Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как вытащить себя из депрессии и справиться с проблемами в одиночку? »

«Как вытащить себя из депрессии и справиться с проблемами в одиночку?»

Я всегда была очень жизнерадостной и веселой. Старалась — и могла — вытащить другого из депрессии, повлиять на его настроение. Даже когда случалось горе, могла абстрагироваться и оставаться позитивной, иногда даже излишне. Но полгода назад все резко изменилось: я стала задумываться о смерти, о суициде, о том, что у меня ничего не получается, я ничего не хочу и ничем не интересуюсь. И у меня действительно все пошло под откос. Учиться стала намного хуже, общение с друзьями и одноклассниками ухудшилось, с родными тоже. Мне стало комфортнее одной, мне никто не нужен. И, с одной стороны, я обожаю одиночество, а с другой — оно меня гложет. Раньше смотрела на пессимистов и тех, кто не хочет жить, как на не очень нормальных, думала, что никогда не стану такой, но именно это и произошло. И еще. Есть один человек, в котором я очень нуждаюсь. И сейчас, пожалуй, главная проблема в том, что я по своей же глупости теряю общение с ним. Мне очень плохо, я виновата перед ним и хочу искупить вину, но чувствую, что этот человек отдалился и, кажется, теперь специально причиняет мне вред — в мелочах, конечно, но все же. Глобально он меня простил, но его обида проявляется. И я разрываюсь: терпеть и исправлять ошибки, находясь рядом с ним и вынося все его нынешние «выходки», или просто извиниться, сделать все, что в моих силах, чтобы ему стало лучше, и уйти, ведь такого отношения я не потерплю. Не знаю, что делать.

Дарья, вы пишете, что не знаете, как справиться с депрессивными чувствами, которые начали особо остро ощущаться на протяжении последнего полугода. До этого вы могли абстрагироваться от глубоких чувств и переживаний. По вашим словам, вы делали это даже слишком умело.

Вероятно, с помощью своеобразной психологической защиты вам удавалось не замечать свои чувства и свой внутренний мир, и в какой-то момент ваша психика не выдержала. Броня, которая до этого успешно защищала вас от живых и в то же время опасных чувств, исчезла. И вы начали чувствовать себя очень уязвимой.

Вы пишете о каком-то событии, после которого начали задумываться о смерти и суициде. Возможно, эта ситуация связана с человеком, о котором вы рассказываете далее и с которым сложно сохранять отношения из-за вашего чувства вины и его «выходок». Кажется, вы сильно запутались и не знаете, как себя вести.

Вы спрашиваете, как справиться с депрессией в одиночку, но при этом, думаю, это самое одиночество вас очень гложет и очень бы хотелось, чтобы кто-то вам помог.

На мой взгляд, справиться с депрессией самостоятельно практически невозможно. Может быть, у вас есть люди, которые могли бы вас поддержать, выслушать, быть доступными физически или на связи, когда вам особенно тяжело и в голову лезут суицидальные мысли. Это могут быть как родные и близкие, так и подруга или друг, которые умеют выслушать, с которыми хочется поделиться, не опасаясь, что о вас подумают. Не бойтесь обращаться к ним за помощью и поддержкой — всем нам в трудные минуты необходимо, чтобы нас приняли и выслушали.

Возможно, у вас есть увлечения или занятия, которые в прошлом помогали вам справляться со сложными ситуациями и приносили положительные эмоции. Например, занятия спортом, чтение книг или прогулки на свежем воздухе. Вы можете использовать эти способы, чтобы отвлечься и посмотреть на ситуацию с другой стороны.

При повторном возникновении суицидальных мыслей вам обязательно стоит позвонить по единому телефону доверия МЧС, +7 (495) 400-99-99, или в Московскую службу психологической помощи, +7 (499) 173 09 09.

Монолог врача о четвертой волне и чувстве безысходности: «Я смирилась с тем, что коронавирус навсегда»

Ощущение безысходности не покидает

С каким настроением российские врачи добрались до нынешней, четвертой волны эпидемии, рассказала «Фонтанке» Мария Ли, заведующая амбулаторно-поликлиническим отделением, хирург, флеболог Городской больницы Святого Георгия.

Полтора года этот многопрофильный стационар работает в ковиде, Мария Валентиновна «вошла» в него в мае 2020 года, сразу после того, как переболела сама. Казалось бы, недавно, как и все врачи, она говорила, что адаптируется к новым условиям в коронавирусе, а теперь просто в них живет и работает. И чем дольше сохраняется напряжение в работе, тем обиднее: сегодня оно уже могло бы быть меньшим.

Первая волна. Отрицание — гнев — депрессия — принятие

Когда больница перепрофилировалась из многопрофильной в ковидную, мое родное амбулаторное подразделение закрыли: на неделю, ну максимум на две, казалось тогда. Но прошел месяц, потом второй. Это был стресс со стандартной реакцией на него: отрицание — гнев — депрессия. Потом принятие. И все эти этапы мы прошли в первую волну. Хорошо, что человек умеет приспосабливаться к любым условиям, иначе сейчас нам было бы очень тяжело, может быть, тяжелее, чем в начале эпидемии.

В первую волну нас называли героями, а нашу работу — подвигом. Мне так не казалось, честно говоря. Несмотря на невероятный стресс и работу на износ, многие из нас думали: ничего, что с ног падаем, но сейчас вот навалимся, быстренько победим этот вирус и вернемся к прежней жизни. А когда стало понятно, что нам придется жить с ним долго, ощущение, которое и могло бы восприниматься как подвиг, ушло. Наступили ежедневные будни, хоть и несравнимо более сложные, чем прежде.

Стресс поджидал тогда со всех сторон: надо было быстро вытаскивать из памяти знания, которые со времени учебы в вузе не были востребованы: я хирург, а работаю с инфекцией, на тот момент совсем непонятной. Временами было не только некомфортно, но и страшно. Очень боялись как-то не так полечить, вовремя что-то не заметить. Не успеть помочь.

Страшно было за наших пациентов-долгожителей, которым за 90, а то и за 100 лет. Они прошли через войну, блокаду, послевоенный голод, а в XXI веке стали жертвами какого-то вируса.

Читайте так же:
Как себя настроить на хорошее настроение если ты в депрессии

Страшно за коллег, которые заболевали тогда один за другим — становились нашими пациентами, часто реанимационными. Боялись, что не сумеем им помочь, не сумеем спасти, особенно после того, как тяжело болел и погиб наш доктор Игорь Олегович Менакер.

По возвращении из красной зоны домой не могла ничего делать — просто сидела или лежала, не включая телевизор, не разговаривая, не занимаясь домашними делами. И сама себе не могла ответить на вопрос — это физическая усталость или моральное опустошение. Мы с мужем работаем в одной больнице, но даже с ним редко что-то обсуждали дома, разве что теоретизировали о сроках завершения эпидемии, иногда обсуждали лечение сложных пациентов.

В мужской палате — все в трусах. А кто не может быть в трусах, тот без трусов

Летом 2020 года работать было очень тяжело — защитные костюмы были очень плотные. Когда мы их снимали, были мокрыми хэбэшные костюмы и белье. Мужчины так вообще всё просто отжимали. Разницы между 25 и 30 градусами в той защите нет, так что и в лето-2020, и в лето-2021, когда появилась легкая, более комфортная защита, работалось как в сауне. Но этим летом еще и пациенты наши страдали от невыносимой жары.

Заходишь в мужскую палату, а там все в трусах. Кто не может быть в трусах, тот без трусов: с лежачих надо снимать памперсы — «проветривать», как маленьких детей, переворачивать, чтобы не появились пролежни. Помню, пациент сидит в трусах, рядом вентилятор работает (в больницу их благотворители поставляли). Он заглядывает мне в глаза через защитные очки — а по их стеклам из-под шапочки пот стекает — и говорит: «Доктор, мне очень жарко. Что делать?» Я не знаю, что ответить.

Вообще обычно пациенты нас жалеют, спрашивают: «Как вы до сих пор сохраняете разум?» Хотя разные, конечно, есть люди, но большинство сострадательные.

Вторая волна. Безысходность

К концу лета-2020 казалось, заболеваемость ковидом сходит на нет. Но надежда на то, что эпидемия «ослабеет», умерла с его окончанием: в сентябре началась вторая волна. К тому времени народ подустал уже от средств защиты, а кто-то и вовсе их не использовал. Спрашиваю: «Носите маску?», ответ отрицательный. Но почему? Одни говорят, что не верят в коронавирус, другие — в средства защиты, мол, слышали, как авторитетные люди заявляли, что маска от вируса не спасает.

Да, многим потребовалось заболеть, чтобы осознать, что вирус есть, что болезнь опасная. Обычно когда попадают в стационар антиковидники, антипрививочники, они спешат делиться своим нигилизмом, пока состояние позволяет. Но если им уже плохо, становятся зайчиками: про претензии забывают, со всем соглашаются, назначения выполняют и в коронавирус верят. Хотя бывали у нас такие упертые, кто даже после тяжелого ковида выписывались в уверенности, что и не ковидом вовсе болели: «Мазок отрицательный, значит, какая-то другая болезнь».

Это даже не злит, это создает ощущение безысходности. А ведь я не могу, не имею права показывать свое отношение к их мировоззрению. Хотя иногда не удается сдержаться: например, когда едешь в такси и водитель рассказывает, что прививка убивает людей, а врачи этому способствуют. Жалуемся с коллегами друг другу на то, что превращаемся в заложников человеческой глупости, только ничего от этого, понятно, не меняется.

В любую волну было бы совсем тяжко, если бы к нам не попадали пациенты, старающиеся нас поддержать. Представляете, человек страдает от дыхательной недостаточности, лежит на животе с трубками — на кислородотерапии, но рисует своих врачей и медсестер (после выздоровления в феврале в больнице появилась мини-выставка работ, созданных художником Георгием Смирновым. — Прим. ред.). Или мультипликатор создает свои работы, приделывая ко всем предметам глазки. У нас его арт-объектами становились кислородные банки, тумбочки — они нас веселили.

Третья волна. Обида и злость

Она однозначно началась из-за того, что люди перестали соблюдать меры безопасности и не прививались. Почему-то казалось, что она была самой сильной и самой тяжелой: очень большой поток пациентов плюс просто безумная жара. Доктора падали в обморок от обезвоживания.

Периодически накатывала злость. Особенно обидно было, когда к нам поступали дедушки и бабушки, которых заразили либо внуки, либо дети — они знали, что больны, но не изолировались и своих пожилых родственников не обезопасили от заражения. Более того, приезжали к своим бабушкам в гости. А те в силу возраста и сопутствующих заболеваний переносили болезнь тяжело, умирали. Поразительно: когда разговариваешь с родственниками умершей бабушки, выясняется, что они не считают себя виноватыми в том, что не защитили пожилого родственника. Это даже не возмущает, это убивает веру в человечество.

Умирали и молодые. Их было еще жальче — да, маску не носил и на концертах тусил. Всё равно не должен умирать человек в 30 лет.

С весны мы начали вносить в истории болезни информацию о прививках: спрашивали, привит или не привит пациент, чтобы четко понимать, кто как болеет, отслеживать статистику. С течением времени, когда пошли привитые, мы начали вздыхать с облегчением и надеждой: уже было понятно, что, как правило, даже если они попадают в стационар, у них течение болезни средней тяжести, тяжело болеют редко, а смертность в десятки раз меньше, чем среди непривитых.

Но с ними тогда тоже было трудно — поступали они в расстроенных чувствах, потому что были уверены: раз уж привились, значит, не заболеют. После прививки снимали маски, со всеми общались, уезжали в отпуск — пускались во все тяжкие, будто торопились наверстать то, что упустили с доковидного времени из-за ограничений. Только сейчас, уже к 4-й волне, пришло понимание, что прививка не защищает от заражения на 100%, но защищает от тяжелого течения болезни и от смерти.

Люди думают, если привились, можно не бояться

Фото: Роман Данилкин / 63. RU

Мне кажется, что сейчас люди стали понимать и то, что после прививки надо соблюдать меры безопасности. Они уже не задаются вопросом: «Почему я заболел, ведь привился же!» Спрашивают: «Я же привился, значит, должен полегче болеть?»

Читайте так же:
Как понять есть ли у человека депрессия

Именно в третью волну — на собственной волне нечеловеческой усталости со злостью и раздражением я спрашивала себя: ну почему не прививаются, почему им наплевать на себя, на своих близких и вообще на всех, кто их окружает, а мы падаем с ног, занимаемся не той профессией, которую для себя выбрали, и живем будто не своей жизнью?

Четвертая волна. Разочарование и смирение

В августе 2021-го казалось: переболело много народу, прививки многие делают, кажется, новой волны быть не должно. Она всё равно наступила в сентябре. А с ней — разочарование и внутренний протест: ну должно же уже всё закончиться, а оно продолжается.

К октябрю ушли и злость, и раздражение, пришло понимание, что чуда не произойдет — эпидемия не утихнет, несмотря на то, что есть вакцина и она доступна каждому. Ладно, будем считать, что делать или не делать прививку — выбор и гражданская ответственность каждого, и этот каждый понимает ее по-своему. Моя задача — убедить близких, родственников, друзей, чтобы они ее сделали и были защищены, остальные пусть позаботятся о себе сами.

Четвертая волна пока похожа на вторую — по тому, как поступают пациенты, как болеют. Мы по-прежнему спрашиваем у своих пациентов, почему они не привились. Отвечают чаще всего: «Не успел», «Собирался, должен был завтра пойти». Понятно, что это оправдательный обман. Как можно почти за год не успеть сделать прививку? И знаете, на мой взгляд, люди не прививаются вовсе не потому, что они идеологические противники вакцинации или верят в то, что после прививки у них вырастут рога и копыта. В большой степени это наше национальное раздолбайство: проще ведь ничего не делать, чем оторваться от дивана и добраться, причем дважды, до поликлиники. А если еще и услышал где-то, что прививка — это плохо, тут и оправдание раздолбайству появляется. Думаю, было бы лучше, если бы вакцинацию сделали обязательной.

Сегодня в больнице освобождающиеся после выписки свободные места заполняются сразу же — в сутки к нам привозят по 60–70 человек. Это значит, столько же надо выписать. А между процессом выписки и приема пациентов мы их еще и лечим. Всю рабочую смену — семь с небольшим часов мы работаем в красной зоне.

Конечно, хочется снять наконец защитный костюм и надеть обычный белый халат. Но я смирилась с тем, что эпидемия — навсегда. Или не смирилась, а убедила себя, потому что проще работать, не думая о том, что всё закончится и я вернусь в свое амбулаторно-поликлиническое отделение к своей хирургии. Хотя когда это на самом деле произойдет, наверное, мы уже не вернемся к себе прежним.

Любовь и Сексте

За неделю до премьеры на Первом канале сериала Валерия Тодоровского «Оттепель» Яна Сексте вышла замуж. За молодого и талантливого композитора из Канады по имени Митя. Жить молодые остались в России.

Работы в кино и театре у Яны невпроворот. Она играет в «Табакерке» и по совместительству в МХТ, при котором училась в Школе-студии. Московская театральная публика ещё до «Оттепели» почитала Яну как настоящую звезду. А после выхода сериала её имя стало известно и далеко за пределами Москвы и Риги.

Сказать, что она умница и талантище, — это ничего не сказать. Потому что помимо пронзительных образов, которые Яна создаёт на сцене и экране, она уже несколько лет подряд еженедельно (а то и ежедневно!) совершает человеческий подвиг: надевает клоунский колпак и отправляется в онкологические отделения детских больниц в образе Доктора Янки. Называется это подвижничество больничной клоунадой.

А самое удивительное то, что при всей своей сумасшедшей загруженности Яны всегда полна энергии, глаза у неё горят и всем своим существом она излучает любовь и радость.

Даже со своим первым мужем Максимом Матвеевым (ныне супруг Елизаветы Боярской), невзирая на все передряги и сплетни в прессе, Яна продолжает дружить и даже играть любовь в знаменитом спектакле «Сорок первый»…

Мы встретились в Москве, в уютном кафе неподалёку от посольства Латвии и её родной «Табакерки». На встречу Яна пришла вместе с мужем Митей. А как могло быть иначе — молодожёны!

«Оттепель» в её судьбе

— Яна, когда-то ты говорила, что никогда не смотришь фильмы, в которых снимаешься. Осталась ли верна своим принципам, когда показывали «Оттепель»?

— «Оттепель» я смотрела не отрываясь. Даже на кухню за чаем сбегать не могла. Мучилась жутко из-за перерывов на рекламу, поэтому сейчас очень жду, когда серии выложат на сайте Первого канала и можно будет всё пересмотреть без перерывов.

Я смотрела и не могла поверить, что я снималась в таком потрясающем фильме. Не могу понять, за что мне это Бог дал. Вспоминаю всё то счастье, которое мы все вместе пережили на съёмках, и вижу, как этими счастьем и любовью пропитаны каждая сцена, каждый кадр.

Восхищаюсь актёрскими работами! Не собой, не подумайте. Но такого фильма актёры часто ждут всю жизнь, а очень часто так и не дожидаются.

— Воспоминания о съёмках тоже, наверное, остались чудесные?

— Этот фильм как раз тот случай, когда в нём совпало всё, о чём только может мечтать артист, — и потрясающий режиссёр Валерий Петрович Тодоровский, и потрясающий сценарий, и потрясающая актёрская команда: Женя Цыганов, Миша Ефремов, Саша Яценко, Вика Исакова, Нина Дворжецкая, Паша Деревянко, Владимир Гостюхин…

Этот фильм — первый опыт Валерия Петровича как режиссёра сериала. Он шутил, что за период съёмок «Оттепели» он мог бы успеть снять шесть полнометражных фильмов (работали мы почти полгода — всё прошлое лето и осень).

Рассказывал нам, что перед съёмками разговаривал с кем-то из мэтров, и тот его учил, как снимать сериалы: мол, режиссёру надо сразу для себя определить, какие сцены важные, а какие нет. В противном случае снять все сцены с отдачей, как в кино, будет невозможно, сил не хватит.

Читайте так же:
Молитва за сына который в депрессии

И вот Валерий Петрович потом нам потом на протяжении съёмок жаловался: «Вот, какая сцена неважная — эта? Или эта?» Он так и не смог найти для себя ни одной неважной сцены. Поэтому у меня было полное ощущение, что я снималась у него в полноценном художественном кино, а не в сериале.

Тодоровский фанатик кино абсолютный. И я с самого первого съёмочного дня была уверена, что у нас получится хороший фильм.

— В одной из серий «Оттепели» герой Михаила Ефремова рассказывает дебютантке, что в кино все друг друга любят только на период съёмок, а когда они заканчиваются, семья распадается и каждый начинает жить своей жизнью.

Ты как актриса согласна с этой репликой? Смогла ли «Оттепель» подарить тебе новых друзей?

— Вчера в ночи мы, актёры, все созванивались друг с другом и поняли, что именно эта реплика именно к нашей съёмочной группе не подходит. Мы все пришли к единому мнению (и даже Валерию Петровичу об этом говорили), что он потрясающе кастинг провёл, что все люди на нашей съёмочной площадке человечески друг в друга попали. А это редко случается в жизни!

Мы вместе — пионерлагерь, а Нина Дворжецкая, которая сыграла помощника режиссёра — командир нашего отряда!

— А где ты сейчас снимаешься?

— Во второй части картины «Небесный суд» у Алёны Звонцовой. Это тоже очень хорошее кино и тот редкий случай, когда я могу сказать, что мне очень нравится работать на съёмочной площадке.

Есть сейчас ещё одно кино в моей жизни, но про него я пока говорить не могу. Я суеверная!

— А Олег Павлович Табаков спокойно отпускает своих актёров сниматься?

— Нет. И это очень болезненный вопрос. Отпускает он, как и большинство режиссёров, только в том случае, когда съёмки не мешают работе в театре. А с моей занятостью в репертуаре они не могут не мешать.

Правда, после того как я всё-таки умудрилась сняться в двенадцати сериях у Тодоровского, поняла, что при желании совместить возможно всё. Это было очень тяжело: осенью у меня спектакли шли подряд, а съёмки проходили в Минске.

Всё началось с новогодней ёлки

— А где вы нашли друг друга с будущим мужем?

— В театре! Где ж ещё мы могли познакомиться? В большом репетиционном зале «Табакерки». Зимой 2012-го. Режиссёр Александр Марин выпускал у нас тогда спектакль по рассказам Чехова «Брак 2.0» и пригласил в качестве композитора в эту постановку своего сына Митю.

Митя приехал из Монреаля в Москву, потом уехал, потом ещё раз приехал. Вот и поженились.

— В связи с замужеством не перестанешь ли ты заниматься благотворительностью в детских фондах?

— Напротив! В связи с моим замужеством наши фонды обрели ещё одного волонтёра в лице Мити. В настоящий момент он пишет музыку для новогодних представлений, которые мы организуем для деток в больницах. А в прошлом году даже успел попробовать себя в роли Снеговика!

Помню, когда я в первый раз привела Митю в фонд, кто-то из коллег спросил: «А Митя понимает, что если он на тебе женится, то автоматически станет волонтёром?»

— А кто тебя привёл в фонд «Подари жизнь»? Как ты, будучи столь успешной актрисой, решилась перешагнуть порог таких страшных больниц? Ведь для этого нужно иметь особое мужество…

— Для этого ничего такого особого иметь не надо! Но я сразу немного проясню ситуацию, чтобы не запутаться. Больничной клоунадой я занимаюсь в благотворительном фонде «Доктор клоун», который мы сами и организовали с коллегами, а волонтёром я работаю в фонде Чулпан Хаматовой «Подари жизнь». Это две разные организации, но тесно сотрудничающие друг с другом.

Всё началось восемь лет назад, когда нашего прекрасного артиста и педагога Школы-студии МХТ Игоря Яковлевича Золотовицкого фонд «Подари жизнь» пригласил в одну из больниц на встречу с детьми и родителями. Это было в начале декабря, он с ними пообщался, пофотографировался, а потом за чаем пообещал, что его студенты организуют и проведут в больницах ёлочки.

А когда после этой встречи Золотовицкий вошёл в МХТ, то первым, кого он встретил, был его выпускник и мой бывший муж Максим Матвеев. Игорь Яковлевич тут же ему и сказал: «Вот ты, Макс, и займёшься организацией этой ёлки».

А Максим, в свою очередь, пришёл домой и сказал мне: «Ян, я завтра улетаю на три недели на гастроли в Японию. Ёлкой займёшься ты». И всё. С тех пор я там.

Бывают, конечно, моменты, когда просыпаешься утром и понимаешь, что устал и больше не можешь, не хочешь. Но тут же понимаешь, что всё равно не сможешь спокойно жить, зная, что есть эта больница и есть дети, которые тебя ждут. Это я говорю не к тому, какая я хорошая. Это просто данность.

Как волонтёр в «Подари жизнь» я также занимаюсь организацией походов наших деток по театрам. Обзваниваю всех друзей, договариваюсь о пригласительных. А поскольку у меня есть машина и права, ещё я очень часто работаю в фонде как простой водитель. Бывает, что надо отвозить детей в аэропорт, когда они улетают в другие страны на трансплантации, или перевозить из одного места в другое результаты анализов.

Что такое больничная клоунада

— А ты помнишь первого ребёнка, которого тебе удалось рассмешить как клоунессе?

— Да! Это была девочка Инна. С неё всё и началось.

Поздним вечером нам с бывшим мужем позвонила координатор фонда «Подари жизнь» и сказала: «Ребята, у нас есть подопечный ребёнок в клинике им. Бурденко, ей поставили в горло трахеостому, она не может говорить. Объяснить восьмилетней девочке, что когда-нибудь эту штуку из неё вытащат, нереально.

У Инночки началась чудовищная депрессия, с кровати она не встаёт, от родителей отворачивается. Вы с Максимом должны прийти к ней в костюмах клоунов. Вы же актёры!» Я возмутилась: «Мы не клоуны!» Она сказала: «Мы ждём вас через час», — и повесила трубку.

Читайте так же:
Успокоительные средства при депрессии без седативного эффекта

Мы быстро рванули в какой-то карнавальный магазин, купили там какие-то ужасные клоунские костюмы и пошли к Инне. В первые полчаса девочка на нас даже не смотрела, мы были в страшном стрессе и несли какую-то ахинею.

Но на втором часу нашего пребывания в клинике мы уже радостно шагали по коридорам нейрохирургического отделения, а за нами хвостом шли десятки детишек, во главе которых бежала Инна и беззвучно хохотала.

Каждого ребёнка мы посвящали в клоуны. Апофеозом этого визита стал момент, когда какой-то мальчик, весь перебинтованный после операции, попросил посвятить в клоуны своего чёрного игрушечного кота. И совершить этот ритуал мы доверили Инне.

Так несколько лет назад мы с Максимом и стали больничными клоунами. Потому что собственными глазами увидели, как больничная клоунада способна творить чудеса. А со временем вместе с другими коллегами открыли уже целую организацию «Доктор клоун».

— По сути, вы занимаетесь обычной клоунадой в необычных условиях, да?

— Не совсем. Больничная клоунада не просто развлекает детей — она способна их исцелять. Это движение существует в мире уже двадцать пять лет, и учёные уже провели множество уникальных подтверждающих исследований на эту тему.

Философия заключается в следующем. Вот представьте: больница. Она вся белая, стерильная. Дети попадают сюда на долгие месяцы (а чаще всего на целые годы), вырванные из нормальной для себя среды.

Самое минимально страшное, с чем они сталкиваются, — это боль. Потому что большинство медицинских манипуляций, которые с ними проводят, очень болезненные. Их жалоб и желаний никто не учитывает, потому что главная цель врачей и родителей — спасение их жизни.

А теперь представьте, что дверь в белую больничную палату открывается и входит доктор клоун. Именно доктор — представитель больницы, а не аниматор — случайный гость. Только этот доктор к тому же дебил. Он слушает вантузом и делает уколы клизмой. Вдобавок он разноцветный. Общение с таким существом мгновенно переключает внимание ребёнка, и он забывает про свою депрессию и боль.

Или, допустим, малыша ввозят в операционную. Ему страшно. И вдруг открывается дверь — и туда же на каталке въезжает клоун. Начинает во всё врезаться, всё громить (якобы, конечно). И поверьте мне: ребёнок перестаёт плакать и начинает смеяться!

— А врачи как к вам относятся?

— Ой, они на первых порах, когда нас видели, начинали орать: «Это больница, а не сумасшедший дом!» А сейчас доходит до того, что они уже сами ловят нас в коридоре: «Срочно пойдёмте с нами!» Наших клоунов пускают даже в реанимацию, куда не пускают родителей.

Но сейчас вырисовалась уже другая проблема: нас мало, на всех не хватает.

— А настоящие друзья среди детей у тебя появились?

— Конечно. С детьми, которые выздоровели, мы переписываемся. Они присылают мне свои фотографии — многие девочки такими красотками стали!

Есть, конечно, и грустный список детей ушедших. И чем дольше работаешь, тем он длиннее становится. Нас, опять же, часто спрашивают: а как удаётся продолжать этим заниматься, когда вы видите, как умирают дети?

На этот вопрос хорошо однажды ответила Чулпаша Хаматова. Она сказала, что если из-за своих переживаний мы перестанем приходить в больницы, то это будет проявлением жалости прежде всего по отношению к себе. Ведь кому будет легче, если мы из-за переживаний перестанем приходить к другим детям?

Конечно, каждый волонтёр проходит через кризис. У меня тоже он был, когда пять лет назад в возрасте двенадцати лет ушёл мальчик Дима Прокофьев, с которым я сдружилась и который стал мне практически родным человечком.

По сути, волонтёру нельзя так близко сдружаться с детьми. Но не мы их выбираем, а они нас. И когда Димы не стало, меня тут же отправили к психологу, и я на полгода взяла тайм-аут, в больнице не появлялась.

— Как у тебя всё-таки на всё хватает времени? Ведь и театр, и дети, и муж требуют полной душевной отдачи…

— А я в одном аспекте сама себя подпитываю для другого аспекта.

Я ведь ещё и танцами занимаюсь, и на матчи ЦСКА хожу, и на гастроли езжу, и к маме в Ригу летаю, и с Митей в Монреаль мотаюсь. Как однажды сказал Хабенский, для актёра самое важное — проснувшись поутру, сразу понять, в каком городе он находится. А потом можно и вставать.

Соединенные Штаты не имеют возможности увеличить свой ядерный потенциал

Соединенные Штаты не имеют возможности увеличить свой ядерный потенциал

«АН» недавно рассказывали о том, что в руководстве Сил спецопераций США (СОКОМ) крайне мрачно оценивают перспективы вероятной войны с Россией в Европе. Так же как и конфликт с КНР из-за Тайваня. Даже готовятся к неизбежному проигрышу, собирая подполье преимущественно из ультранационалистов. То есть осознание своего изменившегося положения в мире дошло не только до «толковых военных» США, но и до части высшего военно-политического руководства (ВПР), политологов и аналитиков, которые ещё недавно говорили о «глобальной гегемонии» США.

Существует теория известного психолога Э. Кюблер-Росс о пяти стадиях принятия человеческой психикой неизбежного: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Есть мнение, что ВПР США, находясь перед лицом крайне тяжёлых проблем во внешней и внутренней политике, точно так же проходит эти пять стадий.

Проблема в том, что американский потенциал снижается, тогда как российский и китайский военные потенциалы растут. США даже возможностями наращивания ядерного потенциала не обладают, если не считать запаса зарядов в арсенале, который тоже снижается. При этом своей политикой американцы активно превращали Россию из нейтрала в сильного противника, упустив наш рывок во многих направлениях. И помогали Москве и Пекину сближаться между собой. Теперь за океаном потихоньку начали понимать, что сами сотворили себе серьёзного противника.

Военные ищут варианты

Военные везде – люди дела. Они ищут решение проблемы. СТРАТКОМ (Стратегическое командование, отвечает за ядерные силы) ВС США на ближайший год наметил для себя такой круг вопросов. Как изменится теория ядерного и вообще стратегического сдерживания, какова будет стратегия противостояния с учётом того, что США противостоят не одному более-менее равному противнику, а двум? Каковы будут «красные линии» при такой стратегии сдерживания, как вести коммуникацию с противниками в новых условиях? Что делать с союзниками? Возможно ли в новых условиях добиться стратегической стабильности?

Читайте так же:
Как избавиться от депрессии кормящей маме

Вопросы интересные и важные. Правда, насчёт двух «равных» противников СТРАТКОМ сильно польстил КНР и принизил нас, но в США это сейчас модный «тренд» – изображать из КНР военную и ядерную сверхдержаву. При всём уважении Китаю пока до этого статуса далеко. Но в целом вопросы задаются правильные.

Американцам следует изучить опыт СССР, который в 50-е годы прошлого века многократно отставал от США в ядерном потенциале. При этом отставал даже в самой возможности что-то доставить в США. До появления у нас МБР шансов было немного. При этом СССР приходилось наращивать потенциал опережающими темпами. Кроме того, в список ядерных противников Советского Союза быстро добавилась Британия и Франция. Но как-то справились.

Сколачивание и переориентация альянсов

За океаном в целом понимают, что НАТО в противостоянии с РФ, и в неядерном, и ядерном варианте, больше обуза, нежели инструмент для обеспечения выживания самих США. Поэтому пытаются найти натовцам иное применение. Например, подвязать Альянс к противостоянию и с Китаем, чего в Европе не хотят совсем. Одновременно США сколачивают на скорую руку антикитайские соглашения везде, где получится.

Глобальный побег как «суперстратегия»

Но есть уже и иная точка зрения. Недавно некто Д. Пайн, замдиректора по национальным операциям в американском DHS (департамент внутренней безопасности), дал интервью изданию National Interest. Он признал, что существует альянс РФ и КНР и что велик риск военного противостояния с этими противниками, потенциал которых растёт и численно, и качественно и превосходит американский. Кроме того, США, по мнению Пайна, уязвимы и кибернетически, и в плане защищённости энергосетей страны от диверсий и применения оружия, основанного на ЭМИ – электромагнитном импульсе. И если шансов резко нарастить потенциал нет, как и выиграть, то нужна новая «опережающая суперстратегия».

Суперстратегия вышла просто на загляденье. Пайн предлагает выйти США из НАТО и возложить защиту Европы на саму Европу. Предлагается вывести из Европы все войска США и тактическое ядерное оружие. Впрочем, Пайн допускает, что войска могут остаться ограниченно, скажем, в Германии, для защиты от агрессии РФ – точнее, для того чтобы Берлин вёл себя смирно.

Также войска должны уйти из Азии, с Ближнего Востока, в общем, из любых мест, где американцы прикрывают других и где возможны соприкосновение и столкновение с интересами и вооружёнными силами РФ и КНР. Пайн называет это «сбережением ресурсов и драгоценной американской крови». То есть союзники-то останутся, а вот защищают себя пусть сами. Понятно, что обозначенная «суперстратегия» – пробный шар по проверке общественного мнения США.

«Новая Ялта» по-американски

Но самое главное, Пайн предлагает поделить мир на троих, заключив «Новую Ялту» с разделом сфер влияния. Себе США оставят обе Америки, Западную Европу, Японию, Южную Корею, Австралию, Новую Зеландию. России милостиво отдают весь бывший СССР вместе с первым в мире самопровозглашённым членом НАТО и ЕС – Украиной и «нанодержавами» Прибалтики, часть Восточной Европы, Сербию, Ливию, Сирию, Ирак, Иран, в общем, часть Ближнего Востока и Северной Африки.

Китаю достанутся Северная Корея, Тайвань, Пакистан, ещё ряд стран в Азии и половина Африки. Остальную часть, видно, оставят для прокси-разборок между новыми властелинами планеты и теми, кто остался вне пирога, типа турок. Пайн считает, что РФ и КНР при таком сценарии не будут действовать согласованно.

Ещё при президенте Трампе заокеанским «партнёрам» делали намёки на необходимость так называемой «Новой Ялты». Но американцы на это не пошли. Теперь ситуация несколько изменилась, так что границы сфер влияния и условия их делёжки вполне могут не устроить партнёров по переговорам.

Появление таких сигналов и публикаций не может не радовать. Ранее они появлялись только в крайне консервативных изданиях и не были написаны представителями правящих кругов. Однако в Вашингтоне говорить о сближении с крупными партнёрами по «ялтинской тематике» ещё далеко. Но когда там окончательно дозреют до «Новой Ялты», условия могут оказаться намного хуже.

Военный обозреватель «АН»

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события — Яндекс Новости

Daily Express спрогнозировал победу России над США в холодной войне в 2021 году

Sohu: военные США «разинули рты», когда российский МиГ-31 на сверхзвуковой скорости вошел в опознавательную зону ПВО Аляски

Главу Минобороны Германии осудили за угрозу ядерным оружием в сторону России

Байден призвал американцев не беспокоиться, что Россия превзойдет США по военной мощи

Си Цзиньпин заявил, что Китай и Тайвань должны объединиться

В ЕП заявили, что Россия и Китай «вмешиваются» в дела других стран

Публицист Газенко назвал «индустриальной смертью» для ФРГ возможный переход страны на американский СПГ

НАТО тренируется в применении тактического ядерного оружия против России

Путин и Джонсон в рамках телефонной беседы обсудили ситуацию в Афганистане и двусторонние отношения

Forbes: система ПРО США не выстоит в случае «полномасштабного ядерного обстрела» со стороны России

Боевые корабли РФ и Китая провели совместное патрулирование в западной части Тихого океана

В Таджикистане прошли учения войск стран ОДКБ, а в Италии самолёты ВВС НАТО упражнялись в нанесении ядерных ударов по России

Соединенные Штаты не имеют возможности увеличить свой ядерный потенциал

Владимир Путин присвоил российское гражданство актрисе Наталии Орейро

Станьте членом КЛАНА и каждый вторник вы будете получать свежий номер «Аргументы Недели», со скидкой более чем 70%, вместе с эксклюзивными материалами, не вошедшими в полосы газеты. Получите премиум доступ к библиотеке интереснейших и популярных книг, а также архиву более чем 700 вышедших номеров БЕСПЛАТНО. В дополнение у вас появится возможность целый год пользоваться бесплатными юридическими консультациями наших экспертов.

    Введите свой электронный адрес, после чего выберите любой удобный способ оплаты годовой подписки

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector