Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я слышу свои мысли шизофрения

Я слышу свои мысли шизофрения

Привороты, гадания и их последствия

Здравствуйте.Меня зовут Алексей.Мне 27 лет.Я страдаю расстройством психики, а точнее шизофренией с бредово- параноидной направленностью.Уже как 7-ой год у меня такой диагноз.Жизнь моя сильно изменилась и все эти годы я пью таблетки.Первые года полтора примерно было особенно тяжело.После этого стало заметно легче, но не настолько чтобы жить той жизнью, которой я жил до болезни.Я по прежнему слышу эти голоса и они повсюду.Я слышу их на протяжении всего дня где- то в далеке, но пока спокойная обстановка, но стоит выйти на улицу голоса усиливаются и становятся громкими и у меня начинаешься паника, дыхание становиться затрудненным и я начинаю сильно потеть и мне хочется уйти домой. Еще я временами боюсь людей, мне кажешься что на меня косо все смотрят на улице, читают мои мысли, говорят про меня.Даже когда работает телевизор в соседней комнате мне кажется что и там про меня говорят и смеются надо мной.Побаиваюсь выглядывать из окна, а если выглядываю то кажется что за окном все люди смотрят прямо на меня, а еще будто на меня смотрят машины, окна домов, стены в комнате, мебель. Я почти не выхожу на улицу и живу в своем придуманном мире. В мире своей музыки, фильмов, игр, книг и интернета.Ни скем из сверстников не общаюсь и лишь редко звоню другу и он раз в два, а то три месяца приходит в гости. У него давно семья и дети. У меня почти 4 года нет девушки.Живу с родителями.Вообщем я неудачник изгой и мне нет места в этом мире.Меня давно преследует группа молодеж и Они обзывают меня и смеются надо мной И говорят чтоб я сдох.Я устал от всего этого и думаю покончить с собой, но не решаюсь. Я не знаю что с этим делать всем и как все изменить. Помогите!

Алексей , возраст: 27 / 07.11.2013

Как я тебя понимаю! У меня похожая проблема былаесть. Это и правда кошмарно!
(. ) И мне объясняли другие люди, что не слышат эти голоса, чтобы я не обращала внимание на них. Меня просили выйти на улицу ради кого-то по делу. И постепенно прошло.

Л , возраст: 31 / 07.11.2013

Потерпи немножечко. О твоей проблеме уже знают и думают, как тебе помочь. Есть очень мощное желание помочь тебе. Пока ресурсов лично у меня нет, но на Земле несколько миллиардов людей, плюс у них помощники Ангелы. Придумаем. Но уходить тебе как-то рановато. Пойми, сейчас ВСЕ за тебя. Даже та группа молодёжи, что "обижает" тебя. На самом деле интуитивно тормошат тебя болью, чтобы ты через боль ощутил себя в этом мире. Тебя любят безмерно, просто ты этого не ощущаешь.

Тала , возраст: . / 08.11.2013

Не знаю, верующий Вы или нет, но когда человеку так плохо — он хватается за соломинку, не правда ли? Алексей, сходите в ближайший православный храм,возьмите там святой воды (только нужна своя емкость, пластиковая бутылка без наклеек подойдет)ее раздают всем желающим бесплатно и сколько нужно. Купите за свечным ящиком просфоры (освященные пресные маленькие хлебцы), стоят дешево. И принимайте дома натощак, просфору и святую воду. Святой водой можно умывать лицо во время приступов, окропите Ваше жилище. Доверьтесь Господу, дайте Ему возможность помочь Вам. А дальше выводы будете делать сами. И не надо все происходящее принимать на свой счет. Сейчас много психически ненормальных агрессивных людей, моему сыну однажды в моем присутствии не постеснялся один человек пожелать того же самого, чтобы он сдох. Хотя мой сын очень хороший человек. Не надо все эти эпизоды принимать на свой счет. За чужую злобу Вы не в ответе. Ищите знакомств с верующими людьми. Они точно просто так не обидят. Бог Вам в помощь.

Слышу чужие мысли в своей голове

Мне 31 год, работаю программистом, не замужем. В последние полгода часто слышу в своей голове посторонние мысли, которые мне не принадлежат. Это выглядит так, как будто в моей голове живут какие-то существа, и когда они думают, их мысли иногда становятся доступными мне, слышатся как "внутренний голос". Иногда эти мысли звучат моим голосом и с моей интонацией, иногда чужими голосами, как будто говорят невидимые люди внутри моей головы.

Часто они как будто и не ко мне обращаются, просто звучат, как радио, иногда разговаривают друг с другом, например, на прошлой неделе эти "существа в голове" не давали мне спать: играли в карты и ругались :), и ко мне "прорывались" обрывки разговора, а потом кто-то из них сказал, что уронил карту, и я её даже увидела — с закрытыми глазами, на тёмном фоне.

Читайте так же:
У мужа шизофрения как жить дальше

Иногда бывает, что разговаривают именно со мной, хотя я и не могу им ответить. Несколько раз пробовала, но после этого "голос" исчезал. Например, лежу и пытаюсь заснуть, вдруг слышу у себя в голове: "Ты отчего не спишь? Такой апрель!" — хотя был не апрель, а февраль, но обращались явно ко мне. Просыпаюсь утром, встаю, припоминаю, какие сны снились, а "голос" спрашивает: "Ну что, кино смотрела?", — имея в виду, по-видимому, что мне "показывали" сны, как кино.

Недавно, около 2 месяцев назад, я слышала те же голоса, но громкие, как будто мне говорят на ухо. Теперь они притихли и слышатся просто как чужие мысли или "внутренний голос" в голове. Бывает, эти голоса пытаются командовать, например, говорят приказным тоном: "Перестать мыть полы!" — но в это время я их и не мыла, лежала в постели. Или приказывают: "Их всех надо убить!" — кого убить, понятия не имею, они никого не называли. Я никогда не выполняла то, что они приказывали.

Началось всё это весной прошлого года, летом на пару месяцев прошло — июнь и июль, а дальше, с августа, продолжалось с небольшими перерывами до настоящего времени. Обычно это происходит утром или вечером, почти каждый день, иногда через день, а иногда и 2 раза в сутки. Хотя в детстве тоже было что-то подобное, перед сном я слышала, как у меня в голове кричали мои одноклассники, и кто-то звал меня по имени, просто тогда это бывало редко, и я не обращала на это внимания: думала, что так бывает у всех, и никому об этом не рассказывала.

С детства я была необщительной, почти ни с кем не дружила, в любом коллективе меня считали странной; повзрослев, такой и осталась, от общения с людьми сильно устаю, как от тяжёлой работы. Часто чувствую усталость и сонливость, даже если сплю 10 часов; работать себя заставляю с трудом, но, может быть, это обыкновенная лень.

На какой диагноз всё это похоже, хотя бы приблизительно?

Можно ли с этим жить без лечения, или состояние ухудшится? (сейчас "голоса" мне совсем не мешают, наоборот, мне даже бывает интересно послушать, что они скажут в следующий раз).

Моему отцу ставили диагноз "шизофрения", когда ему было 20 лет, лежал в ПБ. Были галлюцинации: по ночам видел "чёрного человека" на потолке и на стенах, боялся сидеть спиной к двери: считал, что сзади стоит человек, который хочет его убить. Может быть так, что его болезнь передалась мне по наследству, но проявилась так поздно, только в 31 год?

Пролог

Двадцать девятого февраля, в самый странный из отмеченных на календаре дней, Дэвид Хаммер, сотрудник уважаемой городской газеты, возвращался домой несколько позже, чем обычно.

Был влажный, почти весенний вечер. На вокзале Чаринг-Кросс Дэвид сел в поезд, который через полчаса должен был высадить его в Восточном Кройдоне. В купе на восьмерых в этот час никого не было, кроме Дэвида и парня лет восемнадцати, который, упав на сиденье, сразу же прикрыл глаза и отдал себя во власть музыки, перетекающей из плоской коробочки плеера в чёрные клипсы наушников.

Дэвид смотрел в окно – на далёкие цепи огней и собственное печальное отражение. Он устал, дома его наверняка ждали упрёки жены, которая не терпела, если он задерживался на работе в любой день, кроме пятницы. В пятницу ему разрешалось пить с друзьями пиво хоть до десяти вечера – однако сегодня была среда.

Поезд шёл мягко и почти беззвучно. Парень в наушниках ритмично подрыгивал ногой. Дэвид откинулся на мягкую спинку кресла – в этот момент в голове его, где-то в районе затылка, обозначилось ясно ощутимое тепло, и чей-то голос – молодой, как показалось Дэвиду, почти детский – сказал весело и чуть смущённо:

Дэвид покосился на парня-попутчика, удивляясь, почему спустя десять минут пути тот всё-таки решил поздороваться. Но парень занимался только собой и музыкой. Глаза его по-прежнему было прикрыты.

Читайте так же:
Шизофрения на латыни с транскрипцией

– Это я, – сказало в голове у Дэвида. – Это я, ты не пугайся… Дэвид?

Голос был внутри головы.

Всякому человеку хоть раз в жизни мерещится, что его окликнули. Дэвид потёр виски; разумеется, происходящее имело вполне обыкновенное объяснение. Например, включилось радио в вагоне; например, по радио как раз передают художественную постановку, где к герою по имени Дэвид пришёл, например, сын. И сейчас этот радио-Дэвид заговорит в ответ…

Он оглядел купе в поисках динамика.

– Дэвид, это я… Слышишь меня?

Может быть, он слышит чей-то телефонный разговор? Может быть, кто-то в соседнем купе говорит по мобильнику с каким-то Дэвидом?

– Я тебя зову… Тебя…

Разумеется, происходящее по-прежнему имело объяснение. Например, Дэвиду подсыпали что-то такое в пиво. Кто, что, зачем, почему? Дэвид попытался вспомнить, кто находился рядом, когда он в компании двух коллег пил пиво в маленьком пабе напротив входа в редакцию…

– Успокойся. Ну успокойся же. Ничего страшного не происходит…

Голос имел своим источником тёплое гнёздышко внутри черепной коробки, чуть позади воображаемой линии, соединяющей уши. Дэвид не был великим знатоком в психиатрии, однако несколько популярных статей из этой области ему довелось в своё время прочитать; он понимал, во всяком случае, чем «внешняя», истинная галлюцинация отличается от ложной, «внутренней».

Дэвид разинул рот, собираясь закричать от ужаса, и только сознание, что он находится в общественном транспорте, заставило его сдержаться.

В этот самый момент парень-попутчик рывком выпрямился, сдёрнул с головы наушники – и уставился на Дэвида круглыми, очень удивлёнными глазами.

Мбасу лежал на пузе, в просвете перед ним имелась дорога, по которой очень скоро должен был пройти караван из трёх или даже четырёх джипов, пройти и остановиться перед упавшим деревом, и тогда Мбасу и его брат, сидящий в засаде на другой стороне дороги, смогут перестрелять сперва вооружённых, потом безоружных, а потом набрать золотого песка, который добывают на озере и который бесполезен сам по себе, но на него можно выменять еды и патронов, и командир будет доволен, и похвалит Мбасу и его брата.

А ещё можно было бы захватить женщину. Несколько месяцев назад Мбасу повезло, и он захватил женщину. Командир был очень доволен и присвоил Мбасу звание лейтенанта.

Мбасу было четырнадцать лет, а его брату было двенадцать. А командиру было двадцать два; он был великий командир, уже генерал. Его отряд держал в страхе полмира. А вторую половину мира держал в страхе ублюдок Гиена со своей ублюдочной шайкой.

У Мбасу был хороший автомат. Это был уже четвёртый. Первый он добыл, когда ему было лет восемь, но то был плохой автомат. Если честно, то Мбасу просто снял его с трупа. А этот был хороший, почти новый, Мбасу нравилось его разбирать и собирать. А особенно нравилось стрелять, а для этого нужно было много патронов, а для этого нужно было выследить развозчиков золотого песка…

– Эй, – услышал Мбасу за спиной, и тут же перевернулся и дал очередь в лес, хотя никого не увидел. Лучше сперва стрельнуть.

Напротив, за дорогой, колыхнулись ветки. Его брат беспокоился, почему Мбасу стреляет.

– Дурак, они услышали, – сказал голос. – Они теперь не поедут, дурак.

Мбасу долго оглядывался, но всё равно никого не видел. Возможно, с ним разговаривал дух. Очень неправильно было со стороны духа явиться к Мбасу именно тогда, когда он лежал в засаде.

– Мбасу, – сказал дух. Мбасу понял, что голос идёт не снаружи, а из головы. И что, наверное, каравана сегодня не будет, не будет золотого песка, не будет еды и патронов, а значит, командир будет очень недоволен Мбасу и его братом.

Слепота — не приговор

Евгений Некрасов — выпускник Дальневосточного федерального университета (направление — «программная инженерия»), магистрант Университета информационных технологий, механики и оптики (СПбГУ). В детстве возле школы он из любопытства подобрал неразорвавшийся снаряд (во Владивостоке в 1992 году взрывался главный арсенал края, около 100 тысяч горожан тогда эвакуировали, боеприпасы в черте города — до сих пор не редкость). Сейчас у парня почти нет зрения (только светоощущение), отсутствует обоняние, частично снижен слух из-за отсутствия барабанных перепонок, потеряна правая кисть по лучезапястный сустав включительно, сильно повреждена левая.

После травмы, в 2013 году, Евгений поступил из обычной школы в коррекционную школу-интернат для детей с инвалидностью по зрению 3–4-го вида в Артеме. В обучении таких ребят есть свои особенности, часть предметов вообще можно убрать из программы. То же программирование разрешается вырезать, оставить только «вордоведение», то есть изучение программы Word.

Читайте так же:
Можно ли справиться с шизофренией

Ребята, как правило, сдают выпускной экзамен и даже без ЕГЭ поступают в Курский музыкальный колледж-интернат или на массажистов в Красноярск. Но Некрасов пошел другим путем и с усердием продолжил учиться, хотя с математикой, например, были проблемы — аудиокниг-то по алгебре и геометрии не существует. «Первые шаги» в информатике делал под руководством школьного учителя, тоже незрячего. В университет поступал по квоте, но и по ЕГЭ бы прошел (был бы третьим «в общем списке») — суммарно у него 234 балла за три предмета: 91 балл по математике, 89 — по русскому языку и 54 — по информатике.

— На экзамене по информатике мне попались картинки. Было не очень классно, — смеется Женя. Компьютером он пользуется с помощью программ экранного доступа Screen Reader — «чтец экрана». Программа считывает все, что есть в текстовом формате, в ускоренном варианте. А вот картинку не увидеть никак.

Уже второй год Женя ведет сообщество Google в университете, читает для студентов лекции, знает множество языков программирования. Коммерческой разработкой занимается уже шесть лет, пять из них — DevOps-инженерией, а с августа трудится в компании Sparklingtide.

Женя Некрасов — программист из Владивостока. Фото: Валерия Федоренко / «Новая газета»

Когда устраивался на работу, многие компании, узнав, что будущий сотрудник — незрячий, просто отказывались его брать даже после отлично пройденных тестов (а то и вовсе без объяснения причин). Но в новом IT-агентстве просто посмотрели на профессиональный уровень. О том, что новый сотрудник незрячий, даже не все знают, команда живет в разных городах, а то и странах, и работает на удаленке. Кстати, Женя от разницы в часовых поясах не страдает, спит 2–4 часа в сутки — видимо, тоже последствия травмы.

— Мои исследования в университете были направлены на создание доступных интерфейсов для лиц с инвалидностью по зрению и не только. Фокусировался на них, поскольку это касается меня самого. Защитил диплом по этой тематике: «Создание прототипа программной системы по разработке доступных web-интерфейсов для лиц с инвалидностью по зрению».

Проще говоря, это программа, которая проверяет разработчика на наличие ошибок и кидается в него тапками или говорит ему, что все хорошо.

Но что делает эта программа, чего не делает любая другая существующая на рынке, — выводит визуальное представление того, как человек, используя ассистивные технологии, взаимодействует с тем, что создал разработчик. Программа показывает разработчику, как я себя веду в интернете. Ведь, допустим, я не использую мышь — только клавиатуру. Для этого надо иметь ссылки, кнопки, области навигации. Моя программа на это опирается. Но как она работает — не видно, только слышно, надо это понимать и представлять. Я как раз и сделал визуализацию того, как работает человек с нарушением зрения.

На правой руке у Жени — специальный браслет, который считывает импульсы, когда он пытается пошевелить отсутствующей кистью. С помощью специальной программы и этого девайса Женя может, например, перелистывать слайды или управлять данными на мониторе.

Чипы — простые и сложные

В 2017 году, когда Евгений поступал, у него еще не было чипов, только протез руки. В 2019 году во Владивосток приехал программист Влад Зайцев. Рассказывал молодым коллегам про импланты. В марте того же года на Хакатоне ребята обсуждали, как можно изменить законодательство, чтобы ввести, например, на острове Русский (там находится и технопарк) правовой статус, который позволил бы делать инновационные продукты путем инвазивного крепления, вживления.

— Тогда я понял, что хочу себе имплант, — рассказывает Некрасов. — Ходил дня четыре спрашивал, и Влад мне его поставил. Второй имплант я вживил себе в декабре 2019-го. У меня в руке сейчас две метки. В них есть небольшой объем памяти, которую я использую как холодное хранилище паролей. Так, чисто для проверки и интереса, потому что эту метку можно и зашифровать. Плюс она имеет свой уникальный номер, который позволяет использовать ее как электронные ключи: например, от домофона (этот вариант метки работает на частоте 125 кГц) или, например, как карточку в отеле (там есть общая система, в которую записывается номер и ему выставляется time-to-live).

Читайте так же:
Как понять что человек болен шизофренией

Кроме того, 27 декабря прошлого года я поставил себе имплант банковской карты (5 см длиной и 1 см шириной): сейчас у меня есть один шрам параллельно костяшкам для установки и второй — для извлечения. Имплант платежного типа сделан из часов, перепаян; ребята сделали его в Москве, пригнали сюда. Мне его здесь поставили, и я рассчитывался рукой в магазинах. Если бы я видел, то рассказал бы, как люди реагировали. Был момент: зашел в столовую ДВФУ, рассчитываюсь.

Кассир спрашивает, где у меня карта. Говорю, в руке «зашита». «Да, — удивляется, — действительно? Не потеряете?»

Имплант для головного мозга Elvis. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Карточку мне, правда, вырезали: видимо, лопнула оболочка импланта. Туда попала кровь, пошло окисление платы, это вызвало реактивный отек. Больно мне не было. Две метки ставили без анестезии: просто положили руку на стол, локоть прижали, вставили инжектор, ввели имплант и вывели инжектор. Вживить себе можно сколько угодно чипов, но надо смотреть на размеры. Если имплант больше пятирублевой монеты, возможны проблемы. В больших должны быть отверстия, чтобы ткани могли срастаться и обеспечивать себя кислородом, иначе велик риск некроза.

Но главное — об этом Евгений и его коллеги рассказывали и на Восточном экономическом форуме — такие технологии могут стать новым видом цифровой экономики, обеспечить инвалидам социализацию и интеграцию в общество. В том числе речь и о разработке протезов. Допустим, протез руки Жени стоит 1,5 миллиона, а функциональности у него никакой — сломался.

— Конечно, мне задают вопросы про зрение. Мы еще на первых курсах поднимали с биофизиком Богданом Щегловым тему создания автономного персонифицированного устройства сетчатки глаза. 20 миллионов рублей требовалось только на исследования, чтобы проверить, будет ли наша теоретическая модель работать. В 2018 году летали в «Сколково», презентовали там этот проект и получили комментарий Глеба Андреевича Туричина, ректора Морского технического университета, занимающегося оптическими устройствами. Он сказал, что да, это действительно возможно. Ольга Валерьевна Величко, врач, руководитель «Центра лазерных технологий» подтвердила: сейчас есть устройства, позволяющие так делать. Но стоит это колоссальных денег. И просто в условиях капитализма это может быть невыгодно.

Матрица на язык

— Раз, два, три… — считает чипы в своем теле Владислав Зайцев. Он инженер, системный архитектор.

Лет десять назад Влад наткнулся в интернете на «первопроходца» — американца Амаля Граафстра. Тот предлагал сперва вживлять людям «животные» чипы, потом разработал более подходящие. Цены на импланты тогда были высокими, и у россиянина появилась мысль сделать что-то свое. Пусть тоже не очень дешевое, но с большим набором функций.

— Переехав в Москву, я встретился с Максимом Ямпольским. Он боди-модификатор, создает украшения из силикона под кожу. Мы с ним разработали серию имплантов из банковских карт. Берешь карту, извлекаешь из нее чип, наматываешь новую антенну. Все это заливается биосовместимым силиконом и помещается под кожу. Есть также маленькие стеклянные чипы (капсулы 2х12 мм. — В. Ф.) — у меня таких два, они запаянные, внутри залитые, разбить сложно. Ставятся они большим шприцем и нужны, допустим, чтобы хранить информацию или открывать двери. Еще существует всякая экзотика типа имплантируемых термометров, криптографических штук, хранилищ.

Влад Зайцев — инженер, системный архитектор, биохакер-энтузиаст. Фото: Валерия Федоренко / «Новая газета»

Хотим поработать также над интерфейсом «человек — компьютер». Объясню. Были в Америке ученые, которые реабилитировали слепых, помещая матрицу электродов на язык. На нее подавался сигнал с кабеля, и через какое-то время они начинали не просто ощущать на языке пощипывание, а видеть. Мозгу-то без разницы, откуда брать сигнал, он может переучиться. Это будет, конечно, не полноценная замена зрению, но довольно неплохая реабилитация, ведь матрица 16х16 пикселей уже позволяет видеть темную колонну или человека перед тобой. Это серьезный шаг вперед, если человек вообще не видит.

Так мозг можно научить много чему. Мы, например, ставили опыты с магнитами. В палец мне поставили магнит. Первое время я брался за поручень в автобусе, палец магнитился — я сперва это чувствовал, потом думал: так, наверное, эта труба металлическая. Через месяц берусь за поручень, и в голове возникает мысль: «Так, а поручень не магнитный, а вчера был магнитный». И потом додумываюсь, что мозг сам стал понимать — магнитный или нет, в обход ощущению от пальца. На уровне подсознания. Появилось новое чувство магнитного поля — не через длинную цепочку. А ведь магнитные поля существуют во многих объектах. Благодаря такому эффекту нейропластичности можно на какой-нибудь участок кожи, который в реальной жизни не особо используется, вывести матрицу электродов, и на нее, допустим, отправлять текст пришедшей эсэмэски. Фактически я буду читать ее кожей, продолжая идти по улице — не надо для этого доставать телефон. И напротив: напрягая мышцы, я могу азбукой Морзе написать ответ. Сделать такое несложно, мозг научится. И это первый шаг к полноценному интерфейсу «человек — машина».

Читайте так же:
Что происходит с памятью при шизофрении

Метка, но не зверя

С помощью чипов, вшитых в его руку, Владислав мог расплачиваться в магазинах (правда, у банка отозвали лицензию, поэтому сейчас «девайс» не работает; следующий «платежный имплант» инженер хочет сделать рельефным и забить татуировкой). Старый вариант чипа пришлось бы перешивать, когда срок действия банковской карты истечет, но новые практически вечны — их делают на основе Swatch Pay, которая выпускает часы с платежным модулем. Еще он «одной левой» может открывать двери на работу. Причем «ключи» можно перепрограммировать, не вынимая. Еще, рассказывает он, в импланты можно помещать электронные документы. Паспорт, который всегда с тобой, водительские права, медкнижку…

Но внести в чип информацию — одно дело. А вот обустроить инфраструктуру, с помощью которой хотя бы экстренные службы смогут работать с этими данными, — вопрос другой. Да еще ведь и люди в России разные, у каждого свои тараканы в голове. Электронные паспорта — и то продвинуть не получается…

Отследить человека через чип можно точно так же, как и через обычную карточку. Если вы ею не пользуетесь, то этого не сделаешь никак.

Она же не передает информацию сама по себе. Но если воспользоваться банкоматом или расплатиться в магазине, то электронный след останется. Несмотря на это, слово «чипирование» у определенной категории людей вызывает едва ли не ужас. Это ж «метка зверя»!

— Есть такое мнение, — соглашается Зайцев. — Но мы с командой разработчиков подошли к делу ответственно и сходили в церковь в Новосибирске. Спросили у батюшки, объяснили ему всю суть и спросили, насколько это можно принять за «метку зверя». В Откровении Иоанна Богослова есть строки о том, что положено будет каждому начертание числа зверя и что нельзя будет без этого ни продавать, ни покупать и так далее. Он на нас посмотрел и ответил, что у этого есть абсолютно точное определение: это такая штука, которая будет имплантироваться каждому, без согласия, и без нее нормальную жизнь в обществе вести нельзя. Вот когда так будет, сказал он, тогда и приходите поговорить насчет «метки зверя». А пока идите отсюда мальчики, у нас служба. Несмотря на это, на каком-то радио меня попыталась побить православная женщина, которая на всю студию закричала, что я в сговоре с сатаной и приближаю Судный день…

Сколько это стоит

Вживляют чипы, как правило, под местной анестезией. Стоимость стеклянного — 1,5–2 тысячи рублей, «карточки» — 2–3 тысячи. И еще тысяч пять обойдется установка. Хотя прайс не такой жесткий — рынка-то нет. Но возьмется за это не каждый хирург. Дело в том, что оборудование не сертифицировано.

— Вся эта деятельность сейчас в «серой зоне», — объясняет Владислав Зайцев. — С одной стороны, запрета, как в Нидерландах, у нас нет. Если хочется — ставь. С другой стороны, это ведь вовсе не медицинские импланты и не косметические. И мы пока не поняли, как их сертифицировать.

Пропусками в здания, вшитыми в руку, интересовались и спецслужбы, и коммерческие компании. Но сертификатов нет, как и клинических исследований. Стоит это миллионов десять — откуда эти деньги взять и как окупить — неясно.

Кстати

В России есть и абсолютно легальные рынки имплантов. Косметических (операции по увеличению груди, допустим). Или медицинских (когда в мозг устанавливаются электроды, а под кожу вживляются микрокомпьютеры, с помощью которых идет управление). Есть такое направление функциональной нейрохирургии — нейромодуляция. С помощью нейростимуляторов можно лечить различные заболевания Паркинсона, эпилепсию, недержания, болевые синдромы… Такой вид вмешательства в организм улучшает качество жизни человека, а иногда и спасает его. Операции делаются по федеральным квотам.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector