Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто здоровее: экстраверты или интроверты

Кто здоровее: экстраверты или интроверты?

Кто здоровее: экстраверты или интроверты?Большинство людей, оценивая свое здоровье, к сожалению, не принимают во внимание личностные особенности, хотя еще в 1997 г. в журнале «Journal of Personality and Social Psychology» были опубликованы результаты исследования, являющиеся доказательством того, что черты характера могут оказывать существенное влияние на становление поведенчес­ких стереотипов, пагубно сказывающихся на состоянии здоровья.

Предположения о том, что черты характера способны оказывать значимое влияние на состояние здоровья, высказывались специалистами длительное время. В ходе одного из исследований ученые впервые проанализировали долгосрочное влияние личностных характеристик на состояние здоровья, ежегодно оценивая состояние детей с 3-летного возраста до достижения ими 21 года. Все участники исследования были рождены в Новой Зеландии в 1972–1973 гг. К достижению участниками 3-летнего возраста ученые определили основные черты темперамента детей, в 18 — попросили их ответить на вопросы анкеты, позволяющие оценить персональные особенности, а в 21 — проанализировали наличие вариантов поведения, представляющих угрозу жизни или здоровью, таких как склонность к употреблению больших количеств алкогольных напитков, несоблюдение правил дорожного движения, предпочтение незащищенного секса или случаи крайней агрессивности. Основной целью работы была оценка влияния черт личности ребенка на вероятность возникновения рискованного поведения, которое способно привести к развитию патологических состояний в дальнейшей жизни. Например, какие персональные особенности могут провоцировать развитие алкоголизма, который пагубно влияет на состояние сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, может способствовать развитию проблем с психических здоровьем и возникновению депрессивных состояний.

Оказалось, что >⅓ участников не проявляли никакого рискованного поведения или отмечали не более одного подобного признака. Ученые подчеркнули, что те дети, которые в 3 года подвергались более строгому родительскому контролю вследствие повышенной импульсивности и раздражительности, по достижении 21 года были более склонны к участию в опасных мероприятиях, чем их сверстники. Антисоциальность и агрессивность были ассоциированы с интроверсией — одним из основных типов личности, наряду с экстраверсией. Ученые отметили, что нельзя считать, что ассоциированные черты обязательно будут присущи всем представителям данного типа. Например, выявленный факт не означает, что каждый интроверт будет агрессивным отшельником, а экстраверт — беспечным человеком, играющим только по правилам. Эти два типа всего лишь находятся на противоположных концах спектра.

В ходе других работ получены дополнительные данные о возможных различиях в состоянии здоровья экстравертов и интровертов.

Ожирение. Во многих странах мира отмечают постоянный стремительный рост распространенности избыточной массы тела и ожирения. Известно, что такие состояния значительно ухудшают здоровье и уменьшают продолжительность жизни. Ученые из Лаборатории брэндов и питания Корнельского университета (Cornell University Food and Brand Lab), США, изучали влияние пищевого поведения в детском возрасте, предлагая детям из начальной школы различные размеры тарелок, из которых они могли есть кашу на завтрак. Оказалось, что дети с признаками экстраверсии в присутствии одноклассников и учителей были склонны выбирать большие тарелки и класть в них в среднем на 33% больше еды, чем их менее общительные сверстники. Это подтверждает теорию о том, что экстраверты больше полагаются на внешние или сенсорные сигналы, чем на внутренние.

Исходя из полученных результатов, исследователи сделали вывод, что у экстравертов повышен риск возникновения ожирения. Несомненно, что вне зависимости от личностных характеристик, избыточная масса тела оказывает негативное влияние на состояние здоровья, способствуя развитию сердечно-сосудистых заболеваний, патологий опорно-двигательного аппарата и некоторых видов рака.

Психическое здоровье. Специалисты Американской психиатрической ассоциации (American Psychiatric Association — APA) более 30 лет назад добавили «интровертированное расстройство личности» в Руководство по диагностике и статистике расстройств. На сегодняшний день эксперты полагают, что не всегда предпочтение спокойствия и тишины свидетельствует о личностном расстройстве, однако в ходе отдельных исследований получены результаты, подтверждающие повышенный риск развития депрессивных состояний у интровертов.

Так, в ходе одной из работ, результаты которой опубликованы в «Journal of Personality», ученые выявили, что 74% пациентов с депрессиями отличаются интровертными чертами. А в ходе другой работы исследователи с удивлением констатировали, что экстраверты в рутинных ситуациях чувствуют себя счастливее, чем интроверты вне зависимости от внешнего контекста. Кроме того, у интровертов часто имеется опыт снижения психологичес­кого благополучия, у них повышен риск развития самоповреждающего поведения.

Некоторые специалисты ошибочно полагают, что отличительной особенностью интровертов является стремление к уединению. Автор книги «Тишина: сила интровертов в мире, который не может перестать говорить», доктор Сюзан Кайн (Susan Cain) отмечает, что на самом деле экстраверты и интроверты по-разному реагируют на раздражители. Интроверты чувствуют себя наиболее комфортно в тех условиях, в которых присутствует минимальное количество стимулов, причем должны присутствовать интеллектуальные стимулы, но чем меньше событий будет происходить — тем лучше.

Иммунная система. Согласно данным последних исследований ученых из Ноттингемского университета (The University of Nottingham), Великобритания, в эффективности работы иммунной системы экстраверты имеют неоспоримое преимущество перед интровертами. Исследователи проанализировали состояние здоровья 121 взрослого участника, определив у каждого из них пять основных черт личности, включая открытость, нейротизм и конформность. Затем исследователи определили особенности выработки лейкоцитов, играющих основную роль в защите организма против инфекционных агентов, и сопоставили полученную информацию с персональными характеристиками. Оказалось, что у экстравертов иммунная система была более активна, чем у интровертов. Полученный результат позволяет предположить, что негативные эмоции способны оказывать влияние на состояние здоровья. Ученые полагают, что данный факт должен стать основой для дальнейших исследований, результаты которых могут иметь большое значение для проблем общественного здравоохранения.

Найден способ сделать интровертов счастливее: нужно притвориться экстравертом

Мужчина и женщина на диване

Вы интроверт? Попробуйте пересилить себя и притвориться экстравертом — возможно, это сделает вас более счастливым. К такому выводу пришли ученые Калифорнийского университета по итогам масштабного эксперимента.

Читайте так же:
Не хочу видеть людей при депрессии

Набрав 123 добровольца, исследователи попросили их на протяжении недели усилием воли заставлять себя выходить за рамки естественных потребностей в общении — первыми заговаривать с незнакомцами, вести более активную социальную жизнь и в целом вести себя как экстраверты.

Следующую неделю те же добровольцы должны были провести как интроверты: больше молчать и не предпринимать никаких дополнительных усилий для того, чтобы инициировать общение.

Подобные эксперименты проводились и раньше, однако они были не столь продолжительными.

Профессор Калифорнийского университета, автор нескольких книг по психологии счастья и уроженка Москвы Соня Любомирски решила проверить, может ли притворная экстраверсия помочь людям улучшить качество жизни на протяжении длительного отрезка времени.

"Результаты исследования демонстрируют, что для многих людей изменение привычного поведения в обществе — вполне достижимая цель, а экстраверсивное поведение существенно повышает самочувствие и ощущение комфорта", — утверждает профессор Любомирски.

"Мощный эффект"

Поскольку в американской культуре быть экстравертом похвально и в целом вызывает одобрение в обществе, а интроверсия ассоциируется с неудачами, замкнутостью и изолированностью, авторам исследования пришлось для начала подобрать более нейтральные и дипломатичные слова для описания обоих видов поведения.

Для экстравертов подобрали такие определения, как "разговорчивый", "напористый" и "непосредственный", а для интровертов — "осмотрительный", "спокойный" и "сдержанный".

Автор фото, Getty Images

Потом обеим группам добровольцев (участники одной должны были вести себя как интроверты, другой — как экстраверты) сообщили, что ранее проведенные исследования доказали пользу обоих видов поведения для студентов с точки зрения успеваемости.

Наконец, участникам предложили в течение недели следить за своим поведением и быть настолько разговорчивыми, напористыми и непосредственными (или осмотрительными, спокойными и сдержанными — в зависимости от группы), насколько у них получится.

Через семь дней (за это время участники трижды получили от организаторов имейл с напоминанием поставленной задачи) обеим группам были даны прямо противоположные установки — и эксперимент продлился еще неделю.

В результате участники обеих групп сообщили об улучшении самочувствия и качества жизни по итогам "экстраверсивной недели" и ухудшение общего состояния — после "интроверсивной". При этом интересно, что "экстраверты поневоле" не сообщили ни о каком дискомфорте или других психологических трудностях, вызванных неестественным поведением.

"Манипуляции с собственным поведением и стремление к большей экстраверсии существенным образом улучшают самочувствие, — подытоживает Любомирски. — Причем совершать подобные манипуляции на протяжении целой недели, кажется, куда проще, чем мы думали раньше, а вот произведенный эффект может быть на удивление мощным".

МнениеКак жить интроверту
в мире, заточенном на успех

Как жить интроверту в мире, заточенном на успех — Мнение на Wonderzine

Принято считать, что наш мир подстроен под экстравертов и именно они добиваются большего успеха. Экстраверты склонны к лидерству, любят общение и постоянно ищут новые впечатления — кажется, когда мы говорим, что ценим в людях индивидуальность, мы подразумеваем именно это. Каждый второй сейчас работает в опенспейсе и постоянно общается с коллегами, детям со школьных лет говорят о важности командной работы, а на собеседованиях умение презентовать себя часто имеет не меньшее значение, чем реальные навыки и знания.

Признаться в том, что ты интроверт, непросто: в сознании людей интроверсия в лучшем случае ассоциируется со скромностью и деликатностью, а в худшем — с нерешительностью, эгоцентричностью и мизантропией. Мне это знакомо: ярлык «интроверт» был прикреплён ко мне с самого детства. Несмотря на то что я люблю общаться с людьми, мне всегда было тяжело заводить новые знакомства, я не любила быть в центре внимания и основную массу свободного времени проводила за книгами. Когда я училась в начальной школе, классная руководительница озабоченно говорила моей маме, что мне будет сложно добиться успеха в жизни: я хорошо знаю материал, но не стремлюсь продемонстрировать знания. С тех пор прошло почти двадцать лет — значительную их часть я провела в попытках переделать себя и преодолеть застенчивость, но, кажется, только теперь научилась принимать то, что я интроверт и быть интровертом нормально.

Любой разговор об интроверсии неизбежно упирается в сложность и неоднозначность самого понятия. Считается, что интроверты больше концентрируются на внутреннем мире, а экстраверты — на внешней среде. Причины и признаки интроверсии, кажется, до сих пор не определены до конца. Кого вы скорее назовёте интровертом: человека, который предпочитает шумным компаниям вечера дома с книгой? Того, кто стесняется заговорить с другими и боится публичных выступлений? Человека, который не испытывает проблем в общении, но имеет всего пару близких друзей? Истина, как и всегда, находится где-то посередине, а деление на интровертов и экстравертов весьма условно — большинство из нас находится на разных точках спектра, совмещая в себе качества и тех и других.

Интроверсия ассоциируется в лучшем случае со скромностью, а в худшем —
с эгоцентричностью и мизантропией

Очень часто интровертов определяют через противоположность экстравертам — возможно, потому что экстраверты значительную часть своего времени выстраивают коммуникацию с внешним миром и более заметны для окружающих, а потому их легче понять. В поп-культуре также доминируют экстраверты: интроверты в кино и сериалах (как, например, Эбед Надир из «Сообщества») вспоминаются с большим трудом, а их основные характеристики — нелюдимость, необщительность и зачастую достаточно невыразительный характер, на фоне которого другие персонажи выделяются еще ярче.

При этом интроверты все чаще становятся героями духоподъемной янг-эдалт-литературы: она выводит на первый план персонажей, которым до этого не полагалось внимания. Например, главный герой фильма и книги «Хорошо быть тихоней» Чарли — интроверт, который показан с любовью и уважением: друзья понимают и принимают его таким, как есть, ему не нужно менять себя, чтобы вписаться в окружающую среду. Но и здесь есть загвоздка: личность героя в итоге раскрывается через эпизод насилия, жертвой которого он стал в детстве, что невольно наталкивает читателей и зрителей на мысль о том, что интроверсия связана с психологическими травмами прошлого. Гораздо чаще в поп-культуре встречаются асоциальные и чудаковатые герои типа Шерлока Бенедикта Камбербэтча или Шелдона Купера из «Теории большого взрыва», которых было бы не совсем корректно характеризовать именно как интровертов.

Читайте так же:
Я люблю девушку у меня депрессия

Первым о понятиях интроверсии и экстраверсии заговорил Карл Юнг в первой четверти прошлого века. «Всем, конечно, знакомы эти замкнутые, трудно распознаваемые, часто пугливые натуры, представляющие собой самую сильную противоположность людям с открытым, обходительным, часто весёлым или по крайней мере приветливым и доступным характером», — писал он в своей книге «Психологические типы». Юнг считал, что фокус на интроверсию или экстраверсию дан человеку от рождения, и отмечал, что чистых интровертов и экстравертов в природе не существует.

Британский учёный-психолог Ганс Айзенк в середине прошлого века также определил понятия интроверсии и экстраверсии. Он предположил, что экстравертов и интровертов различает скорость формирования возбуждения нервной системы (того, насколько наши тело и разум готовы реагировать на стимуляцию). Нервная система экстравертов быстрее тормозит избыточную стимуляцию, им требуется больше усилий для того, чтобы достичь уровня возбуждения, который другим людям кажется достаточным — поэтому им нравится приобретать новый опыт, рисковать и общаться с людьми. Интроверты, наоборот, более возбудимы и сильнее реагируют на стимуляцию, поэтому они предпочитают знакомую обстановку и небольшие компании. По теории Айзенка, экстраверты не переносят монотонности, чаще отвлекаются во время работы и любят рисковать. Они общительны, открыты, жизнерадостны, стремятся к лидерству и легко приспосабливаются к окружающей среде, но также импульсивны и бывают несдержанны. Интроверты с трудом устанавливают контакты с людьми и адаптируются к новым обстоятельствам, любят заранее планировать свои действия; они спокойны, уравновешенны и миролюбивы.

↑ «Хорошо быть тихоней»

«Нужно понимать, что человек — это система, и на выбор экстравертного или интровертного способа адаптации и его дальнейшей реализации влияет огромное количество факторов: эмоциональная устойчивость, культурный пласт, интеллектуальный и духовный уровень развития, окружение и контекст», — говорит психотерапевт Георгий Медведицкий.

Учёные продолжают пытаться понять суть интроверсии. Не так давно Джонатан Чик, профессор психологии в Колледже Уэллсли, предположил, что существуют четыре подтипа интроверсии и чаще всего интроверты совмещают в себе признаки нескольких из них. Чик говорит о социальной интроверсии (человек предпочитает одиночество или небольшие компании, но не потому что застенчив — это его добровольный выбор), мыслительной интроверсии (она подразумевает интроспективность и склонность к рефлексии, но в большей степени на поле воображения и креативности), тревожной интроверсии (человек предпочитает быть в одиночестве, потому что неловко чувствует себя в обществе других людей, и часто тревога не покидает его даже наедине с самим собой) и сдержанной интроверсии (такие люди предпочитают тщательно продумывать свои действия и не склонны к импульсивным решениям). Джонтан Чик сделал тест, позволяющий определить, как в человеке сочетаются разные подтипы интроверсии. Пока он находится в рабочей версии, но эта идея кажется жизнеспособной.

Сейчас учёные нередко связывают склонность к интроверсии и экстраверсии с дофамином — гормоном, являющимся важной частью «системы вознаграждения» мозга и влияющим на процессы обучения и мотивации. В 2005 году группа учёных провела исследование, подтверждающее это предположение. Они предложили участникам исследования играть в азартные игры и отмечали, как те реагируют на победу, а также провели генетическое тестирование. Участники исследования, у которых был обнаружен ген, отвечающий за большую восприимчивость к дофамину, сильнее реагировали на победу — они же проявляли большую склонность к экстраверсии.

Нужно ли перекраивать себя и свою личность, чтобы соответствовать формальным критериям успеха?

То, что склонность к интроверсии или экстраверсии объясняется физиологией, хорошая новость для многих интровертов. Эти данные освобождают нас от необходимости пытаться переделать себя и вписаться в систему, где во множестве областей успеха могут добиться лишь экстраверты. Конечно, существуют исключения, и это не всегда означает ломать себя каждый день. «Изменить себя можно, если это требуется для дела, если есть желание, — говорит аналитический психолог Екатерина Никитенко. — Существуют экстравертированные интроверты, например люди, которые стали начальниками и по долгу службы много общаются с людьми и посещают различные мероприятия. Да, это непросто, но люди перестраиваются. Главное, чтобы это было по душе».

Писательница и юрист Сьюзан Кейн, в последние годы ставшая голосом интровертов во всём мире, продвигает идею, что интроверсия может быть преимуществом. Кейн — автор книги «Интроверты. Как использовать особенности своего характера» и популярной лекции TED на ту же тему, а также создательница проекта «Quiet Revolution» для интровертов и их близких. В своей книге она отмечает, что интровертам в большей степени свойственна креативность: они часто предпочитают работать в одиночестве, избегая отвлекающих факторов, в том числе общения с людьми, что позволяет им придумывать радикально новые идеи.

То, что на первый взгляд кажется минусом, легко обращается в плюс, если отбросить привычный взгляд на вещи. Да, интроверты чаще всего не стремятся к лидерству — но то, что они не склонны к доминированию и являются хорошими слушателями, помогает им внимательнее относиться к мнению и идеям окружающих и выбирать из множества идей ту, что действительно лучше, а не свою собственную. Вдумчивость, внимательность, стремление планировать, склонность действовать не торопясь — всё это играет на руку людям, склонным к интроверсии.

Читайте так же:
Как справится с депрессией во время климакса

Известно немало историй успеха людей, которых характеризовали как интровертов, — от нелюдимого Исаака Ньютона до всеобщей любимицы Джоан Роулинг. Детский писатель Теодор Гейзель, больше известный под псевдонимом Доктор Сьюз, работал над своими книгами в одиночестве и боялся встреч с детьми, для которых он создавал эти книги: он опасался, что дети увидят, что он не тот весельчак, которого все ожидают, а гораздо более замкнутый и закрытый человек (но ведь ни одно из этих качеств не уменьшает его талант!). Современные реалии дают интровертам немало шансов: целое поколение IT-предпринимателей и новых лидеров мнений возглавляет основатель Facebook Марк Цукерберг, чье изобретение помогает общаться миллионам людей. А ведь те, кому довелось с ним столкнуться, называют его типичным интровертом.

Очевидный вывод напрашивается сам собой: действительно ли вам нужно большое количество людей вокруг для того, чтобы почувствовать себя счастливым? Нужно ли перекраивать себя и свою личность, чтобы соответствовать формальным критериям успеха? В конце концов, если 2016 год нас чему и учит, так это тому, что быть собой и принимать себя — классно. Мир не нужно делить на черное и белое, чистых экстравертов и интровертов, успех и поражение.

«Мне хотелось спрятаться в узкую щель под шкафом»: как живут люди с социофобией

Для меня любое общение связано с напряжением и страхом, за исключением общения с близкими людьми: мужем, детьми, сестрой и, возможно, мамой. Это притом, что я не замкнутый человек и люблю общаться. Но если меня куда-то пригласили, а потом вдруг все отменилось, я почувствую облегчение.

Я редко проявляю инициативу — обычно меня куда-то приглашают друзья или муж. Кстати, выходить куда-то в компании мужа мне намного проще, чем одной, потому что он берет общение на себя. Сейчас меня редко куда-то приглашают: мои старые друзья или разъехались, или у них маленькие дети. Это меня одновременно и радует, и расстраивает.

Труднее всего мне дается вербальное общение: я постоянно забываю нужные слова, путаю окончания, говорю не слишком грамотно и довольно косноязычно — слова требуют почти всего моего внимания. Поэтому я люблю общаться с людьми, которые говорят все время про себя и не дают вставить слова в диалог, — мне с ними комфортно.

Часто после общения с человеком я очень остро ощущаю неловкость из-за того, как я себя вела: вспоминаю какую-то фразу, которую я сказала, или у меня появляется общее впечатление, что я вела себя глупо. Это чувство, похожее на стыд, накатывает волнами еще пару дней, и мне очень трудно его переносить — настолько, что я могу поцарапать себе руки, резко вскрикнуть или ударить кулаком в стену.

Когда я работала, мне было просто общаться с коллегами: я была системным администратором, и своих коллег я интересовала как профессионал, а не как собеседница. Мне легче, когда есть какой-то протокол общения: зашел в маршрутку, передал деньги, получил сдачу, сел — все просто. Намного труднее делать что-то новое: пойти к незнакомому врачу в незнакомую больницу, организовать день рождения ребенка, получить документы у чиновника. Такие дела висят на мне тяжелым грузом, и если получается, я прошу кого-то еще сделать их за меня.

Тяжело дается поверхностное общение, так называемый small talk (в переводе с английского «маленькая беседа». — Прим. ред.), потому что я не знаю, о чем мне можно говорить и как надо отвечать. Я постоянно боюсь ляпнуть что-то не то, боюсь, что люди будут надо мной смеяться и называть странной.

Для меня самое страшное — оказаться в ситуации реальной или потенциальной агрессии. Мне страшно даже стоять в очереди к маршрутке, а когда я последний раз сдавала документы на заграничный паспорт, дошло до паники — я боялась, что живая очередь меня разорвет. Возможно, это связано с моим опытом травли.

Я справляюсь с социофобией, просто регулируя количество социальных контактов, — иногда отказываюсь от чего-то, что, как мне кажется, я не осилю. В чем-то мне помогают мои родные — например, муж ходит на родительские собрания.

В моей жизни было время, когда почти любое общение было страшным, воспринималось как потенциально опасное. Я обратилась к психиатру, и мне поставили диагноз «постстрессовое расстройство», а потом поставили и депрессию. После того как я начала лечить депрессию, из общения ушел страх, хоть оно и по-прежнему дается мне тяжело.

Рина, 26 лет

Сейчас я живу во Владимире — это маленький, но очень клевый город. Я работаю в книжном магазине, делаю эскизы для татуировок, еще иногда помогаю оформлять свадьбы. Кроме того, я веду телеграм-канал, где пишу в том числе о своем психическом расстройстве.

Социофобия — это не основной мой диагноз, главный — биполярное расстройство первого типа и шизофреническое расстройство легкой формы. Все началось в 2011 году, который выдался особенно тяжелым: я училась и работала, поэтому у меня не было времени остановиться и подумать о себе. Я довольно долго продержалась в таком режиме, но ближе к осени меня стало накрывать — мне не хотелось ни работать, ни встречаться с друзьями. Я жила в постоянном напряжении, мучилась от того, что не успеваю выполнять все в срок, и в итоге я стала бояться ходить в офис и общаться с людьми. В людных местах со мной случались панические атаки. Я обратилась за советом к маме, и она дала мне контакты своего психотерапевта. Та выписала препараты, от которых я просто спала по 20 часов в сутки, и в итоге я перестала с ней работать.

Читайте так же:
Что такое послеродовая депрессия и как долго она длится

В конце года со мной случился серьезный срыв. Я выбила себе недельный отпуск и уехала к подруге в Москву. Поработав в отпуске несколько дней, я почувствовала себя совсем плохо. Помню, как я сидела в комнате и боялась выйти на кухню, где были трое моих друзей. Мне иррационально хотелось спрятаться под шкаф — не под кровать, не в шкаф, а именно в узкую щель под ним, где меня точно никто не найдет. Потом мне было страшно ездить в метро, так как оно находится глубоко под землей, а еще там очень много людей. Когда шум поездов становился для меня невыносимым, я садилась на корточки и зажимала руками уши.

Я обратилась к психологу, но не по поводу социофобии. Мне повезло со специалистами, и они поставили диагноз — биполярное расстройство первого типа с резкими переходами между фазами, и это значит, что у меня не бывает интермиссий, то есть относительно спокойных периодов между маниакальными и депрессивными фазами.

До того как я начала лечиться, я часто просто заставляла себя общаться с людьми, несмотря на страх. Сейчас я научилась вовремя замечать, когда на меня накатывает такое состояние, и стараться ограничивать общение до тех пор, пока мне не станет лучше. Мне очень помогает то, что мой нынешний круг общения состоит из людей, которые принимают мои странности и не заставляют меня общаться с ними через силу. Сейчас я точно знаю, что я интроверт, и мне комфортно ограничивать свое общение парой близких друзей. Я очень хорошо их знаю, общение с ними предсказуемо, я понимаю, чего ждать от них, а они знают, чего могут ждать от меня.

К сожалению, я знаю много примеров, когда окружающие не считают ментальное расстройство настоящей проблемой и отмахиваются от жалоб того, кто им страдает. Человек, который слышит в свой адрес слова вроде «да мужика тебе хорошего надо» и «просто уберись в доме», не чувствует себя лучше, а у некоторых людей симптомы расстройства могут от этого только усилиться. Лучший способ общаться с человеком, у которого на фоне социофобии бывают даже панические атаки, — это просто не давить на него, не вытаскивать его на шумные вечеринки и не обижаться, когда он отказывается встретиться.

Сейчас я научилась довольно легко знакомиться с новыми людьми, но в большинстве случаев мои новые знакомства не переходят границу приятельства. Думаю, что лет через пять я научусь успешно выдавать себя за полностью нормального человека. Кстати, лучший комплимент мне сделала одна девушка, которая посмотрела на меня и сказала: «Знаешь, ты совсем не похожа на человека с проблемами». Я была очень рада — шалость удалась!

Айман, 21 год

Я хотела бы рассказать о том, как социофобия может проявляться у аутичного человека. Важно, что не все аутичные люди сталкиваются с социофобией, и далеко не все люди с социофобией аутичны.

Я пережила состояние, крайне близкое к клиническому пониманию социофобии, когда училась в школе, теперь эта проблема уже практически решена. Сейчас я живу в Петербурге и возглавляю Аутичную инициативу за гражданские права, помогаю представителям ЛГБТ с инвалидностью в проекте Queer Peace и веду сайты «Нейроразнообразие в России» и «ЛГБТИ+ аутисты».

Когда я училась в школе, я не чувствовала себя в безопасности. Было ощущение, что я нахожусь в тоталитарном государстве, где у меня в любой момент могут забрать вещи (как дети, так и учителя), ударить, куда-то не пустить. Я чувствовала, что не могу читать и писать что хочу, — боялась, что мне будут задавать странные вопросы. Меня травили в школе, поэтому я вообще боялась что-либо говорить. Это притом, что мне было сложно формулировать свои мысли устно (это довольно распространенная проблема у аутичных людей). Даже в тех редких случаях, когда я могла что-то сказать (например, когда я понимала, как попросить ручку у одноклассников), я часто открывала рот и не могла произнести ни слова. Часто я не могла понять, что происходит, потому что меня как будто сковывало изнутри. Меня бросало в жар, сильно билось сердце, и это только когда я пыталась попросить ручку, что тут говорить о полноценном общении.

Чем важнее для меня был разговор, тем сложнее было говорить. Это парадоксально, ведь для таких бесед я заранее подбирала слова, продумывая все до мельчайших мелочей. Но я боялась, что после каждого слова надо мной будут смеяться вне зависимости от того, что я скажу. Отвечать на вопросы учителей было тоже трудно — я могла сформулировать только процентов 5–10 от того, что могла бы сказать, но зачастую я не могла выдавить из себя и этих 5–10 процентов.

Я справилась с социофобией, когда поняла, что от меня не отстанут до тех пор, пока я не заговорю. Я стала насильно выдавливать из себя хоть какое-то слово, хоть десятую часть того, что я продумала. Делала это быстро, чтобы не смотреть, слушают меня или нет, не думать о реакции окружающих и не отвлекаться. И так раз за разом — это было очень страшно.

Читайте так же:
Куда обратиться за помощью при депрессии

В тот период меня пугало любое странное поведение людей, даже незнакомцев, которые и не думали ко мне подходить. Я оглядывалась, когда шла по улице и говорила с кем-то из близких, а услышав смех незнакомых подростков, я переходила на другую сторону улицы. Когда ко мне подходили, чтобы узнать время, я внутренне реагировала на это так, как если бы на меня пытались напасть. Особенно я боялась молодых людей, похожих на моих одноклассников.

Но однажды я заметила, что психических проблем, связанных именно с речью, больше нет. Я разговаривала с женщиной в деревне, в которую я ездила каждое лето, и вдруг поняла, что, несмотря на то что она молодая, я при разговоре не чувствую, будто меня что-то сковывает изнутри. Еще помогло общение с девочками в деревне — их я знала давно и с ними чувствовала себя в большей безопасности.

Также помогло мое упорство, связанное с желанием научиться нормально общаться и завести друзей. Когда мне становилось лучше, я заставляла себя болтать с незнакомцами, например, с продавцом в магазине книг или дисков. Иногда я представляла себя своей общительной одноклассницей — так задача превращалась из «преодоления страха» в «упражнение на формулирование мыслей и актерское мастерство».

Мне не стало проще формулировать свои мысли устно, но страх и ощущение скованности прошли. Я смогла общаться с любыми людьми так же, как я общалась с ближайшими родственниками.

Социофобия — это достаточно распространенное расстройство. Его характерная черта — это чувство сильной иррациональной тревоги, выходящей из-под контроля. Эта тревога проявляется в ситуациях, связанных с общением, и очень часто такую реакцию вызывают выступления на публике — у ребенка, например, это может быть ответ у доски в школе. В таком состоянии человеку может казаться, что мысли просто исчезают из его головы. Есть и соматические проявления: учащенное дыхание и сердцебиение, напряжение или, наоборот, расслабление в мышцах, резкая усталость, неприятные ощущения в животе вплоть до внезапной нужды пойти в туалет, возможен даже гипертонический криз. Со стороны это выглядит так, будто человек внезапно заболел: он может бледнеть, краснеть, дрожать, у него расширяются зрачки. И как только будет устранена причина страха, ему станет лучше.

Таким людям общаться со знакомыми проще, но все равно страшно: страшно показаться глупым, допустить ошибку, выглядеть смешно. Для женщин также характерно сильно переживать из-за своей внешности. Также человеку может казаться, что прямо сейчас случится что-то страшное.

В особенно тяжелых случаях социофобия может выливаться в такие физиологические проявления, как, например, учащенное мочеиспускание. Мне известен случай, когда женщина, страдающая этим расстройством, перемещалась по городу так, чтобы всегда оказываться рядом с туалетом. Она боялась есть и пить вне дома, опасаясь, что не сможет сдержать этот позыв.

Социофобия может сильно осложнить человеку жизнь. Например, у него могут быть серьезные трудности с устройством на работу, потому что он не может пройти собеседование. Деловые контакты тоже могут даваться с большим трудом: человеку с социофобией трудно участвовать в дискуссии, особенно с незнакомыми людьми, с которыми он встречается впервые. Также ему трудно концентрироваться на работе или учебе, у него страдает продуктивность и успеваемость. Иногда человек с социофобией может потерять работу, потому что со стороны может казаться, что он ленив и ничем не занимается целый день. А на самом деле он не ленится, а бесконечно прокручивает в голове свой катастрофический сценарий, переживает страх.

Чаще всего социофобия проявляется в подростковом возрасте. Пубертат — сам по себе очень тревожный период, и если на него накладываются, например, завышенные требования семьи, может возникнуть и социофобия. Мы все с этим сталкивались: когда родители не хвалят детей, а, наоборот, обесценивают их чувства и сильно критикуют, фокусируются на промахах вместо достижений.

Родители часто не воспринимают всерьез начало социофобии. Например, если школьник получил двойку, родители будут просто гонять его на пересдачи, думать, что он не выучил урок, в то время как он просто не может вынести саму ситуацию экзамена. Тревожные расстройства имеют тенденцию развиваться, и в некоторых случаях они могут перерастать в панические, причем до такой степени тяжелые, что человеку может потребоваться стационарное лечение.

У человека, который живет с социофобией, развивается реакция избегания, он может придумывать довольно сложные способы обхода пугающих его ситуаций. Например, если он боится выступить с докладом, он может написать идеальный текст и попросить выступить с ним другого человека.

К сожалению, у нас до сих пор не принято ходить к психологам и психиатрам из-за окружающей эти профессии стигмы. Сейчас существуют эффективные методики лечения социофобии. Лечением занимается психотерапевт, и часто он обходится без медикаментов. В тех случаях, когда терапии недостаточно, могут назначить антидепрессанты. Кто-то может справиться с социофобией самостоятельно, просто прочитав соответствующую литературу, — случаи самоизлечения известны. Но с помощью терапевта избавляться от страха, конечно, лучше. Родителям стоит прислушиваться к своим детям. Если, например, подросток хорошо учится, но что-то мешает ему выступить перед классом, стоит помочь ему справиться с этой проблемой на начальном этапе. В будущем это только поможет ему.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector