила снималась в кино, ездила на гастроли, Валентин — в свои экспедиции. Когда возвращался, со всех сторон слышал шушуканья про Пырьева, его развод с Ладыниной и приставания к Марченко. Это длилось три года, и однажды Валентин взорвался: в приступе ревности он стал избивать жену. Бил зверски. Она кричала, звала на помощь. Среди криков люди слышали фамилию «Пырьев». Когда опомнился, Людино лицо было сплошным кровавым месивом. Сестра вспоминает, что на полу в луже крови валялся кусочек губы. Валентин вызвал «скорую». И там, не то боясь суда, не то стыдясь своего варварства, он уговорил жену сказать, что она якобы попала в автокатастрофу. Так она и сделала. Врачи видели, что это не транспортная травма, вызвали следователя, но та стояла на своем. Миф, смешанный с именем Пырьева, жил до сих пор. В «Склифе» же врачам было не до внешности актрисы , они боролись за ее жизнь. 26-летняя женщина вышла из больницы со шрамами, изуродованным подбородком, изорванными губами. Она уже не была похожа на ту Людмилу Марченко, которую знали и любили зрители.

С Валентином они прожили еще два года. Теперь он даже предложил официально оформить их брак, но она отказалась. А потом «доброжелательница» сказала, что у него есть другая женщина и там растет ребенок. Люда не кричала и не возмущалась. Она даже виду не подала, что знает об этом. Просто в очередное возвращение из экспедиции молча собрала его вещи и попросила уйти. Навсегда. Это был 68-й год, год смерти Ивана Александровича Пырьева.

ОЗАРЕНИЕ
Людмилу Марченко все реже приглашали сниматься в кино. А она о себе не напоминала.

— Это черта ее характера, — говорит Галина Васильевна. — Гордыня ведь великий грех. Я постоянно ей это внушала. Однажды один мой знакомый рассказывал, что в конце жизни, когда Лионелла Скирда женила Пырьева на себе, молодая жена позвонила домработнице и попросила передать Ивану Александровичу, чтобы тот прислал за ней машину. «Все время что-то ей надо! — пробурчал Пырьев. — Сама доедет. Вот эта, — постучал он тростью по любимой чеканке с профилем курносой девушки, очень похожим на Люсин, — ни-и-когда ничего не попросит».

В тот период в фильмографии Марченко действительно немного работ: «Цыган», «Разведчики», маленькие эпизоды. Постепенно она впала в депрессию. Правда, находились сочувствующие, которые шли к ней с бутылкой подбодрить. Может, в этот самый тяжелый период и возник в ее жизни мужчина, который изо всех сил попытался спасти ее, —Виталий Войтенко, администратор Москонцерта. В 70-е годы пластической хирургии у нас еще не было, но он нашел хирурга, который пробовал делать первые операции.

— Виталька заплатил огромные деньги, но результат был ужасным. Хуже, чем после «Склифа», — вздыхает Галина Васильевна. — Пробовали переделать, и опять неудачно. Назначили еще операцию, но Люда отказалась, она понимала, что наши врачи бессильны.

Не падающий духом Виталий предложил вместе ездить с ее фильмами на гастроли. И правда, в Людмилиных альбомах куча фотографий, запечатлевших ее встречи со зрителями. От Украины до дремучей тайги. На снимках поезда, самолеты, вертолеты, тайга, костры, черноморские пляжи, цветы, объятия, улыбки. Но в один из серых дней она вдруг сказала мужу: «Больше не могу! Не могу больше слышать этот традиционный вопрос: «Над чем вы сейчас работаете?» Стыдно жить старыми заслугами. » Виталий продолжал ездить с концертами, но уже без нее. В 1975-м они расстались.

КНЯЖНА МЕРИ
— В Люсе живут два человека: очень добрая, нежная женщина, которая может быть несгибаемо сильной, и слабенький человечек, которым управляют злые духи, — говорил боготворивший ее известный художник-иллюстратор Сергей Соколов. Он любил ее первую — ту, которая была его музой. В княжне Мери, купринской Олесе и Суламифе — во всех его работах видны ее черты. А со второй Сергей решил бороться. Нашел врача. Люся согласилась на эти сеансы, но потом случайно узнала, что у хваленой докторши муж — законченный алкоголик, и больше к ней не пошла. Так и жил с ней художник. Двадцать один год любил, страдал, мучился, отступал и снова боролся.

Читайте так же:
Что такое депрессия с точки зрения науки

Теперь Людмила работала в Театре-студии киноактера. В театре с каждым годом работы становилось все меньше и меньше. Марченко была задействована только в двух спектаклях в крошечных ролях. Но актриса ими очень дорожила. Со временем сказалась травма головы: она стала терять слух и ужасно тяготилась этим. В начале перестройки в театре начались сокращения. Администрация тактично напомнила актрисе, что ее давно не снимали в кино. Люся расценила это как предложение уйти по собственному желанию. И ушла. Ушла на «Мосфильм» ассистентом режиссера по актерским кадрам. У актеров с работой было тяжело, а от Люси, как считали они, кое-что зависело, и они дружно пошли к ней с бутылками. Соколов сначала стыдил «заслуженных и народных», потом бесцеремонно стал гнать всех. Но вскоре и этой должности не стало.

Сергей Александрович тяжело заболел. Да и сама она была нездорова. Спасала их только дача сестры, Галины Васильевны. Каждую весну они уезжали под Тверь, Соколов писал картины, она читала, разговаривала со своими кошками, кормила птиц, копалась на огороде. В день, когда умер Соколов, было настолько жарко, что его не рискнули везти в Москву, там, в деревне, и похоронили. Наступила длинная-длинная зима, которую Люся никогда не любила. По Москве пополз какой-то страшный грипп.

В Люсиной квартире раздался звонок. Трубку взял племянник. Мужской голос спрашивал Люду, Людмилу Васильевну.

— Ее нет. Она умерла. — сказал Саша.

На том конце замолчали. Потом чуть слышно сказали:

Теперь трубку подняла Галина Васильевна. Это был звонок из далекой юности. Звонил Женя, курсант Женя Пешков. Она его, конечно же, помнила. Теперь полковник, прошедший Афганистан, боевой друг генерала Громова, женатый, имеющий двоих детей.

— А где лежит Люся? — неожиданно спросил он.

Галина Васильевна объяснила, как на Ваганькове найти ее могилу. Но он не нашел. Позвонил еще. Она опять объяснила. Потом Галя поняла, почему он не может найти Люсю: на солнце до неузнаваемости выцвела ее фотография. Но Женя больше не звонил, а когда позвонил, она, не надеясь на успешные поиски, сразу же выпалила:

— Я обязательно заменю фотографию.

— Не нужно, — ответил он.

— Нет-нет, обязательно, — скорее давая обещание себе, настаивала Галина Васильевна.

— Я все уже сделал. Заказал мраморный памятник, теневой портрет. У меня ведь много ее фотографий. Вот только не успел посмотреть, как установили. Звоню из больницы.

Галина Васильевна поехала на кладбище. На могиле сестры стоял роскошный обелиск. Конечно, ей такой был бы не по карману.

А через несколько дней Евгений опять позвонил. Сказал, что и ему, и жене памятник тоже понравился. Вот только умолчал, что жена купила роскошный букет цветов и подарила его Люсе, девочке, которую когда-то так любил ее муж.

ШКОЛА ДЛЯ БУДУЩИХ РОДИТЕЛЕЙ

Вне зависимости от того, какие по счету роды предстоят женщине, она в большинстве случаев испытывает тревогу. Курсы подготовки к родам призваны подарить будущей маме спокойствие и уверенность, чтобы она могла по-настоящему насладиться своей беременностью, таким особенным периодом в жизни.

Подготовка к родам — фраза,знакомая большинству будущих мам. Мы учимся пеленать и дышать в схватках, пишем списки вещей в роддом и изучаем премудрости грудного вскармливания. Это очень здорово и полезно, но . это все о маме. О маминых навыках, маминых ощущениях, маминых эмоциях.

  • Чувствует ли он что-то в родах?
  • Связаны ли эти переживания с его дальнейшей жизнью?
  • Можно ли вспомнить, что чувствовали в родах вы сами?
Школа мам: о самом главном с уверенностью и спокойствием

Курс ведет настоящий гуру в вопросах тренинга в родах и ведения послеродового периода Мария, а также специалисты по ГВ и уходу за детьми за первого года жизни Дарья и Мария, психолог Коломийцева Валентина. Благодаря тому, что наши эксперты обладают знаниями во всех этих направлениях, она видят такие тонкости, которые незаметны другим специалистам.

Преимущества школы мам
в Лекарь

Все специалисты имеют необходимые сертификаты и опыт

Группа не более 12 человек: Вы получите персональное внимание и ответы на все Ваши вопросы!

Курс сочетает в себе физическую и психологическую подготовку. Отправляясь в роддом, Вы будете готовы на 100%

Наши курсы предполагают не только теорию, но и практические занятия

На занятия Вы можете пригласить мужа и бабушек: Ваш супруг подготовится к тому, что Вы скоро станете родителями!

Занятия проходят на базе медицинского центра «Лекарь»: в г. Армавире. Курс состоит из 8 занятий: 2 раза в неделю по 1,5 — 2 ч.

Как записаться на курсы:

Оставьте заявку на сайте

Мы свяжемся с Вами, уточним детали и ответим на вопросы

Выбирайте удобные даты

Мы забронируем для вас место в одной из ближайших групп

Начинаем занятия

И готовим Вас к счастливым родам

Отзывы счастливых родителей!

Богданова Александра

Я могла контролировать весь процесс родов

Читайте так же:
Я хочу выйти из состояния депрессии но не могу

На самом деле первая беременность протекала просто невыносимо: сильнейший токсикоз, когда не можешь даже встать с постели, не то что пообедать, и стремительно растущий вес, когда знакомые на улице тебя просто не узнают, и в последние 2 месяца просто опускались руки.

Если бы не эти курсы, я бы просто впала в жуткую депрессию. Говорю огромное спасибо Евгении, именно она привела меня в чувства и объяснила все причины моего состояния. Когда ты видишь, что с тобой люди, которые тебе рады, поддерживают тебя, беспокоятся за тебя, говорят, что все идет как надо — все твои недомогания отводятся на второй план.

Ведь главное родить здорового ребенка и сохранить свое здоровье для его воспитания. Я не отношусь к числу тех женщин, которые говорят, что роды — это не больно… Это — больно.

Но, несмотря на эту боль, я смогла контролировать весь процесс родов, знала что за чем идет, для чего со мной все это делают и даже поинтересовалась все ли анализы у меня взяли после рождения ребенка. Все это я четко усвоила на курсах!

Лончакова Оксана

Когда узнала, что у меня будет ребенок, у меня начали возникать вопросы: как можно помочь себе в родах? Будет ли сильно больно? И вообще, как проходят роды?

Собственных знаний и советов подруг было недостаточно. Я решила посетить курсы для будущих мам, которые находятся в медицинском центре «Лекарь»

С первых занятий я поняла, что это именно то, что я хотела. Курсы по подготовке к родам дали мне массу практических знаний, но и настроили меня на положительный лад, а рождение ребенка, стало восприниматься, как-то по особенному радостно и без страха.

В итоге: у меня родился замечательный, здоровый малыш — Кирил!

Стрелкова Дарья

Курсы по подготовке к родам, безусловно, нужны. Для каждой женщины рождение ребенка очень важный и ответственный момент в жизни, к которому необходимо быть готовой на все 100 процентов.

Я на курсы по подготовке к родам пришла, в первую очередь, со страхом перед предстоящим событием, с отсутствием знаний о процессе родов и, практически ничего не знала о том, как нужно ухаживать за новорожденным ребенком, так как для меня все было впервые.

В роддом приехала абсолютно спокойной, я уже понимала и знала, что мне предстоит в этот день пережить. Я воспринимала этот день как праздник, ведь это был день рождения моего ребенка.

Измены, потери, сожженное сердце любимого: все о бурной личной жизни Мэри Шелли — матери Франкенштейна

Логотип Woman.ruWoman.ru 20.08.2021 Людмила Клейменова

В 19 веке считалось, что удел женщин-писательниц (если уж они осмелились ступить на эту тропу) — рассуждать о неразделенной любви к красавцу-графу или о предстоящем бале. А вот Мэри Шелли, автор романа «Франкенштейн, или Современный Прометей», отказывалась соответствовать представлениям мужчин о том, какое место должна занимать девушка, как ей положено проводить досуг и кого она должна любить. Первая женщина в истории фантастики создала произведение об одержимом ученом, сотворившем монстра. Мы задумались: что нужно пережить, чтобы написать подобное?

Литературные критики двадцать первого века сходятся во мнении, что Мэри Шелли и ее мать стали первыми феминистками задолго до появления самого феминистического движения — они отстаивали свои права на творчество и самовыражение. О трагической, но в то же время интересной жизни Мэри Шелли мы расскажем в этом материале.

Детство

Мэри Шелли родилась в Лондоне тридцатого августа 1797 года в чрезвычайно продвинутой по меркам восемнадцатого века семье. Мама девочки Мэри Уолстонкрафт была одной из первых суфражисток — представительниц прекрасного пола, которые боролись за равные с мужчинами права. И хотя само суфражистское движение зародилось лишь в середине девятнадцатого века, Мэри уже тогда написала не одно эссе об эмансипации женщин. К слову, она вышла замуж за отца Мэри, имея на руках внебрачную дочь Фэнни — вопиющий факт по меркам пуританской Англии. Ее возлюбленного Уильяма Годвина сей факт волновал мало: он был одним из первых сторонников анархизма и проповедовал свободу нравов.

Уолстонкрафт скончалась от заражения крови спустя одиннадцать дней после того, как родила вторую дочь. Врач, принимавший роды, не вымыл предварительно руки. Несмотря на то, что Мэри не знала свою мать, ее смерть повлияла на всю ее последующую жизнь. Портрет мамы, от которой она унаследовала либеральные взгляды, всегда стоял на ее столе.

Уильям Годвин, оставшийся с двумя дочерями на руках, предпочел немедленно жениться. Его второй супругой стала вдова с детьми Мэри Джейн Клермонт, которая была далеко не так образованна, как ее предшественница. От первого брака у новой миссис Годвин была дочь Клэр, которая стала близкой подругой будущего автора «Франкенштейна».

С ранних лет Мэри стремилась к знаниям. В детстве она познакомилась с английскими поэтами Уильямом Водсвортом и Сэмюэлом Тейлором Кольриджем, которые были частыми гостями ее отца. Они во многом определили ее любовь к литературе. Мистер Годвин дал дочери блестящее образование, что было редкостью для того времени. «У нее смелый, порой даже деспотичный деятельный ум. Ей свойственна большая жажда знаний, и проявляемое ею во всем, за что она принимается, упорство поистине неодолимо. Я нахожу, что в ней нисколько нет того, что повсеместно называют пороками, и что она одарена значительным талантом», — отзывался о Мэри в письме к одному из своих друзей мистер Годвин. Девочка и правда была очень одаренной. Свой досуг она проводила за книгами, написала несколько историй, а первое стихотворение будущей поэтессы было опубликовано в местной газете в 1807 году.

Читайте так же:
У меня депрессия все время хочу есть

Меж тем атмосфера в доме царила весьма напряженная: новая жена Уильяма недолюбливала падчериц и совсем ими не занималась. Девочкам приходилось расти в обстановке постоянной напряженности.

Интеллектуальная компаньонка

В возрасте шестнадцати лет Мэри познакомилась с 21-летним поэтом Перси Шелли. Он был классическим «плохим парнем» и поэтому очень нравился девушкам. Перси выгнали из Оксфорда за свободомыслие. Он написал и напечатал брошюру «Необходимость атеизма» и после исключения из университета чувствовал себя поборником правды и свободы.

На момент встречи с Мэри он был уже женат на 19-летней Гарриет Уэстбрук, пансионной подруге его сестер и дочери богатого трактирщика. Шелли мечтал спасти возлюбленную от тирании отца (она жаловалась на его жестокость) и предложил ей сбежать в Эдинбург, чтобы тайно заключить брак. Родители Перси, возмущенные столь невыгодной партией, лишили его наследства.

Это нисколько не расстроило поэта: он еще больше укрепился в мысли о том, что ему необходимо служить идеям равенства и свободы.

Сохранились свидетельства кузена Чарльза, которому Шелли признался, что «отдает себя Гарриет не из любви к ней, а из рыцарского чувства самоотвержения».

Итак, в мае 1814 года Перси вместе с Гарриет посетили дом Годвинов. Шелли восхищался не только мировоззрением вольнодумца Уильяма, но и красотой и интеллектом его дочери Мэри. Увидев стройную девушку с бледным лицом, он мгновенно потерял голову. Мисс Годвин была не только хороша собой, но еще и на равных поддерживала разговор на любые темы, ведь она перечитала всю библиотеку отца.

Страстный Перси тут же начал ухаживать за Мэри, которую, к слову, не смущало наличие у него жены. Девушка назначала возлюбленному свидания на могиле матери, где они обсуждали труды мыслителей. В какой-то момент Шелли и Годвин надоело таиться, и они решили сбежать. Поэт окончательно разочаровался в браке с Гарриет, которой ничего не было нужно, кроме новых нарядов, и бросил ее. Кроме того, он заподозрил беременную супругу в измене с ирландским офицером, а потому вызвал ее на серьезный разговор и заявил, что не может с ней больше жить.

Нелегкая участь жены поэта

Двадцать восьмого июля 1814 года Перси и Мэри сбегают во Францию, прихватив с собой за компанию Клэр Клермонт. Молодые люди путешествовали по Европе около шести недель. Некоторые специалисты полагают, что у Перси и Клэр была интрижка за спиной будущей поэтессы. Старшая сестра Мэри, 18-летняя Фэнни, осталась в Англии и, по свидетельствам историков, впала в депрессию, потому что тоже влюбилась в рокового Перси. Когда деньги закончились, беглецам пришлось вернуться домой. Там их осудили все, включая Уильяма Годвина, который не позволил Мэри остаться в его доме. Девушка, которая на тот момент была беременна первенцем, переехала к возлюбленному. Тем временем Перси все еще был женат официально.

В феврале 1815 года мисс Годвин родила дочь, умершую через тринадцать дней после появления на свет. Чтобы помочь паре пережить горе, друг Перси Томас Джефферсон Хогг пригласил влюбленных погостить в его имении. Выражаясь современным языком, Томас подверг Мэри сексуальному харассменту, но она была категорически против (подобную попытку он предпринимал и с Гариетт).

А вот Перси, по словам историков, был вроде как и не прочь разделить возлюбленную с приятелем.

В научной работе одного английского специалиста по творчеству Мэри Шелли утверждается, что Хогг на самом деле испытывал отнюдь не дружеские чувства к Шелли и сублимировал свое желание, домогаясь его пассий.

В январе 1816 года у Шелли и Годвин родился сын Уильям. Через несколько месяцев после появления малыша на свет пара отправилась в Женеву в компании Клэр Клермонт. В Швейцарии они встретились с лордом Байроном и его врачом Уильямом Полидори. Именно тогда Мэри попросила всех обращаться к ней как к миссис Шелли. Компания каталась на лодках по Женевскому озеру, занималась творчеством, обсуждала недавно вышедшие произведения.

«Лето было сырым и холодным. Беспрестанный дождь целыми днями не выпускал нас из дома», — написала тогда 18-летняя миссис Шелли в своем дневнике. Будущая поэтесса также описывала их вечерние беседы, например, о философе и изобретателе Эразме Дарвине, который занимался вопросами воздействия электрического тока на мертвый организм. Разряд вызывал сокращение мышц и видимость оживления. Ходили даже слухи, что Дарвин все-таки смог оживить мертвую материю (чем, собственно, и занимался Виктор Франкенштейн в романе Мэри). Кроме того, компания развлекалась чтением немецких мистических рассказов.

Все это натолкнуло Байрона на мысль о том, что хорошо бы устроить соревнование и выяснить, кто из них напишет лучший «сверхъестественный» рассказ.

Судя по дневнику Мэри, идея «Франкенштейна» пришла к ней во сне: «Мне привиделся бледный ученый, последователь оккультных наук, склонившийся над существом, которое он собирал воедино. Я увидела омерзительного фантома в человеческом обличии, а потом, после включения некоего мощного двигателя, в нем проявились признаки жизни. Это было ужасающее зрелище, и в высшей степени ужасающими будут последствия любых попыток человека обмануть совершенный механизм Творца». Именно тогда, в Женеве, она и начала писать — вопреки мнению Байрона о том, что «женщина слишком глупа, чтобы создавать собственные идеи».

Читайте так же:
Препараты от депрессии без назначения врача

Череда трагедий

«Хиппи романтической эпохи», как прозвали эту компанию современные литературоведы, вернулись в Англию осенью 1816 года. Перси и Мэри встретили печальным известием: сестра писательницы Фанни Годвин, которая так и не вышла из депрессии, покончила с собой. Ей было двадцать два года. Многие исследователи творчества Шелли пришли к выводу, что это случилось из-за неразделенной любви к поэту. В декабре того же года произошла еще одна трагедия: жена Перси Гарриет также покончила жизнь самоубийством. Ее тело нашли в лондонском Гайд-парке. Вскоре после смерти супруги Шелли обвенчался с давней возлюбленной. После этого Мэри помирилась с отцом, с которым не разговаривала несколько лет. В сентябре 1817 года у пары родилась дочь Клара.

Все это время писательница продолжала делать наброски. Сперва миссис Шелли хотела написать новеллу, но под влиянием мужа отказалась от этого замысла и решила написать роман об одержимом ученом, который мечтал создать совершенное существо. Вместо этого получилось чудовище, способное лишь мстить и убивать. Писательница закончила произведение весной 1817 года, а в январе 1818-го оно было опубликовано с предисловием Перси Шелли. Правда, Мэри не стала подписываться своим именем и предпочла остаться инкогнито.

Общественность посчитала, что роман написал Перси, и его супруге пришлось бороться за авторские права, доказывая всем, что книга вышла из-под ее пера.

Впрочем, современники Мэри не оценили книгу — уж слишком жестоким был сюжет. Общественность была шокирована еще больше после того, как узнала, что произведение написала женщина. При жизни автора роман выдержал два переиздания. Во втором из них миссис Шелли внесла правки, чтобы книга соответствовала «консервативным идеалам» того времени.

В 1818 году Мэри и Перси вместе с малышами Уильямом и Кларой решили перебраться в Италию, где жили возле Специи. Там они писали, осматривали достопримечательности и вообще приятно проводили время. Однако череда драм положила конец счастливой жизни. Клара умерла, когда ей был всего год. За этим последовали многочисленные измены Шелли, о которых его супруга прекрасно знала. К тому же, у него родилась внебрачная дочь от некой итальянки. В июне 1819 года скончался Уильям — он не перенес эпидемии холеры. Через несколько месяцев родился четвертый ребенок Перси и Мэри — мальчик Перси Флоренс. Несмотря на все невзгоды, время, проведенное в Италии, стало самым плодотворным в творчестве поэтов.

После «Франкенштейна»

В 1822 году семья переехала в деревню Сан-Теренцо, где соседствовала с другом Перси Эдвардом Уильямсом и его женой Джейн. На тот момент поэту наскучила жизнь с беременной пятым ребенком Мэри. Он начал напропалую флиртовать с супругой приятеля и даже посвятил ей несколько стихотворений. Из-за стресса, вызванного поведением мужа, у миссис Шелли случился выкидыш, в результате которого она едва не умерла.

Личная жизнь Мэри по всем канонам романтизма была красивой, короткой и трагичной. Она стала вдовой всего в двадцать четыре года. Перси, возвращавшийся на шхуне домой из Ливорно, попал в шторм и утонул. Его тело было выброшено на берег лишь спустя десять дней. Его опознали по высокой стройной фигуре, томику Софокла и поэме Китса, найденных в его карманах. Горю Мэри не было предела. Казалось, что монстр из ее романа стал реальным и преследовал ее, отнимая самых близких людей.

Тело ее супруга было сожжено, а его обугленное сердце вдова забрала себе, зашила в ладанку и носила на груди до самой смерти.

«Восемь лет, которые я провела с ним, — писала Мэри через месяц после смерти мужа, — значили больше, чем обычный полный срок человеческого существования».

Свою дальнейшую жизнь Мэри посвятила заботе о единственном сыне Перси Флоренс и сохранению литературного наследия покойного мужа: она собрала и издала сборник его поэзии, а также написала его биографию. Она не забывала заниматься творчеством, создав еще шесть произведений, включая «Вальпергу» и «Последнего человека». Кроме того, Шелли написала ряд эссе о женщинах-литераторах, в которых заявляла, что «воображение не имеет пола». Она занималась редактурой, писала биографические очерки об иностранных писателях, переводила, рецензировала. Мэри Шелли умерла первого февраля 1851 года в возрасте пятидесяти трех лет от опухоли мозга.

К сожалению, почти все работы писательницы со временем были забыты, но окончательно кануть в лету мешала только неослабевающая популярность «Франкенштейна». А мы приходим к выводу, что ее биография была настолько же трагичной и порой фантастической, насколько и сюжет произведения, которое навсегда ее прославило.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector