Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В РУДН меня можно увидеть везде! » — студентка Елисавета Батырова

«В РУДН меня можно увидеть везде!» — студентка Елисавета Батырова

В школе я хотела стать юристом или экономистом. После выпуска подала документы именно на эти специальности. И тут вмешался случай: в базе данных по распределению квот на обучение в Ташкенте произошла ошибка, и я оказалась в списке абитуриентов-психологов. Было страшно обидно, но родители сказали: «Раз уж так вышло, почему бы не попробовать? Если поступишь — психология точно твое!». В итоге я по баллам прошла на бюджет и сейчас не сомневаюсь, что все сделала правильно. Вот так РУДН выбрал меня!

Когда переезжала в Москву, очень переживала, освоюсь ли здесь. Но город меня принял! Я будто приехала на родину: ритм жизни, дух столицы — все это мое.

Первые дни в РУДН были довольно нервными: я не сразу разобралась, что к чему. Но стоило начаться учебе, и все наладилось. Сейчас, на втором курсе, университет для меня как дом: я тут с утра до ночи. Выступаю на мероприятиях, пою, танцую — меня можно увидеть везде! А еще начала учить китайский язык и хочу больше узнать о психологии китайцев как нации.

Но главная моя внеучебная активность — пауэрлифтинг. Заниматься им начала три года назад: еще на родине, в Узбекистане. Пошла в зал за компанию с отцом, тренер предложил попробовать — и мне понравилось. Когда я поступала, была уверена, что спорт придется бросить. А на первом курсе пришла выбирать специализацию по физкультуре — и оказалось, что в РУДН есть команда по тяжелой атлетике!

Теперь я представляю университет на соревнованиях. В будущем планирую стать мастером спорта.

Многие девушки беспокоятся, что тяжелая атлетика плохо влияет на здоровье и портит фигуру. Но это стереотип: если все делать правильно, будет мышечный тонус и красивый рельеф тела, а не гипертрофированные формы. Когда я пришла в секцию, то весила 48 кг, а сейчас — всего 52. При этом ни разу не травмировалась, потому что хорошо разогреваю мышцы перед тренировкой, увеличиваю вес постепенно. Главное правило — соблюдать технику и не торопиться с результатами: они придут, просто не сразу. Например, я уже поднимаю до 95 кг, и это не предел.

Пауэрлифтинг полезен мне в учебе — он дает много материалов для исследований. Например, сейчас я работаю над статьей о мотивации в спорте и много обращаюсь к собственному опыту, наблюдаю за товарищами по команде. За счет чего люди выдерживают нагрузки, которые кажутся непосильными, что помогает им не сдаваться? Я хочу ответить на эти вопросы с научной точки зрения.

С другой стороны, моя специальность очень помогает на тренировках: я могу отслеживать свое состояние, и это помогает успокоиться, не отвлекаться на эмоции. В спорте это особенно важно, ведь нервозность ведет к ошибкам, а ошибки — к травмам.

Я заметила, что в пауэрлифтинге есть три типа психологических барьеров. Первый — страх перед штангой: новички смотрят на нее и просто отказываются пробовать. Второй барьер — боязнь поражения, а третий — страх, что тебя не примут в команде. Как с ними справляться? Конечно, доверять тренеру, внимательно слушать и запоминать. Важно создать себе настрой: например, мне нужно, чтобы тренер громко меня поддерживал, на соревнованиях мотивировали болельщики — мои родные и друзья. А некоторые люди настраиваются под музыку. Еще мне повезло с командой — ребята очень доброжелательные, и это создает дружескую атмосферу. Полезна здоровая конкуренция: если рядом есть человек примерно твоего уровня, можно с ним соревноваться, подзадоривая друг друга.

Свое будущее я связываю со спортивной психологией. Когда стану мастером спорта, смогу работать тренером, а мои научные знания позволят лучше понимать людей, которых я буду тренировать, помогать им становиться сильнее морально. Первое, что скажу своему подопечному: ты соревнуешься не с другими, а с собой, поэтому победить нужно самого себя!

Очнуться от сна. Депрессия помогла олимпийской чемпионке найти новое призвание

Трехкратная олимпийская чемпионка по плаванию Эллисон Шмитт следила за Играми в Пхенчхане с таким же волнением, как и остальной мир. Но для нее в этом был еще и элемент узнавания — «эмоциональная связь», по ее словам.

Читайте так же:
Беременность 20 недель депрессия апатия на все

Обладательница восьми медалей, 27-летняя Шмитт понимает, что и эйфория, и разочарование неизбежны. Она знает и то, каким нелегким может быть резкое возвращение к реальности после Олимпиады.

Выиграв три золотые медали на Олимпиаде 2012 года в Лондоне, Шмитт ощутила всю тяжесть завершения Игр. То, что началось как трудный переход, переросло в жесточайшую депрессию и достигло своего пика в 2015 году, когда Шмитт неожиданно рассказала об этом репортеру Associated Press.

Ее история задела какие-то струны — она вышла в период, когда немногие олимпийские чемпионки так прямо и открыто рассказывали о своем душевном здоровье.

С тех пор она продолжает говорить от лица спортсменов и уже рассказывала свою историю сотни раз — в школах, на конференциях, на церемониях награждения, в новостях и социальных сетях — чтобы повысить уровень информированности о психическом здоровье. Сегодня она строит на этом новую карьеру и получает образование в области социальной работы, чтобы в будущем вооружать спортсменов девизом, которого придерживается сама: нормально быть не в порядке.

«Возвращение к обычной жизни и отсутствие вокруг вас членов команды и спортсменов из других стран с теми же целями и мотивацией, что и у вас, столкновение с реальностью — это крупные перемены, независимо от того, выиграли вы или проиграли», — сказала Шмитт.

Эмоциональный спад встречается достаточно часто. Недавно олимпийский чемпион по лыжным гонкам Ник Гэппер сообщил, что думал о самоубийстве после Игр 2014 года в Сочи. Месяц назад Майкл Фелпс — один из ближайших друзей Шмитт — вновь рассказал о тяжелом периоде своей жизни после Лондона.

Что, если чувство подавленности не отступает? Вдруг психологические проблемы топовых спортсменов острее, чем мы думали? Что можно сделать?

Нарастает волна историй от звезд спорта об их внутренних переживаниях. И по мере того, как все больше ведущих спортсменов рассказывают о своих трудностях, история Шмитт выглядит пророчеством.

Переломный момент

Шмитт — веселая, общительная пловчиха ростом 185 см — приехала в родной Мичиган сразу после Лондона. Это стало началом почти трехлетней борьбы с депрессией.

Она растерялась в потоке всеобщего внимания. «Я вряд ли была готова столкнуться в миром и реальностью, — призналась она. – Я не была готова к тому, что люди знают обо мне. Случайные прохожие подходили ко мне на улице, шептались обо мне, зная, что я была олимпийской чемпионкой».

Она давала автографы и соглашалась на интервью, но ей все чаще казалось, что она задыхается под давлением толпы поклонников, возникшей в одночасье. Однажды Шмитт был так измотана фанатами, непрестанно говорившими о ее золотой медали, что спряталась в туалете, чтобы отдышаться. Ей хотелось сказать им: «Я обычный человек». Она начинала чувствовать себя роботом, единственные признаки которого — кусок металла и истории об олимпийской славе.

Шмитт ушла в себя. Она избегала друзей и родных. Она чаще срывалась. Она скрывала суицидальные мысли и никому о них не рассказывала.

Ее страдания вступали в противоречие с чувством благодарности за всеобщую поддержку и редкие возможности. Ее подавляло ощущение собственного удачливости. Ее грусть казалась проявлением инфантильности. Люди говорили, что она живет поразительной жизнью, так почему же ей было так тоскливо?

Несмотря на срыв она продолжала заниматься плаванием. «Спортсменов учат, что если мы преодолеем препятствия, мы станем сильнее, — сказал Шмитт. — Но в том же время жизнь намного сложнее и больше, чем это правило».

Фелпс заговорил с ней на встрече пловцов в начале 2015 года, когда он вернулся из реабилитационного центра. Он почувствовал, что она уже не та «Шмитти» и предложил помощь. «Я не выдержала и расплакалась, — сказала Шмитт. — Это был своего рода переломный момент».

Несколько месяцев спустя 17-летняя двоюродная сестра Шмитт Эйприл Босиан покончила с собой в результате скрытой борьбы с депрессией. Босиан была выдающейся баскетболисткой и успела привлечь внимание рекрутеров Первого дивизиона. Потрясенная горем, Шмитт не переставала спрашивать себя: «Как я могла не знать? Как мы могли об этом не поговорить?»

Поиск ответов — пусть и безнадежный — придал Шмитт решимости: «В тот момент я поняла, что нужно что-то менять».

Читайте так же:
Я понимаю что у меня депрессия что делать

Дух неуязвимости

По оценке Национального института психического здоровья, в США от депрессии страдают 16,2 млн взрослых людей. Какое место здесь занимают топовые спортсмены — сложный и неоднозначный вопрос.

Некоторые эксперты утверждают, что спортсмены необязательно подвержены психическим заболеваниям больше, чем все остальные, а другие заявляют, что из-за недостатка исследований мы недооцениваем масштаб проблемы. Некоторые задаются вопросом: допустимо ли — если не абсурдно — применять к топовым спортсменам те же критерии, что и к населению в целом? В академическом исследовании, прошедшем оценку специалистов, говорится: «Нормальные правила неприменимы к не-нормальным людям, а топовые спортсмены по определению не являются «нормальными» с точки зрения средних показателей».

«Страдают ли спортсмены от депрессии чаще, чем остальные люди? Это сложный вопрос, — сказал Джен Картер, ведущий спортивный психолог Центра спортивной медицины Университета Огайо. — В спорте есть защитные факторы, такие как польза физической активности для психического здоровья, постановка целей и социальное одобрение. Однако увечья, чрезмерное давление и несбалансированный образ жизни могут повысить риск депрессии».

Меньше споров вызывает идея, что спортсмены реже обращаются за помощью. Клеймо слабости вызывает больший страх в спорте, где требуется и поощряется психическая устойчивость. «В спорте культивируется дух неуязвимости, — объясняет Картер. — Поэтому спортсмены с меньшей вероятностью сообщат о депрессии и других проблемах с психическим здоровьем».

Шмитт намерена уничтожить этой клеймо, дополнив личный опыт знаниями и специальной подготовкой. «Я могу говорить о [психическом здоровье], но у меня не было никакой информации, никакого образования». Она поступила в Университет Аризоны на факультет социальной работы — где собирается получить степень магистра — и планирует в будущем предоставлять индивидуальные консультации спортсменам, которые страдают от проблем с психическим здоровьем.

Кроме того, она хочет сотрудничать с командами, тренерами и родителями, чтобы оказывать более информированную и грамотную поддержку, и верит, что ее личный опыт поможет установить связь с молодыми людьми, которые страдают от одиночества.

«Многие выдающиеся терапевты испытывали то, что их испытывают их пациенты или клиенты. Я думаю, это позволит мне лучше их понять, — сказала Шмитт. — Если я смогу стать таким терапевтом для человека, который думает: «Меня никто здесь не понимает. Никто не понимает этого», значит удастся спасти еще одну жизнь».

У Шмитт есть и другая цель: она подтвердила, что собирается участвовать в Олимпиаде 2020 года в Токио, и — после почти двадцати лет в бассейне — она увлечена новыми перспективами. «Я благодарна за то, что снова могу участвовать в состязании, — сказала она. — Сейчас я понимаю, что делаю это из любви к спорту, команде и всему пути».

«Игроманы», которые проиграли образованию: что делать, если не поступил в вуз?

Ну вот и всё, школа позади. Сданы все экзамены, пора поступать в вузы и начинать студенческую жизнь. А что если не поступил? Что впереди? Теперь собственное будущее представляется смутным и туманным. Корреспондент ИА «Татар-информ» поговорила с выпускниками, которые не поступили в университет с первого раза или вообще не собираются поступать, и разобралась, как быть и что делать, если ты не поступил после завершения школы.

«Игроманы», которые проиграли образованию: что делать, если не поступил в вуз?

«Я провалил ЕГЭ и пошел в армию»

Сергей Ронжин. Сейчас ему 21, и он провалил ЕГЭ еще 2017 году и никуда не поступил. Сейчас же он работает руководителем в сфере продаж и живет в Москве. Его история начинается так.

«Если бы мне это ЕГЭ было нужно, я бы взялся за это, я бы его сдал». Но не сдал.

Сергей окончил самую обычную казанскую школу с проваленным экзаменом ЕГЭ по профильной математике и физике и средним результатом по русскому языку. Единственным вариантом дальнейших действий была армия.

Сергей признается, что он был не против отслужить, так как в любом случае армия его настигла бы. А денег поступать на платное куда-то тоже не было.

Еще перед сдачей ЕГЭ учителя не верили в успех Сережи на экзамене, да и сам выпускник не верил в пользу образования в школе. Он больше склоняется к пользе в самообразовании.

«Одиннадцать лет отдать неизвестно чему. Никаким образом не помогла мне в жизни биология, физика так-то, математика мне помогла если только в арифметике, никаких формул не применял, мне это было совершенно неинтересно».

Читайте так же:
Сколько длится депрессия после разрыва отношений

Ничего не изменилось в отношении учителей к Сергею и после сдачи экзаменов. Выпускник выделил хладнокровие преподавателей.

«Интересно было то, что когда я не сдал ЕГЭ, ни один учитель даже не спросил, как у меня дела, все ли у меня нормально, каково мое психическое состояние. Хотя одиннадцать лет они нас дергают, хотят выдрессировать, сделать из нас каких-то пешек, шестерок, чтобы мы просто были как роботы. Чтобы все были одинаковые, ходили в одном и том же, не было никакой направленности, никакого слова о личности, вообще ничего».

Родители на такой провал экзаменов отреагировали плохо, но все равно поддержали.

«Родители сказали, что “ты отслужишь в армии, а потом поступишь на бюджет по военному какому-то праву”. На самом деле все это далеко не так, на бюджет поступить просто не можешь. Платно – не знаю, даже не интересовался», – делится Сергей.

После того как Сергей отслужил в армии, он начал работать в гипермаркете «Лента», копить деньги на поездку в Москву и строить дальнейшие планы.

Через год Сергей, как планировал, уехал в Москву со своей девушкой и нашел работу в сфере продаж.

На свою нынешнюю работу Сергей устроился с помощью рекомендации своей девушки. Начал работать менеджером по продажам. Во время работы смог показать себя и убедить руководство, что умеет управлять коллективом и принимать быстрые решения. Вскоре ему предложили должность руководителя отдела продаж в телемаркетинговой компании.

«Тратить время на обучение с преподавателем – это бесполезно, пока ты сам не поймешь, что ты хочешь».

«Российское высшее образование – пффф, совсем не то, что мне нужно, я сейчас путешествую»

Тагир Хайрутдинов только в этом году окончил гимназию № 77 в Набережных Челнах. И стоит отметить, что выпускнику 17 лет.

Весь 11 класс Тагир почти не учился, потому что знал, что в этом году никуда не поступает, и канитель с ЕГЭ ему была не нужна. Школу он окончил в двумя четверками. В основном Тагир готовился к чемпионату «Ворлдскиллз», мог прийти на тренировочную площадку в 5 утра и уйти в 3 часа ночи.

Основной причиной отказа от образования в России выпускник объясняет тем, что у него есть огромное количество проектов, которые он хочет реализовать.

«Я востребован на рынке труда, уже получил два приглашения на работу в Нью-Йорк на позицию SMM-менеджера, приглашают на работу в сфере лазерных технологий».

Тагир больше хочет развиваться самостоятельно, учить иностранные языки, много читать.

«Смысла сейчас поступать в институт я не вижу. В первую очередь я хотел бы реализоваться как личность. Если я поступлю в вуз, то только позже – может, в следующем году, наверно, тогда я буду более готов к жизни, буду знать точно, чего я хочу, буду более развитым в разных сферах».

Как я упоминала ранее, Тагиру 17 лет, но он уже достаточно хорошо зарабатывает, чтобы обеспечить себя поездками за границу на продолжительное время. За один выезд Тагир посещает сразу несколько городов и стран. Живет там примерно по две недели, знакомится с людьми, смотрит достопримечательности, природу и едет в другой город.

Место работы Тагир решил оставить в секрете, известно только, что он профессионально занимается веб-программированием.

«Вернувшись домой, буду работать еще усерднее, потому что очень сильно вдохновился и хочу достичь своих целей».

Депрессия: жизненное безвкусие или компрессия чувств?

Депрессия

Препарат первоначально разрабатывался для понижения давления, однако в ходе испытаний выявилось другое его полезное свойство: у небольшой группы добровольцев с легкой формой депрессии заметно улучшалось настроение.

Разрекламированное новое лекарство показалось вдруг волшебной пилюлей, способной разгрузить терапевтов, осаждаемых унылыми ипохондриками, страдающими от "всего и ничего", а где пилюля — там и болезнь, для которой она требовалась.

Спустя пять лет после появления прозака на Западе вышел роман Элизабет Вурцель "Нация прозака" (а вскоре последовал и фильм), в котором американская журналистка подробно описывает свою депрессию.

Тренд, как всегда, заложили звезды и прочие знаменитости, которые стали ошарашивать публику сначала подробностями своих психотерапевтических сессий, затем длинным списком принимаемых медикаментов, призванных помочь преодолеть очередной "жизненный кризис".

Читайте так же:
Как проверить есть депрессия или нет

Как за век до этого девушкам положено было падать в обморок, а пылким юношам страдать от чахотки, так и признаться в депрессии стало почти что модно, особенно у "креативной" братии.

Насморк на войне?

Где же пряталась депрессия до этого и почему мы практически ничего не слышали о ней в Советском Союзе? Или советским людям депрессия была классово чужда, или срабатывал эффект "насморка на войне": когда семья живет впятером в одной комнате, за едой приходится отстаивать часовые очереди, а в туалет идти со вчерашней газетой, тогда как-то не до депрессии?

Доктор медицинских наук, профессор Борис Положий из Института имени Сербского развеял мои сомнения на этот счет, сказав, что депрессия диагностировалась и в СССР, хотя, по сравнению с западными странами, по статистике депрессивных расстройств регистрировалось меньше, что отчасти связано с традицией отечественной психиатрии, не выделявшей депрессию в рамках другого какого-то психического расстройства.

Однако с конца ХХ века наметилась общемировая тенденция роста числа пациентов с депрессивными расстройствами различной природы – и Россия здесь не исключение, свидетельствует врач.

Прозак называли также "таблетками счастья"

"Отношение к этому достаточно серьезное, в том числе и к медикаментозному лечению депрессий, — поясняет профессор Положий. – Единственное, на что мы не идем, в отличие от, допустим, Соединенных Штатов, так это мы не рекомендуем врачам общей практики заниматься депрессиями, потому что все-таки назначение антидепрессантов и лечение депрессий – это задача, требующая определенной специализации".

Впрочем, как говорит психиатр, сейчас и в России ратуют за то, чтобы участковый врач мог хотя бы распознать депрессию и направить пациента к специалисту.

"А то, что депрессии остаются нераспознанными, невыявленными – это проблема, потому что, увы, часто исход тяжелой, нелеченой депрессии — это суицид, а в этом отношении наша страна еще не на самом благополучном месте в мире", — говорит психиатр.

Компрессия чувств

В Британии действительно не только диагностика депрессии, но и ее лечение (не в особо тяжелых случаях) — это прерогатива семейного врача, а не психиатра. И если еще несколько десятилетий назад пойти к врачу с жалобами на уныние считалось признаком "слабости характера", то сейчас получить антидепрессант, как говорит живущая в Лондоне и пожелавшая остаться инкогнито Н., очень несложно.

Н., оставшаяся после развода с маленьким ребенком на руках в стесненных финансовых обстоятельствах, почувствовала, что ей необходима какая-то подмога, и ее семейный врач тут же прописал ей антидепрессант циталопрам. Однако ее удивило то, что этот препарат выписывают для любых состояний — и депрессии, и синдрома тревожных состояний, и при приступах тревоги, не подбирая лекарство под конкретного человека.

"Эти препараты призваны выравнивать твое состояние; ты перестаешь чувствовать тревогу, боль, депрессию, но в то же время они выравнивают и твои положительные чувства – нет ярких эмоций ни в одну, ни в другую сторону; они не лечат", — признается Н.

А способны ли вообще антидепрессанты "вылечить" депрессию или иное психологическое состояние?

"У большинства людей, которых я здесь вижу с депрессией, она спровоцирована социальными ситуациями, тем, что человек потерял работу, что у человека нет хорошего жилья, или муж алкоголик – то есть ситуации, которые таблетка никогда не излечит, — поясняет британский семейный доктор Марина Диэл. – Поэтому здесь таблетка — это как палочка тем, кто хромает, чтобы ты немножко смог преодолеть какие-то хоть мелочи, дает тебе немножко больше энергии, чтобы справляться и по-другому посмотреть на вещи".

Прозак и сходные с ним антидепрессанты относятся к селективным ингибиторам обратного захвата серотонина (СИОЗС) и действуют следующим образом: они замедляют выведение из мозга так называемых "нейромедиаторов" (химических веществ, помогающих передать импульс между нервными волокнами), в частности, серотонина, так называемого "гормона радости".

Как полагают, его нехваткой порой и обуславливается депрессия, однако эксперименты показали, что не всегда снижение уровня серотонина приводит человека к депрессии, так что сколько конкретно серотонина нужно человеку для счастья и в нем ли дело, ученые не знают, поэтому неудивительно, что у многих людей существует предубеждение против приема подобных препаратов.

Читайте так же:
Послеродовая депрессия что это и как с ней справиться

Интернет-диагностика

По данным Фонда психического здоровья (Mental Health Foundation), в Британии у каждого четвертого британца в любой отдельно взятый год можно диагностировать то или иное психическое отклонение, а по данным американского Национального института психического здоровья (National Institute of Mental Health), 10% страдают от депрессии в той или иной форме.

Легко ли ее диагностировать? Скорее нет, чем да, полагает Марина Диэл, поскольку это достаточно субъективная оценка, как со стороны врача, так и пациента.

Чего греха таить: сейчас зачастую диагноз нам ставит вовсе не врач, а интернет. На сайте netdoctor.co.uk я нашла тест Гольберга и, ответив на вопросы, выявила у себя "легкую форму депрессии". Однако другой тест — на сайте depressedtest.com, где вопросник больше, — диагноз не подтвердил. Можно ли доверять такому способу диагностики?

Конечно нет, говорит московский психолог Наталья Ярошук.: "Единственный большой плюс этого в том, что для человека, который в чем-то сомневается, это будет лишний повод куда-то обратиться".

В то же время, как говорит Наталья Ярошук, грамотный врач-психиатр, психотерапевт и даже психолог депрессивного больного вычисляет сразу по внешнему виду, поскольку болезнь "вытекает" наружу и в позе, и в выражении лица, а иногда даже и в одежде.

"Одним из проявлений депрессивного состояния является ослабление мышечного тонуса, ослабление энергетики", — говорит она.

Как тут не вспомнить прямо противоположный "диагноз" доктора Чехова, данный им, по признанию Бунина, декадентам: "Какие они декаденты! — говорил он, — они здоровеннейшие мужики, их бы в арестантские роты отдать. "

История Лены

Живущая в небольшом английском городке Лена пришла к своему семейному врачу накрашенная в боевом "прикиде" и положила перед ним лист бумаги A4 с перечисленными на нем симптомами – ей было трудно вслух говорить о своем состоянии. Доктор отправил ее восвояси, посоветовав бегать ежедневно по часу, что тоже, как ни странно, является одним из способов преодолеть уныние, известных еще со времен Горация, так как при физической нагрузке вырабатываются эндорфины ("гормоны радости").

У Лены не было каких-то сиюминутных причин впасть в депрессию — на поверхности все было не так уж плохо, но она внутренне переживала эмиграцию в Англию, сопровождавшуюся не только ухудшением социального статуса всей семьи, но и финансовыми тяготами, и была недовольна новой работой, где обстановка сложилась не самая приветливая.

С третьего захода Лена добилась назначения антидепрессанта, который с первой же половинной дозы вызвал у нее приступ панической атаки.

"Я пошла на работу и вдруг почувствовала, что со мной что-то происходит: меня затрясло, начался приступ, а я работала с людьми и мне пришлось убежать в комнату для сотрудников", — рассказывает Лена.

Лене дали подышать в пакет – этот метод снятия приступа, наверное, виденный многими в основном в американском кино, основан на том, что человек дышит выдыхаемым им углекислым газом и таким образом уменьшает поступление кислорода (увеличивающего при гипервентиляции стресс и напряжение) в мозг.

"В институте [в Советском Союзе] у меня было четыре года медицины и нам выдали диплом "медсестры гражданской обороны", но вот этого я не знала – что нужно делать в таких случаях", — удивляется моя собеседница.

И врачи, и пациенты подчеркивают, что антидепрессанты — не аспирин, они начинают действовать не сразу, да и воздействие их неодинаково на разных людей, поэтому и препарат, и дозу надо подбирать индивидуально.

"Антидепрессанты в самом начале могут дать очень сильный побочный эффект, поэтому с ними надо быть очень осторожными, — предупреждает Лена. – Потому и происходят самоубийства, и приступы, и разные неприятные вещи, потому что врачи прописывают, как они прописывают всем, но у всех людей разные организмы и разная реакция на медикаменты".

Н., принимавшая антидепрессант короткое время, признает, что таким, как она — людям, которые любят все держать под контролем, быть "в себе" — очень сложно принимать таблетки, от которых зависит твое эмоциональное состояние и владение собой.

"Ты чувствуешь, что ты отдаешь контроль таблетке, и это твою натуру еще больше раздражает", — говорит Н.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector