Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стартовал ежегодный месячник борьбы против рака молочной железы

Стартовал ежегодный месячник борьбы против рака молочной железы

Ежегодно в Казахстане этот диагноз ставят порядка 5000 женщинам. Костанайская область по данному заболеванию занимает четвертое место в республике, в пределах же нашего региона рак молочной железы по частоте уступает только онкологии шейки матки.

О самых важных вопросах, связанных с раком молочной железы, «НК» поговорил с врачом онкологом-маммологом высшей категории, за плечами которой 22 года стажа, и региональным координатором по вопросам маммологии управления здравоохранения Даной Тлеуф.

Кто под прицелом?

Наука до сих пор точно не знает причины возникновения рака, онкологи выделяют только понятие факторов риска для своих пациентов. Ранее, говорит Дана Тлеуф, их было больше 20-ти, но рост частоты рака молочной железы и исследования установили три основных: возраст, наследственность и маммографическая плотность. Раку молочной железы особенно подвержены женщины старше 40 лет, самая высокая частота заболеваемости – от 50 до 60 лет.

– Многие начинают бояться за себя, если в семье женщины болели раком молочной железы. Но на самом деле риски есть только тогда, когда диагноз был поставлен одной близкой родственнице – маме или сестре, или двум и более дальним, например, тете, двоюродной сестре, бабушке в возрасте 50 лет и моложе, – рассказывает онколог. – Если эти родственники болели в более старшем возрасте, это уже относится к спонтанным случаям рака.

Если все же наследственный фактор выявлен, то это не значит, что женщина должна удалить всю грудь, как когда-то сделала Анжелина Джоли. Ранее это действительно был один из вариантов профилактики рака молочной железы, но позже выяснилось, что этот фактор риска не всегда реализуется. Ему нужны условия. Не все, у кого есть гены, сцепленные с раком молочной железы, заболеют.

Если выявлена наследственная связь, сегодня делают анализ крови на этот ген. При его подтверждении врач меняет частоту скрининга: не один раз в два года, а назначает маммографию раз в год или с контрастированием, чтобы снизить риск пропуска опухоли.

Третий фактор риска – маммографическая плотность. Так называют недостаток самого популярного исследования молочных желез – маммографии. Иногда снимок получается «плотным», поэтому при этом исследовании необходима компрессия. Это не очень приятный момент для женщины, но без него никак, иначе снимок будет нечитаемый. Но даже в таких случаях могут возникать сомнения или вовсе пропуск опухоли. Для снижения рисков женщин направляют на допобследования: УЗИ, осмотр маммолога.

Все остальные факторы, которые ранее считались предраком, как то: мастопатия, кисты – сегодня врачи с онкологией уже не связывают.

– Мастопатия и простые кисты – это не предрак, хотя многие врачи не могут к этому привыкнуть. Их включили в протокол 20 лет назад и лечили с целью профилактики рака молочной железы, – продолжает Дана Тлеуф. – Однако сегодня стало понятно, что процент перерождения мастопатии и кист в злокачественные опухоли довольно низкий.

К сожалению, не стоит на месте не только наука, но и онкология. Раку молочной железы подвержены и совсем молодые девушки, и даже мужчины. Маммологи внимательно смотрят и рожавших, и кормящих, и беременных, хотя ранее считалось, что риски у них минимальные.

– Если женщина приходит с застоем молока, то мы сначала будем делать ей УЗИ и в первую очередь исключать опухоли, а уже потом заниматься ее лактостазом, – говорит маммолог. – Бывает и такое, что женщины старше 40 лет говорят: «У меня грудь небольшая, поэтому маммографию я делать не буду, мне сказали, что на УЗИ и так все видно». Но это большая ошибка. Так мы лишаем женщину возможности диагностики рака на ранней стадии.

Самая молодая пациентка нашего эксперта, у которой был диагностирован рак, – девушка 18 лет. Такие случаи, признается Дана Тлеуф, каждый раз шокируют. В связи с омоложением рака груди врачи никогда не должны терять бдительность.

– Иногда я сижу за аппаратом, провожу осмотр и чувствую внутри это состояние: «Да, молодая, ничего не будет». Потом ловлю себя на этой мысли и пресекаю. Даже в таких случаях нельзя расслабляться, – говорит онколог.

Порой в очереди к женскому доктору можно заметить и мужчин. Очень редко, но и у них встречается рак молочных желез. Дана Тлеуф отмечает, что и в диагностике такого вида онкологии произошла революция: ранее гинекомастия (увеличение железы у мужчин) считалась предвестником рака и обязательно подлежала удалению, теперь этот подход остался в прошлом.

Скрининг – наше все!

Как защититься от онкологии и вовремя ее выявить? Те самые скрининги, проходящие в поликлиниках, от которых многие отказываются, и есть тот самый лучик надежды вовремя выявить рак груди.

В Казахстане скрининги назначают женщинам старше 40 лет. Маммографию – самый эффективный способ выявления рака в этом возрасте – назначают проходить один раз в два года. Это безопасно по облучению и достаточно для того, чтобы поймать рак на ранней стадии. Кстати, импланты молочных желез не являются противопоказанием для скрининга.

– У каждого маммолога есть случай в практике, когда женщина регулярно проходила скрининги, а потом в один год взяла и не пришла, – говорит маммолог. – Через два года она приходит ко мне, и мы диагностируем образование. По размерам понятно, что опухоль должно было быть видно еще на прошлом скрининге. Когда задаешь этот вопрос, пациентка отвечает, что всегда вовремя проходила маммографию, а вот именно два года назад не прошла. И вот тут действительно обидно. Сейчас у нее 2 см опухоли, а два года назад, возможно, были только микрокальцинаты. Теперь пациентке предстоит совершенно другое лечение, его длительность, прогнозы. Поэтому скрининг должен быть регулярным.

Несмотря на то, что рак считают молниеносной болезнью, путь одной раковой клетки, которую можно убить на корню, до опухоли составляет в среднем шесть-семь лет (!). У каждой женщины есть время в запасе, чтобы поймать рак в самом начале. Этой возможностью просто нужно воспользоваться.

Читайте так же:
Невротическая форма заикания возникает волнообразно

В целом существует несколько видов исследования: УЗИ, маммография, осмотр руками. УЗИ рекомендуют делать только женщинам до 40 лет, маммография – всем, кто старше. Проводить осмотр можно в любом возрасте, но им не заменишь аппаратное обследование.

– За последний месяц у меня были две женщины с деформацией молочной железы. И они обе говорили, что проводят самоосмотр, – подчеркивает Дана Тлеуф. – Выходит, изменений они не заметили. На УЗИ мы можем увидеть опухоль размером от двух-трех миллиметров, но чтобы хорошо лечить рак груди, нужно начинать от одного сантиметра и менее. Еще раз повторюсь, что в любом случае наиболее эффективно делать маммографию, это мировой золотой стандарт.

Самое опасное, что рак молочной железы в основном никаких симптомов не дает, опухоль растет скрытно. Бывает и наоборот: боли, дискомфорт, выделения. Но прежде чем бояться и ставить себе диагноз, нужно подойти к врачу. Только он скажет, рак это или иное заболевание.

– Возможно, когда-нибудь изобретут вакцину от онкологии, и нам скрининги не будут нужны, но пока это наша единственная возможность спастись, – резюмирует Дана Тлеуф.

Все болезни от…

Еще один важный фактор, провоцирующий возникновение рака груди, – психосоматика. Онколог подчеркивает, что именно из-за стрессов, постоянной тревожности и страхов возникают многие болезни, особенно женской половой сферы.

– На приемах мы много времени уделяем беседам и выявлению причин заболевания. Физически-то мы излечим пациента, но надо ведь устранять корень болезни, – делится опытом онколог. – Молочная железа – орган гормональный, а гормональная система напрямую связана с иммунной и нервной. Когда спрашиваешь про провоцирующие факторы у пациентов, часто на первом месте стоит стресс.

Кроме того, у многих людей есть уверенность, что такого с ними никогда не произойдет, по этим причинам они и не обследуются. Задача онколога – рассказать о болезни напрямую, чтобы насторожить. Не напугать, подчеркивает Дана Тлеуф.

– Кстати говоря, самоосмотр женщинам не рекомендуют делать именно из-за того, что он вызывает страх. Пациентка сама начинает себя пугать, ставить предварительные диагнозы и мучается в догадках, ожидая приема врача. Это дополнительный стресс, а он является главным врагом молочной железы, – заключает эксперт.

Татьяна НАЗАРУК

Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах «Наш Костанай» ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77

Психологи рассказали, как обуздать страх смерти

Как со временем меняются страхи человечества, легко проследить по жанру фильма ужасов и народных страшилок. Если в XIX веке боялись мифологических ведьм, чудовищ, вампиров и порождения трансгуманизма — Франкенштейна, а также маньяков, то в XX веке страх сместился в сторону человеческого фактора: появились фильмы про страх соседей — «Жилец» Романа Полански, страх беременности — его же «Ребенок Розмари».

Альфред Хичкок снимал фильмы про страх высоты и птиц, а Стивен Кинг в книге «Сияние», экранизированной Стэнли Кубриком, показывает ребенка, который в сферу потустороннего относит собственный страх перед домашним насилием со стороны пьяного отца. В XXI веке страхи переместились в интернет, откуда зачастую исходит угроза для героев современных ужастиков вроде «Убрать из друзей». Но самый популярный страх всех времен — страх смерти. Психологи объясняют почему.

«Каждый человек хотя бы раз в жизни задумывался о смерти, своей или близких, представлял себе потусторонний мир, который, возможно, ждет его после смерти, и, наверняка, потом гнал эти мысли прочь: «Не надо об этом думать, можно накликать беду».

«Это то, о чем не принято говорить с близкими, даже думать про себя, — рассуждает психолог Светлана Бокач, эксперт сервиса занятий с психологами Zigmund.Online. —

Страх смерти один из базовых страхов человека. Он связан с неизвестностью и базовой потребностью в безопасности. Неизвестность порождает неопределенность, которая сеет тревожность – крайне некомфортное состояние».

Читайте так же:
Заговор на полнолуние от заикания

По словам психолога, это стало особенно заметно в пандемию: никто не знает, что будет дальше и когда все вернется в норму. «Тревожность буквально витает в воздухе. Именно поэтому при возникновении мыслей о смерти включается механизм защиты психики – избегание», — поясняет психолог.

Страх смерти часто перекликается с еще одним базовым страхом — одиночества. «Страшно умирать одному. А если человек верующий, то страх подкрепляется еще и тем, что он может быть наказан за то, что как-то неправильно поступал, говорил, жил, — поясняет Бокач. — Страх смерти очень многогранный. У каждого свои страхи, которые объединяет страх смерти, которая находится вне нашего контроля. Поэтому, на мой взгляд, важно исследовать этот свой страх, его природу и что за ним стоит, о чем он нам говорит».

По ее словам, люди испытывают облегчение, спокойствие, когда удается проговорить про страх смерти вслух. «Это позволяет познакомиться с ним, увидеть его под другим углом, поменять к нему отношение и впоследствии избавиться от причин, которые этот страх подкрепляют», — добавляет эксперт.

Смерть объединяет

Для этой цели существует социальная франшиза Death Café, действующая в 73 странах мира: кафе, куда приходят поговорить о смерти. Его придумал британский веб-дизайнер Джон Андервуд в 2011 году, и в 2016 году такие кафе появились в России. Все участники этого проекта волонтеры.

«Чаще всего на встречи приходят для того, чтобы поговорить, высказаться, поделиться переживаниями, которые сложно, а иногда невозможно, обсудить с близкими. Кто-то приходит просто послушать, — рассказала «Газете.Ru» волонтер московского проекта Галина Сидорова. — Самые горячие благодарственные отзывы приходят от людей, которые за 2,5 часа не сказали ни слова. Человек сидел и слушал, пил чай, почти не смотрел на выступающих, а потом написал, что получил ответы на свои вопросы и благодарит за такой уникальный формат общения».

По словам Галины Сидоровой, в кафе смерти умудряются и заводить романтические знакомства. «Парень с девушкой сели рядом на одной из встреч, оба пришли со своими друзьями. Они активно участвовали в беседе, комментировали высказывания друг друга. Было заметно, как им приятно общение. Через некоторое время они пришли вдвоем, держась за руки. Так что смерть объединяет, — рассказывает волонтер. — Приятно видеть, что к нам приходят и очень молодые люди, лет 20-ти, и пожилые, кто готов делиться опытом, к нам приходит много мужчин. Кстати, именно они беспокоятся о том, как говорить с детьми о смерти. На встречи приходят люди разных религиозных конфессий и ни разу не возник конфликт на этой почве».

Тема смерти много раз обсуждалась в психоаналитической среде еще со времен Зигмунда Фрейда. И хотя открытие самого деструктивного влечения к смерти приписывают Сабине Шпильрейн, Зигмунд Фрейд смог объединить разрозненные взгляды в одну теорию, в которой противопоставлял влечение к смерти влечению к жизни, включающему сексуальные влечения и инстинкты самосохранения, рассказывает Наталья Лопатина, психолог сервиса YouTalk.

«Несмотря на то, что во многих древних культурах смерть была как награда, почетная миссия (например, Майя приносили в жертву самых лучших своих представителей), мы не можем наверняка утверждать, что жертва не испытывала страха», — добавляет эксперт.

На протяжении жизни абсолютно естественно сталкиваться с разнообразными видами страха разной интенсивности, считает психолог Анна Гаевская, эксперт сервиса занятий с психологами Zigmund.Online. «Это может быть как легкая тревожность, так и крайние проявления фобий.

Страх — эмоциональное состояние человека, которое направлено на выживание и является эволюционно оправданным. И вместе с тем, страхи бывают рациональными и иррациональными».

Рациональный страх помогает нам обезопасить себя в ситуациях, которые могут навредить. Отсутствие страха — тоже проблема, которая ведет к экстремальному, опасному поведению. Иррациональный страх же не имеет под собой реального обоснования и относится к разряду тревожных фантазий о будущем.

Смерть придает жизни смысл

«Страх смерти присущ каждому человеку, но проявляться у всех может по-разному: в том числе и в самых иррациональных формах, например, аэрофобии, клаустрофобии, акрофобии, канцерофобии, — добавляет эксперт. — Обратной стороной страха смерти является страх жизни. Это страх перед важными переменами, страх перед тем, чтобы брать ответственность за собственную жизнь, страх перед реализацией своих возможностей и уникального потенциала».

Однако осознание конечности жизни влияет и на то, как именно мы живем, на наше мышление и поведение. «В связи с этим, страх смерти очень важен, — отмечает Гаевская. — Он заставляет нас осознавать конечность нашей жизни. Понимая, что мы однажды уйдем, мы начинаем проживать жизнь так, как нам бы этого хотелось, на полную, реализуем самые смелые мечты, идеи и планы».

Согласно исследованиям, многие люди в старости чаще всего сожалеют о том, на что они так и не решились: мало времени уделяли семье и близким, или, например, работе, не развелись или не вышли во второй раз замуж, так и не родили ребенка, побоялись открыть свое дело или поменять профессию — одним словом, боялись жить.

Читайте так же:
Школьный психолог страхи и тревожность у детей

«Смерть — неотъемлемая часть жизни, и, постоянно принимая ее в расчет, мы обогащаем жизнь, а отнюдь не обкрадываем ее», — говорил американский психотерапевт Ирвин Дэвид Ялом.

В текущей ситуации в мире, связанной с коронавирусом, тревога людей по поводу заболевания, которое может привести к смерти, возрастает: появляются фантазии о заражении и о самом негативном развитии событий, особенно если это уже произошло с кем-то из близких. «Если не получается справиться с самостоятельно и поддержать себя, стоит обратиться к специалисту», — уточняет Наталья Лопатина.

При этом смерть — единственное стабильное событие в нашей жизни, отмечает Галина Сидорова. «Можно с уверенностью сказать, что оно случится. Неизвестно только когда и как оно произойдет. При этом в социуме тема смерти табуирована, говорить об этом не принято и все делают вид, что смерти нет. Многие люди боятся произносить слово «смерть», как будто это сигнал, что появится фигура в черном балахоне с косой», — добавляет волонтер Death Cafe.

«Бояться — это нормально. Психически здоровый человек боится умереть и не стремится к этому. У детей, например, до определенного возраста отсутствует инстинкт самосохранения, поэтому они иногда делают то, от чего у взрослых сердце в пятки уходит, — поясняет Анастасия Трошутина, психолог сервиса YouTalk.

По ее словам, страх смерти, вызванный пандемией, вызывает много беспокойства и тревоги, усиливая страх неопределенности, ведь вирус до конца не изучен, его сложно контролировать, а его последствия непредсказуемы. Однако этот страх в чем-то продуктивен: он должен надоумить людей

с большей ценностью относиться к своей жизни и своему здоровью, соблюдать все меры предосторожности и при небольшом подозрении обращаться за медицинской помощью.

«Для того, чтоб снизить тревогу, важно понять, что вот прямо сейчас ничего не угрожает вашей жизнедеятельности и отпустить ситуацию, переключить на что-то свое внимание, — советует психолог. — Остановитесь на 2-3 минуты, сядьте или прилягте на кровать, чтобы вас никто не дергал, побудьте в тишине. Сконцентрируйтесь на своих ощущениях. Вот стул, я на нем сижу, мир вокруг не рушится, все идет своим чередом. Также можно добавить дыхательные упражнения: на счет три вдох, на счет пять выдох, на счет два остановка. И представите, что вдыхаете вы спокойствие и выдыхаете тревогу».

Почему мы боимся умереть? Рассуждают ученые, активисты, священник и адепт Death Positivity

Страх смерти и конечность — одна из базовых основ психотерапии. Всего их четыре — несовершенство мира, одиночество, страх смерти и отсутствие глобального смысла. Сейчас это не основная тема обращений клиентов, но обычно количество панических атак и обращений, связанных со страхом смерти, увеличивается после террористических актов и громких смертей молодых знаменитостей.

В психологии страх смерти — это комплекс тревожных переживаний о собственной конечности или о конечности близких людей, направленный на сохранение. Люди боятся умереть, потому что этот страх необходим для выживания. Назвать это «просто инстинктом», наверное, невозможно, но в целом большей части живых организмов свойственно избегать неприятных и опасных воздействий. Это позволяет им дольше оставаться живыми.

Как формируется страх смерти

Сначала ребенок не знает, что умрет. Его базовый страх — это страх сепарации, потери заботливого взрослого рядом. Когда к ребенку долго никто не подходит, он пугается и кричит, потому что это сильное переживание.

Затем ребенок узнает, что его родители старше него, что однажды они умрут. Культура сообщает ребенку об этом через сказки, где есть мачехи, убитые отцы или братья. Затем он видит трупики на улицах — мертвые бабочки, убитые комары. Иногда дети встречаются со смертью домашних питомцев, голубей или дворовых котят. Так ребенок постепенно узнает, что он и сам смертен. Обычно это сильное переживание, которое происходит в возрасте 4–5 лет. Большая часть детей реагирует на это негативно: они сообщают, что не умрут никогда, запрещают своим родителям умирать. Но постепенно привыкают.

Переживание утраты

В каждой культуре есть свои способы обращения со смертью, даже в России у разных национальностей и в разных регионах отношение к ней очень разное. Если говорить о российской системе, которая охватывает большую часть людей, то похороны, а затем поминки на 9 дней, 40 дней и год соответствуют нормальным стадиям проживания горя и завершения траура. Так и должно быть.

В Чехии есть Костница — церковь, украшенная гербами и люстрами из костей людей, погибших во время чумы. Скорее всего, так люди переживали травму потери большого количества близких, родных и соседей. Разумеется, это требовало некоторого особого отношения к происходящему, но больше или меньше они боялись смерти, чем мы сейчас, — трудный вопрос. Иногда, чтобы справиться с чем-то, ты должен подойти к этому поближе. А иногда отойти подальше — это индивидуальный выбор.

Когда страх становится патологией

О патологии можно говорить, когда страх начинает мешать жить и совершать повседневные действия. Если человек ничем не болен, ему ничто не угрожает, он достаточно молод и при этом постоянно думает о смерти, скорее всего, произошла какая-то травма и он приближается к фобии.

Читайте так же:
Не могу начать говорить заикание

Фобию характеризуют навязчивые мысли или действия, которые не приносят успокоения: например, если человек прошел базовые обследования, ему все говорят, что он здоров, а он все равно боится умереть от неизвестной болезни. Или не может подходить к пешеходному переходу. Или испытывает трудности со сном. Если прямой угрозы нет, а есть сильный страх и переживания, необходимо обратиться к доктору за противотревожными препаратами и к психологу для оказания терапевтической помощи. Страху противостоит рациональное мышление — тревога гасится только работой лобных долей, поэтому разборы травм снижают уровень тревоги. Но только при условии, что нет никаких нарушений в головном мозге.

Страх смерти как эволюционный механизм

С точки зрения эволюционной биологии механизмы, которые предохраняют нас от того, чтобы наносить себе увечья, важны для выживания и передачи генов потомкам. Допустим, среди людей распространена боязнь высоты, ведь если ты видишь перед собой пропасть, тебе лучше перестать двигаться в сторону этой пропасти. Эта особенность встречается даже в детском возрасте — она помогает людям не упасть с высоты, выжить, достичь репродуктивного возраста и оставить потомство.

В разных культурах присутствует разное отношение к смерти, разные представления о том, что это такое. Есть люди, которые, прекрасно отдавая себе отчет в том, что смерть — это конец, утверждают, что их вполне устраивает уже тот факт, что они вообще пожили. Например, Ричард Докинз говорит, что невероятно счастлив, что ему вообще удосужилось родиться, ведь многим потенциальным людям даже этого не удалось сделать.

Вечный вопрос — что первично в человеке: социальное или биологическое. И одно, и другое важно. Что-то заложено природой, что-то формируется в зависимости от того, как человек развивается в обществе. Социальное накладывается на биологическое, но базовые страхи перед конкретными угрозами, которые могут привести к смерти, присутствуют в нас с самого раннего возраста. Сюда можно отнести реальные сиюминутные угрозы в виде хищников, темноты, чего-то горячего, острого, высокого.

Формирование ошибочных страхов

Страхи, которые возникают у человека не в раннем детстве, а чуть позднее, становятся следствием способности мозга формировать ассоциации, строить причинно-следственные связи. Грубо говоря, человек подвергся определенному стимулу и в результате оказался в состоянии, когда врожденные детекторы ему сигнализируют, что он поступил неправильно. Ему может быть больно или холодно, он может испытывать страх. Когда человек оказывается в состоянии стресса, его мозг автоматически пытается, проанализировав предыдущий опыт, понять, что привело к этой плачевной ситуации.

Во многих случаях это очень важный механизм, помогающий нам обучаться и выявлять реальные и потенциальные угрозы, которые сложно было заранее предвидеть тысячу лет назад, когда эволюционировали наши предки. Но с другой стороны, у этого механизма бывают сбои. Иногда люди формируют страхи перед чем-то, что на самом деле никакой угрозы не несет. Страх формируется просто потому, что так совпало: черный кот перебежал дорогу и после этого случилось какое-то несчастье — человек находит здесь взаимосвязь и начинает бояться черных котов, перебегающих дорогу.

Это пример магического мышления — неправильно построенной причинно-следственной связи. Но наш мозг эволюционно способен строить разные причинно-следственные связи — как правильные, так и в некоторых случаях неправильные. Поэтому он способен как формировать адекватные связи между реальной опасностью и возможными последствиями от этой опасности, так и вымышленные страхи — когда что-то в действительности совершенно не опасно.

Русская и американская смерть

Последние два века смерть в России да и во всем мире — вопрос не традиции и религии, а исключительно тех услуг и товаров, которые предлагают похоронные агентства. Предложения эти основываются на том, какие нормативно-правовые ограничения существуют в обществе и какая похоронная инфраструктура доступна людям. Например, в Америке имеются все возможности для создания частной инфраструктуры и поэтому появляются похоронные дома, где есть комнаты бальзамации, комнаты прощания, катафалки и даже кладбища и крематории в рамках одного похоронного кластера. Это очень быстро приводит к фетишизации мертвого тела, так как похоронные директора имеют над ним полный контроль, а с помощью разветвленной инфраструктуры могут предлагать все новые и новые услуги.

Отличительная особенность России в том, что частную инфраструктуру создавать нельзя, регулирования нет. При этом государственная похоронная инфраструктура не работает и не развивается, ровно как и другая инфраструктура: дороги, дома, ЖКХ. Именно это и определяет специфику той самой «русской смерти», которую многие улавливают как особую мрачную эстетику. Многие видят здесь некую эсхатологию, упадничество. На самом деле это обыкновенная бесхозность, которая вообще характерна для стран третьего мира, где отсутствует восприятие инфраструктуры как воплощения идеи «общего блага».

Похоронная сфера изначально убыточна, так как величина спроса постоянна, а конкуренция высокая. При этом прибыль размывается между десятками агентов, включенных в процесс организации похорон. Похоронная индустрия может функционировать, только если есть высокая маржинальность за счет продажи сопутствующих товаров и искусственного завышения цен на продукцию. Так индустрия функционирует везде — именно об этом я пишу в своей книге «Рождение и смерть похоронной индустрии: От средневековых погостов до цифрового бессмертия».

Читайте так же:
Эпилептическая деменция история болезни

Несмотря на то, как далеко шагнули наука и новые технологии, какие колоссальные возможности открылись в медицине, подавляющее число людей в мире верят в загробную жизнь, существование рая и ада. Казалось бы, мы живем в современном секуляризованном мире — но люди верят в спиритические вещи. Это и в Америке, и в России. Единственная разница в том, что там смерть — это более спецификализированный процесс. Там невозможно умирать, чтобы никто об этом не знал и государство никак не было вовлечено в этот процесс. В России же умирание и смерть — вещи, к которым государство относится очень просто: «Не нагружаете нас этой социальной проблемой — ну и хорошо, главное отметить, что пенсию больше не надо платить».

В своей книге я пишу обо всех этих вещах вроде «позитивного отношения» к смерти, которое является новым трендом в похоронной индустрии, — то есть активного вовлечения покупателей в процесс исполнения заказа. Это и экопохороны, и DIY-похороны (DIY-культура — Do It Yourself или «сделай сам». — Прим. ред.), и акцент на мемориализацию и «дизайнерские» похороны, как подобие организации свадеб. Подобные новые практики вырастают не из того, что люди неожиданно захотели каким-то уникальным образом показать свое позитивное отношение к смерти, а из переосмысления того, что вообще такое человек, что такое жизнь и что такое смерть человека — главным образом из-за изменения отношения к телу и телесности. Это видно на фоне серьезных конфликтов, с одной стороны, вокруг феминизма, сексуальности, боди-позитива, боди-шейминга и, с другой — вокруг фитнес-индустрии, спорта, пластических операций. Это ведет к тому, что привычная целостность тела и необходимость его сохранения не связывается с личностью. В результате происходит отказ от традиционного погребения и всех сопутствующих аксессуаров. Поэтому, например, кремация становится абсолютным трендом на Западе.

Избирательная табуированность

Я противник всей этой истории про «табуированность смерти». С точки зрения критического подхода к знанию, к интерпретациям, то, что тема смерти табуирована, — абсолютно пустое высказывание, которое не находит себе никакого подтверждения. Очень удобно, когда ты, например, психоаналитик, рассуждать, что все вырастает из двух вещей: или из секса, или из страха смерти. И очень легко все вокруг именно этим объяснять: «У вас проблемы на работе? Это детская травма на фоне сексуальности и смерти». Получается всеобъемлющая теория, которая на все всегда дает свой ответ. Я не спорю, что эти темы крайне широки и находят проявление практически в любых областях, но концепция страха смерти как некой врожденной константы сильно ограничивает нас в познании.

Разговоры о табуированности очень избирательные. Когда мне кто-то задает вопрос, не табуирована ли у нас тема смерти, я отвечаю: зайдите в любой православный храм — и вы увидите кучу мертвых, буквально засушенных тел (имеются в виду мощи святых. — Прим. ред.) — это табуированность смерти? Или возьмите самый крутой перформанс последних лет, когда привезли мощи Николая Чудотворца и миллионы людей стояли в километровых очередях, чтобы поцеловать сушеное мертвое тело. Или смотрим фильм и видим убийства, кровь, разорванные мертвые тела — это табуированность смерти? Только когда мы говорим о родном покойнике, у нас возникают какие-то сложности. Я думаю, это просто специфика разговора и совершенно не показатель табуированности.

Не нужно путать табуированность темы (как запрет) и отсутствие разговора (языка и умения говорить) о личном опыте. Мы здесь похожи на немого человека, который, может быть, и хочет говорить, но не может, потому что не обучен или не имеет возможности.

Сам факт, что эта тема сейчас поднимается, говорит о том, что ее готовы обсуждать. Другой вопрос, что в советской и постсоветской культуре нет языка, на котором можно поговорить о смерти и умирании. Его достаточно тяжело вырабатывать.

При этом я уверен, что большинство людей сейчас в той или иной степени готовы обсуждать смерть. Конечно, не так прямо: «Эй, чувак, ты скоро откинешь копыта, давай обсудим, как это будет». Очевидно, это немножко некорректно, ведь не всем нравится об этом говорить за чашкой кофе. Но мы знаем различные истории, когда люди обсуждают, сидя на кухне, кому достанется квартира после смерти бабушки. И такой разговор о смерти почему-то достаточно популярен, он не вызывает отторжения. А если просто поговорить о смерти бабушки, убрав из разговора квартиру, уже окажется, что об этом говорить нельзя. От смерти не убежать — нужно учиться говорить о самом важном.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector