Klondajk-med.ru

Клондайк МЕД
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

12 фильмов о душевнобольных

12 фильмов о душевнобольных

Несколько историй о людях, у которых не все в порядке с психикой. Есть страшные фильмы, есть почти смешные, есть просто грустные.

Eternal Beauty, 2019

Сумасшедшая Джейн когда-то была молода, прекрасна и даже почти адекватна. Она ехала в белом платье в церковь, когда узнала, что жених не пришел на церемонию, и не смогла этого перенести. С тех пор прошло двадцать лет. Джейн постоянно принимает таблетки, от которых чувствует себя уставшей, но без лекарств ее и без того сумбурный мир полностью погрузился бы в хаос шизофрении.

Драма о незадачливом комике Артуре Флеке и о том, как он съехал с катушек. Немолодой уже мужчина живет в неблагополучном районе Готэма в одной квартире с больной матерью, сам сидит на лекарствах и страдает от приступов болезненного неконтролируемого смеха. Жизнь его уныла, город вокруг грязен и суров и, кажется, места Артуру в этом мире нет — все шпыняют, насмехаются, унижают. А он к людям со всей душой. Тут достаточно одной капли, чтобы случился взрыв.

Der goldene Handschuh, 2019

1970-е, Гамбург. Опустившийся тип Фриц Хонка ходит в бар, чтобы накачаться алкоголем и заманить какую-нибудь немолодую и некрасивую алкоголичку к себе в квартиру, где можно в тишине и комфорте насладиться процессом убийства и расчленения трупа. Основано на реальных событиях.

1985 год. В больнице для душевнобольных пациентке Элеанор Риис против воли вкалывают лекарство, а потом закрывают в комнате, где нет элементарных удобств. Элеанор уверена, что эти препараты вредят ей — у них слишком много побочных эффектов, так что женщина вызывает адвоката и начинает долгий и мучительный судебный процесс, главная цель которого — запретить врачам лечить своих пациентов насильно.

The Voices, 2014

Очаровательный псих Джерри перестал принимать лекарства, и теперь его преследуют галлюцинации. С ним общается кот, дает советы пес, даже отрезанная голова подружки пытается помочь ему наладить жизнь.

This Beautiful Fantastic, 2016

Милая, но очень странная девушка живет одна в маленьком домике. У Беллы Браун необычная фобия — она панически боится растений, поэтому не прикасается к ним. И вот однажды домовладелец заявляет, что выставит ее из квартиры, если девушка не приведет в порядок запущенный сад возле дома.

Внутри Кевина живут 23 личности, и, кажется, это еще не предел его возможностей. Трем похищенным девушкам придется наблюдать явление миру двадцать четвертого Кевина.

Silver Linings Playbook, 2012

Психически нестабильный Питер знакомится с такой же неуравновешенной Тиффани. У обоих есть свои причины, чтобы проводить друг с другом время: Питер надеется таким оригинальным способом вернуть бывшую жену, а Тиффани использует его для подготовки к конкурсу танцев.

Shutter Island, 2009

Маршал Тэдди Дэниэлс и его напарник Чак Оул прибывают на остров Шаттер, где располагается больница для психически больных преступников. Они должны расследовать побег серийной детоубийцы Рейчел, заодно разобраться со слухами о том, что в больнице творятся безобразия.

Несколько пациентов больницы, выживших после эпидемии летаргического энцефалита, уже много лет находятся в состоянии кататонического ступора — не разговаривают, не двигаются и никак не реагируют на внешний мир. Доктору Сэйеру удается найти лекарство, и люди, которые выпали из жизни 30 лет назад, потихоньку начинают возвращаться.

Врач психиатрической клиники Андрей Ефимович, человек замкнутый и малообщительный, внезапно обнаруживает очень интересного собеседника в лице собственного пациента Громова — из палаты № 6.

A Beautiful Mind, 2001

Американский математик Джон Форбс Нэш-младший в 1994 году получил Нобелевскую премию по экономике за «Анализ равновесия в теории некооперативных игр». Его жизнь стала основой великолепного фильма, который рассказывает историю о математическом гении, о шизофрении и о том, как великие открытия идут бок о бок с безумием.

Начинающий бизнесмен Чарли Бэббит узнает, что все отцовское наследство переходит его брату-аутисту, который живет в сумасшедшем доме. Чтобы хоть как-то распоряжаться деньгами, он забирает Рэя домой под свою опеку. Правда, оказывается, что жить с таким человеком бок о бок очень тяжело.

Рецензии на книгу « Завтра я всегда бывала львом » Арнхильд Лаувенг

Книга написана интересно, оригинально, без излишней тавтологии. История мужественной, сильной и волевой женщины, сумевшей побороть свою болезнь и вылечиться от шизофрении.

Замечательная книга не только о психических расстройства. Главная идея книги как я увидел это сотрудничество между врачом и пациентом. Автор не раз повторяет, я хотела сотрудничать, я хотела, чтобы мне объясняли, со мной разговаривали, а не приказывали, угрожали или привязывали. Это очень актуально. Ведь в нашей обычной жизни тоже много угроз, директива, приказов (в школе, на работе или даже дома). А ещё книга Арнхильд Лаувенг это книга о мечте, которая помогла девушке преодолеть болезнь. Автор мечтала стать психологом. Немногие верили, что это возможно. Смотрите, она даже шарики скручивать не может. Но нашлись люди, которые поверили, помогли Арнхильд воплотить свою мечту в жизнь

Читайте так же:
Нейрокогнитивный дефицит при шизофрении это

Эту книгу мне рекомендовали сразу несколько друзей. Приобретением осталась довольна. История девушки, победившей шизофрению. Более того, Арнхильд Лаувенг может рассказать нам об этом и как пациент и как профессиональный психолог. И именно это сподвигло ее рассказать свою историю людям, которые столкнулись с этой страшной болезнью и людям,которые находятся рядом. Книга честная, откровенная и в то же время позитивная.
"Жизнь очень велика и очень сложна, для нее нельзя найти одного решения".

Книга, которую нужно прочитать каждому. родителю. Не смотря на то, что она о шизофрении, она еще и о понимании. О заботе. О гордости. О преодолении себя. И о воспитании. Могу сказать, что СТОЛЬКО закладок я еще не делала никогда. И буквально на каждой странице я думала — это важно в воспитании детей, это нужно понять родителям, надо это запомнить. Хотя Арнхильд была совсем уже не ребенком, она была больным человеком, выброшенным из общества. Ее мучили голоса, она пыталась покончить с собой, причиняла себе боль, впадала в забытье, но способы, которыми она себя вытащила из всего этого — а она вылечилась и стала помогать другим людям! — способы были такими же, которые могут помочь любому здоровому человеку выбраться из жизненных сложностей, а детям могут помочь разобраться, кто же они и зачем.

Что нужно человеку? Любовь. Уважение. Забота. Ощущение безопасности. Доверие. Арнхильд пишет, что она причиняла себе физическую боль, чтобы унять боль внутреннюю, она буянила, хоть ей и было стыдно и противно от самой себя, потому что это был ее способ выразить эмоции и привлечь внимание. Когда ей выдавали бумажную посуду — она пыталась навредить себе просто врезаясь в стену. Но когда перед ней ставили настоящий фарфор — оказывали доверие — она спокойно пила из чашки. Конечно, это было не всегда и не всех шизофреников нужно выпустить в мир и выдать им фарфоровые чашки. Я вообще не знаю, как нужно с ними, я не профессионал. Но если перенести эти методы в мир здоровых людей — разве они не будут действовать? Вы до пяти лет не даете своему сыну красивую чашку, потому что он ее разобьет, и он бьет — вазы, горшки с цветами, детей на улице. Потому что ЭТОГО от него ждут. Потому что в ЭТОМ уверена его мама. Подобная мысль не была для меня откровением, но все же я задумалась глубже и стала применять это в жизни. Для того, чтобы окружающие что-то сделали, им нужно позволить это сделать.

Арнхильд злилась, когда люди ждали от нее малого. Когда ее хвалили только за то, что она правильно надела рубашку, за то, что ничего не испортила. Когда же все воспринималось само собой разумеющимся — ей было спокойно и легко, тем самым она ощущала себя таким же членом общества. Вам не кажется, что детям этого тоже часто не хватает? Ведь к ним все время особенное отношение, часто настороженное. "Не трогай, не лезь, молодец, не испортил". Например, меня в детстве оскорбляли фразы типа "о, да ты даже читать умеешь". Будто если я ребенок, то я ничего не могу уметь.

Я поняла, что многое держится на гордости и чувстве собственного достоинства. Если человек еще не утратил этого — ему можно помочь в любой ситуации, будь то банальные подростковые сложности или тяжелая болезнь типа алкоголизма. Арнхильд часто повторяла, что ей было стыдно. Стыд — тоже движущая сила. Но нельзя давить на стыд. Это внутри. У человека должны сложиться собственные границы, которые ему стыдно преступить. И не нужно стращать человека тем, за что ему ДОЛЖНО быть стыдно по вашему мнению. Лучше прислушаться, что же для него самого недопустимо и больно. Мне кажется, если бы врачи Арнхильд уловили эту связь — они смогли бы ей помочь намного раньше.

Вообще, я могу бесконечно писать о своих мыслях, об аналогиях, о том, что порой мне думается, что все мы шизофреники, о том, что мне кажется эта книга близкой к теме воспитания детей еще и потому, что я верю, что каждый из нас — большой ребенок. И взрослые наши трудности все от того, что внутренний ребенок страдает.

Но я хочу сказать главное — я так горжусь Арнхильд! Ее история поразила меня и затянула! Можно сказать, что я прочитала эту книгу несколько раз, потому как я постоянно возвращалась к своим закладкам, перечитывала, переосмысливала. Больше месяца я следила за преображением Арнхильд и за ее мыслями. Мимо неслись другие книги и другие истории, а эта не выходила из головы и занимала те тихие минуты, когда я могу не просто читать, листая страницу за страницей, а прежде всего много думать. Здесь не было особой интриги — мы сразу знали, что автор вылечится. Но то как и почему ей это удалось — это поразительно! Потому как, на мой взгляд, вылечилась она САМА. И вот такое самоосознание и внутренняя сила вызывает у меня огромное уважение, вдохновляет меня. Ведь если она смогла, то могу и я! Что угодно могу! Стоит только сказать себе — я этого достойна.

Читайте так же:
Манифест что такое при шизофрении

Почитайте эту книгу.

пысы. отдельный плюс лично для меня — я люблю издания нестандартного формата.

Как страдают дети-бабочки

Таких детей называют детьми-бабочками, и если это рождает какие-то красивые ассоциации, то это иллюзия. На самом деле в буллезном эпидермолизе вряд ли найдется что-то красивое — его жертвы обычно всю жизнь проводят в физических страданиях, потому что их кожа не прочнее крыльев бабочки.

В России врачи не знают, как помогать таким больным, и своим лечением делают только хуже. Эта неизлечимая болезнь у нас даже не занесена в список редких заболеваний. Председатель правления фонда помощи детям-бабочкам «БЭЛА» Алена Куратова рассказала корреспонденту «Филантропа» о своей работе.

— Эта болезнь неизвестна широкой публике…

— Действительно, сейчас очень мало кто знает, что такое буллезный эпидермолиз (БЭ), мало кто даже выговаривает это название. Сами мы узнали про это заболевание примерно в ноябре прошлого года, когда в Сети раздался клич о помощи ребенку с БЭ. Я тогда была волонтером, и мы начали заниматься этим ребенком. Врачи открещивались от него как могли, потому что не знали не то что как лечить, а как к нему вообще подступиться. Мы искали немецких врачей, клиники, специалистов, которые могли бы проконсультировать нас. Через какое-то время, в декабре, мне кинули ссылку на просьбу о помощи девочке с таким же заболеванием. Я к тому времени уже знала, что есть определенные препараты и как вообще с этим обращаться. Тогда начали появляться еще такие дети, и нам стало понятно, что надо создавать фонд, организацию, которая оказывала бы помощь централизованно.

По всей России, от Москвы до Владивостока, и в странах СНГ есть такие дети. У всех одна и та же проблема: врачи не знают, что с ними делать, могут поставить диагноз только на глазок, не всегда верный в плане определения подтипа этого заболевания. На каждый регион сейчас приходится 2-3 таких ребенка, в каком-то может быть только один. В остальных либо вообще не знают, что есть такие дети, либо их мамы прячутся. А некоторые дети просто не выживают из-за неправильного ухода.

— Из-за неизвестности этой болезни у вас возникают какие-то проблемы со сбором средств?

— Да, на самом деле есть определенная проблема со сбором средств, потому что специфика очень тяжелая у заболевания. Есть большая проблема с информированием, так как представить, что это такое, можно только визуально. Но такие картинки очень сложно размещать и показывать людям, потому что они вызывают реакцию отторжения. Очень сильную. Из-за этого появляются иносказания типа «дети-бабочки», которые, может быть, выражают суть — кожа как у бабочки, — но не дают полного представления о болезни. Повторю: чтобы понять, нужно увидеть. А люди, которые дают большие деньги, не любят таких ужасов. Например, я им показываю ребенка, у которого кожа только на лице и на руках, а все остальное — просто сплошные язвы. Понятно, да?

— То есть вы в принципе не можете рекламироваться, как, скажем, фонд «Подари жизнь»?

— Во-первых, он существует давно, во-вторых, у него есть попечительский совет в лице Чулпан Хаматовой и ее имени и, в-третьих, он уже хорошо раскрутил эту тему (помощь детям с онкологическими заболеваниями. — Ред.). Я не допускаю мысли, что у нас может быть как-то иначе. Я тоже стремлюсь, чтобы наш фонд был довольно большим, потому что у нас траты на каждого ребенка пожизненные, то есть помощь этому ребенку нужна постоянно.

Суммы варьируются, потому что запущенный ребенок, которого мажут с рождения синькой и купают в коре дуба, к 3-4 годам превращается в одну сплошную рану, и приводить его в нормальное состояние стоит огромных денег. Но это действительно возможно, и если мы будем распространять информацию о болезни, если врачи и мамы будут знать, что с такими детьми делать, то сумма на уход снижается до минимума. С рождения им нужен правильный уход, и последствий, как сейчас, не будет. У нас на сайте есть много историй мам, и почти все пишут, что врачи не знают, что делать, и потому причиняют много вреда.

Читайте так же:
После развода у него шизофрения

— Что вы делаете для таких детей?

— У нас сейчас на постоянной основе проходит акция «Подарочная корзина»: мы всем мамам детей-бабочек высылаем огромные коробки с медикаментами. В первой акции участвовали 25 детей, сейчас их уже 50.

Новые подопечные появляются еженедельно. Мы собираем на них документы, после чего им тоже посылаются медикаменты. Акция у нас проходит раз в три месяца. Мы не покрываем все нужды — это невозможно, но предоставляем некий базовый пакет медикаментов, которые многие мамы видят в первый раз. То есть их детям по 12 лет, а они впервые в жизни узнали, что можно это лекарство использовать — и ничего не болит. Потом мамы сами начинают покупать нужные медикаменты и приводить ребенка в порядок.

Еще мы оказываем большую информационную поддержку, мы очень много материалов переводим с иностранных языков, сейчас мы подали заявление на вступление в международную организацию «ДЕБРА», и мы будем ее представителями в России. Еще мы работаем с врачами. Мы близки к договоренности с одной клиникой, где планируем открыть небольшое отделение для наших детей, чтобы не возить их за границу. Сейчас мы также ищем деньги на покупку оборудования для этой клиники, так как биопсию или генетическое обследование можно делать только на специальном оборудовании, в России этого не делают нигде. Еще в планах у нас стажировка врачей, включая педиатра, дерматолога, хирурга, ортопеда, гастроэнтеролога, которых мы готовы отправить либо в Австрию, либо в Германию, чтобы потом эти врачи могли помогать детям здесь. В планах еще телеконференция с профессором из Германии из Центра эпидермолиза во Фрайбурге.

— А многих из этих детей родители сдают в детские дома?

— С детскими домами очень сложно, так как информация об отказниках закрыта. Сейчас у нас четыре отказника, двоих из них мы ведем, а двоих не можем никак выцепить. Для этого нужно писать кучу запросов, поднимать волонтерские организации в округах, чтобы те могли наладить общение с директором детского дома. Но даже если мы видим в федеральной базе данных отказников с диагнозом «буллезный эпидермолиз», вытащить их оттуда для помощи очень сложно.

— Если просто дотронуться до этих детей, у них начинается реакция. Как они в принципе могут выжить в детском доме?

— Никак. Большинство из них умирают, но, слава Богу, почти все дети у нас сейчас с мамами. Задача состоит в информировании общества и врачей в регионах о том, что если появляется такой ребенок, не нужно от него отказываться. Это совершенно нормальный ребенок. С ним нужно просто аккуратно обращаться.

Нужно сделать так, чтобы мама в шоковом состоянии не отказывалась от ребенка. А шок вполне может случиться: через 3-4 дня после рождения ребенка его показывают маме, у него только на пятках кожа, все остальное просто сползло, как шкура у змеи.

— С ними можно здороваться за руку или похлопать по плечу?

— У них самый тяжелый период — до 3 лет. С возрастом кожа грубеет, если, конечно, вести правильный уход. Маленькие дети пытаются ползти, все сдирают себе на коленках, на руках, если ребенок упал на лицо, то пол-лица нет, кожа моментально покрывается пузырями и начинает слезать — это касается тяжелой формы. С ними действительно невозможно поздороваться за руку, как с обычным человеком, даже во взрослом возрасте. Но когда они взрослеют, они учатся сами себя оберегать. После 3-4 лет становится проще.

Есть такая особенность: они ежедневно испытывают огромное количество боли, начиная от зуда, от которого не помогают ни антигистамины, ни что-либо другое, заканчивая непередаваемой болью при перевязках. Перевязки нужны раз в три дня, ребенок заматывается полностью, обрабатывается антисептиками, которые тоже щиплются. Опять же это при тяжелой форме болезни — при легкой форме такого нет.

Впечатляет, да? Эти дети, наверное, как и любой другой неизлечимо больной ребенок, особенные. У них невообразимые космические глаза, может быть, от этой боли, которую нам не суждено понять.

— Они даже заводят семьи?

— Да, у нас есть такие мамы, которые сами больны БЭ, родили детей, и, к сожалению, у них тоже БЭ. Есть папа с БЭ, а у него двое здоровых сыновей. Эта непередаваемая генетика, какая-то очень странная и очень сложная, выдает такие казусы.

Если имеется легкая форма заболевания, можно спокойно жить, работать, рожать детей. Если тяжелая, дети часто могут кататься на горных лыжах, играть в баскетбол. Дети с БЭ за рубежом живут полноценной жизнью, ходят в школу, занимаются спортом.

— А почему вы занимаетесь именно этим?

— Ну, как-то так получилось, что сначала был наш отказник (я до сих пор его куратор), потом появилась девочка Лиза, мы максимум сделали вместе с Русфондом, чтобы отправить ее в Германию. Именно от нас дошла информация до Лизиной мамы, что есть определенные медикаменты XXI века, а не XIX-го, которым они до сих пор жили. Наверное, я прониклась этими детьми и поняла, что в определенных вещах я разбираюсь лучше, чем врачи. Бывает так, что мне приходится звонить в регион, и когда врач мне начинает говорить про синьку, приходится чуть ли не орать в трубку, что этого нельзя, и я могу рассказать, как нужно, как можно, как необходимо. Стало понятно, что у нас есть команда единомышленников, готовых это дело тянуть, и сейчас мы прикладываем максимум усилий, чтобы больные дети могли жить на качественно другом уровне. Ну и, потом, мне действительно интересно.

Читайте так же:
Новые препараты при лечении шизофрении

— Эта болезнь не внесена в списки…

— Да, эта болезнь не внесена в список редких заболеваний — это одно из направлений нашей работы. Но мы можем продвинуть эту тему, когда будет хотя бы примерно понятно число подобных детей. У нас в фонде их около сотни сейчас, но нам нужно знать статистику по регионам, в каком состоянии ребенок в каждом округе. Есть еще такая проблема, что ни один медикамент, который им помогает, врачи не могут выписывать бесплатно. Мамы приходят и говорят, например, участковому дерматологу, что есть вот такие медикаменты, которые помогают и не причиняют боли при снятии. Те разводят руками и говорят, что у них есть определенный список, где этих лекарств нет — до свидания! Изменить эту ситуацию — для нас большая работа на долгосрочную перспективу.

— Если государство внесет болезнь в список редких заболеваний, что это даст?

— Можно будет проводить клинические исследования и на их основе составить список препаратов, которые помогают. И тогда уже подавать заявку, чтобы медикаменты были внесены в этот волшебный список. Дети смогут их получать бесплатно. Ежемесячные траты, если ребенок в пограничном, то есть более или менее плохом состоянии, — 50 тысяч рублей. Их можно сократить до минимума, если ребенка с рождения лечат правильными медикаментами. Если мама знает, что нельзя прикасаться к нему пальцами, а можно только ладонью, и еще кучу нюансов, то она минимизирует эти раны, и не нужно будет их лечить.

— Сколько в России таких детей?

— Есть статистика, что на 50 тысяч детей рождается один ребенок с таким заболеванием — независимо от географии. Если таким образом посчитать, то в России их получается очень много. Однако с тяжелой формой, я думаю, полторы-две тысячи детей. Но официальной статистики нет ни в одной стране мира, потому что анализ очень дорогостоящий. Даже в Германии статистика очень приблизительна.

Оказание психологической помощи при шизофрении

Оказание психологической помощи при шизофрении

Здравствуйте, Уважаемые Читатели, меня зовут Юрий Лемехов, по образованию я – клинический психолог, и в сегодняшней статье я отвечу на ряд наиболее часто задаваемых вопросов касательно оказания психологической помощи при шизофрении.

C моими онлайн-услугами психолога-психотерапевта Вы можете ознакомиться в статье « Онлайн психолог ».

Рекомендую Вам подписаться на мои Ютуб-каналы « Юрий Лемехов» и « Мир Психологии».

1) Можно ли помочь больному шизофренией ТОЛЬКО при помощи слова, не прибегая к медикаментозному лечению?

Можно ли путем общения с больным снять у симптомы острого психоза, негативную симптоматику, а также полностью вылечить данное заболевание? К сожалению, в подавляющем большинстве случаев – добиться подобных результатов НЕ представляется возможным. И тот горе-специалист, который Вам это пообещает, является либо Шарлатаном и Мошенником, который желает получить с Вас деньги и ради этого готов пообещать Вам все, что угодно, либо является дилетантом и профаном, который попросту НЕ понимает того, ЧЕМ он занимается и того, ЧТО на самом деле представляет такое психическое заболевание, как Шизофрения. – Уважаемые Читатели, в подавляющем большинстве случаев Только Словом шизофрения НЕ лечится. – В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ЗДЕСЬ НЕОБХОДИМА ИМЕННО МЕДИКАМЕНТОЗНАЯ ТЕРАПИЯ (как для купирования острых психотических состояний, так и для поддержания психики пациента в состоянии относительной нормы и ремиссии). Но даже современной психофармакотерапии оказывается не под силу полностью излечить данное заболевание. – ЭТО ПОД СИЛУ ТОЛЬКО ГЕНЕТИКЕ, поскольку для этого необходимо Редактировать и Удалять больные гены (или же их цепочки) и заменять их на здоровые. И хотя на момент написания данной статьи (октябрь 2021 года) наука пока еще не в состоянии проделывать подобные «генетические операции», однако, на мой взгляд, в самом ближайшем будущем это станет возможным и тогда шизофрения (равно как и ряд целый других генетических заболеваний), будет полностью излечима. И, судя по тому, какими темпами наука сейчас движется вперед – ждать этого нам осталось совсем недолго.

Читайте так же:
Шизофрения можно при ней умереть

2) Почему врачи-психиатры НЕ оказывают больным шизофренией соответствующую Психологическую Помощь и Поддержку?

    1. Уважаемые Читатели, всё дело здесь заключается в том, что:
    1. Во-первых, у психиатров, которые работают непосредственно в стационарах психиатрических клиник (пусть даже и частных), на это попросту НЕ ХВАТАЕТ ВРЕМЕНИ – они настолько сильно загружены своей основной работой, что тратить силы и время на то, чтобы в течение часа терпеливо выслушивать, успокаивать и поддерживать ОДНОГО пациента – у них попросту нет никакой возможности! – Хорошо, если у психиатра в отделении находится 50 пациентов. Но если врач работает в нескольких отделениях – таких пациентов у него может быть и 100, и даже 150 человек! Уважаемые Читатели, Вы только представьте себе, пожалуйста, СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ у врача займет даже банальный обход 50 пациентов! При этом каждого из них он должен хотя бы более-менее бегло осмотреть, спросить, как они себя чувствуют, нет ли у них побочных эффектов от лечения, при необходимости изменить им схему лечения и назначить соответствующие препараты. Даже если на каждого из них в среднем врач будет тратить по 2-3 минуты – такой ежедневный обход будет занимать у него от 2 до 3 часов времени. И это ТОЛЬКО ОБХОД! Также он должен выписывать излечившихся пациентов и принимать новых. А если в отделение поступил тяжелый больной, жизнь которого находится под угрозой и который требует постоянного наблюдения – Сколько времени врач должен потратить на ТАКОГО пациента! А если это будет поступивший в отделение новый больной, то произвести качественный осмотр за 2-3 минуты будет попросту НЕВОЗМОЖНО! – Чего стоит один только сбор анамнеза (с целью постановки диагноза) и назначение пациенту соответствующего медикаментозного лечения. – Больному, которого ты видишь первый раз в своей жизни, ты за 3 минуты вот так сходу диагноз НЕ поставишь и адекватное лечение на глазок НЕ назначишь! Да, разумеется, врачи-непрофессионалы именно ТАК и делают, но, как говорится, «у каждого врача – свое кладбище». И врач-психиатр в этом плане – отнюдь не исключение. Итак, как Вы, наверное, уже поняли, в силу специфики своей работы врач-психиатр попросту НЕ может позволить себе тратить по 30-60 минут на то, чтобы оказать больному соответствующую чисто ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ помощь и поддержку.
    2. Во-вторых, оказание психологической помощи кому бы то ни было – это НЕ СФЕРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВРАЧА-ПСИХИАТРА. – Как говорится, сапоги должен ремонтировать сапожник, а пироги печь – кондитер. Точно также дело обстоит и здесь – ОСНОВНОЙ ЗАДАЧЕЙ ВРАЧА-ПСИХИАТРА ЯВЛЯЕТСЯ ПОСТАНОВКА ПРАВИЛЬНОГО ДИАГНОЗА И НАЗНАЧЕНИЕ ПАЦИЕНТУ СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ МЕДИКАМЕНТОЗНОЙ ТЕРАПИИ. Т.е. ни о каком оказании Психологической Помощи пациентам речи здесь даже близко идти НЕ может. И НЕ стоит упрекать врачей-психиатров в том, что они черствые и бездушные эгоисты, зацикленные исключительно на собственном обогащении и наплевательски относящиеся к больным людям (хотя периодически бывает и такое – когда к больному относятся НЕ как к живому человеку, который страдает и нуждается в помощи, а исключительно как к Диагнозу), – ПРОСТО ЭТО НЕ ИХ СФЕРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ!
    3. В-третьих, врач-психиатр попросту НЕ обладает необходимой квалификацией для оказания больному шизофренией психологической помощи и поддержки – его, как говорится, этому НЕ учили. Точнее, учили, но НЕ этому. Вот ЧЕМУ его учили – ТЕМ он и занимается.

    Исходя из всего вышесказанного, становится очевидным тот факт, что в плане оказания психологической помощи и поддержки больному шизофренией заменить клинического психолога врач-психиатр попросту НЕ может.

      • Пациенту остро необходим человек
      • с которым он мог бы хотя бы иногда просто поговорить по душам;
      • рассказать о своих бедах, проблемах и душевных переживаниях;
      • который внимательно бы его выслушал, и не говорил ему о том, что он болен, что он несет бред и что его надо срочно лечить;
      • который сумел бы поддержать его в трудную минуту и хотя бы частично вернуть ему утраченную веру в себя;
      • который дал бы ему надежду на то, что, несмотря на его заболевание, для него еще не всё потеряно в этой жизни;

      3) «Почему психиатры НЕ разъясняют родственникам больных шизофренией, ЧТО происходит с их близкими, а только деньги берут?»

      Знаете, есть такой хороший афоризм: «Врачу на Одну ставку кушать Нечего, а на Две – Некогда». Собственно, ответ на этот вопрос я дал выше – дефицит времени НЕ позволяет психиатрам тратить его на разъяснение родственникам симптоматики данного заболевания.
      Поэтому в такой ситуации родственникам больного шизофренией также может помочь квалифицированный клинический психолог.

      4) «Оказываю ли я психологическую помощь больным шизофренией и, если да, то какова стоимость услуг?»

      Да, оказываю. Со стоимостью моих онлайн-услуг Вы можете ознакомиться в статье « Онлайн психолог ».

      голоса
      Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector