Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет» «Самое стремное — когда открытое унижение прикрывают заботой и жизненным опытом»

Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет» «Самое стремное — когда открытое унижение прикрывают заботой и жизненным опытом»

Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет»

Семейное застолье «взрослых»: к родителям пришли друзья. Вы — подросток, вам не интересно, но мама насильно вытаскивает из комнаты: «Посмотрите, что выросло». Вас то ли хвалят, то ли журят. Просят прочитать стих или сказать что-нибудь на английском — чувствуешь себя цирковой собачкой. В такой ситуации оказывались многие, в том числе участники электро-поп-дуэта «Привет»: «У меня вообще сложная история с родителями — до психотерапии я думала, что все нормально. А сейчас понимаю, что самое стремное — это не когда тебя унижают открыто, а когда прикрывают это заботой и жизненным опытом», — рассказывает Саша Сычева.

Вместе с мужем Глебом они решили выстроить вокруг этого сюжета клип — на песню «Нормально» с последнего альбома «Передай моим родителям». Специально для The Village Глеб и Саша рассказали, как снимали клип и причем тут советское прошлое и Карен Шахназаров.

Саша: Карина Мартьян, которая сыграла главную героиню, сама нашла нас в инстаграме — и мы в нее сразу влюбились. Специально для съемок мы прокололи ее нос — чтобы все было трушно! Смешно, но это вызвало недоумение у других актеров (которых нашла наш кастинг-директор). Они говорили: «Какая симпатичная девочка, только вот убрать бы эту штуку из носа».

А актер, который играл отца, сказал после съемок, что ему очень близка эта история, так как сам он смог найти себя только к 38 годам — и сейчас снимается в сериалах и кино. История оказалась во всех смыслах жизненная.

Глеб: Вместе с нашим оператором Лешей мы решили, что стоит снимать именно сюжетную историю — вспомнили о фильме «Курьер» Шахназарова, нам очень понравилась эта идея токсичного семейного застолья. В то же время пришла мысль снять это одним кадром и ручной камерой — для драматизма и динамики. Сюжет и диалоги «придуманы жизнью» — думаю, каждый хоть раз оказывался на подобных застольях и понимает, как сложно быть ребенком без права на мнение. Да и вообще права быть тем, кем он хочет.

Саша: Да, я вообще писала сценарий практически с натуры, почти ничего не выдумывала. У меня вообще сложная история с родителями — до психотерапии я думала, что все нормально. А сейчас понимаю, что самое стремное — когда открытое унижение прикрывают заботой и жизненным опытом. В клипе нет ни одного положительного персонажа из сидящих за столом, хотя все они ведут себя вроде бы нормально и даже не повышают голос. Поэтому выбраться из этой ситуации еще сложнее — трудно поверить своим чувствам, когда тебя постоянно газлайтят. Я часто вижу это и в других семьях. Мне кажется, одна из главных проблем в России — отсутствие базового уважения к близкому человеку, особенно к ребенку. Ведь все в конечном итоге идет из семьи — а мы потом всю жизнь это расхлебываем.

Думаю, в России эта проблема во многом связана с советским прошлым — когда человек сам по себе не имел ценности. И нам до сих пор нужно самим ее зарабатывать — в том числе в семьях, принося так называемую «пользу обществу». Желательно при этом сильно не выделяться и особенно сильно ничего не хотеть. Условно, ты можешь быть геем — но только если ты очень полезный. Но и об этом напрямую тоже лучше не говорить.

«С таблетками жить намного проще и приятней»: истории о том, как депрессия сломала красноярок

Ольга: «Казалось, что больше ничего хорошего никогда в жизни не будет»

Некоторые тревожные звоночки, например, беспричинные слёзы, негативные мысли или внезапная паника периодически мелькали у меня на протяжении нескольких лет, но всё это приняло серьёзный оборот только год назад. Перед Новым годом меня совершенно неожиданно бросил парень, и это послужило катализатором. Какое-то время я сильно переживала, плакала. Потом вроде стало полегче, но я обнаружила, что не чувствую никаких положительных эмоций, совершенно никаких. Всё то, что раньше радовало, не приносило ни капельки удовлетворения. Близкие казались чужими, я словно ничего к ним не испытывала, хотя всегда любила свою семью и друзей.

Читайте так же:
Как справиться с депрессией в больнице

Я думала, что это временно и пройдёт. Дальше — больше. Беспричинные рыдания участились, результаты на тренировках поползли вниз, неожиданно набрала 7 кг, стала подозрительной, вплоть до паранойи, очень резкой и вспыльчивой. Меня мучили панические атаки, начались проблемы со сном и аппетитом, сил не было совершенно никаких. Казалось, что больше ничего хорошего никогда в жизни не будет. Подруга, у которой уже было подобное, настаивала, что мне нужна помощь психотерапевта. Я отмахивалась, считая, что это всё глупости, я себя накручиваю, стыдно идти и занимать время врача такой ерундой.

К ноябрю 2019 года всё стало совсем плохо. Я могла разреветься от упавшей на пол ложки, практически не спала, память и внимание ухудшились. Уговоры подруги подействовали — я обратилась к специалисту, потому что поняла, что так дальше жить нельзя: я скоро утоплюсь в Енисее или выйду в окно.

Врач диагностировала у меня депрессию и тревогу. Мне выписали антидепрессанты. Пока что больше никакого лечения — курс я ещё не закончила. Не знаю, будет ли что-то ещё, врач не говорила. Первое, что я ощутила, — пропали панические атаки. Я смогла нормально спать и есть. Потом начали возвращаться силы — было так удивительно и радостно впервые дойти от дома до остановки и не чувствовать себя уставшей, как после марафона. Постепенно в жизнь возвращались яркие краски, я снова начала чувствовать радость. Появилось желание что-то делать, встречаться с людьми, куда-то ходить, а не просто лежать на диване и тупить в потолок. В общем, я почувствовала себя нормальным человеком — и поняла, что то, что было до лечения, это ни разу не нормально, не глупо, не ерунда, а полный треш, который мог привести к ужасным последствиям.

Мне кажется, что ментальные проблемы чаще всего возникают из-за низкой самооценки и неумения прислушиваться к себе. Современный ритм жизни не даёт времени отрефлексировать проблему, разобраться, что не так, пережить стресс, он просто подкидывает новые и новые проблемы. Кажется, что это происходит не потому что такова жизнь, а потому что ты какой-то плохой и неправильный, не заслуживаешь нормальной жизни. Особенно, когда насмотришься в соцсетях на звёзд или хотя бы на более успешных и счастливых (с виду) знакомых.

П онимание, что ментальные проблемы можно и нужно лечить, что в этом нет ничего стыдного, нужно прививать чуть ли не с детства, говорить об этом молодым родителям. Большинство родителей, на мой взгляд, сейчас считают, что ментальные проблемы это ерунда — «вот раньше не было ваших психологов и психотерапевтов — и ничего». А плохо, что не было. Моя семья не знает о том, что я пью антидепрессанты и что у меня вообще какие-то проблемы. Однажды я попробовала осторожно заговорить о том, что мне нужна помощь, но получила резкую отповедь и больше об этом даже не заикалась. Если это сейчас читают родители — прошу вас, не надо так.

Валерия: «С делав „небезопасное“ число приседаний я могла начать паниковать»

Мысли о том, что мне нужна помощь психолога, периодически закрадывались в голову на протяжении предыдущих нескольких лет, но я отметала их, считая, что к психологам ходят только слабые и зависимые люди.

Полтора года назад, в тяжелый период жизни, когда только закончила институт и переживала драматичное расставание с партнером, я обнаружила, что мои эмоции и мысли все тяжелее поддаются контролю, настроение очень быстро меняется и скачет от нижнего до верхнего предела.

Состояние ухудшалось еще полгода, и дошло до тревожного расстройства и ОКР ( о бсессивно-компульс и вное расстр о йство — прим. ред. ): постоянные жуткие и негативные мысли, опасения, беспочвенные страхи днем и ночью. Приступы паранойи и панические атаки случались почти каждый день, часто в общественном транспорте и в людных местах. Это неконтролируемый сильный ужас, сердце колотится, трудно дышать, кружится голова.

Все это просто отравляло жизнь, было страшно находиться одной, тяжело передвигаться по улице (все вокруг давит, постоянно опасаешься, что начнется какой-нибудь приступ), на этой почве начались проблемы со здоровьем. Я тогда готовилась к выставке и это очень сильно мешало мне работать. Это прозвучит смешно, но даже в спортзале, сделав какое-то «небезопасное» число приседаний я могла начать паниковать.

Силы это терпеть просто кончились, и я начала искать психолога. Как его найти, я абсолютно не представляла, и просто спрашивала у знакомых рекомендации. По совету коллеги записалась на свой первый прием.

Читайте так же:
Что такое рецессия и депрессия в экономике

/>Почему мамы впадают в психоз и творят страшные вещи

Если честно, я не до конца понимаю, как психологу удалось меня привести в нормальное состояние без медикаментов, часто показанных при таких проблемах, как у меня. Она (психолог) разговаривала со мной, помогая самостоятельно, по кусочку, вытянуть страхи и тревоги наружу, разобраться в их причинах и перестроить свое мышление. Регулярные сеансы продолжались около полугода. Терапия помогла мне стать не только нормальным (в хорошем смысле) человеком, но и дала инструмент для дальнейшего самостоятельного развития. Я начала слышать свои эмоции, разбираться в том, что я чувствую и почему, помогать самой себе.

Иногда тревожность возвращается ко мне, но в более «здоровой» форме, я могу с ней справиться самостоятельно, у меня больше не случается панических атак. Общаться с близкими стало легче, особенно с семьей.

Сейчас говорят о том, что люди все чаще испытывают проблемы ментального характера. Я считаю это отчасти мифом. Конечно, мы живем в эпоху хронического стресса, неудовлетворенности собой, ритм жизни постоянно ускоряется. Раньше у людей тоже были проблемы с головой, только их не шли лечить, так как психотерапия в Советском Союзе была в основном карательная. Нет пациентов — нет статистики. Сегодня людям не стыдно говорить вслух о проблемах и идти за помощью, и, полагаю, это хорошо скажется на будущих людях.

Одной из основных причин ментальных расстройств является травмирующие опыт и среда в детстве или взрослении. Психически здоровые люди — формируют здоровую среду вокруг себя. Мифы и отрицание важности психотерапии постепенно отвалятся, как пережиток темных времен, невежества и ярлыков «сумасшедшая/псих». Я очень хотела бы, чтобы люди были информированы и способны в случае чего помочь себе и своим близким.

Дарья: «Обнаруживала себя стоящей у холодильника, поедающей какую-нибудь колбасу»

В ноябре прошлого года я обратилась к психотерапевту и у меня диагностировали депрессию. Я очень долгое время чувствовала себя подавленно, у меня не было сил делать даже элементарные домашние дела — заправить кровать и помыть посуду. Я списывала это все на лень и черты характера. Одна подруга посоветовала мне психотерапевта, но я долго боялась ей звонить. Последней каплей стал день, когда вроде бы все было хорошо и в порядке, я ехала с работы домой по Октябрьскому мосту и внезапно для самой себя подумала, что если я сейчас остановлюсь, выйду из машины и быстро спрыгну в реку, все это дерьмо наконец-то закончится. Я очень испугалась этой мысли и на следующий же день записалась к врачу.

Когда началась депрессия я не знаю, да и никто точно не может сказать. У меня в голове почему-то всплывает год 2016, тогда произошло несколько крупных перемен в жизни, окончила институт, устроилась на работу в компанию, в которой, как мне казалось, мне не место. На работу ходила, как на каторгу, постоянно боялась где-то накосячить, облажаться, синдром самозванца меня тогда изводил знатно. Также с коллективом отношения не сложились, все были значительно старше меня, а список тем для разговоров в нашем кабинете ограничивался обсуждением бывших мужей/жен, детей и сплетнями о других коллегах. Я по натуре впечатлительный человек, многое принимаю близко к сердцу, и нахождение в достаточно недружелюбной среде пять дней в неделю в течение трех лет сделало меня очень подозрительной, я постоянно ждала подвоха от всех, даже близких.

Я постепенно перестала замечать хорошее, да и в целом интерес к происходящему вокруг угас. М еня нич то не радовало, кроме еды, заедание стресса было чуть ли не ежедневным ритуалом. Стал расти вес, что тоже никак не улучшало ситуацию и не помогало справиться. Все попытки взять питание под контроль за канчивались, почти не начавшись, иногда я так глубоко уходила в себя, закапывалась в собственных мыслях, что обнаруживала себя стоящей у холодильника, поедающей какую-нибудь колбасу. А ещё я начала стремительно терять волосы от стресса.

Перед первым приёмом терапевта я написала список тем, которые, как мне казалось, мне нужно проработать, а когда пришла — всплыли совершенно другие вещи, более серьёзные, глубокие и давние. Мне сразу назначили антидепрессанты и транквилизаторы. Первое время от таблеток было ощущение, что мозг как будто под подушкой, все казалось замедленным, но и тревоги сразу прошли.

Читайте так же:
Невроз что это и как он связан с депрессией

Сейчас я хожу на прием стабильно раз в неделю и принимаю антидепрессанты, жить стало намного проще и приятней. У меня исчезли навязчивые мысли, а если что-то и возвращается, то я знаю, как с ним справиться без вреда для себя и окружающих. Появились силы не только на базовое поддержание жизни, но и на спорт, развлечения, общение, волонтерскую работу. Я стала замечать многое, на что раньше не обращала внимания. Например, раньше в состоянии депрессии я могла подолгу терпеть боль, дискомфорт, духоту, я принимала это как норму. С ейчас я лучше чувствую себя, слушаю свое тело, решаю проблемы по мере их поступления, а не забиваюсь в дальний угол и лежу, свернувшись в клубок.

Мне кажется, люди часто недооценивают серьёзность своих физических заболеваний, что уж говорить про ментальные. У большинства людей принято терпеть боль, до последнего не идти в больницу. Все очень боятся показаться слабыми, а заявить даже самому себе, что у тебя проблема — это очень сложно. Мне очень помог опыт моих друзей, которые прошли терапию, если бы они так открыто не говорили об этом, вряд ли я бы пошла лечиться.
Сейчас мои близкие друзья знают, что я прохожу лечение, и большинство меня поддерживает. Родственникам не говорю, думаю, что не поймут. У старшего поколения есть два решения ментальных проблем — надо либо больше работать, либо рожать детей. Как по мне, это все равно что пытаться тушить пожар бензином.

Я знаю, что как минимум одного человека мой пример вдохновил тоже заняться своей проблемой. Поэтому считаю, что открытое обсуждение, без пренебрежения, менторского тона и осуждения могут помочь преодолеть стигму психических заболеваний. Даже маленькие изменения во мнении небольшого количества людей это уже хорошо. Ну и быть чуть-чуть добрее к людям тоже не лишним будет.

«Дзюба то слон, то лев. Осталось сравнить себя с гориллой». Легендарный Бышовец ругает «Зенит» перед «Спартаком»

Александр Мысякин, Sport24

Анатолий Бышовец предваряет игру «Зенит» — «Спартак» рассуждениями о том, как команды выступили в еврокубках, рассказывает, почему сборная Валерия Лобановского провалила чемпионат мира, и спрашивает, где деньги, которые передал ему Андрей Канчельскис.

— В каждом матче у команды должна быть конкретная задача — и не только выбор тактики, — говорит Бышовец. — Нужно сформировать настрой, вдохновить игроков на победу. Главный принцип: все сделать для того, чтобы выиграть. Если вспомнить матчи «Зенита» с «Ювентусом», то я не увидел, что у петербуржцев была задача в нем победить. Судя по тому, как они играли.

Они не ставили перед «Ювентусом» сложных задач, не лишали его пространства при розыгрыше мяча, не прессинговали. Мы видели игру двух команд, которые отдавали пространство. Очень низкие скорости. Хотя «Зенит» как хозяин мог предложить инициативу. Там более что «Ювентус» был утомлен после игры с «Ромой» в чемпионате Италии.

— Не предложил?
— У «Зенита» вышли пять защитников. Плюс Барриос. Впереди был один Дзюба. Но он глубину атаки не держал, располагался ближе к центру поля. Ни одного ускорения не сделал. Когда ему навязывали жесткую борьбу, проигрывал. А Бонуччи даже этого не делал. Не «прилипал» к Дзюбе, поскольку так его трудно перебороть. Просто разбегался и выпрыгивал выше.

Александр Мысякин, Sport24

— Почему «Зенит» далек от победы в таких матчах?
— Не знаю, подойдет ли эта история в качестве примера, но расскажу. Мы с Валерием Лобановским были антагонисты, во всяком случае так нас представляла футбольная общественность. Но мы встречались, что-то обсуждали. После чемпионата мира 1986 года, где сборная хорошо выступила, он меня спрашивал: ну как твое мнение? После чемпионата мира 1990 года, когда сборная не вышла из группы, я у него спросил: «А почему Дасаев был в воротах? У него же в жизни проблемы. Был же Саша Уваров в прекрасной форме». Он говорит: «Понимаешь, одно дело — проиграть с Дасаевым, а другое — с Уваровым». Я говорю: «Ну все понятно: ты готовился проиграть, а не выиграть».

— «Зенит» готовился проиграть?
— У меня свой пример есть перед глазами. Олимпийские игры в Сеуле. До финального матча с Бразилией два дня. Я чувствую вольную и нервную атмосферу олимпийской деревни. Иду к высшему руководству советской делегации, спрашиваю: а что у нас еще есть в плане проживания? Они говорят: есть еще лайнер. Кажется, «Лермонтов».

Читайте так же:
Мудра от депрессии лестница небесного храма

Я поехал на этот лайнер. Там актеры, музыканты, группа поддержки. Поговорил с капитаном, попробовал борщ, посмотрел обстановку. Вижу — есть площадка для волейбола, бассейн, сауна. Вернулся к руководству, говорю: переселяйте нас на лайнер. Они в недоумении. Но согласились. Только перед отъездом отозвали в сторону, спрашивают: «Анатолий Федорович, а вы все взвесили? Хорошо подумали? Вы понимаете последствия, если проиграете?» Я говорю: «Я думаю, как выиграть».

— Понятно. Но зачем вам нужен был лайнер?
— Чтобы разгрузить команду психологически. Чтобы они не чувствовали атмосферу олимпийской деревни. Там все нервничали: кто-то выиграл, кто-то проиграл. А кто-то дурака валял, закончив соревнования. Нужна была камерность, сосредоточенность. И все нужно было подчинить задаче победить.

— У «Зенита» такие же задачи.
— Ну как… Семак же говорил: у нас нет задачи выйти из группы Лиги чемпионов. Все это слышали: журналисты, игроки. Я понимаю, почему он выбирает игру от обороны.

— Почему?
— Потому что разрушать всегда легче. Правда, это в ущерб атаке, развитию команды. «Спартак», «Локомотив», в отличие от «Зенита», в матчах против «Лестера» и «Галатасарая» играли в атаку и готовы были победить. Настолько, что забывали об обороне. Отсюда у «Спартака» 3:4, пропущенные мячи. Им не хватило гармонии в игре. Но никаких претензий к игрокам «Спартака» и «Локомотива» по самоотдаче и желанию. Они сделали все для победы. Не получилось.

Когда атакуешь, оборона не может не страдать. Для этого нужна взаимозаменяемость. Группа пошла атаковать — кто-то занимает позиции для обороны. Взаимозаменяемость подразумевает принципы универсальности игроков.

— Может, с «Зенитом» у «Спартака» получится?
— Проблемы в обороне «Спартака» никуда не дернутся. Они только усугубятся отсутствием Жиго, который дисквалифицирован. Эта позиция в команде не продублирована. В сумме индивидуальностей «Зенит» имеет преимущество, и шансы на победу у него выше. Там есть не только «обойма», но и резерв, такие игроки, как Мостовой, Круговой. Я не знаю, почему их держат на скамейке. В том же матче с «Ювентусом» замены напрашивались раньше. Вот все хвалят английский чемпионат. Вы знаете, какие игроки больше всего ценятся в Англии?

— Хорошие.
— Больше всего там ценятся инициативные, целеустремленные игроки. Такие игроки сейчас есть в «Динамо»: Тюкавин, Захарян. Они целеустремленные, им нужно завоевывать титулы, им нужно побеждать. В этой команде чувствуется задор молодости.

А что нужно Дзюбе? Я, как ни посмотрю прессу, там он то слон, то лев. Осталось сравнить себя с гориллой. Дзюба отказался играть за сборную. Его все равно тянут туда. Например, комментатор Орлов. Но Дзюба и так много на себя берет. Он для сборной, я убежден, вчерашний день. И раньше, когда за нее играл, приносил не только пользу. Помешал, например, обыграть хорватов на чемпионате мира.

— В серии пенальти?
— Конечно. Вспомните, что было перед ней. Тренер хорватов подходит к игрокам, что-то объясняет, говорит. И показывают нашу группу игроков. Там Дзюба, мат-перемат, «Вы там то, вы там это…» Он, значит, поднимает градус. Вот где трагедия! Перед пенальти нельзя этого делать. Игроки и так волнуются. А ты еще пытаешься нагнетать. Вопрос, конечно, технический, как ты ведешь себя в раздевалке, на поле. У меня, например, никогда шума не было.

— Зато вы деньги с игроков брали за приглашение в сборную — так говорит Андрей Канчельскис. Слышали?
— Конечно, слышал. Я сразу задаюсь вопросом: а зачем Канчельскису, будучи игроку основного состава «Манчестер Юнайтед», давать деньги Бышовцу? Вы можете на него ответить? Ведь пригласить в команду — это не значит дать играть. Звучит так, будто Канчельскис давал деньги Бышовцу. Потом Канчельскис говорит, что давал деньги, оказывается, своему агенту. До этого тот же агент передавал деньги Фергюсону. Тренер сам об этом рассказал. Человек опытный, умный, себя обезопасил.

Ну хорошо, если Бышовец выполнил свои «обязательства» или что там имел в виду Канчельскис, но денег от агента не получил, тогда мне еще должен деньги Канчельскис? Так, что ли (смеется)? Канчельскис уверен, что агент мне деньги передал? По-моему, это какая-то навязчивая бредовая идея. Не понимаю, зачем Гена Орлов в это ввязался. Он же его спровоцировал.

Getty Images

Андрей Канчельскис

— Просто пригласил Канчельскиса на интервью.
— Нет-нет, это все не просто. Я разговаривал в прошлом году с Онопко. Тогда ходили разговоры про то, что Бышовец брал деньги с Савичева Юры, а с Коли не взял, потому что Коля не нашел 40 тысяч долларов. Вдумайтесь: откуда у Коли такая сумма в 1988 году? Это же немыслимые вещи. Онопко мне рассказал: к нему пришел известный журналист и попросил сказать про Бышовца что-то плохое. Онопко ответил: «Как я могу сказать плохо о человеке, который взял меня в сборную, сделал для меня так много? Я ему только благодарен».

Читайте так же:
Цикла кризиса фаза депрессия она длится

— Канчельскис, получается, наоборот.
— Я не хочу оценивать Канчельскиса как человека. Пропитый, в голове опилки, невежество беспримерное. Я не знаю, в каком состоянии был у Орлова. Когда его выгнали из «Торпедо», я содействовал его трудоустройству на пост главного тренера «Уфы». Меня попросили. Подумал: если предложить Канчельскиса, у него появится работа, ответственность, перспектива. Ну, договорились. Меня специально пригласили в Уфу на презентацию нового главного тренера команды. Понятно, что я беру на себя ответственность, даю ему характеристику. Говорю, что у Канчельскиса богатый опыт, он выдающийся игрок, работал под руководством выдающихся тренеров. И улетаю. Обычно люди говорят в таких случаях «спасибо». Как думаете, я услышал это слово?

— Нет, раз задаете такой вопрос.
— Знаете, мы живем такое время, когда за деньги можно все. Давайте я еще раз процитирую Дзюбу.

— Про льва?
— Про орла. Он же назвал Орлова флюгером. Теперь нет Гены Орлова, есть Гена-флюгер. Он же еще в советское время против меня развязывал кампании в прессе. Поэтому тут мне все предельно ясно.

9 научно доказанных способов вытащить из депрессии близкого человека (И не скатиться в нее самому)

Медицина официально признала депрессию заболеванием, но мы по-прежнему боимся посмотреть ей в лицо, списывая состояние близких людей на перемену погоды, проблемы на работе или в личной жизни. Между тем, врачи называют поддержку семьи и друзей одним из важнейших факторов для преодоления этого недуга.

AdMe.ru собрал наиболее действенные способы помощи человеку, который находится в депрессии.

1. Познакомьтесь с проблемой поближе

Есть достаточное количество книг и интернет-ресурсов, которые излагают проверенную передовую информацию о видах депрессии, ее течении и симптомах. Тщательное изучение вопроса поможет вам лучше понимать поведение близкого человека и не принимать его негативные выпады или истерики на свой счет.

2. Отделите болезнь от человека

Депрессия сильно меняет поведение человека — он почти гарантированно становится замкнутым, эмоциональным, плаксивым, подозрительным. Важно понимать, что это проявление болезни, а не постоянные изменения характера. Такой подход позволит избежать обид и непонимания в ваших отношениях, укрепит связь и станет важным фактором выздоровления.

3. Задавайте вопросы

Несмотря на то что депрессивное состояние буквально вынуждает человека быть в одиночестве, покидать его следует как можно реже. При этом не нужно стараться любыми способами поднять настроение — гораздо лучше сработают вопросы на актуальную для него тему. Они не только покажут его важность и вашу заботу, но и помогут понять корни заболевания.

Вопросы, которые стоит задать:

  • Когда ты впервые почувствовал себя таким образом?
  • Есть ли вещи, слова или темы, которые усугубляют твое состояние (триггеры)?
  • У тебя бывают суицидальные мысли?
  • Есть ли что-то, что помогает тебе чувствовать себя лучше?

4. Обратитесь к врачу вместе

Мы уже писали о том, как выявить скрытую депрессию и как отличить недуг от обычной сезонной хандры или стресса. Депрессия — заболевание, требующее лечения у специалиста. Часто человеку бывает сложно преодолеть психологический барьер и отправиться на консультацию, иногда апатия так сильна, что даже выздоровление не становится стимулом.

Что делать? Пойти на прием вместе. Это не просто дружеский жест, а реальная помощь:

1) Вы гораздо лучше врача знаете особенности поведения близкого человека, можете отличить проявления депрессии от обычных вспышек эмоций — это поможет при формировании клинической картины.

2) В присутствии родственника или хорошего друга больному будет проще довериться врачу и открыто говорить с ним.

3) Только здоровый и заинтересованный в исходе лечения человек сможет найти действительно классного специалиста (иногда для этого приходится перелопатить не один десяток форумов и сайтов).

4) Выслушав рекомендации врача, вы сможете контролировать терапевтический процесс, не пуская его на самотек.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector