Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Депрессия — это болезнь не внутри нас, а между нами»

«Депрессия — это болезнь не внутри нас, а между нами»

По данным Всемирной организации здравоохранения, депрессия становится все более распространенным расстройством. Признаться в таком диагнозе больше не страшно, обсуждать психотерапевтов и антидепрессанты в соцсетях можно не скрывая имени. Если нормой это еще не стало, то чем-то привычным — вполне. Почему именно сейчас депрессия становится такой распространенной? Reminder поговорил об этом с доцентом факультета социологии и философии Европейского университета Оксаной Тимофеевой.

— Психиатрические диагнозы все чаще становятся частью самоидентичности. Нередко в социальных сетях с этого начинают. Условно: «Меня зовут Катя, у меня биполярное расстройство». Это победа фармацевтических компаний, которые сделали антидепрессанты привычной частью жизни, или некий этап в развитии общества?

— Конечно, психиатрические диагнозы и антидепрессанты сегодня в России очень популярны, но всерьез говорить о заговоре фармацевтических компаний — тоже было бы диагнозом («Меня зовут Оксана, у меня паранойя»). Просто спрос и предложение находятся между собой в отношении взаимообусловленности.

В России, мне кажется, всплеск интереса к антидепрессантам произошел после 2014 года — депрессия как бы шла бонусом к общему политическому кризису, санкциям, экономической, экологической и гуманитарной катастрофе, полицейскому беспределу, обнищанию и прочему.

С одной стороны, хорошо, что люди могут открыто говорить о своих депрессиях, тревожном или биполярном расстройствах, душевные болезни больше не стигматизируются. К тому же, растущий рынок психотерапевтических и психиатрических услуг, а также доступность лекарств помогают людям облегчить свое состояние или хотя бы просто не выйти в окно. Однако есть одна очень серьезная, хоть и неочевидная проблема. Отсутствие душевного равновесия теперь воспринимается как обычное заболевание, которое ничем не отличается, например, от гриппа. Мы лечим симптомы, но проблема остается. Неслучайно некоторые говорят об эпидемии депрессии: эта болезнь социальная, она распространяется подобно вирусу. Сразу оговорюсь, что я не психиатр, и депрессией здесь называю не конкретный диагноз из классификатора с четким набором симптомов, а расхожий образ: я говорю о ситуации, когда слова «У меня депрессия» становятся мемом.

Недавно кто-то из френдов на Фейсбуке расшарил тест на уровень депрессии. Я зачем-то прошла по ссылке — наверное, хотела убедиться, что здорова, но в итоге тест определил мне ярко выраженную депрессию средней степени тяжести и порекомендовал обратиться к психотерапевту. Сначала я расстроилась, как это всегда бывает, когда неожиданно обнаруживаешь у себя какое-нибудь заболевание вроде сахарного диабета, с которым теперь надо как-то жить и работать, но через мгновения поймала себя на радостной мысли, что я с народом, я как все. Так же, как и я, «зачем-то» по этой ссылке пришли, наверное, тысячи или даже десятки тысяч человек. Отрадно знать, что и их, и нас вылечат.

— Внимание к своим психологическим переживаниям — это часть большого тренда на новую чувствительность. Одни хватаются за голову и не понимают, почему все стали такими обидчивыми, вторые — не устают повторять, как важно помнить о чувствах других. Что вы думаете на этот счет?

— С одной стороны, это явление очень прогрессивное, оно связано с поиском себя. С другой стороны, в истории человечества уже были похожие эпохи. Например, эпоха сентиментализма. Это был такой же мировой тренд, который дошел и до России — все мы читали «Бедную Лизу» Карамзина. В сентиментальной литературе большое внимание уделяется внутренним переживаниям героя, деталям психической жизни человека. И сейчас мы обращаемся внутрь себя, пытаясь там найти какие-то новые смыслы. Боль представляет для этого широкое поле возможностей — это уникальный опыт на границе души, тела и культуры. Если во времена моей юности, в 1990-е, этот опыт было принято скрывать, так как выживание требовало всегда быть или хотя бы казаться бодрым и сильным, то сегодня он, наоборот, очень высоко ценится. Любое неосторожное высказывание может быть считано как обесценивание этого опыта, которого другим не понять, хотя мы о нем так много говорим.

В том, что человек осознает и признает себя слабым и уязвимым и открывается в таком качестве другим людям, можно увидеть своего рода отказ от претензий на власть. Я не контролирую свое состояние, свои чувства и эмоции, а значит, я не могу контролировать какие-то другие процессы — рабочие, политические. Отпуская себя, я отпускаю других. При этом, однако, я вверяю себя какому-то другому ответственному лицу — например, психотерапевту. Правда, это не случайный человек — психотерапевтов сегодня подбирают так же тщательно, как, например, новый ноутбук. Мы нанимаем его, становимся одновременно и пациентами, и клиентами. Это очень востребованный эмоциональный сервис.

— А это плохо, хорошо или нормально?

— Это двойственный феномен. С одной стороны, мы наблюдаем демократизацию, связанную с попыткой снизу изменить язык и отношения власти, начиная с самого глубинного уровня психической жизни. Заявляя, что нам больно и плохо, мы на самом деле ставим под сомнение некую структуру власти — я имею в виду не государственную власть и не власть над нами начальника, родителей, а вообще символический порядок. В каком-то смысле наши социальные сети — это одна большая коллективная книга жалоб, направленных в неизвестные, наивысшие инстанции. Мы заявляем, что мы так больше не можем, что это невыносимо. Дайте нам правильную таблетку, пожалуйста. Нам не нравится эта жизнь.

С другой стороны, каждый обращается от своего собственного имени, противопоставляя себя всем остальным как враждебному миру в целом. Мы замкнуты в пузырях собственной личности, изнутри которых невозможно достучаться до другого человека. Депрессия — это тюрьма собственного «я»: запертый в этой камере-одиночке человек просто не может увидеть, что по соседству такие же камеры, и в них такие же заключенные.

— Вы говорите, что депрессия — это попытка снять с себя ответственность и показать, что ты ничего не контролируешь. Но я вижу прямо противоположную тенденцию.

Есть такой сайт про биохакинг Selfhacked. И там один из самых популярных свежих материалов написан девушкой главного редактора. Она рассказывала, как у них начались отношения. Как вдруг все стало плохо, как она просила его выбросить мусор, а он не хотел. У нее было вечно плохое настроение. Потом этот главный редактор предложил ей пройти ДНК-тест, по результатам которого ей что-то выписали.

Читайте так же:
Как поднять настроение девушке при депрессии

И она стала радостной. Она пишет об этом как о способе сохранить свои отношения. Мне кажется, что эта история — попытка поверить в то, что ты можешь контролировать все.

— Гиперконтроль — компенсация этого инфантильного состояния, когда ты отпускаешь себя на волю своей хрупкости. Кто здесь кого контролирует? Какой-то внешний агент — будь то вещество, человек или какая-то новая практика — позволяет мне осуществлять контроль над собой же, причем контроль осуществляется именно в том направлении, которое задано моими ожиданиями, связанными с окружающей меня средой. Скажем, я хочу более успешно функционировать в этом обществе. Я не хочу конфликтов и негатива. Я хочу, чтобы у меня была нормальная личная жизнь и работа, поэтому я просто подавляю эмоции, которые мне мешают. Есть различные практики их подавления — например, различные мотивирующие тренинги как часть современной бизнес-культуры, или фармакотерапия, которая в этом смысле похожа на химическую кастрацию: я отключаю свою грусть, сам становясь той властью, против которой бунтует мое существо. Теперь ситуация под контролем, я могу встать и пойти на работу, выбросить мусор, договориться со своим партнером о том, чтобы он давал мне не меньше, чем я ему.

— Это согласуется с мыслью в вашей колонке, что, по сути, каждый выбирает себе диагноз сам.

— Надо понимать, что психиатрическая наука исторична. Когда-то массово ставили диагноз «истерия»: разумеется, не просто так. Люди активно демонстрировали соответствующие симптомы — заламывание рук, кашель и так далее. Фрейд задался вопросом о том, какие именно душевные процессы и травмы стояли за этими симптомами, и сделал сразу несколько удивительных открытий, главное из которых — теория бессознательного.

У депрессии совсем другие проявления, чем у истерии. Чаще всего эти симптомы говорят о нежелании или даже невозможности встать с кровати. Мне кажется, лучшая метафора для этого состояния — герой Кафки Грегор Замза. Просыпаясь однажды, он не может встать с кровати, потому что вместо рук и ног у него много маленьких ножек. Каким человеком был Грегор Замза до того, как превратился в насекомое? Работал коммивояжером в коммерческой фирме, кормил семью, где никто никого не любит и каждый сам по себе. Владимир Набоков, который, как известно, был энтомологом, утверждает, что Грегор превратился в большого жука (а не таракана, как многие думают), и что, как у любого жука, у него на спине должны быть маленькие крылышки (благодаря таким крылышкам жуки могут летать на очень далекие расстояния). «Превращение» — это очень точная метафора, которая моментально дает нам слепок всей эпохи становления капитализма.

Депрессия, которая становится мемом, обозначает уровень придавленности жизни в условиях общества разобщенности и отчужденного труда. Мы копошимся как жуки в своих проектах и отчетах, иногда даже не зная, что у нас есть крылышки.

— Если наше общество так устроено, что делает нас несчастными, то адекватно ли лечение антидепрессантами в принципе? Надо менять общество.

— Эффект от антидепрессантов, конечно, не столько биохимический, сколько психо-социальный. В нашем обществе антидепрессанты помогают людям точно так же, как, допустим, шаманские обряды в языческом обществе. Как любые обряды, помогающие от дурного глаза или одержимости бесами. Мы верим в совокупность химических процессов, верим в то, что внешний агент, который проникает в мозг, может наладить эти процессы. У нас такая космология, такая система мира, такие метафизические установки.

Как в изгнании бесов или избавлении от проклятия, в лечении наших депрессивных расстройств участвуют не только доктор или шаман, но все общество, потому что оно активно поддерживает систему метафизических установок, в которой эти практики исцеления возможны.

Что касается лечения. Мы обсуждали с одним моим другом, авторитетным терапевтом, как происходит выход из депрессивного состояния. Как правило, помимо препаратов, действует то, что рядом с этим человеком, есть какой-то другой человек. Он не сдается, несмотря на то, что его просят уйти — не мешать и дать спокойно поспать или умереть. Он рядом с вами, гремит посудой, приносит еду, пытается вас развлекать. Вот эта, не побоюсь этого слова, любовь, втягивание вас в отношения — это и есть путь к индивидуальному излечению. Все эти болезни не внутри нас, а между нами. И всю основную терапию надо проводить между нами.

— Вы сравнили текущую эпоху с эпохой сентиментализма. Значит ли это, что дальше нас ждет новый романтизм?

— Возможно. Мне кажется, биполярное расстройство — это более современная вещь, чем депрессия. У него другая социальная симптоматика. Депрессия — это, в принципе, придавленность или сопротивление, невозможность выйти за пределы «я».

Биполярное расстройство — это более динамичная структура, качели. Это вполне соответствует современным апокалиптическим настроениям, когда грусть и подавленность сменяются отчаянием и ужасом. Изменение климата и другие проблемы экологии добавляют уверенности, что мир катится ко всем чертям.

Для романтизма характерно внимание не ко внутреннему, а, напротив, к тому предположительно внешнему, которое люди называют природой. Как пишет Латур и другие популярные философы, Земля уходит у нас из-под ног. Я думаю, в ближайшем будущем эти факторы внешнего будут не в меньшей мере, чем собственные травмы, определять наш психо-эмоциональный фон. Мы будем, наверное, сильнее балансировать между депрессией и эйфорией, ужасом и неожиданным восторгом, что мы этот ужас можем как-то переносить, что мы вообще выжили, что мы смогли выйти на улицу, не испугавшись, что космонавты будут бить нас дубинами. Героев сентиментальных сменят герои романтические, которые никого и ничего не боятся, и у которых каменное сердце.

Это нормально быть в депрессии через год после распада?

Да, это заняло у меня 3 года, чтобы преодолеть мой муж, оставив меня. Когда я впервые услышал, что это займет 3 года, я сказал: «ЧТО !! ‘У меня нет 3 лет. Но, как оказалось, прошло 3 года. Боль медленно ушла, как и любовь, которая у меня была к нему. И тогда не было ничего. Больше нет боли, больше нет желания снова быть вместе. И если вы когда-нибудь столкнетесь с ними снова, вы ничего не почувствуете

Читайте так же:
Как узнать что у мужа депрессия

Некоторые из моих ответов зависят от вашего возраста и от того, сколько вы встречались. Я могу вам сказать, что обычно это становится менее жестоким, чем больше вы испытываете отношения и распад (хотя это не всегда так). Мой первый разрыв, я был подростком, и я был в депрессии более года. Однако, оглядываясь назад, я знаю, что это было отражением гораздо более глубокой психологической дисфункции. Это было не нормально. Это указывало на расстройство настроения, которое было для меня бессмысленным. В следующий раз, когда меня бросили, мне потребовалось около трех недель, чтобы прийти в себя. Но затем я вступил в гораздо более преданные, серьезные отношения, которые внезапно прекратились, когда он захотел уйти. На это ушло около шести месяцев. Это намного больше в среднем диапазоне эмоционального восстановления после такой потери.

Спустя годы, когда я вышла замуж и пережила менопаузу, я начала сходить с ума и вступила в интенсивные, эмоциональные отношения с кем-то в другой стране, с кем я познакомилась в Интернете. Мы планировали встретиться, но все пошло не так, как мы спорили и требовали прекратить все контакты. Тогда произошло нечто очень серьезное. Я впал в эмоциональный панику в отличие от всего, что я страдал раньше. Никогда прежде я не был так подавлен. Я был полностью опустошен. В конце концов я смог функционировать лучше, но все еще был в глубокой депрессии. С лекарствами и психоанализом я начал медленно возвращаться. С помощью я определил, что гормональный компонент (менопауза) сильно повлиял на мое состояние, но также жизненно важную роль сыграло событие в жизни. Мой отец был в преклонных годах, и его здоровье быстро ухудшалось. Не понимая этого, я начал оплакивать надвигающуюся потерю отца. Принятие этих двух вопросов объяснило глубину и продолжительность моего горя после того, как мой виртуальный любовник упал с радара.

Когда я слышу, как кто-то говорит, что с момента моего расставания прошло уже больше года, и я все еще испытываю большую боль, моя интуитивная склонность состоит в том, чтобы сказать, что это больше, чем должно быть «нормально» для разрыва отношений. Если бы вы спросили мой совет (а вы этого не сделали), я бы посоветовал вам обратиться к специалисту по психическому здоровью, который поможет вам пройти через это.

Исследователи из Университета Беркли обнаружили, что ваш влюбленный мозг такой же, как ваш мозг, когда он рассчитан на вознаграждение — вознаграждение, то есть взаимодействие с вашим партнером. Когда вы и ваш партнер расстаетесь, ваш мозг знает, что больше не будет награды. В общем, вы будете расстроены до тех пор, пока вы думаете, что будет «награда», которая возвращается вместе. Таким образом, чтобы двигаться дальше, вам нужно признать, что нет возможности примирения. Тогда вы начнете чувствовать себя лучше, и в конечном итоге будете готовы вернуться на сцену знакомств!

Конечно да. Но только позволяют так много. Затем заставьте себя взаимодействовать с другими и будьте заняты. Прямо сейчас ты грустный, но со временем это может оказаться отличной вещью . Оглядываясь назад, я расстроился, когда мне было 22 года, я был в депрессии и позволил себе валяться. Теперь, много лет спустя, увидев его в Фейсбуке, я так рад, что он бросил меня! У меня было так много новых жизненных приключений и опыта, что я никогда бы не обменялся с ним. Мне пришлось почти воздержаться и проявить такт, поблагодарив его за то, что он обманщик. Какое прекрасное чувство и полный круг жизни стал. Он женился на этой девушке. Они развелись. Несчастный конец для них. Я думаю, что я тоже посмеялся последний раз !!

Это нормально, поскольку это случается со многими людьми, и это один из стандартных вариантов того, как человеческие тела реагируют на серьезные стрессы.

Вышесказанное не означает, что это хорошо, или приемлемо, или можно ожидать, что оно разрешится само по себе. Годичная депрессия, несмотря на то, что она статистически нормальна, является плохим признаком, и вам следует обратиться к специалисту.

Все разные. Если бы вы любили этого человека, я бы сказал, что это нормально. Может потребоваться годы, чтобы оправиться от плохого распада. Наше сердце разбито.

Когда мы любим кого-то, эта любовь никогда не умирает даже после того, как отношения заканчиваются. Это нормально? Для некоторых людей да. Похоже, ты на связи со своими чувствами. Есть несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы помочь вам исцелиться и двигаться дальше. Я сделал это видео с моей дочерью после того, как ее парень расстался с ней. Она была в депрессии больше года. Моя дочь, наверное, моложе тебя, но она очень мудрая.

Существует один процесс, который я рекомендую клиентам после разрыва, это отрезать аккорды и зацепки от прошлых отношений, где мы продолжаем истощать энергию. Нам нужно разрезать и отцепить сердечные и сексуальные связи. Мы отпускаем эти связи с любовью, и этот процесс очень помогает.

Я не расстроился я в депрессии

empty alt

Скачивайте Мамлайф и присоединяйтесь

Аватар

Лучший комментарий

Если так рассуждать, то лучше и не жить, а то можно под машину попасть или стать инвалидом, ведь может быть всё, что угодно 🤔

Комментарии

Аватар

Правильно. Я вот была уверена ещё неделю назад. А сейчас осталась одна — ушел. И хуй знает как жить дальше

Аватар

Кошмар ((( почему ушёл отец ребёнка в такой момент?(((

Аватар

@loginovaalla не выдержал трудностей с отношениями, я стала невыносимой

Вот вы заморачиваетесь. Не думайте,что будет,может и не быть. Подруга строила грандиозные планы на будущее, 9 дней назад похоронили. Живите здесь и сейчас

Читайте так же:
От меня ушел муж как выйти из депрессии

Жизнь никому и никогда не давала ГАРАНТИЙ комфорта и сытости. Сегодня так,завтра все может быть по- другому. А ваша ошибка- вы именно этих гарантий и ждете подсознательно. Хотите второго ребенка- значит будете свою жизнь подстраивать- где то больше работать,например,если говорить о материальной составляющей. И не надо этого бояться. А вот если страх связан с тем,хватит ли ваших моральных сил на воспитание двоих,то тут серьезно подумайте. Конечно,придется ущемлять себя в развлечениях,досуге,самообразовании,возможно и карьере и т.д. Готовы ? Разберитесь для себя.

Я согласна с этим выражением, хоть и уверена в муже, но всякое может случиться. Когда у меня случилась зб, выкидыш, я как то даже вздохнула спокойней. Меня захлестнули точно такие же чувства, что и у вас, расстроился и поник только муж. Далее после чистки месячные не пришли вообще, даже в положенный максимальный срок. А когда я побежала как обычно блевать дальше чем вижу, я поняла что тест покажет 2 полоски. Вместо того что бы убиваться, что а вдруг я не потяну или думать об аборте я получила образование дополнительное для лучшего дохода и увеличила его в 2 раза. Моя дочь уже стоит на очереди на следующий год в садик , я планирую в конце следующего года вернуться на работу и хорошую зп, и именно эти мысли и действия помогли мне разобраться в себе и устранить свои страхи

Полностью согласна с цитатой.
Поэтому у меня будет 1 дочь
Я представляю сколько нужно будет дать сил и моральных и материальных и физических. А я и для себя жить тоже хочу.

Знаете, у меня прекрасный муж и я мечтала о втором ребёнке. Но мой прекрасный муж ушёл от меня в мой самый счастливый момент (не беременность). Да, в этой жизни может всё, что угодно и никогда не знаешь какое решение верное.

Ну очень интересный вопрос. И смотреть на него можно с разных сторон. Я думаю что главное это своё жильё. А уж на еду деньги всегда найдутся (ну это если вдруг какой временный форм мажор) Жильё у меня есть. С мужем брачный договор 3 метра у него тут только.
По поводу количества детей. Я сразу сказала что если развод, то дочь будет жить с ним. Одного ребенка я потяну. Двух нет. Это не значит что я её брошу. Я буду брать её на выходные и каникулы. (Я не знаю готова ли я буду так реально поступить, но дабы мужик осознавал всю ответственность, я так сказала)

Если так рассуждать, то лучше и не жить, а то можно под машину попасть или стать инвалидом, ведь может быть всё, что угодно

Я ни одного не могу потянуть ‍♀️
Но странно было бы с моей стороны отказывать мужу в рождении детей под предлогом, что с ним что-то случится; стараюсь меньше думать об этом, решать проблемы по мере их поступления, иначе кукуха может съехать . Не знаю какое финансовое положение у Вашего мужа, но может Вам будет спокойнее, если оформить НСЖ и застраховать его на случай смерти или потери работы.

@barbara.bb, в данный момент не работаю. Раньше работала на зп 40-50, что для региона неплохо, но так как у меня нет своего жилья и хоть какой-то помощи родни , я не считаю, что могла бы достойно тянуть ребёнка. Развиваться, вертеться звучит отлично, но я знаю свои возможности и характер, я не смогу зарабатывать прям хорошие деньги.

@annas3004 ну когда в декрете конечно лучше ,хоть какая-то копеечка

@barbara.bb, ну финансовых проблем сейчас нет, а на 5-10 лет вперёд загадывать все равно бесполезно.

Улучшить своё финансовое состояние, чтобы потянуть двоих детей, если отталкиваться от выражения Гузеевой

Как научить детей правильно выражать эмоции?

Как научить детей правильно выражать эмоции?

Малыши не стесняются своих чувств и свободно их выражают: смеются, кричат, возмущаются, капризничают – до определенного возраста им можно все. Со временем многие дети начинают подавлять свои эмоции, так как бурно выражать их в обществе не принято. Невыраженные эмоции имеют накопительный эффект, что ведет к нервному напряжению, истощению и даже депрессии. Это как котел с паром. Если закупорить отверстия, то он взорвется. Для психологического благополучия важно учить детей корректно выражать свои эмоции.

Выражать или контролировать эмоции?

Взрослые часто дают понять детям, что выражать чувства нежелательно: «не плачь», «прекрати смеяться», «успокойся» и так далее.

Часть детей быстро учится подавлять эмоции, превращаясь в холодных неэмоциональных людей. Они не паникуют в стрессовых ситуациях, но не разбираются в собственных желаниях и ощущениях. Не умеют искренне радоваться и переживать.

Люди, не умеющие контролировать эмоции, живут здесь и сейчас, считая правильным ситуативное желание. Такому человеку трудно понять свои истинные чувства, ведь он искренне любит, а через некоторое время так же искренне ненавидит.

Неконтролируемые эмоции парализуют волю человека и делают его еще более зависимым от обстоятельств.

Если научиться управлять эмоциями, то есть контролировать, то можно добиться больших успехов в социальном аспекте. В жизни большое значение имеет умение взаимодействовать с людьми: понимать их, сопереживать.

Эмоционально гармоничная личность умеет распознавать свои желания, оценивать различные ситуации и принимать верные решения. Такие люди способны отказаться от «хочу» в пользу «надо» и идти к своей цели. Они способны прощать, потому что умеют любить, отделяют чувства от ситуативных эмоций. Они умеют быть счастливыми.

Развиваем эмоциональный интеллект

Дети растут и усваивают привычки родителей, поэтому первым делом важно демонстрировать им эмоционально-гармоничное поведение.

  • Учите говорить о своих чувствах

Чаще разговаривайте с ребенком о его переживаниях, волнениях, страхах.

— Ты чем-то расстроен
— Я понимаю, что тебе очень обидно, но…
— Ты так обрадовался подарку?
— Тебе понравилось угощение?
— Что больше всего понравилось на прогулке?

Говорить нужно как о положительных эмоциях, так и об отрицательных. Ребенок должен учиться различать свои чувства и причины их появления. Называйте эмоции правильно, учите описывать свои чувства. •

  • Анализируйте чувства других людей

Во время просмотра фильмов и чтения книг обсуждайте эмоции героев и причины, их вызвавшие. Задавайте наводящие вопросы:

Читайте так же:
Депрессия уйдет какой бы она не была

— Как ты думаешь, что чувствует этот герой?
— Почему мальчик убежал?
— На что обиделась девочка? Как ты понял это?
— Если бы герой подождал немного, то как, на твой взгляд, дальше развивались бы события?
— Что помогло герою не отвечать злом на зло?

Правильно построенное обсуждение поможет выработать понимание истинных причин многих поступков. При этом дети сопереживают героям, то есть ставят себя на их место.

  • Учите определять свое состояние

Оценка эмоций – важный этап эмоционального воспитания. Свои чувства можно объяснить, правильно подбирая слова:

— Я сержусь (или испугался?)
— Мне нравится (или я не задумывался, просто так говорит брат)
— Я обиделся (или расстроился?)
— Я боюсь (или переживаю, что что-то сделал не так?)
— Мне грустно (или просто устал?)

Ребенка эффективнее учить на собственных примерах – говорить о своих эмоциях.

  • Учите проговаривать ощущения

Проговаривайте вслух то, что хочется сделать в ответ на негативные появления и учите этому ребенка:

— Я так злюсь, что хочется кричать и топать ногами.
— Мне так обидно, что хочется плакать.

Озвучивание того, что чувствуешь, часто помогает и успокаивает.

Учим детей правильно выражать эмоции

Как было отмечено, подростки склонны подавлять и скрывать свои чувства, порой и от самих себя. Научите их экологично для себя и окружающих выражать чувства.

Во-первых, надо осознать и принять эмоцию, например: «Да, я действительно злюсь, но пока не понимаю, почему». Дело в том, что эмоции говорят нам о какой-то потребности, которая не реализована – чего-то очень не хватает.

Теперь надо правильно ее выразить, выплеснуть, не навредив себе и окружающим. Подойдет любая форма активности: силовые нагрузки, контактные групповые виды спорта, танцы, боевые искусства – они отлично снимают злость и напряжение.

Один из вариантов выражения эмоции – визуализация. Иногда не хватает слов, чтобы высказать то, что чувствуешь. И тогда на помощь приходит образное мышление. Подумайте о ситуации, в которой возникла эмоция – обида, страх, грусть – и отметьте, каким образом она вас задевает. Измените ее с помощью деталей и красок. Например, страшному черному пауку можно дорисовать коньки и шляпу, а черное настроение разбавить яркими снежинками. Главное, чтобы вам было комфортно смотреть на рисунок. Чтобы визуально представить переживание, можно не только рисовать, но и лепить из пластилина и вырезать из бумаги.

Еще один вариант – озвучить свои чувства. Можно рассказать о проблеме другу, наговорить на диктофон. Можно в уединенном месте хорошенько прокричаться, проговориться, проплакаться. Главное, чтобы негатив не остался.

Можно разово описать ситуацию, а можно вести дневник: регулярно записывать свои ощущения в разных ситуациях. Это как очень откровенный разговор с собой.

Чувства и эмоции детей всегда настоящие – они не умеют хитрить и обманывать, поэтому их чувства легко выдают их. Со временем они научатся понимать себя, других, и контролировать свои эмоции. Надо только немного им помочь!

Я не расстроился я в депрессии

Депрессия, роботы и один велосипед – 2

2130. Шарлотта и Жозеф

Он смотрит на мою жену и быстро отводит взгляд.

Я понимаю, что с ним происходит. Он хочет её. И ещё хочет взять платок и стереть с её губ следы моего поцелуя. В последний раз я поцеловал её два дня назад, но где-то в её теле до сих пор есть микроскопические частички меня. Со слюной, с дыханием, с прикосновениями я впитался в неё и слился с ней. Он не может смотреть на Шарлотту и не видеть её законного супруга – мэра Жана Мерсье. Поэтому хочет распылить её на атомы, удалить каждый, который проник в её тело из моего, и собрать вновь. Слить несколько десятков килограммов чистой от Жана Мерсье материи в новую Шарлотту. Он снова смотрит на неё украдкой, не в глаза, а на шею, на светлые пряди, на пушок под линией волос, прячущийся за воротничок блузки. Он ненавидит материю, он ненавидит пространство, каждый миллиметр, отделяющий его от неё, он ненавидит время: он хочет вернуться в прошлое и убить меня до того, как Шарлотта ушла от него ко мне.

Лотти, конечно, любит жаловаться на меня друзьям. Особенно, когда я это слышу. Я уделяю ей мало внимания. Справедливый упрёк. Мэр третьего по величине города в стране не может найти времени для своей супруги. Но не сейчас, Лотти. Сейчас я слушаю тебя внимательно. И тебя, Жозеф.

Я обычно не слежу за женой и не подслушиваю её разговоры.

Но мне надо убедиться, что Жозеф не задумал меня убить. Я смогу понять это даже из якобы случайно брошенной фразы, невинного вопроса. Лотти не сможет, а я смогу. Говорят, политики чёрствые и грубые. Это не так. Любой талантливый карьерист знает, как важно уметь тонко чувствовать людей. Без этого невозможно договариваться с ними, управлять ими, дружить с ними. Я не хожу с Лотти в театр именно по этой причине: я слишком сильно сопереживаю актёрам. Кино могу смотреть – и плоское и виртуальное. На живых страдающих людей – нет.

– Как у Жана с ногой? Всё ещё болит? – спрашивает про меня Жозеф. Ну, собственно, вот.

– Болит, – отвечает Лотти. – Раз в неделю он проводит несколько часов в клинике. Врачи назначили процедуры, чтобы уменьшить боль. – И добавляет:

– Этот Жан. Ты знаешь Жана. Ему всегда всего мало.

На долю секунды в глазах Жозефа появляется замешательство. Он не понимает, почему Лотти вдруг взялась критиковать мой характер после комментария о моей ноге. А я знаю. Это моя жена в конце концов. Лотти – моя маленькая Лотти: полтора метра проницательности в деловом костюме – думает, что я ей изменяю. Сплю с медсёстрами. К сожалению, я не могу её разубедить.

Читайте так же:
Народные лечения от стресса и депрессии

– Ему всего мало. Этот автомобиль слишком медленный. Этот дом не самый просторный. Эта должность слишком низкая. Эта… ну ты понимаешь.

Лотти хотела сказать, что мне мало одной женщины, но не решилась. Она закусила губу и посмотрела на Жозефа. Жозеф, который до сих пор не может простить меня и мою ненасытность, которая заставила меня отбить у него Лотти, выпрямился и застыл, как будто вся вода в его теле превратилась в лёд. Жозеф тоже не дурак и тоже умеет чувствовать людей. Он понял, что у Шарлотты накопились обиды на меня. Он понял, что выпади ей возможность мне немного насолить – она это сделает. Он помнил, как они были близки. Иными словами, он понял, что Шарлотта может изменить мне в отместку, хотя себе ещё в этом не призналась. Они ещё по меньшей мере несколько недель будут идти навстречу друг другу по лабиринту из неловкости, самозапретов и сомнений – как две лабораторные крысы. И как за крысами за ними будут наблюдать сотни электронных глаз.

Мой бывший друг и моя будущая бывшая жена.

Разница между мной и Жозефом в том, что мой эмоциональный интеллект развит от природы. Его – от злости. Жозеф себе не признается никогда, но он сегодняшний – это моих рук дело. Когда я стал ухаживать за Лотти, я не только старался произвести впечатление на неё, в то время счастливую с Жозефом. Я исказил весь мир вокруг пары. Её родители узнали, что я из хорошей семьи. Куда более благополучной и известной, чем семья Жозефа. И не молчали об этом. В университете, где мы трое учились, стали говорить обо мне. Её подруги говорили обо мне. Мои бывшие девушки говорили обо мне. Я сделал так, что дороги нашего города перестали вести в Рим и стали вести ко мне. Уличные указатели гласили: «Париж – 678 км, Жан Мерсье – 2.5 км». Сила гравитации стала моей сообщницей и Лотти, упав со скейта, летела не вниз, а в мои объятья.

Поэтому, когда с Лотти случилось то, что случилось, Жозеф обозлился не только на меня, но и на весь мир. И поскольку он был не дурак, то со временем понял, что мир на самом деле остался таким же, каким и был. Тогда он обозлился на себя. Беспечный сытый студент – единственный ребёнок стоматолога и астрономки – внезапно ощутил себя человеком второго сорта. Но я никогда не водился с кем попало, и не садился пить вина с людьми дрянными или хотя бы скучными. А с Жозефом мы выпили никак не меньше двенадцати сотен ящиков игристого. И Жозеф, если уж говорить о сортах, всегда был первосортным. Первосортным собеседником и шутником, первосортным другом и музыкантом.

Но есть сорт первый, а есть сорт «Мерсье».

Будь Жозеф постарше и поциничней, он бы это проглотил. Но он был молод, он сделал глоток и отравился. Скривился, перестал курить травку и стал пить водку. Потом бросил пить, ушёл из института и уехал в Париж. Исчез из моей жизни. Как ему казалось.

Я не переставал за ним следить. Мои компьютеры всегда были в курсе, где он и чем занимается. Нельзя так просто упустить из виду человека, который знает о тебе чуть больше, чем надо. Всем можно, а политику Жану Мерсье нельзя.

К тому же Жозеф стал журналистом. Журналисты понимают, что такое информация и умеют ей больно ударить.

– Понимаю, – говорит Жозеф Лотти. И уточняет: – Процедуры каждую неделю? В клинике?

Догадался. Я понимаю, что он не остановится. Он будет собирать сведения, составлять компромат и ждать момента, чтобы опубликовать. Жан Мерсье, которого он знал, помешал бы этому. Помешал бы прямо сейчас, устроил ловушку на выходе из этого ресторана. Но Жан Мерсье изменился.

Новый Жан Мерсье будет ему помогать.

Жозеф молодчина. Он прав: я хожу в клинику не из-за ноги. Да, нога болит. Болит с того самого дня, как меня переехал пьяный студент – на глазах у Жозефа, кстати. Но болит не так сильно, чтобы мешать жить. К счастью, медицина настолько продвинулась, что нога едва ли не как новая. Мышцы и сухожилия улеглись почти туда, куда им положено, и лишь тихие сигналы от нервов напоминают о том, что несколько часов моей жизни нога была рваным мясом на кости.

Мясом сорта «Мерсье».

Медицина, однако не продвинулась в другом вопросе. В вопросе отверстий в черепах, в вопросе электроники, которую вставляют в черепа. В вопросе проводов, примыкающих к нервам. В вопросе связки человека и компьютера.

Кто-то смог стать киборгом: улучшить мозг микросхемами памяти и процессорами, а кто-то нет. Я не смог. Сперва, конечно, расстроился. Потом, когда выяснилось, что на киборгов смотрят косо, решил, что так оно и к лучшему.

Жан Мерсье не должен отличаться от избирателей. Неприятная правда (не спорьте с социологией, либералы) состоит в том, что политику во Франции лучше не быть арабом, евреем, геем или киборгом. Можно, но не нужно.

Жозеф это знает. Жозеф также помнит, что мне всего всегда мало. Мой бывший друг (как же я скучаю по тебе, Жозе! По тебе и по твоему смешливому взгляду из-под кудрей) это помнил и знал, что моё мэрство – остановка на дороге к президентству. И когда я двинусь дальше, то остановить меня может только массивный булыжник, упавший на рельсы. Жозеф помнит и то, что на моём затылке есть разъём. Прекрасно понимая, что политик в здравом уме не будет носить на затылке чип, он подозревает (и правильно, мой утративший кудри, но прибавивший в уме приятель), что я не сдамся и буду подключать к порту новую и новую электронику.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector