Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Эдингбургская шкала послеродовой депрессии

Эдингбургская шкала послеродовой депрессии

Послеродовая депрессия – одно из самых частых эмоциональных расстройств, связанных с родами. Различными формами послеродовой депрессии страдают до 47% женщин (по данным Global Journal of Health Science ), родивших ребенка. Послеродовая депрессия в большинстве случаев остается нераспознанной, т. к. ее симптомы: снижение настроения, потеря энергичности, жалобы, раздражительность и др. «списываются» на естественные капризы родильницы и временную реакцию на стресс от родов. Врачи-гинекологи, терапевты, педиатры не всегда могут распознать ПРД, поставить правильный диагноз и назначить лечение. Раннее выявление и начало лечения послеродового депрессивного расстройства являются важнейшей задачей для здоровья матери и ребенка.

В мире одним из инструментов ранней диагностики депрессивных расстройств в предродовом и послеродовом периода является Эдинбургская шкала постнатальной депрессии. Это тест из 10 вопросов, каждый из которых содержит 4 варианта ответа. Несмотря на простоту, это надежная методика с высокой чувствительностью и специфичностью, которая может использоваться для быстрого скрининга на наличие депрессии и принятия решения о необходимости консультации врача психиатра или психотерапевта.

Вы сейчас беременны или недавно родили. Данный тест поможет определить, как Вы себя чувствуете.

  • Ответьте в каждом вопросе на утверждение, наиболее соответствующее тому, как вы себя чувствовали на протяжении последних 7 дней, а не только сегодня.
  • Необходимо ответить на все 10 пунктов.
  • Не обсуждайте ответы с другими.
  • Рекомендуемое время прохождения теста не более 5 минут.

Вы уже проходили тест ранее. Вы не можете запустить его снова.

Вы должны войти или зарегистрироваться для того, чтобы начать тест.

Вы должны закончить следующие тесты, чтобы начать этот:

Результаты

Правильных ответов: 0 из 10

Вы набрали 0 из 0 баллов ( 0 )

Рубрики
  1. Нет рубрики 0%

К сожалению, можно уверенно утверждать, что вы страдаете одной из форм послеродовой депрессии. Обычно послеродовая депрессия не проходит сама собой и может длиться довольно долго, отражаясь не только на состоянии матери, но и на развитии ребенка. Мы настоятельно рекомендуем вам, как можно скорее обратиться к специалисту — врачу-психиатру или психотерапевту.

Что делать, если результат теста ЭПРД говорит о наличии симптомов депрессии?
Рассказывает главный врач клиники «Премиум», врач-психиатр, к.м.н. Феликс Банщиков.

Ознакомьтесь также с информацией по послеродовой депрессии на нашем сайте:

Бесплатные психологические тесты онлайн

Будьте в курсе своего психического и эмоционального здоровья. Пройдите специальные диагностические тесты, которые широко используется в мировой клинической практике и имеют высокую степень достоверности.

К сожалению, можно с уверенностью сказать, что у вас не все благополучно в эмоциональной сфере. Вероятность того, что вы страдаете той или иной формой послеродовой депрессии — 85%. В связи с этим мы настоятельно рекомендуем вам обратиться к специалисту — врачу-психиатру или психотерапевту.

Что делать, если результат теста ЭПРД говорит о наличии симптомов депрессии?
Рассказывает главный врач клиники «Премиум», врач-психиатр, к.м.н. Феликс Банщиков.

Ознакомьтесь подробнее с информацией по послеродовой депрессии на нашем сайте:

Бесплатные психологические тесты онлайн

Будьте в курсе своего психического и эмоционального здоровья. Пройдите специальные диагностические тесты, которые широко используется в мировой клинической практике и имеют высокую степень достоверности.

Похоже, что у вас действительно есть некоторые проблемы с эмоциональной сферой, которые могут перейти в послеродовую депрессию. Если вы чувствуете, что не справляетесь и вам не помешала бы помощь, рекомендуем обратиться к специалисту — врачу-психиатру или психотерапевту.

Что делать, если результат теста ЭПРД говорит о наличии симптомов депрессии?
Рассказывает главный врач клиники «Премиум», врач-психиатр, к.м.н. Феликс Банщиков.

Ознакомьтесь подробнее с информацией по послеродовой депрессии на нашем сайте:

Бесплатные психологические тесты онлайн

Будьте в курсе своего психического и эмоционального здоровья. Пройдите специальные диагностические тесты, которые широко используется в мировой клинической практике и имеют высокую степень достоверности.

Поздравляем! Ваша психика в полном порядке. А если и бывают какие-то проблемы, то скорее всего они обусловлены естественной реакцией на трудности послеродового периода.

Бесплатные психологические тесты онлайн

Будьте в курсе своего психического и эмоционального здоровья. Пройдите специальные диагностические тесты, которые широко используется в мировой клинической практике и имеют высокую степень достоверности.

«Было желание выкинуть ребенка в форточку»: чем опасна послеродовая депрессия

В России не принято говорить об обратной стороне материнства. В какой именно момент после родов появляется послеродовая депрессия, врачи точно сказать не могут, однако признаки этого явления часто повторяются. Это негативные мысли женщины о себе и ребенке, усугубление собственных комплексов, тревожность. Если женщина вовремя не найдет поддержки или своих сил, чтобы справиться, послеродовая депрессия может закончиться плачевно.

Читайте так же:
Бросил пить и курить началась депрессия

Несколько череповчанок рассказали cherinfo, как у них протекала послеродовая депрессия. Некоторые наши собеседницы просили сохранить анонимность.

«С проблемами я столкнулась, когда родила первого ребенка, — рассказывает Елена Кононова. — Сейчас сыну уже 14 лет, но воспоминания о том периоде жизни никуда не делись. Помню, очень уставала: ребенок кричал день и ночь, было желание выкинуть его в форточку… Сейчас понимаю, что если бы не помощь мамы, просто не выжила бы. Бывало, качаешь ребенка день и ночь, чувствуешь, что засыпаешь стоя, что вот-вот выронишь ребенка. Жутко. Как вспомню, так вздрогну».

Послеродовая депрессия

В России тему послеродовой депрессии подняли недавно, когда широкую огласку стали получать трагические происшествия. Так, в Московской области мать выпрыгнула из окна с двумя маленькими детьми. Известно, что у женщины были проблемы с психикой, которые после родов усугубились.

Обсуждение началось, но принятия проблемы в обществе пока нет. В ходу аргументы «раньше бабы в поле рожали, и ничего», «это все от лени, придумали себе депрессию».

«Дикая усталость была от бессонных ночей и от голода. Хотелось есть, но если не успевала приготовить, то сидела голодная. Пыталась подрабатывать, но ребенок не спал, мешал, я сердилась на него. Иногда плакала от безысходности. Посижу, поплачу и снова ребенком занимаюсь… — рассказывает Наталья, мама двоих детей. — Пособие по уходу за ребенком тогда у меня было смехотворное: на еду денег не хватало, не то что на интернет».

Пыталась подрабатывать, но ребенок не спал, мешал, я сердилась на него.

Послеродовая депрессия — расстройство, подтвержденное врачами, оно официально внесено в международную классификацию болезней. Различают легкие и тяжелые психические и поведенческие расстройства.

«Есть депрессии, которые возникают без очевидных внешних факторов, а есть те, которые ими обусловлены. Роды как раз относятся к внешним факторам. Это стресс, который может спровоцировать депрессивное состояние. В этом случае требуется медицинская помощь. Важно понимать тяжесть состояния, есть ли угроза жизни. Когда женщина высказывает мысли о самоубийстве, эти слова нужно воспринимать всерьез. Возможно, понадобится даже госпитализация. Надо учитывать, что не все препараты совместимы с грудным вскармливанием, но лучше кормить смесью, чем довести ситуацию до критической, — рассказывает врач-психиатр Артём Гилёв. — Но важно не путать депрессивное состояние с сильной усталостью, которая часто сопровождает первые месяцы материнства. Хронический недосып, стресс, чрезмерная нагрузка могут спровоцировать неврастению. Это состояние также требует коррекции, но более простой. Иногда достаточно отдохнуть и поговорить с психологом. При неврастении отдых, сон, помощь родственников улучшают состояние, а вот при депрессии — нет, здесь поможет только лечение».

Послеродовая депрессия

В западной медицинской практике контроль за душевным состоянием женщины после родов — в приоритете. Здоровье младенца порой уходит на второй план. В этом есть логика: все благополучно с матерью, все хорошо и у малыша.

В России участковый педиатр и медсестра первый месяц посещают молодую мать на дому, дают рекомендации по уходу за ребенком. Психологи тоже есть — работают в женских консультациях. Но не каждая женщина пойдет на прием.

«Женщины редко общаются за помощью, потому что у нас это не принято, — подтверждает советник управления организации медицинской помощи и профилактики департамента здравоохранения Вологодской области Людмила Дубовенко. — Хотя в прошлом году совместно с ЧГУ мы проводили исследование и выяснили, что такая потребность у женщин есть».

Череповчанка Наталья вспоминает, что справилась с послеродовой депрессией в одиночку.

«Муж не помогал, близкие родственники особо не интересовались, справляюсь ли я. Участковый врач спрашивал, нет ли в роду сумасшедших. На этом всё. Медсестра из поликлиники только хмурила брови и ругала. Не хотелось с ней о чем-либо говорить, ждала, чтобы она поскорее ушла. К специалисту обращаться не хотела. А толку? Чтобы пойти к специалисту, нужно время, а с ребенком никто не будет сидеть», — делится Наталья.

Чтобы пойти к специалисту, нужно время, а с ребенком никто не будет сидеть.

В Череповце есть служба, которая целенаправленно работает с женщинами после родов, но там помогают не просто при депрессии, а при тяжелой жизненной ситуации в целом.

Читайте так же:
Что делать если у отца депрессия

«Из роддома часто поступают просьбы поработать с женщинами, у которых вроде бы все благополучно, но которые, например, много плачут. Но когда такая женщина покидает роддом, мы с ней дальше не работаем по разным причинам. Как психологи мы можем рекомендовать обратиться к психиатру, если видим серьезные проблемы. Но у нашей категории женщин на первый план выходят совсем другие проблемы: жилищные, финансовые, — рассказывает координатор службы помощи матери и ребенка благотворительного фонда „Дорога к дому“ Людмила Белоусова. — Многие женщины одиноки, нет партнера, конфликт с родителями, которые не принимают внука. Есть несовершеннолетние матери, выпускницы детдома… В женской консультации они заполняют наши анкеты, мы много информации получаем таким образом».

По словам специалистов, часто женщина не может объективно оценить свое состояние, поэтому важно, чтобы люди, которые находятся рядом, внимательно отнеслись к ее жалобам, не отмахивались и оказывали всестороннюю поддержку.

Послеродовой психоз: "Я всегда боялась сойти с ума, но это произошло после рождения сына"

Джен Уайт

Но жизнь шла своим чередом, и казалось, страхи Джен совершенно необоснованны: к 36 годам у нее была хорошая работа, она была счастлива в замужестве и только что родила своего первенца — совершенно здорового малыша. Но именно в это счастливое для Джен время с ней произошло то, чего она так боялась на протяжении 20 лет — она оказалась в психиатрической клинике.

"Все отмечали наше сходство с сестрой. Мы были настолько похожи, что иногда знакомые подходили ко мне на улице и говорили: "Привет, Джо! Как у тебя дела?" — рассказывает Джен.

"Джо на три года старше меня, но разница в возрасте не мешала нам. Мы всегда были близки, даже когда мы были подростками, Джо всегда брала меня на встречи со своими друзьями", — вспоминает Джен.

Автор фото, Jen Wight

Джо (слева) и Джен (справа). Фотография сделана в 1989/90 гг., незадолго до болезни Джо

Рассказ Джен Уайт от первого лица:

У нас было очень счастливое детство. Мы жили на севере Лондона, в районе Стамфорд Хилл. В нашей семье до этого ни у кого не было психических расстройств, поэтому болезнь Джо в 18 лет стала для всех настоящим потрясением.

Когда ее в первый раз отправили в психиатрическую клинику, она провела там девять месяцев. Я навещала ее в психиатрическом отделении клиники Хомертон, но из-за сильных препаратов, которые она принимала, и из-за болезни, ее было трудно узнать. Моей красивой, доброй, любящей сестры больше не было.

Я старалась не расстраивать маму и папу и не создавать для них новых проблем. Они, насколько могли, пытались оградить меня от того, что происходило с Джо, но все равно это было невероятно тяжелое время. Я очень скучала по ней. Рядом с кроватью у меня всегда лежала стопка носовых платков, я плакала ночи напролет.

В какой-то момент мне почему-то показалось, что если у моей сестры шизофрения, меня ждет та же участь — тем более что мы с Джо были очень похожи. Я была практически убеждена в неизбежности болезни.

Автор фото, Jen Wight

Джен (слева) и Джо (справа) в детстве. Фотография 1977 или 1978 года

Весь день 15 марта 1993 года — спустя ровно три года после госпитализации Джо — я провела в кровати в университетском кампусе в Брайтоне: весь день я плакала. Я готовилась к тому, что все то же самое, что произошло с Джо, ждет и меня. Тогда мне было 18 лет, как и Джо, когда она заболела, и мне было невыносимо грустно.

Вообще я считаю себя довольно рациональным человеком — я собиралась получить ученую степень и при этом была убеждена, что однажды сойду с ума, как Джо.

Но время шло, ничего такого не происходило, и мой страх начал ослабевать.

Читайте так же:
Парень в депрессии не хочет общаться

Когда мне было 29 лет, я вернулась в Лондон. У меня было несколько отношений к этому времени, но ни с одним из своих бойфрендов мне не хотелось создать семью. Тогда я сказала своим друзьям, что не против познакомиться с кем-нибудь. "Кажется, я знаю одного парня", — сказала моя подруга Харриет.

Кай был очень симпатичным, очень умным и очень добрым. Мы начали жить вместе после года знакомства.

Автор фото, Jen Wight

Джен и Кай в 2008 году переехали в Австралию

В отличие от меня, он думал о рождении ребенка. Постепенно и я прониклась этой идеей. Мне очень хотелось быть вместе с ним, и по мере того как все больше наших друзей становились родителями, я постепенно стала замечать и и в себе чувство любви к детям.

В конце 2008 года мы переехали в Австралию. В январе 2012 года, когда родился наш сын, мы жили в Сиднее.

Автор фото, Jen Wight

После переезда в Австралию Джен и Кай решились на рождение ребенка

В первые сумасшедшие недели после рождения сына я была безумно счастлива. У меня не было никакого опыта ухода за детьми, только во время беременности я прочитала одну прекрасную книгу, написанную акушеркой. В этой книге было все, что нужно знать об уходе за ребенком. В книге также упоминалось и о послеродовой депрессии — и я помню, что я остановилась на этой теме и задумалась.

"Со мной такого не произойдет — у меня в жизни были непростые времена, и мне было очень грустно, но у меня никогда не было депрессии", — подумала я тогда.

Но на третью после родов ночь, когда я еще оставалась в больнице, я не могла уснуть — я была вымотана, и мысли начинали путаться. Мысли неслись с большой скоростью, сердце бешено стучало, и у меня началась паника — мне казалось, что я схожу с ума. Посреди ночи, проплакав несколько часов и обессилев, я нажала на кнопку вызова медсестры.

Автор фото, Jen Wight

Сын Джен появился на свет совершенно здоровым

"Это абсолютно нормально. Почти все женщины проходят через это после рождения ребенка. Вы устали, резко изменился гормональный фон, вам просто нужно хорошо поплакать", — сказала медсестра.

Это меня успокоило. Я плакала и плакала часами. Казалось, что вместе со слезами уходят и мои страхи, в том числе и тот, с которым я жила больше 20 лет. Я была очень близка к помешательству, но я не сошла с ума.

Когда меня выписали из больницы, у меня было такое чувство, что начинается новая жизнь — вместе с моим прекрасным ребенком и красивым мужем. Мы жили в квартире с видом на море, и какое-то время казалось, что все прекрасно.

Я чувствовала легкость, свободу и эйфорию. Казалось, что мой мозг частично наконец освободился от страха, преследовавшего меня все эти годы, и был открыт для новых мыслей.

Я составляла списки того, чего мне бы хотелось достичь, планировала путешествия и проводила часы в интернете — у большинства молодых мам нет времени на такие занятия.

Никто из нас — ни Кай, ни я — не понимал, что что-то здесь не так. Только однажды Кай сказал одному из его друзей, что беспокоится, потому что я себя веду так, как будто немного не в себе.

"С моей женой было то же самое, они все немного сходят с ума, когда рождается ребенок", — успокоил его друг.

Шли недели, а я с каждым днем спала все меньше и меньше, перепады настроения становились все более резкими. Мы начали ссориться с Каем — и эти ссоры были очень выматывающими. Я чувствовала себя очень раздраженной — из-за стремления как-то отвлекаться от забот и при этом продолжать грудное вскармливание.

Я на самом деле хотела кормить сына грудью, но уже через пять недель после его рождения я сцеживала молоко в бутылочку и кормила его из бутылочки, потому что боль при кормлении была невыносимой.

Читайте так же:
Кому помог афобазол при тревожной депрессии

Автор фото, Jen Wight

Первые недели после рождения сына Джен, по ее словам, была абсолютно счастлива

22-ю годовщину со дня болезни Джо я встретила, находясь на грани психического расстройства. Мы с Каем принесли нашего сына к доктору на прием — как это полагается делать, когда ребенку исполняется шесть недель. Я листала журналы в холле клиники и почему-то вдруг решила, что я — актриса Камерон Диас, которая якобы тайно переехала в Австралию, чтобы там родить своего сына.

Вскоре после этого, когда я была в группе молодых мам, на мое странное поведение обратила внимание медсестра. Когда Кай приехал. чтобы забрать меня и сына, медсестра посоветовала ему немедленно вызвать психиатрическую бригаду.

Я очень боялась, что меня отправят в психиатрическую клинику, но они спросили, как я себя чувствую и не преследуют ли меня мысли о том, чтобы нанести какой-либо вред себе или моему сыну. Потом они выписали мне успокоительные, которые должны были помочь мне уснуть.

После того, как они ушли, они перезвонили Каю и посоветовали не оставлять меня одну или наедине с сыном. Кого-то такие слова о его жене могли бы выбить из колеи, но Кай, ничего не говоря мне, продолжал заботиться обо мне и о сыне.

Но когда немного позже он сказал мне, что врачи опасаются, что я могу нанести вред себе или нашему сыну, я почувствовала себя полностью уничтоженной.

Автор фото, Jen Wight

Джен с сыном в первые дни после его рождения

У меня появлялось все больше странных мыслей, а периоды бурной радости быстро сменялись непереносимым беспокойством. Врачи начали говорить о послеродовом психозе и думали прописать мне нейролептики — те же средства, которые принимала моя сестра, когда она впервые оказалась в психиатрической клинике. Меня это ужасно напугало и расстроило, ведь я была всего в шаге от той болезни, которая настигла мою сестру.

Наваждения приходили и уходили: то я искала средство исцеления от ДЦП; потом я думала о том, что Барак Обама приезжает в Австралию, чтобы обсудить со мной борьбу с педофилией; мне казалось я могу мысленно отдавать команды собакам. Я так была погружена в то, что происходило в моей голове, что не могла понять, как трудно приходилось Каю. Ему приходилось днем и ночью кормить сына, менять памперсы и еще ухаживать за мной. Без какой-либо поддержки со стороны семьи.

Ему приходилось выслушивать меня, искать меня, когда я ночью могла внезапно встать и начать бродить по квартире. Однажды он нашел меня в комнате нашего сына — я, включив свет, смотрела на ребенка и доставала его из кровати — и это после того, как Кай несколько часов пытался успокоить ребенка, чтобы тот мог уснуть.

В конце концов, я зашла слишком далеко. В разгар одной из наших ссор, я открыла балконную дверь — это был пятый этаж — и перекинула ногу через перила. Кай закричал на меня и оттащил меня от перил.

Я родила второго ребенка после послеродовой депрессии

Я, в соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – Закон о персональных данных), Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», распоряжения Комитета по здравоохранению от 21.02.2018 №88-р «О создании и ведении «Электронной медицинской карты петербуржца» подтверждаю свое согласие на обработку моих персональных данных, в том числе полученных из Единой Системы Идентификации и Аутентификации (ЕСИА), Комитетом по здравоохранению (далее – Оператор), зарегистрированному по адресу: 191023, Санкт-Петербург, ул. Малая Садовая, д. 1, включающих:

  • фамилию, имя, отчество (при наличии);
  • пол;
  • дата и месяц рождения;
  • возраст;
  • адрес регистрации по месту жительства;
  • фактический адрес проживания;
  • место работы и занимаемая должность;
  • контактные номера телефонов;
  • адрес электронной почты;
  • номер документа, удостоверяющего личность,
  • сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе;
  • реквизиты полиса ОМС (ДМС);
  • СНИЛС;
  • сведения, о состоянии моего здоровья (в том числе, сведения о результатах медицинского обследования, наличии заболевания, об установленном диагнозе и о прогнозе развития заболевания, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных видах медицинского вмешательства, его последствиях и результатах оказания медицинской помощи, сведения об инвалидности, биометрические персональные данные, сведения о льготах, иные сведения, прямо относящиеся к моей личности и (или) к личности, законным представителем, которого я являюсь), в целях повышения качества оказания медицинской помощи в г. Санкт-Петербурге, оперативного предоставления жителям Санкт-Петербурга и других регионов России регламентированного доступа к сведениям, содержащимся в «Электронной медицинской карте петербуржца», предоставления мне электронных сервисов для пациентов (в том числе персонализированных) государственной информационной системы Санкт-Петербурга «Региональный фрагмент единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения» (далее – Сервис), информирования меня, в том числе, направления уведомлений, запросов и информации, касающихся использования Сервисов, оказания услуг, а также обработки запросов и заявок, улучшения качества Сервисов, удобства их использования, разработки новых Сервисов и услуг, проведения статистических и иных исследований на основе обезличенных данных и в иных целях, определенных видами деятельности Оператора.
Читайте так же:
Что такое конус депрессии в скважине

В том числе, согласно п. 3 ст. 22 Федерального закона №323-ФЗ от 21.11.2011 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», я подтверждаю свое согласие на просмотр сведений, касающихся состояния моего здоровья и (или) здоровья лица, законным представителем, которого я являюсь.

Так же я даю согласие на получение информации посредством электронной почты с целью информирования меня о ранее оказанных и о планируемых медицинских услугах, в том числе для оценки мной качества оказания медицинских услуг.

Предоставляю Оператору осуществлять все действия (операции) с моими персональными данными, совершаемые с использованием средств автоматизации или без использования таких средств, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

Оператор имеет право во исполнение своих обязательств согласно регламенту электронного взаимодействия медицинских организаций при ведении «Электронной медицинской карты Петербуржца» (Приложение 1 к распоряжению Комитета по здравоохранению от 21.02.2018 №88-р) на обмен (прием и передачу) моими персональными данными с медицинскими организациями, имеющими лицензии на осуществление медицинской деятельности в г. Санкт-Петербурге, с СПб ГБУЗ МИАЦ и с иными прописанными в регламенте участниками электронного взаимодействия с использованием машинных носителей информации или по каналам связи, с соблюдением мер, обеспечивающих их защиту от несанкционированного доступа, при условии, что их прием и обработка будут осуществляться лицом, обязанным сохранять врачебную тайну.

Передача моих персональных данных иным лицам или иное их разглашение может осуществляться только с моего письменного согласия.

Я уведомлен(а), что срок хранения персональных данных, обрабатываемых Оператором при оказании медицинских услуг, соответствует сроку хранения первичных медицинских документов и составляет 25 лет.

Я извещен о том, что согласно пункту 5 статьи 21 Закона о персональных данных, настоящее согласие может быть отозвано мной только посредством составления соответствующего письменного заявления, которое должно содержать: фамилию, имя, отчество (при наличии), дату рождения, номер документа, удостоверяющего личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе либо номер свидетельства о рождении несовершеннолетнего, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе, и может быть направлено мной в адрес Оператора по почте заказным письмом с уведомлением о вручении либо вручен лично под расписку представителю Оператора.*

Я также соглашаюсь с тем, что регистрация на сайте Оператора (https://gorzdrav.spb.ru/) и (или) запрос на предоставление Сервиса на сайте Оператора с учетом предварительного ознакомления с настоящим текстом является в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Закона о персональных данных достаточной формой согласия на обработку моих персональных данных. Указанная форма согласия позволяет подтвердить факт получения моего согласия, при этом письменная форма или иные доказательства для дополнительного подтверждения моего свободного волеизъявления Оператору не требуются.

Мое согласие является конкретным, информированным и сознательным.

Настоящее согласие действует на весь срок хранения моих персональных данных.

(Фамилия, имя, отчество)

Настоящее согласие дано мной

* Пользователь в Личном кабинете пациента в разделе «Управление доступом – мои согласия на доступ» вправе отозвать согласие на отображение в ЭМК сведений, содержащих медицинские данные Пользователя.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector